Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Стихи - Артур Арапов - А день, казалось, танцевал!
Артур Арапов

А день, казалось, танцевал!

А день, казалось, танцевал!
Под пение хористов лета -
детишек флейты и кларнета,
он приглашал гостей на бал.
Гость не заставит долго ждать,
не важно, поздно или рано,
возьмёт, да и придёт нежданно!
Трень - тре-е-е-ень... В 15.45
звонок послышался дверной.
"Она?! Неужто?! Боже мой!

Бегу, бегу, царица! фея!
Не зря мне снились эти сны!
А где же новые штаны?
а галстук? а носки? Скорее!
О, Боже мой... Не в ту штанину...
Не зря мне верилось в мечту!"
- Секундочку! Уже иду.
(и Пушкин Александр, как сыну,
с картины подмигнул: "Давай,
валяй, сынок, не оплошай!")

Казалось, протаранит грудь
сердцебиения припадок,
и спрячется душа меж пяток!
Раскрыл он дверь (как жизни суть),
а там...
- Привет! Не ждал? Напрасно.
Друзьям положено порой
делиться счастьем иль бедой,
закону физики согласно!
- Сосед?!
- А ты принцессу ждёшь?
- Я что, на глупого похож?

Сосед, задумчиво косясь
на галстук, на штаны поэта,
и на носок недоодетый,
сказал:
- О, нет, прекрасный князь,
Вы есть - пример для подражания!
Такая выправка, и стать,
что хоть сейчас портрет писать!
"Продлись, продлись, очарованье!" -
вскричал бы я, мой юный друг,
когда бы стал поэтом, вдруг!

С ним по соседству, с давних лет,
жил плотник -"половых дел мастер",
что, со времён Советской власти,
непревзойдённо клал паркет.
Наведываясь часто в гости
к поэту, под кваска глоток,
любил вести он монолог,
без словоблудия (со злостью!),
о мыслях странных, не Земных,
душевно явственно больных.

Их дружбы факт был налицо.
За неимением имений,
дружила их не общность мнений,
но звон душевных бубенцов.
Пусть кто-то с важностью заметит:
"звон - обитатель пустоты"...
Кротам не жить без темноты,
ну а без мёда - смерть медведю! -
таков ответ мой знатоку.
(что мудрецу, что дураку!)

Лев Зайкин все свои года
прожил на улице Меньшая,
из города не выезжая.
Простой мужик, герой труда.
Пол жизни на коленях ползал
(в буквальном смысле - как герой
в вопросах сферы "половой"),
стелил паркет - ловил занозы,
и приобщал свой организм
к беде с названьем ревматизм.

Прости читатель, не могу
не заострить на том вниманья,
что Лёва Зайкин, по призванью,
Не только враг был языку,*
но и мыслитель от природы.
И ни зашёл бы разговор
о нём, когда бы, с давних пор,
он не оставил позолоты
на сердце и на дне души
поэта, без кривлянья лжи.

Поэт, признаться, уставал
вникать в "бессмысленные бредни",
науки свет тысячелетний,
сосед, как видно, призревал.
Механику - считал убогой,
цивилизацию - бедой,
людской общественности строй -
дремуче-дикою берлогой,
Политику же - в пух и прах! -
так клял, что резало в ушах.

- Мой юный друг, народ живёт,
как будто только из пещеры,
ни разумения, ни меры,
что ни увидит - сразу в рот!
Попробуй отделить вопросы
от собственного естества!
Мировоззренье большинства -
"не дальше собственного носа"...
Уж как голубок не голубь,
предел глубин - утробы глубь -

для них важней, чем та Земля,
которую ногами топчут.
Снуют, воркуя дни и ночи,
себе же счастья не суля,
в навозных кучах копошатся,
учась друг дружку объедать -
тем самым, значит, выживать -
и тут же, инстинктивно, яйца
откладывая впопыхах.
Кому ни попадя, впотьмах,

передавая божий дар
и забывая, век от века,
предназначенье человека,
Эпохе с именем "базар"
вверяя продолженье рода!
Какой научный тут подход?
Кого на свет произведёт
впотьмах зачатая свобода?!
Увы, мой юный друг, увы!
Да, что скрывать? Ведь даже вы -

поэты - разумом ни зря,
ни в корень, ни во что-то между,
безумной тешитесь надеждой,
на Музу сердцем воспаря,
что вдруг наступит день чудесный,
и справедливость, как цветок,
взрастёт, на почве ваших строк,
рассыпав праздник повсеместный!
Щас-с! Дудки! Ты, мой друг, сперва
их научи вникать в слова!

Поэт не спорил, понимал:
с соседом споры - труд бесплатный.
Мысль пресекал тот беспощадно
любую, что не принимал.
Твердил он, вызубренным текстом:
- Мир, что на самом деле мал,
сквозь микроскоп себя поднял
в глазах своих же, выше места,
того, на чём века сидит,
необоснованно. Где стыд?

Жизнь - бизнес. Кто на что горазд...
Теперь любая обезьяна,
дай волю, инопланетянам
планету целиком продаст
за два банана... Небо в дырах.
Нефть - в дым. Занятно! Дым в - озон.
Творить благое не резон,
преуспевает жить - проныра.
Затем ли создана Земля,
что б стать заложницей рубля?!

Бывало, и его жена
(похожая на крокодила)
с угрюмым видом заходила.
- Пошли домой! - звала она. -
- Дашуля, тут у нас беседа...
- С твоих бесед в тоске весь дом!
И, потрясая курдюком*
(таща за шиворот соседа),
"Дашуля" ставила в пример
приёмы дурственных манер.

Однако, изредка, поэт,
того и сам не замечая,
стихи свои писал, мечтая
тоскою той же, что сосед.
И боль сжимала грудь поэта,
за мир, живущий кое-как,
погрязший в важности бумаг
и предрассудках этикета...
Хотелось выплеснуться прочь!
Да чем проймёшь в такую ночь?

Читатель мой - мой добрый друг,
прошу покорно, не обидься
на скупость рифм, пустеют листья
не без рифмованных потуг,
не без возвышенного слога -
без смысла, истины, души.
Что сочность рифм в прикрасах лжи? -
Одна духовная изжога.
Вон, звёздам в небе наплевать
на неуменье рифмовать!

Так, значит, так... В погожий миг,
урвав свободы лоскуточек,
Лев Зайкин вспомнил, между прочим,
что время "почесать язык".
Работа в лес не собиралась,
жена топтала огород...
Чай дохлебав, съев бутерброд,
прилёг передохнуть он малость,
но сон никак не приходил.
"Что ни отгул, то грех один! -

подумал он. - Пойду-ка я
к соседу: не ходил давненько.
Всего то двадцать две ступеньки,
а, будто в дальние края,
не доберёмся до общенья
нормального. На кой далась,
мобильно-сотовая связь?!
Алло! Алло... Эх, поколенье...
В бирюльки заигрались - смех,
а в душах - пустота да грех".

- А знаешь, Лев, - сказал поэт,
придвинув другу чашку чая.
- Как человека, удручает
меня не то, что счастья нет,
а то, что где-то происходит
несчастье, в этот самый миг,
под суету пустых интриг,
и зыбь на умственном болоте...
Тогда работаю, пишу,
и счастлив тем уж, что дышу.

- Ты - человек. И, - ясен факт! -
тебя могло бы не родиться.
Что счастье? - глупая жар-птица.
Со счастьем счастлив и дурак.
А, вот, попробуй-ка в несчастье
счастливым быть, хотя бы час,
да высечь смех из чьих-то глаз,
пусть над бедою и не властен -
вот это подвиг! Слёзы лить -
любой мастак. Спеши смешить!

- Ну да... Ты, как обычно, прав -
смех, как лекарство от недуга,
давно прописанная штука -
но, согласись, что от забав
вопрос проблемы не решится.
Навряд ли шутки смехачей
заменят истинных врачей.
Что смех? - несчастная синица
быть обречённая собой -
пустой игрушкою ручной.

- Философ ты, мой юный друг,
и сам себе противоречишь...
Смотри, какой чудесный вечер!
Какой дурман стоит вокруг...
- Дым от завода.
- А-а, не важно!
Картина в целом хороша.
Всё это - жизни урожай.
- Какой-то слишком уж вальяжный...
- Не порть художнику настрой!
- Маляр ты, братец!
- Сам такой!

Тут, по идее, дружный смех
со сцены зритель слышать должен.
Когда бы стал я чуть моложе,
возможно, взялся бы за грех -
учиться сотворенью пьесы...
Эх, жаль, что я не драматург,
уехать бы в Санкт-Петербург!
А так... всё тянет, ближе к лесу,
где голь русалочья в пруду,
в провинциальную среду...




    Примечание автора:
    Недавно заметил, что "А день, казалось, танцевал!"
    (9 часть поэмы "Роман в стихах. Поэт и Изабель")
    может являться отдельным произведением.

Жанр: Ироническое
Форма: Рифмованное с классическим размером
Тематика: Философское, О родине


2009/ Самара

© Copyright: Артур Арапов Отправить личное сообщение , 2011

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Стихи - Артур Арапов - А день, казалось, танцевал!

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru