Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Стихи - Семен Венцимеров - Поэт с Лубянки
Семен Венцимеров

Поэт с Лубянки


Да, все мы смертны, хоть не по нутру
Мне эта истина, страшнее нету.
Но в час положенный и я умру
И память обо мне сотрет седая Лета...

Из стихов Ю.В. Андропова

Юрий Вэлвович Либерман, тайный поэт,
Вам известен как Юрий Андропов...
Чем его оправдать? Оправдания нет.
За воспитанника агитпропов

Голосует единственный праведный факт:
Он стихам посвящает раздумья...
В них – еврейской души его светлый экстракт...
Дар скрываем из благоразумья.

Выдвиженец ежовских и «ягодных» лет
Стал объектом жестоких дискуссий.
Персонажа загадочнее в мире нет.
Не в моем он однако же вкусе.

Он родился в Нагутской... Кто мать, кто отец
Не прочтешь в биографии – дудки.
На каком языке изъяснялся малец
С дедом-бабкой? А сказки и шутки?...

Колыбельные песенки пела ему
На каком диалекте мамаша?
Засекречено напрочь. Зачем? Почему?
Юдофобна история наша.

Мама гения власти... Кто? Геня Файнштейн.
Вэлв, который был польским евреем,
Рано умер. А отчим, увы, «ныт ферштейн» --
Грек моздокский... В итоге имеем:

Он – Андропулос Юрий, дошкольник пока.
Грек стал отчимом добрым и мудрым.
Он воспитывал страстно чужого сынка.
Но однажды нерадостным утром.

Тот повторно трагически осиротел.
Мать «фабзайцам давала начатки
Музыкальных наук, чтобы тот, кто хотел,
Мог «Катюшу» сыграть на двухрядке.

Юрий то же осилил сперва ФЗУ.
Мат в тридцатые туберкулезом
Сражена. Т болезнь до сих пор, как лозу,
Косит смертных. К серьезным угрозам

Человечество также относит его.
Хоть имеется антибиотик,
Нано, лазер – а вот – не берет ничего,
Коль бацилла проникнет в животик...

Фотографии юного Юрия есть.
Каждый видит: на снимках еврейчик.
Как прожить сироте? Что-то надо же есть.
Без получки нет пшенок и гречек.

Поначалу Андропулос крутит кино.
Вскоре понял: работу Андропов
Находить будет легче. Такое оно –
Исповеданье... Ясен Эзопов,

Мой читателю-интеллигенту язык?
А до прочих – какое мне дело?
Вскоре в Рыбинске Юрий Андропов возник,
В водный техникум бухнулся смело.

А по тем временам это – вузу сродни.
Юрий шустрый такой комсомолец.
И характерец – сталь. Выживал без родни.
Заводила. Вожак. Доброволец-

Активист. Не случайно заканчивал ссуз,
Пребывая в нем платным комсоргом.
А тем временем чистки терзали Союз,
И казненные тухли по моргам.

Он приходит на Рыбинскую судоверфь,
Носит штурманку с «крабом» на тулье.
А в державе по-прежнему властвует смерть,
Но его и доносы и пули

Обошли и опять комсомольцы его
Вожаком избирают. На верфи.
А отсель – до «обоймы» всего ничего.
Он прорвался. Уселся на ветке.

В ярославском обкоме он первый теперь
Секретарь. Комсомольский. Но все же.
Он едва ль поднимался наверх без потерь
В плане совести, чести... Чуть позже

Новый шаг по карьерной стремянке. ЦК
Возглавляет он Карело-Финский.
Комсомольский. Как прежде. Но это – пока.
Вверх и вверх он идет без заминки.

Объяснение вовсе не в том, что его
Отличают большие таланты.
Всех высоких скосили – и нет никого.
Значит, мелочь встает на пуанты.

Впрочем, он энергичен и воля – титан!
Ну, а тут и война подоспела.
Он готовит комсоргов теперь – партизан,
Не заваливает это дело.

Штаб Карельского фронта один всю войну
Катастрофных не знал поражений.
Есть в том Юрия вклад? Несомненно! Ему
Вменено: для диверсий—крушений,

Нападений на базы врагов и штабы --
Подготовить отчаянных профи.
Их готовя, он строил фундамент судьбы,
Впечатлившей сообщество пробы.

Финский фронт – испытаний судьбы полигон.
Вся судьба – из карельских сугробов...
В этом штабе единственный, кто без погон,
Комсомольский цековец Андропов.

Был в Победе андроповский маленький вклад,
Как и каждого, кто состоялся...
А потом по партийным ступенькам подряд
Шел Андропов – и не оступался.

Первым шагом – горком и Карельский обком.
Одновременно в Петрозаводске
Добывает университетский диплом –
Образованность в нужной доводке.

Середина столетья. И Юрий – в ЦК.
Он инспектор и зав. подотделом.
А потом – в Будапеште послом. Там рука
Из титана нужна, чтобы смелым

И решительным был дипломат. Он таким
Проявил себя в дни заварушки.
Ожиданья восставших рассеяны в дым,
Били наши их танки и пушки.

Возвратился с победой Андропов в ЦК.
Новый шаг: он теперь завотделом.
В иерархии должность его высока.
А по сути: затакт перед Делом.

И такой же затакт – секретарство ... В судьбе –
Тихий шаг в незаметной карьере...
И внезапно Андропов – глава КГБ.
Вот вам Слово и Дело. По мере

Пребывания на главжандармском посту
Рекордсменом останется явно.
Я – из СССР и жандармов не чту –
Жалко жили в стране и бесправно.

Лицемерили все, а о правде – молчи.
«Одобрямсили» всякую ересь.
И подслушка была, а кругом – стукачи.
Жили тускло, в себе изуверясь.

Он пятнадцать годков за страной надзирал.
«Стук» с подслушкой – с его одобренья.
А потом о н в ЦК – генерал-секретарь,
Самый главный... Но это – мгновенья...

Лишь два года поцарствовал бедный еврей,
И больной и усталый донельзя.
Бог не дал развернуться, прибрал поскорей –
Пусть уж чукча какой или эрзя

Правят дальше теперя великой страной.
Может им это лучше удастся?
А евреи тихонько пройдут стороной,
Чтоб на черных делах не попасться.

Что еще рассказать? Был он дважды женат.
О Енгалычевой. Звали Ниной.
Это Рыбинск еще. С Ниной – двое ребят.
Дочка – Женя (в честь мамы любимой),

Сын – Владимир –(в честь папы). Владимир-сынок
По дурной покатился дорожке.
Сам-то Юрий от Нины ушел и не мог
Повседневно стоять на порожке,

Контролировать сына. Отец для войны
Партизанских комсоргов готовит.
Безнадзорные в банды уходят сыны
Их милиция доблестно ловит.

Воровал позабытый сынок. Отсидел.
Перебрался в Тирасполь, где умер...
Проглядел сына Вову отец, проглядел –
У судьбы с горькой примесью юмор.

Ярославль... Дочка Женя по-прежнему тут,
Где при маме взрослела, при Нине.
Медицинский закончила здесь институт.
Вот и все о семьи половине.

А в Карелии Юрий Татьяну нашел.
С ней и прожил всю жизнь до кончины.
В сорок первом сын Игорь в семейство пришел.
Чуть позднее – дочурки Ирины

Слышит лепет Андропов. Ирина филфак
МГУ-шный закончила ладно.
Муж – Филиппов-актер. Замечатеьный брак.
«ЖЗЛ» издавала отрадно

И «Советскую музыку». Папа ушел –
И закончился брак. А Филиппов
Позже Гундареву в «Маяковском» нашел –
Весь сюжет не для разовых клипов.

А Ирина на пенсии – годы, увы –
В жизнь свою никого не пускает.
Не желает о прошлом досужей молвы.
По отцу только сильно скучает.

Игорь-сын отучился в престижном МГИМО
И карьеру успешную делал.
При всевластном отце шло все будто само,
Он особо в министры не целил.

Был в Афинах послом. Там измену жены
Обнаружил. Сорвался и запил.
Был отозван в Москву. И отметить должны:
Что «мальчишки» в отсутствие папы

Оказались сестер очевидно слабей,
Через жизнью слегка пасовали.
И была Чурсина – он женился на ней.
Этот брак был с брачком – разорвали.

Он вернулся опять к изменившей жене.
Что за жизнь, если чашка разбита?
Я такое понять не способен вполне –
У разбитого Игорь корыта.

Правда, в МИД’е по-прежнему служит сынок.
Он посол по особым заданиям.
Имя держит в обойме. Отец – царь и бог,
Игорь – властным занятен компаниям.

Девяносто могло бы отцу настучать.
В этом возрасте многие живы.
Об Андропове снолва толкует печать
Словно нынешней мало поживы.

Политологи спорят. Историки врут.
Кем был: ангелом праведным или?...
Снова копья ломают и логикой бьют,
Про еврейство все фактики слили.

Полагают, что был у Андропова план,
Как державу спасти от развала.
Только. Жаль. Не успел. А Китай-великан
План осилил в порядке аврала.

И успешно выходит в борьбе мировой
Шустро в лидеры без колебаний.
Признаю: был Андропов мужик с головой,
Сомневаться в чем нет оснований.

Что осталось за кадром покуда? Он был
Супер-скромным в быту человеком.
Не хватал у державы, не рвал, не копил
И в наследство ни налом ни чеком

Ничего не оставил потомкам. Причем
Генеральскую долю зарплаты
Отправлял без шумихи тайком в детский дом.
Вы берите пример, скорохваты!

А еще он писал неплохие стихи,
Что у Господа стало заслугой.
Приведу напоследок четыре строки –
Я проникся питавшей их тугой...

Мы бренны в этом мире под луной,
Жизнь - только миг, небытие - навеки,
Кружится по Вселенной шар земной,
Живут и умирают человеки...

    

Жанр: Поэма
Форма: Рифмованное с классическим размером
Тематика: О родине
Включено в подборку: Посвящения поэтам


© Copyright: Семен Венцимеров Отправить личное сообщение , 2008

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

15.08.2008 12:40:31    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Да тут тянет на статью из энциклопедии! :-) Есть несколько опечаток и кое-что можно было бы подсократить, но в целом интересно и познавательно.
     
 

15.08.2008 13:24:06    Семен Венцимеров Отправить личное сообщение    Спасибо за то. что просчитали.
А без опечатков не получается -- подслеповат-с...
     
 

Главная - Стихи - Семен Венцимеров - Поэт с Лубянки

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru