Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Стихи - Галина Булатова - БИБЛИОЛИТ. Вып. 21
Галина Булатова

БИБЛИОЛИТ. Вып. 21

Моя поэтическая антология

    У него необычное отчество: Фелицианович. Потомок польского дворянина и наследник символистов, впрочем, не совсем воспользовавшийся наследством, предпочтя остаться в «диком» одиночестве… Солнечный луч мучительного Ходасевича: «Я звук, я вздох, я зайчик на паркете, / Я легче зайчика: он – вот, он есть, я был».





Алфавитный указатель авторов 1 – 10 выпусков:
http://www.clubochek.ru/vers.php?id=57520


Алфавитный указатель авторов 11 – 30 выпусков:
http://www.clubochek.ru/vers.php?id=58638


Владислав Фелицианович Ходасевич (1886 – 1939)

* * *

На мостках полусгнившей купальни
Мы стояли. Плясал поплавок.
В предрассветной прохладе ты крепче
На груди запахнула платок.

Говорить – это значило б только
Распугать непоймавшихся рыб.
Неподвижен был удочек наших
Камышовый, японский изгиб.

Но когда на поддёрнутой леске
Серебрясь трепетала плотва, –
И тогда, и тогда не годились
Никакие былые слова.

В заозёрной берёзовой роще
Равномерно стучал дровосек...
Но ведь это же было прощанье?
Это мы расходились – навек?

16 мая 1914, Томилино

Ищи меня

Ищи меня в сквозном весеннем свете.
Я весь – как взмах неощутимых крыл,
Я звук, я вздох, я зайчик на паркете,
Я легче зайчика: он – вот, он есть, я был.

Но, вечный друг, меж нами нет разлуки!
Услышь, я здесь. Касаются меня
Твои живые, трепетные руки,
Простёртые в текучий пламень дня.

Помедли так. Закрой, как бы случайно,
Глаза. Ещё одно усилье для меня –
И на концах дрожащих пальцев, тайно,
Быть может, вспыхну кисточкой огня.

20 декабря 1917 – 3 января 1918

Встреча

В час утренний у Santa Margherita
Я повстречал её. Она стояла
На мостике, спиной к перилам. Пальцы
На сером камне, точно лепестки,
Легко лежали. Сжатые колени
Под белым платьем проступали слабо...
Она ждала. Кого? В шестнадцать лет
Кто грезится прекрасной англичанке
В Венеции? Не знаю – и не должно
Мне знать того. Не для пустых догадок
Ту девушку припомнил я сегодня.
Она стояла, залитая солнцем,
Но мягкие поля панамской шляпы
Касались плеч приподнятых – и тенью
Прохладною лицо покрыли. Синий
И чистый взор лился оттуда, словно
Те воды свежие, что пробегают
По каменному ложу горной речки,
Певучие и быстрые... Тогда-то
Увидел я тот взор невыразимый,
Который нам, поэтам, суждено
Увидеть раз и после помнить вечно.
На миг один является пред нами
Он на земле, божественно вселяясь
В случайные лазурные глаза.
Но плещут в нём те пламенные бури,
Но вьются в нём те голубые вихри,
Которые потом звучали мне
В сиянье солнца, в плеске чёрных гондол,
В летучей тени голубя и в красной
Струе вина.
И поздним вечером, когда я шёл
К себе домой, о том же мне шептали
Певучие шаги венецианок,
И собственный мой шаг казался звонче,
Стремительней и легче. Ах, куда,
Куда в тот миг моё вспорхнуло сердце,
Когда тяжёлый ключ с пружинным звоном
Я повернул в замке? И отчего,
Переступив порог сеней холодных,
Я в темноте у каменной цистерны
Стоял так долго? Ощупью взбираясь
По лестнице, влюблённостью назвал я
Своё волненье. Но теперь я знаю,
Что крепкого вина в тот день вкусил я –
И чувствовал ещё в своих устах
Его минутный вкус. А вечный хмель
Пришёл потом.

13 мая 1918

Обезьяна

Была жара. Леса горели. Нудно
Тянулось время. На соседней даче
Кричал петух. Я вышел за калитку.
Там, прислонясь к забору, на скамейке
Дремал бродячий серб, худой и чёрный.
Серебряный тяжёлый крест висел
На груди полуголой. Капли пота
По ней катились. Выше, на заборе,
Сидела обезьяна в красной юбке
И пыльные листы сирени
Жевала жадно. Кожаный ошейник,
Оттянутый назад тяжёлой цепью,
Давил ей горло. Серб, меня заслышав,
Очнулся, вытер пот и попросил, чтоб дал я
Воды ему. Но, чуть её пригубив, –
Не холодна ли, – блюдце на скамейку
Поставил он, и тотчас обезьяна,
Макая пальцы в воду, ухватила
Двумя руками блюдце.
Она пила, на четвереньках стоя,
Локтями опираясь на скамью.
Досок почти касался подбородок,
Над теменем лысеющим спина
Высоко выгибалась. Так, должно быть,
Стоял когда-то Дарий, припадая
К дорожной луже, в день, когда бежал он
Пред мощною фалангой Александра.
Всю воду выпив, обезьяна блюдце
Долой смахнула со скамьи, привстала
И – этот миг забуду ли когда? –
Мне чёрную, мозолистую руку,
Ещё прохладную от влаги, протянула...
Я руки жал красавицам, поэтам,
Вождям народа – ни одна рука
Такого благородства очертаний
Не заключала! Ни одна рука
Моей руки так братски не коснулась!
И, видит Бог, никто в мои глаза
Не заглянул так мудро и глубоко,
Воистину – до дна души моей.
Глубокой древности сладчайшие преданья
Тот нищий зверь мне в сердце оживил,
И в этот миг мне жизнь явилась полной,
И мнилось – хор светил и волн морских,
Ветров и сфер мне музыкой органной
Ворвался в уши, загремел, как прежде,
В иные, незапамятные дни.

И серб ушёл, постукивая в бубен.
Присев ему на левое плечо,
Покачивалась мерно обезьяна,
Как на слоне индийский магараджа.
Огромное малиновое солнце,
Лишённое лучей,
В опаловом дыму висело. Изливался
Безгромный зной на чахлую пшеницу.
В тот день была объявлена война.

7 июня 1918, 20 февраля 1919

Про себя

1

Нет, есть во мне прекрасное, но стыдно
Его назвать перед самим собой,
Перед людьми ж – подавно: с их обидной
Душа не примирится похвалой.

И вот – живу, чудесный образ мой
Скрыв под личиной низкой и ехидной...
Взгляни, мой друг: по травке золотой
Ползёт паук с отметкой крестовидной.

Пред ним ребенок спрячется за мать,
И ты сама спешишь его согнать
Рукой брезгливой с шейки розоватой.

И он бежит от гнева твоего,
Стыдясь себя, не ведая того,
Что значит знак его спины мохнатой.

30 ноября 1918

2

Нет, ты не прав, я не собой пленён.
Что доброго в наёмнике усталом?
Своим чудесным, божеским началом,
Смотря в себя, я сладко потрясён.

Когда в стихах, в отображенье малом,
Мне подлинный мой образ обнажён, –
Всё кажется, что я стою, склонён,
В вечерний час над водяным зерцалом,

И, чтоб мою к себе приблизить высь,
Гляжу я вглубь, где звёзды занялись.
Упав туда, спокойно угасает

Нечистый взор моих земных очей,
Но пламенно оттуда проступает
Венок из звёзд над головой моей.

17 января 1919

Гостю

Входя ко мне, неси мечту,
Иль дьявольскую красоту,
Иль Бога, если сам ты Божий.
А маленькую доброту,
Как шляпу, оставляй в прихожей.

Здесь, на горошине земли,
Будь или ангел, или демон.
А человек – иль не затем он,
Чтобы забыть его могли?

7 июля 1921

* * *

На тускнеющие шпили,
На верхи автомобилей,
На железо старых стрех
Налипает первый снег.

Много раз я это видел,
А потом возненавидел,
Но сегодня тот же вид
Новым чем-то веселит.

Это сам я в год минувший,
В Божьи бездны соскользнувший,
Пересоздал навсегда
Мир, державшийся года.

И вот в этом мире новом,
Напряжённом и суровом,
Нынче выпал первый снег...
Не такой он, как у всех.

24 октября 1921

Сумерки

Снег навалил. Всё затихает, глохнет.
Пустынный тянется вдоль переулка дом.
Вот человек идёт. Пырнуть его ножом –
К забору прислонится и не охнет.
Потом опустится и ляжет вниз лицом.
И ветерка дыханье снеговое,
И вечера чуть уловимый дым –
Предвестники прекрасного покоя –
Свободно так закружатся над ним.
А люди чёрными сбегутся муравьями
Из улиц, со дворов, и станут между нами.
И будут спрашивать, за что и как убил, –
И не поймёт никто, как я его любил.

5 ноября 1921

* * *

Не люблю стихов, которые
На мои стихи похожи.
Все молитвы, все укоры я
Сам на суд представлю Божий.

Сам и казнь приму.
Вы ельника
На пути мне не стелите,
Но присевшего бездельника
С чёрных дрог моих гоните!

13 декабря 1921

* * *

Перешагни, перескочи,
Перелети, пере- что хочешь –
Но вырвись: камнем из пращи,
Звездой, сорвавшейся в ночи...
Сам затерял – теперь ищи...

Бог знает, что себе бормочешь,
Ища пенсне или ключи.

Весна 1921, 11 января 1922

* * *

Ни жить, ни петь почти не стоит:
В непрочной грубости живём.
Портной тачает, плотник строит:
Швы расползутся, рухнет дом.

И лишь порой сквозь это тленье
Вдруг умилённо слышу я
В нём заключённое биенье
Совсем иного бытия.

Так, провождая жизни скуку,
Любовно женщина кладёт
Свою взволнованную руку
На грузно пухнущий живот.

21 – 23 июля 1922, Берлин

Берлинское

Что ж? От озноба и простуды –
Горячий грог или коньяк.
Здесь музыка, и звон посуды,
И лиловатый полумрак.

А там, за толстым и огромным
Отполированным стеклом,
Как бы в аквариуме тёмном,
В аквариуме голубом –

Многоочитые трамваи
Плывут между подводных лип,
Как электрические стаи
Светящихся ленивых рыб.

И там, скользя в ночную гнилость,
На толще чуждого стекла
В вагонных окнах отразилась
Поверхность моего стола, –

И, проникая в жизнь чужую,
Вдруг с отвращеньем узнаю
Отрубленную, неживую,
Ночную голову мою.

14 – 24 сентября 1922, Берлин

* * *

Сквозь облака фабричной гари
Грозя костлявым кулаком,
Дрожит и злится пролетарий
Пред изворотливым врагом.

Толпою стражи ненадёжной
Великолепье окружа,
Упрямый, но неосторожный,
Дрожит и злится буржуа.

Должно быть, не борьбою партий
В парламентах решится спор:
На европейской ветхой карте
Всё вновь перечертит раздор.

Но на растущую всечасно
Лавину небывалых бед
Невозмутимо и бесстрастно
Глядят: историк и поэт.

Людские войны и союзы,
Бывало, славили они;
Разочарованные музы
Припомнили им эти дни –

И ныне, гордые, составить
Два правила велели впредь:
Раз: победителей не славить.
Два: побеждённых не жалеть.

4 октября 1922, Берлин, 11 февраля 1923, Saarow

* * *

Было на улице полутемно.
Стукнуло где-то под крышей окно.

Свет промелькнул, занавеска взвилась,
Быстрая тень со стены сорвалась –

Счастлив, кто падает вниз головой:
Мир для него хоть на миг – а иной.

23 декабря 1923, Saarow

Перед зеркалом

Nel mezzo del cammin di nostra vita*

Я, я, я! Что за дикое слово!
Неужели вон тот – это я?
Разве мама любила такого,
Жёлто-серого, полуседого
И всезнающего, как змея?

Разве мальчик, в Останкине летом
Танцевавший на дачных балах, –
Это я, тот, кто каждым ответом
Желторотым внушает поэтам
Отвращение, злобу и страх?

Разве тот, кто в полночные споры
Всю мальчишечью вкладывал прыть, –
Это я, тот же самый, который
На трагические разговоры
Научился молчать и шутить?

Впрочем – так и всегда на средине
Рокового земного пути:
От ничтожной причины – к причине,
А глядишь – заплутался в пустыне,
И своих же следов не найти.

Да, меня не пантера прыжками
На парижский чердак загнала.
И Виргилия нет за плечами, –
Только есть одиночество – в раме
Говорящего правду стекла.

* На середине пути нашей жизни (итал.)

18 – 23 июля 1924, Париж

Баллада

Мне невозможно быть собой,
Мне хочется сойти с ума,
Когда с беременной женой
Идёт безрукий в синема.

Мне лиру ангел подаёт,
Мне мир прозрачен, как стекло,
А он сейчас разинет рот
Пред идиотствами Шарло.

За что свой незаметный век
Влачит в неравенстве таком
Беззлобный, смирный человек
С опустошённым рукавом?

Мне хочется сойти с ума,
Когда с беременной женой
Безрукий прочь из синема
Идёт по улице домой.

Ремянный бич я достаю
С протяжным окриком тогда
И ангелов наотмашь бью,
И ангелы сквозь провода

Взлетают в городскую высь.
Так с венетийских площадей
Пугливо голуби неслись
От ног возлюбленной моей.

Тогда, прилично шляпу сняв,
К безрукому я подхожу,
Тихонько трогаю рукав
И речь такую завожу:

«Pardon, monsieur*, когда в аду
За жизнь надменную мою
Я казнь достойную найду,
А вы с супругою в раю

Спокойно будете витать,
Юдоль земную созерцать,
Напевы дивные внимать,
Крылами белыми сиять, –

Тогда с прохладнейших высот
Мне сбросьте пёрышко одно:
Пускай снежинкой упадёт
На грудь спалённую оно».

Стоит безрукий предо мной,
И улыбается слегка,
И удаляется с женой,
Не приподнявши котелка.

* Простите, сударь (фр.)

Июнь – 17 августа 1925, Meudon


Вып. 22: http://www.clubochek.ru/vers.php?id=58044

    

Тематика: Не относится к перечисленному


© Copyright: Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение , 2015

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

29.11.2015 18:41:56    Рауза Хузахметова Отправить личное сообщение    
"...Быть может, вспыхну кисточкой огня."

"...Но пламенно оттуда проступает
Венок из звёзд над головой моей."

"...есть одиночество – в раме
Говорящего правду стекла."

Какие удивительные сравнения и образы! Да, поэзия – прекрасная бездна... Хотя... её можно сравнить и со звёздным небом. ))
     
 

29.11.2015 19:13:49    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Фелицианович прекрасен. ) Рада, что есть отзвуки в сердцах читателей. Роузи, спасибо!

Даже если выпуск посвящён одному поэту, приходится исхитряться втискивать всё понравившееся не более, чем в десять листов.
Комментарий изменён: Галина Булатова - 30 ноября 2015 г. в 12:02:34
       

29.11.2015 20:17:48    Победительница конкурса Белый танец-2015, королева сайта (2015) Ольга Галицкая Отправить личное сообщение    
Вот, никогда не любила Ходасевича, только вот эти его прекрасные стихи про обезьяну и эмигрантские - "разве мама любила такого"... А Вы представили его прекрасно, идеально; и где только нашли столько потрясающих его стихов? Галечка, жалею, что пропустила встречу с Вами в Москве - проболела...
     
 

30.11.2015 12:02:24    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Дорогая Оля, Москва, оказывается, не за горами - всего в одной ночи от Казани! Будут ещё встречи, вечера, будут новые выпуски Библиолита и, надеюсь, читательские радости открытия знакомых имён! )
       

05.12.2015 11:21:57    Рауза Хузахметова Отправить личное сообщение    
Девочки, не переживайте! Китайцы собираются строить высокоскоростную магистраль. Время в пути поезда Казань-Москва составит 3 часа 18 минут. )
       

30.11.2015 10:55:57    Дмитрий Ильин Отправить личное сообщение    
Русская поэзия неисчерпаема - просто надо навести лупу на фото библиотечных полок... Практически у каждого поэта найдутся ошеломляющие красотой или силой чувства, или глубиной мысли строчки...
А наши стереотипы нас зашоривают...

Благодарю, Гал, за новую великолепную встречу с неувядающей поэзией!
     
 

30.11.2015 12:11:32    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Дима, огромное спасибо! Родник поэзии глубок и каждый черпает оттуда своим ковшичком. ))
       

30.11.2015 11:06:14    Дмитрий Ильин Отправить личное сообщение    
И, кстати, (я мало читал Ходасевича) в этой подборке, Гал, сейчас прочёл "Сумерки" - это же предтеча мамлеевских "Шатунов"... Мир искусства тесен! - Целая книга в крошечном стихотворении... Мир душам великих художников - все они - родственники!..
     
 

30.11.2015 12:13:40    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Да, все родственники! И для всех завтра наступит зима. И кто-то из поэтов возьмёт и напишет (или уже написал):

Люби, как снег идёт,
Как город весь заносит...
Никак листву не сбросит
Усталый летоход.
(Д.И.)
))
       

01.12.2015 16:10:53    Дмитрий Ильин Отправить личное сообщение    
Зимней ночью снег скрипит
В поступи тяжёлой:
В синих тапках – снеговик!
Ну куда пошёл он?

Двор под фонарём искрит,
Шашечками окна…
Снеговик во всю шалит!
Вместо носа – свёкла.

:)))
       

02.12.2015 20:20:52    Член Совета магистров Эдуард Учаров Отправить личное сообщение    
Ходасевич отходил...
     
 

03.12.2015 10:17:35    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
..но вернулся! )
       

06.12.2015 14:46:22    Ольга Левкина Отправить личное сообщение    
Одно только это стихотворение "Обезьяна" можно было бы написать, и - навсегда остаться в русской поэзии...

...ни одна рука
Такого благородства очертаний
Не заключала! Ни одна рука
Моей руки так братски не коснулась!(с)

Вспомнилось: "дьявол - обезьяна Бога". Каким благородством, способностью терпеть, жертвовать, благодарить - отмечено животное, посаженное на цепь... человеком, чтобы выжить среди людей! И финал такой, до обмирания - о войне!
Сколько перечитываешь - до слёз! Это - действие настоящей поэзии...

Какая великолепная подборка, Галя! Спасибо!
Даже как-то стыдно стало за своё несколько отстранённое в целом отношение к этому большому поэту.
     
 

06.12.2015 15:14:58    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
И я вместе с Вами заново открываю авторов - тем более после таких богатых откликов. Сердечное спасибо за внимание, дорогая Оля! )
       

Главная - Стихи - Галина Булатова - БИБЛИОЛИТ. Вып. 21

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru