Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Стихи - Галина Булатова - БИБЛИОЛИТ. Вып. 8
Галина Булатова

БИБЛИОЛИТ. Вып. 8

Моя поэтическая антология

    Не так много имён, достойно представляющих русскую женскую поэзию золотого века. Евдокия Ростопчина – ещё одно счастливое исключение…
    Уходя, медленно сыпясь в колбе поэтических часов, золотое время пленяет Полонским и мается Майковым…
    





Алфавитный указатель авторов 1 – 10 выпусков:
http://www.clubochek.ru/vers.php?id=57520


Евдокия Петровна Ростопчина (1811/12 – 1858)

Она всё думает!

Plus rever que penser!
Devise de femme
/Больше мечтать, чем думать!
Девиз женщины (фр.)/

«Она всё думает!» – так говорят о мне, –
И важной мудрости, приличной седине,
Хотят от головы моей черноволосой...
«Она всё думает!» – Неправда! Разум мой
Не увлекается мышления тщетой,
Не углубляется в всемирные вопросы.

Нет, я не думаю, – мечтаю!.. Жизнь моя,
Заботы, помыслы тревожные тая,
Для беспристрастных дум досуга не имеет.
В слезах ли... в радости ль... собою занята,
Я знаю лишь себя, – и верная мечта
Лишь сердцу милое ласкает и лелеет.

Нет, я не думаю! Я грежу наяву,
Воспоминаньями, догадками живу,
О завтра, о вчера в бессменном попеченьи,
Пока, волнуяся, душа моя кипит,
Пока надежда мне так сладко говорит,
Я думать не хочу!.. Зачем мне размышленья?..

Что дума? – Суд... расчёт... внимательный разбор
Того, что чуждо нам... духовный, вещий взор...
Крыло, влекущее в пространство разум смелый...
Придёт для дум пора в разуверенья дни,
Когда рассеются как прах мечты мои
Пред строгой правдою, пред хладом жизни зрелой!..

1842

* * *

Habent sua fata libelli...
/И книги имеют свою судьбу (лат.)/

Я не горжусь, что светлым вдохновеньем
С рожденья Бог меня благословил,
Что душу выражать Он дал мне песнопеньем
И мир фантазии мечтам моим открыл.

Я не горжусь, что рифмой, звуком, словом
Я чувство, мысль и страсть умею облекать;
Что юныя сердца под робким их покровом
Могу я песнею моею взволновать.

Я не горжусь, что с лестью и хвалою
Мне свет внимал, рукоплескал порой,
Что жёны русския с улыбкой и слезою
Твердят, сочувствуя, стих задушевный мой!

Я не горжусь, что зависть и жеманство
Нещадной клеветой преследуют меня.
Что бабью суетность, тщеславий мелких чванство
Презреньем искренним своим задела я.

Я не горжусь, что и враги явились,
Враги, незнавшие в лицо меня вовек!..
Что ложью на меня они вооружились,
Что мне анафему их приговор изрек...

Что зависть злобная с уловкою змеиной
На имя женское клевещет и хулит,
И им ругается, – авось-ли за-едино
Она и честнаго поэта поразит!..

Пускай их тешутся!!.. Спокойно, равнодушно,
Иду себе дорогою своей,
Живу, пою, молюсь, призванию послушна,
Вражде ответствую насмешкою моей!

Горжусь я тем, что в чистых сих страницах
Нет слова грешнаго, виновной думы нет, –
Что в песнях ли своих, в рассказах, в небылицах,
Я тихой скромности не презрела завет!

Что женщиной смиренно я осталась,
И мыслию, и словом, и душой!..
Что я лжемудрием пустым не увлекалась,
И благочестия хранила щит святой!

Горжусь я тем, что вольнодумством модным
Не заразилась мысль прозревшая моя,
Что смело языком правдивым и свободным
Пред Богом и людьми вся высказалась я!..

Горжусь я тем, что в этой книге новой
Намёка вреднаго никто не подчеркнёт,
Что даже злейший враг, всегда винить готовый,
Двусмысленной в ней точки не найдёт!..

Горжусь я тем, что дочери невинной
Её без страха даст заботливая мать, –
Что девушке, с душою голубиной,
Над ней дозволится и плакать и мечтать!..

1850

Алексей Константинович Толстой (1817 – 1875)

Колокольчики мои

(в сокращении)

Колокольчики мои,
Цветики степные!
Что глядите на меня,
Тёмно-голубые?
И о чём звените вы
В день весёлый мая,
Средь некошеной травы
Головой качая?

Конь несёт меня стрелой
На поле открытом;
Он вас топчет под собой,
Бьёт своим копытом.
Колокольчики мои,
Цветики степные!
Не кляните вы меня,
Тёмно-голубые!

Я бы рад вас не топтать,
Рад промчаться мимо,
Но уздой не удержать
Бег неукротимый!
Я лечу, лечу стрелой,
Только пыль взметаю;
Конь несёт меня лихой, –
А куда? не знаю!

Конец 1840-х годов

* * *

Средь шумного бала, случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна
Твои покрывала черты.

Лишь очи печально глядели,
А голос так дивно звучал,
Как звон отдалённой свирели,
Как моря играющий вал.

Мне стан твой понравился тонкий
И весь твой задумчивый вид,
А смех твой, и грустный и звонкий,
С тех пор в моём сердце звучит.

В часы одинокие ночи
Люблю я, усталый, прилечь –
Я вижу печальные очи,
Я слышу весёлую речь;

И грустно я так засыпаю,
И в грёзах неведомых сплю...
Люблю ли тебя – я не знаю,
Но кажется мне, что люблю!

1851

* * *

Осень. Обсыпается весь наш бедный сад,
Листья пожелтелые по ветру летят;
Лишь вдали красуются, там на дне долин,
Кисти ярко-красные вянущих рябин.
Весело и горестно сердцу моему,
Молча твои рученьки грею я и жму,
В очи тебе глядючи, молча слёзы лью,
Не умею высказать, как тебя люблю.

1858

* * *

Двух станов не боец, но только гость случайный,
За правду я бы рад поднять мой добрый меч,
Но спор с обоими – досель мой жребий тайный,
И к клятве ни один не мог меня привлечь;

Союза полного не будет между нами –
Не купленный никем, под чьё б ни стал я знамя,
Пристрастной ревности друзей не в силах снесть,
Я знамени врага отстаивал бы честь!

<1858>

Яков Михайлович Полонский (1819 – 1898)

В глуши

Для кого расцвела? для чего развилась?
Для кого это небо – лазурь её глаз,
Эта роскошь – волнистые кудри до плеч,
Эта музыка – уст её тихая речь?
Ясно может она своим чутким умом
Слышать голос души в разговоре простом;
И для мира любви и для мира искусств
Много в сердце у ней незатронутых чувств.
Прикоснётся ли клавиш – заплачет рояль...
На ланитах – огонь, на ресницах – печаль...
Подойдёт ли к окну – безотчетно-грустна,
В безответную даль долго смотрит она.
Что звенит там вдали – и звенит и зовёт?
И зачем там в степи пыль столбами встаёт?
И зачем та река широко разлилась?
Оттого ль разлилась, что весна началась?
И откуда, откуда тот ветер летит,
Что, стряхая росу, по цветам шелестит,
Дышит запахом лип и, концами ветвей
Помавая, влечет в сумрак влажных аллей?
Не природа ли тайно с душой говорит?
Сердце ль просит любви и без раны болит?
И на грудь тихо падают слёзы из глаз...
Для кого расцвела? для чего развилась?

<1855>

Что, если

Что, если на любовь последнюю твою
Она любовью первою ответит
И, как дитя, произнесёт: «люблю», –
И сумеркам души твоей посветит?
Её беспечности, смотри, не отрави
Неугомонным подозреньем;
К её ребяческой любви
Не подходи ревнивым привиденьем.
Очнувшись женщиной, в испуге за себя,
Она к другому кинется в объятья
И не захочет понимать тебя, –
И в первый раз услышишь ты проклятья,
Увы! в последний раз любя.

1864

На железной дороге

Мчится, мчится железный конёк!
По железу железо гремит.
Пар клубится, несётся дымок;
Мчится, мчится железный конёк,
Подхватил, посадил да и мчит.

И лечу я, за делом лечу, –
Дело важное, время не ждёт.
Ну, конёк! я покуда молчу...
Погоди, соловьем засвищу,
Коли дело-то в гору пойдёт...

Вон навстречу несётся лесок,
Через балки грохочут мосты,
И цепляется пар за кусты;
Мчится, мчится железный конёк,
И мелькают, мелькают шесты...

Вон и родина! Вон в стороне
Тёсом крытая кровля встаёт,
Тёмный садик, скирды на гумне;
Там старушка одна, чай, по мне
Изнывает, родимого ждёт.

Заглянул бы я к ней в уголок,
Отдохнул бы в тени тех берёз,
Где так много посеяно грёз.
Мчится, мчится железный конёк
И, свистя, катит сотни колёс.

Вон река – блеск и тень камыша;
Красна девица с горки идёт,
По тропинке идёт не спеша;
Может быть – золотая душа,
Может быть – красота из красот.

Познакомиться с ней бы я мог,
И не всё ж пустяки городить, –
Сам бы мог, наконец, полюбить...
Мчится, мчится железный конёк,
И железная тянется нить.

Вон, вдали, на закате пестрят
Колокольни, дома и острог;
Однокашник мой там, говорят,
Вечно борется, жизни не рад...
И к нему завернуть бы я мог...

Поболтал бы я с ним хоть часок!
Хоть немного им прожито лет,
Да немало испытано бед...
Мчится, мчится железный конёк,
Сеет искры летучие вслед...

И, крутя, их несёт ветерок
На росу потемневшей земли,
И сквозь сон мне железный конёк
Говорит: «Ты за делом, дружок,
Так ты нежность-то к чёрту пошли»...

1868

* * *

Блажен озлобленный поэт,
Будь он хоть нравственный калека,
Ему венцы, ему привет
Детей озлобленного века.

Он как титан колеблет тьму,
Ища то выхода, то света,
Не людям верит он – уму,
И от богов не ждет ответа.

Своим пророческим стихом
Тревожа сон мужей солидных,
Он сам страдает под ярмом
Противоречий очевидных.

Всем пылом сердца своего
Любя, он маски не выносит
И покупного ничего
В замену счастия не просит.

Яд в глубине его страстей,
Спасенье – в силе отрицанья,
В любви – зародыши идей,
В идеях – выход из страданья.

Невольный крик его – наш крик.
Его пороки – наши, наши!
Он с нами пьёт из общей чаши,
Как мы отравлен – и велик.

1872

* * *

И любя, и злясь от колыбели,
Слёз немало в жизни пролил я;
Где ж они – те слёзы? Улетели,
Воротились к Солнцу бытия.

Чтоб найти всё то, за что страдал я,
И за горькими слезами я
Полетел бы, если б только знал я,
Где оно – то Солнце бытия?..

<1898>

Алексей Михайлович Жемчужников (1821 – 1908)

* * *

Я музыку страстно люблю, но порою
Настроено ухо так нежно, что трубы,
Литавры и флейты, и скрипки – не скрою –
Мне кажутся резки, пискливы и грубы.

Пускай бы звучала симфония так же,
Как создал её вдохновенный маэстро;
И дух сохранился бы тот же, и даже
Остались бы те же эффекты оркестра;

Но пусть инструменты иные по нотам
Исполнят её, – и не бой барабана
И вздох, издаваемый длинным фаготом,
Дадут нам почувствовать forte и piano.

Нет, хор бы составили чудный и полный
Гул грома, и буря, и свист непогоды,
И робкие листья, и шумные волны...
Всего не исчислишь... все звуки природы!

А пауз молчанье – заменят мгновенья
Таинственной ночи, когда, молчаливый,
Мир дремлет и грезит среди упоенья
Прохладною тьмою и негой ленивой.

1855

Аполлон Николаевич Майков (1821 – 1897)

Приданое

По городу плач и стенанье...
Стучит гробовщик день и ночь...
Ещё бы ему не работать!
Просватал красавицу дочь!

Сидит гробовщица за крепом
И шьёт – а в глазах, как узор,
По чёрному так и мелькает
В цветах подвенечный убор.

И думает: «Справлю ж невесту,
Одену её, что княжну, –
Княжон повидали мы вдоволь, –
На днях хоронили одну:

Всё розаны были на платье,
Почти под венцом померла,
Так, в брачном наряде, и клали
Во гроб-то... красотка была!

Оденем и Глашу не хуже,
А в церкви все свечи зажжём;
Подумают: графская свадьба!
Уж в грязь не ударим лицом!..»

Мечтает старушка – у двери ж
Звонок за звонком... «Ну, житьё!
Заказов-то – господи боже!
Знать, Глашенька, счастье твоё!»

1859

Лев Александрович Мей (1822 – 1862)

Одуванчики

Посвящается всем барышням

Расточительно-щедра,
Сыплет вас, за грудой груду,
Наземь вешняя пора,
Сыплет вас она повсюду:
Где хоть горсточка земли –
Вы уж, верно, расцвели.
Ваши листья так росисты,
И цветки так золотисты!
Надломи вас, хоть легко, –
Так и брызнет молоко...
Вы всегда в рою весёлом
Перелётных мотыльков,
Вы в расцвет – под ореолом
Серебристых лепестков.
Хороши вы в день венчальный;
Но... подует ветерок,
И останется печальный,
Обнажённый стебелёк...
Он цветка, конечно, спорей:
Можно выделать цикорий!

1858

Козьма Прутков (А.К.Толстой, братья Жемчужниковы)

Шея

(Моему сослуживцу г. Бенедиктову)

Шея девы – наслажденье;
Шея – снег, змея, нарцисс;
Шея – ввысь порой стремленье;
Шея – склон порою вниз.
Шея – лебедь, шея – пава,
Шея – нежный стебелёк;
Шея – радость, гордость, слава;
Шея – мрамора кусок!..
Кто тебя, драгая шея,
Мощной дланью обоймёт?
Кто тебя, дыханьем грея,
Поцелуем пропечёт?
Кто тебя, крутая выя,
До косы от самых плеч,
В дни июля огневые
Будет с зоркостью беречь:
Чтоб от солнца, в зной палящий,
Не покрыл тебя загар;
Чтоб поверхностью блестящей
Не пленился злой комар;
Чтоб черна от чёрной пыли
Ты не сделалась сама;
Чтоб тебя не иссушили
Грусть, и ветры, и зима?!


Вып. 9: http://clubochek.ru/vers.php?id=57484

    

Тематика: Об искусстве, О родине


© Copyright: Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение , 2015

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

30.08.2015 23:02:13    Победительница конкурса Белый танец-2015, королева сайта (2015) Ольга Галицкая Отправить личное сообщение    
Ну вот, как хорошо-то! А Евдокия Растопчина какая прекрасная у Вас... А Толстой и Жемчужников даже отдельно... А потом и "Козьму Пруткова" показали, жаль чуть-чуть, что мало, ещё бы афоризмов, "К древней греческой старухе" или "Спор древних греческих философов об изящном"... или уж слишком много я хочу! Галечка, Вы- умница! Раздобыли и Полонского, и даже восхитительного Мэя! А Майков представлен таким редким стихотворением, с редкой интонацией... Вот и его знаменитое "Весна. Выставляется первая рама" ( никак не могу удержаться!):

Весна! выставляется первая рама -
И в комнату шум ворвался,
И благовест ближнего храма,
И говор народа, и стук колеса.
Мне в душу повеяло жизнью и волей:
Вон - даль голубая видна...
И хочется в поле, в широкое поле,
Где, шествуя, сыплет цветами весна!
     
 

31.08.2015 00:01:04    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
А ведь и Вам спасибо - Козьма Прутков появился по Вашей наводке! Правда, без афоризмов, всего одним стихотворением (антология подразумевалась поэтическая). Но не удержалась, прочла "К древней греческой старухе", улыбнулась. За первую раму Майкова особая благодарность!!!
       

31.08.2015 13:36:53    Победительница конкурса Белый танец-2015, королева сайта (2015) Ольга Галицкая Отправить личное сообщение    
Вот озорное прутковское стихотворение на военную тему, для полноты картины: "Бутеноп и Глазенап":

Марш вперед! Ура… Россия!
Лишь амбиция была б!
Брали форты не такие
Бутеноп и Глазенап!

Продолжай атаку смело,
Хоть тебе и пуля в лоб —
Посмотри, как лезут в дело
Глазенап и Бутеноп.

А отбой когда затрубят,
Не минуй румяных баб —
Посмотри, как их голубят
Бутеноп и Глазенап.

Если двигаются тихо,
Не жалей солдатских…—
Посмотри, как порют лихо
Глазенап и Бутеноп.

Пусть тебя навылет ранят,
Марш вперед на вражий штаб —
Слышишь сам, как барабанят
Бутеноп и Глазенап.

Но враги уж отступают,
В их сердца проник озноб —
Посмотри, как их пугают
Глазенап и Бутеноп.

Стой! Шабаш! Языци сдались,
Каждый стал России раб —
Посмотри, как запыхались
Бутеноп и Глазенап.

Мир подписан, все пируют,
Бал дает бригадный поп —
Посмотри, как вальсируют
Блазенап и Гутеноп!
Комментарий изменён: Ольга Галицкая - 31 августа 2015 г. в 13:39:58
     
 

01.09.2015 22:38:39    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Да, Козьма Петрович Прутков был вельми разнообразен. )) И что удивительно - даже биография у него своя собственная имелась! Так, например, он "родился" 11 апреля 1803 г., а "скончался" 13 января 1863-го.
       

03.09.2015 09:05:48    Рауза Хузахметова Отправить личное сообщение    
Да-а... Как много хорошего, настоящего ещё не прочитано...
     
 

03.09.2015 16:45:49    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Представь, как было бы грустно, если бы уже не к чему было стремиться. ))
       

05.09.2015 11:59:17    Член Совета магистров Эдуард Учаров Отправить личное сообщение    
Евдокия Петровна - хороша! ))
     
 

05.09.2015 12:19:47    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Да, на весь золотой век поэзии всего два ярких женских имени: Ростопчина и Павлова. Что век грядущий нам готовит? )
       

Главная - Стихи - Галина Булатова - БИБЛИОЛИТ. Вып. 8

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru