Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Стихи - Русецкая Ольга - Поэма "Кузьминки"
Русецкая Ольга

Поэма "Кузьминки"

Истории свидетельство живое,
Вы для всех нас — святая благодать.
Здесь все такое русское, родное...
Где взять слова, чтоб чувства передать?!

О край родной, веселые Кузьминки!
Ты во сто крат милее дальних стран.
Неброский силуэт застенчивой рябинки
Разоблачит любой обман.

Кузьминки, добрые Кузьминки,
Откройте тайну мне свою!
Летят хрустальные снежинки,
И я в безмолвии стою...

Все более в раздумье погружаюсь,
Хочу постичь величие твое.
И с каждым днем все больше поражаюсь,
Как изначально просто бытие...


***

Назад лет триста или чуть поболе
Шумели здесь бескрайние леса,
Березовая роща, чудо-поле
Могли смутить случайные глаза.

Все это, как и рыбные угодья,
Как и зверье, живущее в лесу,
Всецело, безраздельно и невольно
Принадлежало здешнему отцу.

В холодных монастырских стенах
Он проживал два-три десятка лет.
Кровь часто холодела в его венах —
Он был не в силах дать на все ответ.


***

По стародавнему поверью
На берегах большой реки
Вполне с определенной целью
Стал проводить свои деньки
Кузьма, один безвестный мельник,
Простой крестьянский мужичок.

Построил мельницу резную,
С монастырем договорился враз.
Затем завел семейку небольшую —
Стал поживать вдали от чуждых глаз.

И вскоре тут возникло поселенье —
Уж больно было любо место здесь.
Пришлось налаживать соотношенье
С приезжими из прочих мест.

Кузьма не ведал-не гадал,
Что его именем назвал
Народец княжеский предел
Его несметных, добрых дел.

Кузьма... Он был плечист и смел.
Нелегкий труд — его удел.
Он сеял, молотил, пахал,
Рыбалкой тоже промышлял.

Рыбалка славною была —
Лещи, таранка и плотва;
Бывало, окунь заплывал,
Кузьму собою удивлял.

Охоту не любил Кузьма.
Жаль от рождения дана
Была ему,
И потому
В его дому
Ружьишко было ни к чему.

А, впрочем, что я говорю...
Какое там ружье в дому...
Его еще не изобрел один отчаянный герой,
Увлекшись пламенной игрой...

Да бог с ним, с тем самым ружьем...
Оно здесь как бы ни при чем...
Я расскажу вам о другом...
О том, что было с ним потом.
Да нет, конечно, не с ружьем,
А с тем, кого Кузьмой зовем.

Так худо-бедно, нет, скорее сытно
Кузьма кормил-растил детей своих.
Мечтая об одном нощно и денно:
Чтоб в люди выбрались они.

Шло время как-то незаметно
В трудах, заботах, в маете...
И все казалось неизменно...
Но лишь казалось... А затем...

Сам Петр I повелел
Взять у святых отцов надел
И за великие свершенья —
Царь вынес мудрое решенье! —
А также добрые дела
Им одарить Григория,
Что с давних пор ему служил,
Почет и славу получил,
Который Строгановым был.
А там и титулом "барон"
Известный род был окрылен;
И с большим рвеньем и огнем
Служить продолжил под гербом.
"России благо принесу,
Себя на почесть вознесу!" —
Таким девиз был на латыни...
Известен род тот и поныне!

***
Испросивши позволенья
У святейшего, решенье
Вынес Строганов старший
Строить храм иконы давшей
Позже имя сим пределам...
Принялся народ за дело...

Деревянная, резная,
Ух ты, светлая какая!
Два надела, два предела:
Сергий — справа; Невский — слева.
Колокольный звон отныне
Оглашать окрестность будет;
И потомок не забудет,
Не забудет, не забудет...
Освежить молитвой душу
Всяк сюда теперь стремится,
От тоски и от печали
Удалиться, удалиться...

***

Три сына, три богатыря,
Отцу любовь свою даря,
Исполнили его наказ:
Служить Отчизне без прикрас:
Не словом, — делом доказать
России значимую стать.
Ей не нужны поводыри,
Ты ей ворота отвори,
Чтоб легче было ей дышать
И по ночам спокойней спать.
Служили верой и мечом —
Им было ясно, что почем,
А остальное ни при чем...
И между этих важных дел
Устраивали свой предел:
Запруды строили, дома,
Причалы, даже терема...
Один из теремов таких
Был много лучше остальных —
В нем пребывал великий царь —
России нашей государь.
Кузьма ж давно спал вечным сном,
Уйдя из жизни декабрем;
Оставив четверых детей:
Двух сыновей, двух дочерей,
Таких же ладных и красивых,
И удивительно сметливых.
Один стал знатным столяром,
Другой — разумным лесником,
Девицы — златошвейками,
Прозвали их "умейками"
За точный глаз, за тонкий вкус,
За непредвиденный ракурс:
Один момент, один сегмент —
И вот уже сидит квартет
В тени молоденьких дубков...
И ясно всем без лишних слов,
Что перед нами дар богов.

***

Голицын князь, Михал Махалыч,
Устав от жизни суетной,
Взял то, что за женой досталось,
О чем ему и не мечталось,
Кузьминки — как там созерцалось! —
И... снова, снова непокой...
Он довести до совершенства
Решился этот уголок,
Чтоб проживать часы блаженства
Вдали от городских дорог.
За дочкой Строгановы дали
Помимо подмосковных мест
Пару заводов на Урале —
Чугун отменный выплавляли
И за границу поставляли;
Россию также удивляли:
Решетки, ставни... отливали...
И дух тем самым укрепляли.

Лить чугуны — деянье не простое:
Не терпит ни малейшего простоя.
Мужицких рук недюжинная сила
Была на удивление красива.
Ценилось их уменье троекратно —
Искусство сие было очень знатно!

Чугун ценился высоко —
Орлы летали далеко!
"Двух соболей" ему давали —
Об этом даже не мечтали другие,
А уральскому привычно было потому,
Что "трех" вручали одному.


Столбы с цепями барин поместил,
Диваны в парке разложил,
Ворота славные возвел
И реконструкцию провел.
Музеем под открытым небом
Кузьминки стали называть...
Вдруг над отеческим пределом
Сгустились тучи — воевать!
Кузьминки, как и многие другие,
России славные места,
Разграбили французы удалые,
Не убоявшись ярости Отца.
Глумились над народом русским,
Как будто требуя долги.
Попрать хотели носком узким —
Не вышло: жали сапоги!


Ну что ж...
Пришлось начать сначала:
Зло открыто обличая,
Стали угли вывозить
И по новой возводить:
Барский дом, оранжерею,
Храм, больницу... И к апрелю
Заложить решили грот —
Если кто вдруг не поймет, —
Объясняю: для того,
Чтобы музыка оркестра
Заполняла больше места...
Резонатором служил
Грот тот — многих поразил.
И побольше чугуна —
Легкого, резного!
Фонари, скамьи, мосты...
Ажурного такого! —
Радовать пытливый глаз
Доносить уральский сказ...

***

На заморские смотрины
Выставлялися картины,
Да и прочие творенья —
Человечьих рук уменье.
Выставлялись ожерелья,
Золоченые каменья,
Бус янтарных россыпи... —
Получить приз? Бросьте вы...
Но к большому удивленью
Всех присутствующих мненье
Было неизменным
И столь же откровенным:
Лучшим признан павильон!
Русский стенд был окружен
И на славу обречен...
Встал один вопрос: почем?


На дурман-цветы слетелись
Птицы сирин-гамаюн,
Средь деревьев поселились
Зайцы, кабаны... и вьюн
Хитро ветви собирает в
Заповедные леса;
Тихо дверцы отворяет в сказки
Мудрого творца.
А по морю-океану
Мчится шхуна прямо-прямо,
В заповедные края...
Мефистофель, злой, упрямый,
Притаился у крыльца...
Дон Кихот, воитель верный,
Долговязый и смешной,
На борьбу идет со скверной,
С гордо поднятой главой...
(Шпага, как всегда, с собой!)
Тетерев сидит на ветке —
За сосной — стрелок: он меткий;
Целит птице прямо в глаз:
Будет пища про запас...
Нимфы и купальщицы...
А у ног их ластится
Остроносая волна —
Здесь господствует она...
Веточки, листочки,
Травки и цветочки...
Этот дивный уголок —
Как на память узелок...
Эта чудная игрушка —
Не кормушка... Не кормушка...
Ай да чудо-мастера!
Сколько в их умах добра!
Штука долговекая
Работа их великая!

Это дивное творенье —
Павильон из чугуна,
Получило, без сомненья,
Высший приз и ордена.
Знатоками из Парижа
Было признано оно;
Захотелось им поближе
Поиметь творенье, но...
Но в ответ на предложенье
Выложить без сожаленья
Миллиона этак два,
Натолкнулись парижане
На нелепые слова:
Русские не понимали,
Что французы предлагали...
Вслед за ними — немцы
Отворили дверцы:
Удивились, поразились,
Вмиг с деньгами объявились.
Предложили больше —
Торговались дольше.
"И "Россию" нам впридачу
На счастливую удачу" —
Заявили господа
И направились туда,
Где царила суета.
Русские купцы очнулись,
Меж собой переглянулись,
И недолго думая —
А ночь такая лунная! —
Вмиг Антошку за гармошку,
А в подарок всем — матрешку;
Сами песню затянули
И по-доброму всгрустнули...
А потом сказали немцам,
И французам, и голландцам:
"Смело, это очень смело...
Ну а нам какое дело?
Не по нам такая сделка...
Мелко, это слишком мелко...
Да и где цена такая,
Чтоб от края и до края
Заменить земли пределы...
Нам уже здесь надоело...
Эх вы, горе-виноделы!

И уже вполне серьезно;
Без ухмылки, без обид
Посмотрел Лаврецкий грозно
И спокойно говорит:
"Россия" не продается —
И это любовью зовется!
А что почем познается
Из песни, что нами поется...
"Россия" не продается!
У нас это честью зовется...
И пусть нам не просто живется...
Однако отлично поется!"

К чему это я, право?
Неужто к тому, что слава
Россию не обламала,
А только сильнее стала
Известность ее до Урала…


Печальны дела были после —
Семь тысяч деталей вроссыпь
Валялись на улице возле
Завода...
А рядом стоял воевода —
Его-то сочли за урода...
И так все четыре года...


***

Жить в Кузьминках было мило:
Дивно, весело, красиво!
Пока солнце не остыло —
Развлекались в полну силу.
Все тут было, всех тут было —
Пока ночь не наступила
На второе сентября —
Что там было! Что там было!
Ну и сила! Вот так сила!
Ветер окна раскрывал,
Ветер двери отворял!
По завалинкам трещал!
Все дубки пересчитал!
Как отчаянный герой,
Увлекая за собой
Люд пытался вразумить,
Злу дорогу преградить!
К утру усилилась борьба:
И стекла в порошок дробя,
Он изнывал от глухоты,
Людской, беспечной немоты...
Деревья с корнем вырывал,
Карнизы с домиков срывал...
Рвал и метал, метал и рвал...
Отчаявшись, он духом пал...
И сам себе тогда сказал:
"Я сделал все, я был жесток...
Но я не смог, но я не смог..."
Тот ураган предвосхитил
Нашествие бесовских сил...
И снова ночь, и снова мгла...
Страна едва, едва жива......

***

Несколько туманных фраз,
Изреченных со значеньем,
Пробудили в ком-то страсть
Ко вселенским разрушеньям.

Из пламени жаркой печи
Теперь возгорались свечи:
И слышались новые речи:
Безумные, страшные речи —
Отзвуки звучной картечи.

Формовщики, литейщики,
Чеканщики, шлифовщики,
Художники и сборщики,
Малярщики, рисовщики... —
Их увлекали спорщики
Пера бросали росчерки...
С пути сбивали ловкачи
И головы морочили...

***
Россию вновь захомутали,
Розгой жестоко отстегали,
До основанья разобрали,
Разграбили, разворовали...
Что было свято, посжигали...
Хребет моральный ей сломали...
То было делом не французов,
Не немцев, не великих тузов...
То чернь сама себя сподвигла
На роль всеправящего быдла.
Не понимал народ дурной,
Что в пропасти одной ногой —
Неловкий сделав реверанс,
Установили декаданс...
И за великие грехи
Досталось им на петухи:
Любым законам вопреки
Теперь тянули у реки —
Великой северной реки,
Свои последние деньки...
Таков был оборот деянья —
Он обернулся наказаньем.
Ах, Колыма, ты Колыма!
Одни дощатые дома...
Все это есть одно — тюрьма!
Дорогу выбрала сама...
А на носу опять война...
И вновь в России кутерьма:
И снова голод и разбой;
И снова страшный непокой...
И нескончаемая боль —
На незаживших ранах — соль...
В Кузьминках снова разоренье:
На них смотреть — одно мученье!
В оранжерее — живодерня;
А в барском доме — штаммоерня...
Что это значит?
То и значит:
Решали сложные задачи:
Штамм разработать —
Такой штамм,
Чтоб удержать любой плацдарм.
Оружьем новым занялись —
Всерьез партийцы напряглись.
И абсолютно втихоря,
Излишних слов не говоря,
Где-то в начале октября,
Как только занялась заря,
Предвосхищая козыря,
Определились, чтоб не зря
Гонять людей туда-сюда,
Свозить останки к тополям...

А штаммы они такие —
Прямо-таки стихия!
Работают безотказно —
Благо им путь заказан.
Теперь к Голедянке-речке
Свозили останки овечки;
Свозили свиней останки —
То было страшней, чем танки...


***

Три сотни лет исполнилось Кузьминкам.
В России смутные настали времена,
Невежество и алчность правят миром
И злая власть злорадствует сполна...

Наводят лоск, бросают глянец,
И мэра в короли зовут...
И только мудрый иностранец
Коней удерживает тут.
Да... Мэра в короли зовут...
Не лучше б было чистить пруд?
Да штаммы те расшифровать,
И кого надо — наказать?
Боитесь вывернуть наружу,
Чтобы не оказаться в луже?
Не по чинам вам, дескать, это:
Не нам держать за то ответы...
Лукавство — это ваш удел;
То, что творите, — беспредел!
Молчите, сытые волчары?!
Вам съездить только б на Канары...
А о народе... Пустяки...
Пускай живут на пятаки...
Такое ваше рассужденье;
Не важно вам народа мненье...
Дум оскудевших нищета
Страшнее лютого врага:
Враг — тот открыт, хотя и лют;
Лик ваш размыт...
Ты — плут, он — плут...
Ваш образ жизни — суета;
А для народа — маета.
Сам посадил себя на трон —
И вот теперь ты окрылен!
О ком? О том, кто правит нами
И сладкими, как мед, устами,
Глаголет речи верные,
Дела делает скверные...
Скупают земли и дома —
Не суть, что бедствует страна.
Испить до дна, излить до дна —
Задача будет решена!
Нет, не понять тебе князей,
Радевших за простых людей.
Одно волнует в жилах кровь:
Та сатанинская любовь
К большим деньгам и козырькам,
А до того, что там... Что там?
То не имеет интереса,
А значит, следует завеса.
В краю у царственнного леса
Живет история-повеса.
Не продавал "Россию" барин;
Не продавали государи
России крайние пределы...
Лишь нынешние лицедеи
Торгуют нашею отчизной —
А нам печалиться над тризной —
Над тризной о святой России:
Ее спасти мы не успели;
Ее спасти мы не смогли...
И вот уже конец вдали...
Вертит природа карусель:
Январь, февраль, март и апрель...
И только родине моей
Не повторить судьбы своей.
Ей не вернуться на круги:
Кругом враги, одни враги...
Не зги не видно ей, не зги:
Что позади, что впереди...


***

Кузьминки, милые Кузьминки,
Любви и грусти торжество.
Блестят на ветках стекла-льдинки,
А я хочу лишь одного...

Страстей, несбыточных мечтаний
Мне избежать не удалось.
Но кроме разочарований
Ничто тот опыт не принес.

Хочу, чтоб бурь порыв ненастный
Не истребил творенья суть.
И русский человек несчастный
Вновь обретал надежду тут.

Да, да! Высокий смысл я вижу только в том,
К чему душа имеет отношенье.
Все остальное как бы ни при чем,
Являясь жалкой сутью обольщенья.



***

Есть уголок земли такой:
Родной, мучительно-больной,
Пленивший редкой красотой
Всех, кто вступал сюда ногой...
Когда-то призванный Кузьмой
Прославить мельню над рекой...

    

Жанр: Поэма
Форма: Рифмованное с классическим размером
Тематика: Историческое


2007 год

© Copyright: Русецкая Ольга Отправить личное сообщение , 2007

  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Стихи - Русецкая Ольга - Поэма "Кузьминки"

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru