Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Стихи - Татьяна Ротанова (Вирява) - Решающая битва Килявы. Смерть Килявы. Плач по Киляве. Героический эрзянский эпос МАСТОРАВА. Перевод с эрзянского
Татьяна Ротанова (Вирява)

Решающая битва Килявы. Смерть Килявы. Плач по Киляве. Героический эрзянский эпос МАСТОРАВА. Перевод с эрзянского



Вновь окрест Килява осмотрелась,

Вновь округ с опаской огляделась,

Видит – тот мурза встает, который,

Полонив её, привёз покорной.

Вот открыл он сонные глазища,

Изумленно смотрит, словно псище.

Сердце мигом перестало биться:

Кровь убитых по земле струится.

– Проклянут нас! – закричал он дико. –

Девкой войско перебито лихо.

Поднимайтесь, спящие ногайцы,

Пробуждайтесь, головы спасайте!

Сон прошёл, ногайцы пробудились,

За мечи, взбешённые, схватились.

– Не казните гордую эрзянку,

Изловить нам надо полонянку,

Мы живой возьмём убийцу хана

Посреди порубленного стана! –

С дрожью в голосе мурза воскликнул –

Как казним её? – душманам крикнул –

Руки мы отрубим ей по плечи,

В поле дикое пошлем далече,

Пусть своею смертью умирает,

Одиноко в поле погибает.

Словно в волчье логово загнали,

На Киляву вороги напали.

Каждый хочет изловить беглянку,

Полонить повторно полонянку.



Землю защищать, как Масторава,

Поднялась отважная Килява,

Режет ненавистных ей душманов,

Словно косит травы саблей хана.

Зная правоту святого дела,

За поруганных эрзян мстит дева.



Здесь смекнул мурза: не хватит силы

Изловить Киляву. Нет двужильных

Среди них. Киляве нет здесь равных

Воинов – отважных и стремглавных.

Всех врагов Килява уничтожит,

Всех ногайцев путами стреножит.

Вышел сам мурза сразиться с нею.

Стал пугать, мол, страшное содею:

– Изрублю на части, на кусочки,

Буду биться до последней точки!

На съедение волкам оставлю,

Твой эрзянский род навек ославлю,

Кончиком ножа достану сердце,

Никуда тебе теперь не деться,

Голову эрзянки светлокосой

Водружу на кол я востроносый.



– Не видать, мурза, тебе Килявы,

Не видать тебе победной славы!

Не тебе обещана я богом,

Для кочевника судьба – дорога!



– Ближе подойди! – мурза взбесился,

Мужественным духом восхвалился, –

Потягаюсь силой настоящей!..



Подняла Килява меч разящий,

Надвое ногайца разрубила –

Показала, чья вернее сила.

Лишь увидели душманы это,

Оробели так – не видят света,

Оторопь взяла, душа их в пятки

Бросилась с испугу без оглядки.

– Пропадем мы все без исключенья

От меча. Эрзянское крещенье

От руки Килявы смелой примем,

Этот мир мы навсегда покинем.

– Неминуемую смерть обманем,

Луков тетиву сильней натянем,

Стрелы пустим в гневную Киляву,

Жизнь спасая, обретем мы славу.

Словно рой пчелиный, стрелы взвились,

На Киляву злобно ополчились,

Жалят больно нежную Киляву,

Но сломить не в силах эрзянь аву.

На ногах стоит эрзянка крепко,

Ловит стрелы да пускает метко

В ненавистных ворогов – Держите! –

Гибель от своих же стрел примите!



Пуще прежнего дрожат ногайцы:

- Как спастись нам от эрзянки, братцы?

От Килявы все мы здесь погибнем,

Девушка, подобная богини,

Мстить с небес на землю опустилась –

За поруганных эрзян немилость.

- Ой, спасайте головы, ногайцы!

Уходите в степи, убегайте!

Побросав мечи, бегут душманы,

Прячутся, зализывая раны.



Обвела Килява взглядом поле –

До краев полно душманской крови,

Вплоть до горизонта – трупы всюду,

Приписать сие возможно чуду.

На земле, пропитанной злой кровью,

Не родится хлеб под песню вдовью,

Не раскроют лепестки бутоны

Первоцветов – слышатся лишь стоны.

Зарастет земля чертополохом,

Суховей пройдет по ней всполохом.

Надвое Килява меч сломила,

Рядом с мертвым ханом положила.

– Хан великий, свадьба отыгралась,

На костях эрзянских отплясалась,

Весь кумыс испит, протухло мясо,

Смерть ждала назначенного часа…

Думал, счастье ожидало волка,

Кончил жизнь бесславно и без толка! –

Так Килява хану отомстила,

Басурман неверных порубила.



В дальний путь душою дева рвется, –

В край родной, ступая вслед за солнцем.

Но споткнется там, куда шаг шагнет,

Да качнется там, где нога встает.

Степь вокруг, ей нет конца и края,

Далеко сторонушка родная –

За семью широкими полями,

За тремя дремучими лесами.



В отчий дом, в село родное – Пензу,

Побрела Килява – степью к лесу.

Три луны и три дневных светила

Дальнюю дорогу освятили.

И куда нога её ступала,

Красной струйкой кровь туда стекала.

Оставляли силы стан девичий,

Голова кружилась непривычно,

Меркнет свет в очах её небесных,

Не дойти до Пензы расчудесной.

Как цветок весенний в ноги никнет,

У Суры-реки так дева гибнет.

На другое утро, на рассвете,

Деву мертвую народ приметил.

Всем селом Киляву проводили

В путь последний, во сыру могилу.

Девушку оплакали сельчане

Скорбными, печальными речами.



Через трое суток на могиле

Белая береза – ашо килей,

Выросла. Вот ветви расправляет,

Клейкими листочками играет,

Тихо шелестит, печально плачет:

Девушка младая – не иначе.

Словно из холодной тьмы могильной

Вновь возник Килявы облик милый.

– Деревцу дадим какое имя,

Как мы наречем его отныне?

Нарекли то деревце Килявой,

Именем Килявы величавой.

С той поры березки шелест слышит

Сурский берег, что волну колышет.

И молва идет, березка плачет,

Одиноко слезы льёт. Судачат,

Будто песнь печальная звучала,

Путников случайных привечала.

Грустью добра молодца смутила,

Да лицом к березке обратила.

Смастерил он из ветвей плакучих

Струны кайги – пусть звучат певуче!

Где идет наш молодец – играет,

Где проходит – песни напевает.

Голосом Килявы кайга пела,

Грустью несказанною звенела:

«Кружит вороньё, как хлопья сажи,

Топчут край эрзянский силы вражьи…»



Кайгу лишь заслышали эрзяне,

Вмиг признали песенки звучанье –

О Киляве память не иссякла,

На могильный холм за каплей капля

Слёзы горькие эрзян стекают,

Стоны причитаний не стихают.

– Ийя-ох, Килява-сиротинка!

Ийя-ох, поникшая травинка!

Взоры отчего закат печалит?

Отчего кострищем он пылает?

Ой, Килява, словно день ты ясный!

Ой, Килява, цветик наш прекрасный!

Смерть тебя к своим рукам прибрала,

Будто всюду сироту искала,

Вышла, чёрная, тебе навстречу,

Увела от нас, эрзян, далече.

Иссушила твои белы руки,

Извела Киляву смертной мукой,

Как осенняя листва увяла,

Также жизнь Килявы догорала.



Ой, Килява, цветик наш прекрасный,

Ой, Килява, лучик солнца ясный!

От врагов родной народ спасая,

Ты погибла. Землю защищая,

Смерти отдала святую душу,

Твой покой, Килява, не нарушим.

Сна ночного, бедная, не знала,

До́сыта при жизни не едала.

Ночью тёмной ты наш слух ласкала,

Песни пела, звонко запевала,

Раньше всех на зорьке ты вставала,

Тон любой работе задавала.

Если ветер поднимался сильный,

Если дождь обрушивался ливнем,

Ты нас под крыло своё манила,

Щедро теплоту души дарила.



Ой, Килява, вольному ты – воля!

Ой, Килява, сиротинки доля!

Ты почто, ответь, нас оставила,

Ты зачем, скажи, нас покинула?

Ты послушай-ка причитания,

О твоей судьбе плач-рыдания!

В мир иной ушла, не простившись, ты,

Отвела от нас руку злой беды.

Слёзы ныне льём мы горячие,

Свет дневной застит тьма незрячая.

Сиротливыми кукушатами

О тебе скорбим… Духу ратному

Твоему, сестра, удивляемся,

Перед подвигом ниц склоняемся.

На могильный холм слёзы падают,

Мягкий воск свечей скорбно капает.

Как березы, плачем-причитаем,

О Киляве мы дождем рыдаем –

Весь народ эрзянский опечален,

О тебе кручинятся сельчане.

На земле тебя уже не встретишь,

Ласковой улыбкой не ответишь,

Не коснется девичья нас нежность,

И руки твоей – дающей, щедрость.

И пока живём в краю родимом,

Память свято о тебе храним мы.

Силы ты развеяла по ветру,

В небе звёздный след оставив светлый,

Не раскроешь нам своё оконце –

Спряталось за лес дневное солнце…



У земли, Килява, всем известно,

Края три, как три заветных места.

В каждом крае – пальмы золотые,

Золотые пальмы – расписные.

А на пальмах птицы восседают,

Жизнь кукушки день за днем считают.

Птицы все родные, словно сестры,

От одних родителей потомство.

Но дружить друг с другом не желают,

Оперившись, край свой покидают.

Не хранят они обычай редкий,

Не стремятся жить законом предков.

Точно так и мы, сестра Килява:

Не живем своим умом единым,

Не желаем счастья побратимам.



Ой, Килява, ты врагов побила,

Жизни хана грозного лишила!

Не пугайся наших причитаний,

Не дрожи от плачей да стенаний.

На заре нас подняла кручина,

Засветили тонкую лучину,

Ищем мы тебя, сестра, повсюду,

Верим в воскрешенье, словно в чудо,

В доме и на улице мы бродим,

Но нигде Киляву не находим.

К небу две руки мы возносили,

Пальцы мы в отчаянье сцепили,

С плачем стали звать сестру Киляву,

Петь посмертно ей земную славу.

Слышим – отзывается Кудава,

С нами плачет по тебе, Килява,

Плачет по тебе Хозяйка Дома,

Без тебя её томит истома,

Кто проснется на заре – тех любит,

Печь кто топит – тех лишь приголубит.

Отчего рыдаешь ты, Кудава?

–Оттого, что умерла Килява,

Печку не затопит на рассвете,

Без Килявы я за всё в ответе...



Время жизни исчерпав – наш век недолог,

Умирают старики и черный полог

Бренные останки их накроет.

Молодая жизнь дороже стоит!

Преждевременно ушла Килява,

Не к лицу посмертная ей слава,

Ей бы жить да жить, бутоном вешним

Расцветая по канонам прежним.

Но настигла смерть её младую,

Забрала в обитель неземную.

Твой могильный холмик не забудем,

Пусть расскажет странствующим людям,

Что покоится здесь эрзянь ава –

Нежная, отважная Килява.

Золотые мы столпы воздвигнем

Вдоль холма, где в горькой скорби никнем.

Медной нитью холмик опояшим,

Вкруг могилы землю предков вспашем,

Да засеем сочной земляникой,

Васильком, ромашкой да гвоздикой.

Мы посадим кипарис здесь стройный,

Стражем будет он тебе достойным;

И в твоих ногах малины красной

Высадим кусты под небом ясным,

Трижды в год цветами пусть смеются,

Трижды в год пусть ягоды нальются.

Чтобы первые плоды созрели

На шестой, на памятной неделе,

Следом спеет урожай малины

К полугодию твоей кончины,

Третий сбор созревших сочных ягод

В память о тебе по сроку за' год.

В изголовье яблоньку посадим,

В белые цветы её обрядим:

Трижды в год бутоны пусть смеются,

Трижды в год пусть яблоки нальются.

Чтобы первые плоды созрели

На шестой, на памятной неделе,

Следующим яблочным почином

Зреют к полугодию кончины,

Третий сбор созревших яблок сочных

К году памяти поспеет точно.



Для того твой холм огородили,

Да вокруг него затем ходили,

Чтобы твоё сердце не стонало,

Одинокого забвения не знало.



Ой, спаси, Килява, сбереги нас,

Ой, приметь, Килява, сохрани нас:

Черными платками увенчали

Головы, склоненные в печали,

Мнем в руках мы мокрые платочки,

Вспоминая светлые денёчки.

На тот свет Киляву провожаем,

В путь её последний отправляем:

Темным лесом поспешай, сестрица,

Через море будешь торопиться,

Мостиком себя саму приставишь,

На тот свет себя и переправишь.

За народ эрзянский скажем слово,

Для тебя напутствие готово:

Плесень ли зелёная накроет,

Иль песок коричневый сокроет

Или паутинкою совьешься,

На заре лишь утренней проснешься,

Умывайся тёплою водою,

Чистою прозрачною струею,

Вытирай лицо своё скорее

Полотенцем, что снегов белее…



Ой, Килява, слушай наше слово,

Для тебя напутствие готово:

Посмотри туда, где солнце всходит –

Злые силы по степям там бродят,

В села-города беда стремится,

Налетает, хищная, как птица.

Взор свой обрати навстречу югу –

Грозный дождь да смерч на всю округу

Устремляются, им нет отпора –

Рушится эрзянская опора.

Ты на запад посмотри, сестрица,

Где заходит солнце, пыль клубится,

Вороги со всех сторон нас душат,

Древний наш устав эрзянский рушат…



Мудрость слов напутственных запомни –

В узелок свяжи, наказ исполни.

Если спросится на том на свете –

Вспомни мудрые слова – ответь им.

Будь себе защитой и опорой,

Вера в род свой – вот помощник спорый,

Душу, сердце, мыслей устремленье

Выверяй лишь пользою раденья.



Лейтесь слёзы горькие дождями!

Безутешные, рыдайте с нами!

Силы Масторавы возрождайте,

Бога Солнца в небе пробуждайте!



Семь ночей да дней мы причитали,

Бедную Киляву провожали

В Журавлиный Путь, навек-навечно, –

Наша жизнь земная быстротечна.

А когда мы плакать перестали,

Головы опять свои подняли.

Вновь эрзянский дух в нас возродится.

Тюшти мы приемники. Гордиться

Будем древней нашей родословной,

Вера наша будет непреклонной.









    Иллюстрация Николая Фомина
    
    
    Оригинал на эрзянском языке: http://erziana.my1.ru/publ/stikhi/mastorava_kevejkeece_jovtamo_kiljava_vstuplenie/2-1-0-803
    

Жанр: Перевод
Форма: Рифмованное с классическим размером
Тематика: О родине, Мифологическое, Гражданское


02.01.11 г. Санкт-Петербург

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Стихи - Татьяна Ротанова (Вирява) - Решающая битва Килявы. Смерть Килявы. Плач по Киляве. Героический эрзянский эпос МАСТОРАВА. Перевод с эрзянского

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru