Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Стихи - Татьяна Ротанова (Вирява) - Человек. Масторава.
Татьяна Ротанова (Вирява)

Человек. Масторава.

    Героический эпос эрзян




Первое сказание

РОЖДЕНИЕ ЗЕМЛИ


ЧЕЛОВЕК

Смотрит зорко Бог на Мастораву:
Жизни нет, хотя дела исправно
Слажены. По-прежнему пустынна
Матушка Земля. Быть может, сына
Ожидает, без него тоскуя,
Чем печаль развеять вековую?
Некому рубить деревья в чащах,
На лугах не видно землепашцев,
Некому косить густые травы,
Некому прореживать дубравы…
Мысли в голове Инешки бродят,
Всходы первые посеять рода,
Основать традиции-обряды,
Пусть блюдут живущие их свято.
Непростая избрана задача,
Но её решать так иль иначе.
В одиночку справиться с ней сложно:
Разум хорошо, а три – надежней!
Вот призвал Бог мудрую Кастарго:
– Дочь моя, твой ум блистает ярко,
Отправляйся вслед за Верепазом,
Сына приведи ко мне с наказом:
Помощь мне его нужна – советом,
Передай: не медлит пусть с ответом!

А затем красавицу Везорго
Бог напутствовал в дорогу строго:
За Пурьгинепазом отправляйся,
Красотой своей не восхваляйся,
Передай ему слова наказа:
Жду совета, мол, Пурьгинепаза.

Пред Инешки сыновья явились,
Батюшке почтенно поклонились.
Сложная поставлена задача,
Вместе им решать, никак иначе:
В одиночку справиться с ней сложно,
Разум хорошо, а три – надежней!

За широкий стол они уселись,
Чтоб совет держать без канители.
Вышла к ним Кастарго с хлебом-солью,
Приглашает к отчему застолью,
Наливает пуре им Везорго,
Их сестренка младшая – сазорка.

Сыновей, гостей всегда желанных,
На совет Инешкипазом званных,
Во главу стола отец сажает,
Яствами да пуре угощает.
Сам на троне встречно восседает,
Не спеша беседу зачинает.

В меру пьют, вкушают яства боги,
После дальней отдохнув дороги.
Сообща, одним умом решают,
На едином языке вещают.
Сладкий пуре по ковшу испили,
По второму дружно иссушили,
Мысль одна умы богов тревожит:
Радость жизни на Земле – возможна ль?
В третий раз по чарке опрокинув,
Думою исполнились единой.
Вот Инешки вышел из застолья,
Ждут сыны: на всё отцова воля!
Облачась в железные доспехи,
Шлем надев – к моменту, не к утехе, –
В руку правую жезл взяв тяжёлый,
Бог Инешкипаз промолвил слово:
– О, сыны, Пурьгине с Верепазом,
Слушайте-внимайте моим сказам!
Лишь затем покинуть я заставил
Вас удел, где каждый честно правил,
Лишь затем гостями вас приветил,
Чтоб к единству нам прийти в совете.
На правдивом языке общаться,
Света истин, знамо, не бояться,
Верный путь, сыны, избрать нам надо,
Наша сила в триединстве взгляда.
На взращенной мною Мастораве
Жизни нет, пустынно в светлом рае.
Некому рубить деревья в чащах,
На лугах не видно землепашцев,
Некому косить густые травы,
Некому прореживать дубравы…

Думал я, гадал: чем беде помочь?
Масторавы грусть прогоняя прочь.

Что за Человек явиться должен?
И какой обычай мы заложим
В основанье первых поселений? –
Суть моих духовных треволнений.
Поселить хочу на Мастораве
Жителей Эрзян. К грядущей славе
Пусть ведут обычаи-обряды,
Матушка Земля им будет рада!
Что ответят гости дорогие,
Сыновья любимые, родные?
Разделяют ли мои волненья?
Древо жизни замышляю верно ль?
Умного я жду от вас совета,
Доброго да мудрого ответа.

Сыновья Пурьгине с Верепазом
Слушали отца Инешкипаза,
Мудрым изречениям внимали,
Бога с полуслова понимали,
Светлый ум и замысел хвалили,
Оба в один голос говорили:
– Замысел в твоих руках Инешки,
Воплоти на славу, да не мешкай!
Как задумал, так его исполни,
Древо жизни пустит свои корни!
Каковым создашь ты Человека,
Духа велика насколько веха,
Таковыми будут и законы,
На Земле ведется так исконно.
Каковы традиции, уклады,
Таковыми будут и обряды,
С нареченным именем народа
Оживет язык и сила рода.

Выслушал сынов Инешки разом:
Верепаза да Пурьгинепаза.
Голову склонив, воздев вверх руки,
Молвил им, не медля ни минутки:
– Будет жить на плодородных землях
Человек, мной наречённый «ЭРЗЯ»,
С именем эрзянского народа
Ярится язык и сила рода.
Сына Масторава пусть встречает,
Радостно в объятья заключает:
Эрзя – славный житель и хозяин,
Он в делах искусен да исправен,
Будет он косить густые травы,
Будет он прореживать дубравы,
Землепашцем будет он отменным,
Хлеборобом знатным да умелым.

Вот Инешкипаз из глины белой
Эрзю-человека зачал делать.
Взялся сердцем и душой за дело,
Глаз страшится, руки лепят смело.
Богом Человек где создавался?
Где Земли Хозяин зарождался? –
На высоком берегу святого Рава,
Там, где распростёрлась Масторава,
Во бору сосновом, на поляне,
Где ромашек солнечных сиянье,
Создан человек Инешкипазом
Собственному лику сообразно.
Рук своих Бог оглядел творенье
И воздал ему благословенье –
Всем взял Эрзя: и лицом, и статью,
Взгляда светлоокой благодатью,
Молодец широкоплеч да строен, –
Обликом его творец доволен.
Двадцати лет от роду красавец,
Нет души лишь. Ни к чему лукавить:
Без души – пустая оболочка.
Разум, чувства, мысли – Эрзе срочно!
Языком эрзянским пусть владеет,
Доброе, разумное лишь сеет.

Размышляя вдумчиво, без спешки,
Человека создает Инешки.
Мастораву радует хозяин:
Он в земных делах весьма исправен,
Косит он в лугах густые травы,
Для молений избраны дубравы,
Стрелы лука выпускает метко,
Чтит обряды и законы крепко.
Землепашец из него отменный,
Хлебороб он знатный да умелый.

Вот в зените солнце засияло,
Теплый ветерок притих устало.
Не шумит вода. Леса безмолвны.
Рав Великий успокоил волны.
Дело сделав, Бог Чипаз в истоме
Отдохнуть решил в прохладном доме.
Плод его творений в одиночку
На поляне бодрствует цветочной.
Лишь Чипаз отправился на отдых,
В полдень Идемевсь наверх выходит,
Любопытствуя делами Бога,
На поляну держит он дорогу.
Средь цветов увидел Человека,
И в душе воскликнул дьявол: «Эка!
Сотворил Бог Эрзю без изъяна,
Всем хорош: умом и силой стана!
Замысел божественный прекрасен,
Только всё же труд его напрасен:
Идемевсь внесет свои поправки,
Знаком дьявола пометит для затравки,
На лице пригожем, сильном стане
Чёртов след навеки бес оставит…»

Чёрной завистью одолеваем,
Идемевсь недуга не скрывает.
От обиды не находит места,
Дума злая овладела бесом.
Оплевал с досады человека,
Тело исколол терновой веткой,
Идемевся гнев весьма заметен:
С головы до пят следы отметин.
Только злоба вышла бесу боком,
Захлестнув его своим потоком.
След на теле не забыв оставить,
Душу Эрзи чёрт не смог ославить.

Солнца диск на запад устремился.
Отдохнув, Бог к Эрзе воротился.
Лицезрит Инешки: что да диво!
Возле Эрзи бес снуёт глумливо.
– Прочь ступай, упрямец, дух нечистый!
Мне известно: ты обманщик истый!
Замышляешь вечные страданья
Ниспослать на рук моих созданье.
Человека от беды избавлю,
Крепкий стан да лик его поправлю.
Ты же, бес, покинь наш край цветущий,
На морское дно ступай-ка лучше,
Там родная для тебя обитель,
Преисподней ты исконный житель.

Идемевсь в овраге, за горою,
В одночасье скрылся. Бог с бедою
Безуспешно справиться пытался,
Раны омывать водой старался.
Идемевся проступали метки:
Язвы от шипов терновой ветки.

И тогда решил переиначить
Человека Бог, а это значит,
Сохранив душевный храм умело,
Наизнанку вывернул лишь тело.
Навсегда следы плевков исчезли,
Раны затянулись, силы в чресла
Вновь вернулись. Но остались язвы –
Не снаружи, а внутри лишь разве.
Поводом к болезням сохранились
До сих пор – такая вот немилость!
По сей день приносят человеку
Много бед, с ним шествуя сызвеку.
В тот же миг, лишь плоть переиначил,
Бог Инешки Силу Духа зачал,
Одарил божественной искрою
Человека. Свой восторг не скрою:
Силой Духа только живо тело,
В жилах кровь взыграла и запела.

Идемевсь вновь рядом оказался –
У подножия горы старался
За огромным камнем притаиться,
Наблюдал, что на Земле творится:
Как Инешки плоть переиначил,
Силу Духа в человеке зачал…
Наконец творцом сей труд закончен.
Из-за камня Идемевсь лопочет:
– О, Инешки, рук моих участье
В человеке вижу я отчасти.
Потому тебя прошу по праву
Облик человеческий исправить.
Волю разреши мою исполнить,
Иль желаешь чёрта обездолить?

Только нет желанья у Инешки
Просьбу чёрта исполнять: «Поддержки,
Идемевсь, твоей я не заметил, –
Бесу так Инешкипаз ответил:
– От нечистых рук одно несчастье,
Гроздь болезней дал ты в одночасье,
От плевков, шипов терновой ветки
Навсегда остались злые метки,
Долю не получишь, дух нечистый,
Потому как лжёшь весьма речисто.
Но, спустя немного, Бог добавил:
– Дело рук нечистых я поправил,
Эрзе я вернул приятный облик,
Душу дал, способную на отклик.
Сердце доброе и разум светел,
Ноги легкие, как быстрый ветер,
В жилах кровь горячая струится,
Сердцу помогая ровно биться.
Ты же эрзю наградил плевками,
Чтобы плоть болезни облекали,
Исколол терновыми шипами,
Чтоб на теле язвы проступали.
Рук нечистых пагубное дело:
Чтобы плоть эрзянская болела.
А теперь покинь наш край цветущий,
На морское дно ступай-ка лучше,
Там родная для тебя обитель,
Преисподней ты исконный житель.

Меж собой так эрзю поделили
Бог и черт, на том постановили:
Две основы создают единство,
Два начала с лона материнства.
Первое дарует эрзе счастье,
Бог Инешкипаз к тому причастен:
– Сердце доброе и разум светлый,
Жить в любви и вере – вот завет мой!
Суть другой основы – боль, сомненье,
Недугами плоти оскверненье, –
Идемевся рук то злое дело:
Человека плоть чтобы болела.

Оттого, когда за человеком
Смерть приходит при скончаньи века,
Оставляя плоть без сожаленья,
Ввысь летит Душа – к вратам спасенья, –
К дому отчему Инешки-Бога
Вознесёт небесная дорога.
Во сыру во землю плоть уходит,
Здесь покой бесчувственный находит,
Здесь теряет лика благородство,
Превращаясь в Идемевся сходством,
В рабство попадает, в руки к чёрту,
Плоть, опущенная в землю мёртвой.

Человека делать зачиная,
«Эрзя-житель» имя выбирая,
Замысел Инешки свой исполнил.
Сделав человека, слово молвил:
– Будет жить на плодородных землях
Человек, мной нареченный «ЭРЗЯ»,
С именем эрзянского народа
Ярится язык и сила рода.
Сына Масторава пусть встречает,
Радостно в объятья заключает:
Эрзя – славный житель и хозяин,
Он в делах искусен да исправен,
Будет он косить густые травы,
Будет он прореживать дубравы,
Землепашцем будет он отменным,
Хлеборобом знатным да умелым.
Доброту дарю и разум светлый,
Жить в любви и вере – вот завет мой!
По эрзянским истинным законам
Ты верши дела свои исконно,
Взгляд на все имей лишь свой – крестьянский,
Эрзей будь, умом живи – эрзянским.


ЛОМАНЬ

Ваны Шкипазось Мастораванть лангс —
Арась эризэ, арась аштизэ.
Арась виртнесэ чувтонь керизэ,
Пиже лаймесэ — тикшень ледизэ.
Апак керя вирь стяко сявори,
Пиже тикшетне истяк наксадыть.
Арси Шкипазось койне нолдамо,
Бажи Инешкись илань тееме.
Ськамонзо тензэ те эзь арсеве,
Эсь превнесэнзэ те эзь цётаво:
Кодамо койне нолдамс эряви,
Кодамо ила теемс эряви.
Тердизе Пазось мазый Кастаргонь —
Верепаз мельга сонзэ кучизе.
Мерсь сон куроксто церанть тердеме,
Вейсэнь превнесэ само арсеме,
Вейсэнь кортамот само кортамо.
Омботькс тейтеренть, важов Везоргонь,
Нейке тердизе Инешкипазось.
Пурьгинень кисэ сонзэ кучизе.
Омботькс теранзо кармавтсь тердеме
Вейсэнь кортамот само ветямо,
Вейсэнь превнесэ само арсеме.


Вана Верепаз Пурьгине марто
Инешкипазонь кудос молекшнесть,
Вейке превнесэ сакшность арсеме,
Тетянь кудосо тевень цётамо.
Инешкипазось келей столензэ
Кудо куншкантень сынст кис путызе
Ды кши руцясо сэрьсэ ацызе.
Кастарго путнесь тантей кши-салнэ,
Везорго нуртясь медень пурине.
Пурьгинепазонть ды Верепазонть
Пазось эземень пряс озавтынзе,
Сонсь кшнинь мукорь лангс озась каршозост.
Кармасть симеме пазтнэ, ярсамо,
Ушодсть вейке сынь превсэ арсеме,
Вейке кельсэ ды валсо кортамо.
Уш кечень-кечень пазтнэ симекшнесть,
Уш кавтонь-кавтонь пазтнэ комавтнесть,
Вейке арсемас колмонест совасть.
Уш колмонь-колмонь пазтнэ копордасть —
Вейке мелявксос колмонест пачкодсть.
Сестэ Инешкись столенть экшстэ стясь,
Кшнинь оршамопельть рунгова оршась,
Кшнинь касмовельтявкс сон прязонзо путсь,
Кшнинь цетмаронзо вить кедьс саизе.
Мейле евтызе потмо валонзо:
— Тон, Пурьгинепаз, ды тон, Верепаз,
Монь кунсоломизь, парсте марямизь,—
Ушодсь кортамо инжетнень марто,—
Мезекс таркасто мон сыргавтыдизь
Ды тетянь кудос инжекс тердидизь —
Вейке превнесэ мартон арсеме,
Вейке кельнесэ мартон кортамо.
Монь чачи-касы Масторавиненть
Араеь эризэ, арась аштизэ.
Арась виртнесэ чувтонь керизэ,
Пи же лаймесэ тикшень ледизэ,
Модань сокизэ, сюронь видизэ.
Мон арсинь, арсинь — ськамон эзь арсевть,
Кодамо ломань теемс эряви,
Кодамо койне нолдамс эряви.
Кодамо кирда путомс эряви.
Вана мезде мон эсь пачкан арсинь,
Ва мезе седей потмосон кирдинь:
Эряви теемс Мастор лангс Эрзя,
Эрзянь лувнестэ койть-илат нолдамс.
Кодамо превнес тынь совавтсамизь?
Кодамо мельнес тынь аравтсамизь?
Кодамо монень вал евтатадо?
Эрьга, церат, тетянстэнь лездадо,
Эрявикс превс-мельс сонзэ путодо.
Верепазось ды Пурьгинепазось
Кунсолызь-маризь Инешкипазонть.
Шнызь сынь превензэ, валдо мелензэ
Вейке кельнесэ, вейсэнь валнэсэ:
— Тонь, Инешкипаз, мелеть эсь кедьсэть:
Кода арсесак, истяня тейсак,
Кода евтасак, истя топавтсак.
Кодамо ломань, Инешки, теят,
Истямо койне Мастор лангс нолдат,
Истямо путат тон эрямо кель.
Вечкиндерят руз — руз ломань теят,
Вечкеви татар — тон татар теят,
Вечкеви чуваж — тон чуваж теят,
Вечкеви эрзя — тон эрзя теят.


Кунсолокшнынзе Инешкипазось
Верепазонть ды Пурьгинепазонть,
Верев ертынзе кавто кедензэ,
Алов нолдызе ашназа прянзо,
Яволявтызе потмо валонзо:
—Эрзянь ломанесь мелезэнь тукшны.
Мон васня Эрзя теян Мастор лангс,
Эрзянь кель нолдан, эрзянь кой ладян.
Кадык сон, Эрзясь, азорокс ули —
Сюронь видицякс, вирень керицякс,
Тикшень ледицякс — тевень теицякс.


Пазось сатышка ашо севонь сайсь
Ды кармась, Шкинесь, ломань тееме.
Важодсь седейга, нежедсь покш мельсэ.
Косо ломаненть сон кенярдозь тейсь,
Косо анокстась азор Модантень?
Ине лей лангсо, Равонть чиресэ,
Пичень вирь потсо, цецянь кужосо.
Вана ломанесь теезь, анокстазь
Инешкипазонть эсензэ тюссо.
Ваннызе Шкинесь кедень теевксэнть —
Весеме ендо Эрзя удалась:
Рунгозо виде, мештезэ келей,
Черензэ ашот, сельмензэ валдот,
Чамаежозо сэтьме ды мазый,—
Сон комсь иесэ паро од цера.
Ансяк оймензэ зярс а тарксесы.
Эряви максомс ней тензэ ежо,
Прязонзо путомс превть, мельть, арсемат,
Кармавтомс сонзэ кельсэ кортамо.


Инешкипазось арси, превть ташты,
Масторавантень азор аноксты:
Коень кандыця, илань ванстыця,
Модань сокиця, сюронь кастыця.
Чись куншкас пачкодсь.Масторонть ланга
Чевте варминесь лоткась пувамсто.
Ведесь а лымби. Виресь а увны.
Те шкасто Пазось вечки оймсеме,
Мадни удомо путонь кудосо.
Кадызе Шкинесь теезь ломаненть
Цецянь кужонтень цютькес ськамонзо.
Идемевсь вана чикуншка ютксто
Лисни якамо Масторонть ланга,
Ваны, мезть тейни Инешкипазось.
Нейгак сеск сон мольсь тона таркантень,
Косо ськамонзо аштесь ломанесь.
«Вана кодамат тон, Пазонь эйкакш!—
Серьгедсь Идемевсь эсь потмованзо.—
Вейкеяк ильветькс, берянь енкс арась.
Пазонь превнесэ парокс кантнезят.
Ансяк истяня, содак, а ули.
Мон витевкст теян, мон петевкст кадан.
Виде рунговат, мазый чамават
Мон Идемевсень сермадовкст тештян...»


Сявадомадонть ятось — Идемевсь —
Тарка а муи, натой ормалгадсь,
Прась мельсапарос ды кежиявтозь
Кундась зыянов тевень тееме.
Васня ломаненть сон сельгенизе,
Мейле тарадсо сонзэ нерькстнизе,
Снартнесь пильгстэ пряс мик коламонзо.
Натой оймензэ арсесь максомо
Инешкипазонь теевть Эрзянтень.
Ансяк Апарось важодсь чавосто,
Стяко ломанень чаманть лангс пувась.
Эзь лисе истя, кода сон арсесь:
Раужо оймесь эзь совавтово,
Нама, рунгозо весе колызе.


Вана чись чиремсь валгома пелев.
Инешкипазось сы мекев кужов.
Ваны: тамашат! Эрзянзо перька
Чары Идемевсь, вели Апарось.
— Велянзяк тестэ, аксун Анамаз!
Таго тон тевем снартнят коламо.
Ансяк а лиси одов мезеяк.
Ломанентькак мон мекев витнеса,
А улить колавкст рунгонзо лангсо.
Азе тов, козонь мон тонь панитинь,
Ды аштек тосо пингеде пингес.


Идемевсь оргодсь пандо удалов,
Пазось ломаненть кармась витнеме.
Шлизе, нартнизе парсте рунгонзо,
Ваны — редявить сельгень чахмантнэ*.
Сестэ саизе Пазось ломаненть —
Ингельде пельде сэрьс велявтызе.
Кекшевсть колавкстнэ, емасть аксоркстнэ,
Ансяк кадовсть сынь ломаненть потмос
Ды те шкас ванстовсть ормань тувталокс.
Кандыть сынь тензэ пек ламо з.ыянт,
Эрямонзо перть эйсэнзэ нарьгить.
Зярдо ванськавтовсь теезь ломанесь,
Пазось казизе сонзэ оймесэ,
Эрямонь печтямс виев ежосо.

Идемевсь нейгак маласо аштесь —
Пандо чиресэ покш кев удало.
Тосто салава вансь Пазонть мельга:
Кода витнинзе сон ломанентень
Кежей серетькстнэнь, ламо колавкстнэнь;
Кода Эрзянтень ойменть путызе
Ды виев ежонть тензэ максызе.
Зярдо ломанесь весе теезель,
Лиссь Идемевсесь кевенть удалдо,
Нулготькс вайгельсэ кармась гонгомо:
—Монгак, Инешким, теинь ломаненть,
Секс энялдан теть тунь апак пеле,
Кортан апак виздть ва мезень кувалт:
Сонзэ рунгосо, чама чачосо
Кадык монь пельде ули мезеяк.
Мейс арсят кадомс тон монь пайстомокс?


Инешкипазонть арась мелезэ
Анок ломаненть, пек паро Эрзянть
Кавтов явомс те Апаронть марто.
Секс сон мерсь тензэ, сюдозь ятонтень:
Тон эзить тее ломаненть эйсэ.
Тон яжить сонзэ, пештик сэретькссэ,
Нарьгий ормасо недик рунгонзо.
Мон эсень койсэ теинь эйсэнзэ,
Секс ве пельксэзэ ялатеке монь.
Эрьга максыка ве пельксэнть монень!
Кодамояк пелькс тонеть а максан.
Аволь пелькстэ те ломанесь теезь,—
Кежей вайгельсэ пшкадсь Инепазось.
Окойники сон истя кортазевсь:
Эрзянть чачозо, паро тюсозо,
Сюпав оймезэ, валдо превензэ,
Виде рунгозо, лембе верезэ,
Ванны сельмензэ, моли пильгензэ
Монь пельде саезь, монь мельсэ теезь.
Тонь кадык улить ансяк орматне —
Стака зыянтнэ, нарьгий серетькстнэ.
Нетнень тон теить, нетнень тон максыть.
Ней таго азе тук Мастор лангсто,
Оргодть мода поте, эсеть таркантень.


Вана истя сынь явизь ломаненть,
Кавто лувнева тетькизь вейкиненть.
Вейке лувозо канды парочи,
Рашты валдо превть, седей вечкема.
Омбоце лувось сюпав зыянсо,
Рискссэ-мелявкссо, стака ормасо.
Весе парочись, седей вечкемась,
Эрямсто валдо превень раштамось
Инешкинть пельде сонензэ максозь.
Рискстнэ-мелявкстнэ, орма-тармотне
Апаронь раштынть кедьсэ казезельть.
Вана секс, зярдо ломанесь кулы,
Сонзэ оймезэ верев кепети,
Сэняжа кива кенярдозь ливти,
Инешкипазонь кудонтень сови.
Рунгозо туи начко модантень,
Чувтомозь мади кельме севонь поте.
Тосо емавтсы сон Пазонь тюсонть
Ды понги урекс Идемевсентень.
Зярдо теизе Пазось ломаненть,
Макссь сонензэ лем: Эрзя-эриця.
Мейле мерсь: «Тон ульть, Эрзя, эриця,
Масторонть лангсо васенце азор:
Кудонь теиця, сюронь видиця,
Тикшень ледиця, вирень кериця.
Эряк-аштек тон, таштак парочи.
Тевтнень эйсэ тейть свал эсеть койсэ,
Весементь лангс вант эсеть сельмесэ —
Яла ульть, Эрзя, тон эрзянь превсэ.


Автор литературной обработки на эрзянском языке А.М.Шаронов
Поэтические редакторы И.А.Калинкин и Р.С.Кемайкина (Маризь Кемаль)

Материал собирали В.В.Горбунов, Г.Я.Меркушкин, А.Д.Шуляев, научный редактор В.Я.Евсеев

Поэтический перевод на русский язык Вирявы (Татьяны Ротановой)

    

Жанр: Сказание
Форма: Рифмованное с классическим размером
Тематика: Философское, Религиозное, Мифологическое


26.06.11 г.Королёв

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Стихи - Татьяна Ротанова (Вирява) - Человек. Масторава.

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru