Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Павел Павловский - Глава 1. Встреча с Клаусом.
Павел Павловский

Глава 1. Встреча с Клаусом.

    Каждый из нас когда-то верил в чудеса. Когда, спросите вы? Я отвечу Вам: в те самые счастливые времена нашей жизни, когда мы были детьми. С нами могли случаться разные волшебные вещи, нам могли открываться иные мира, и тайны непостижимого были так просты. О, как давно это было, в те самые времена, когда мы все были неподдельно искренними, невинными и по-настоящему счастливыми.
    Но со временем всё меняется. Вырастая, каждый из нас хочет верить только в то, что он видит, слышит и может потрогать руками, всё остальное - это уже вымысел, который создало наше воображение. И, теряя связь со сказкой, мы теряем часть красоты нашей души.
    Но ещё остались люди, которые не верят во взрослый мир, именно он кажется им мифом. Такой была и эта милая старушка, которую звали София. Так её называли все окружающие люди: дети, взрослые внуки, соседи. Почтительный возраст, а значит, соответствующее имя. София – звучит достойно и респектабельно. Но самой старушке, с добрым лицом и живыми, не по возрасту, глазами, это не нравилось. В глубине души она оставалась Софи. Так её звала мама и её братья, так её называл весь мир, когда она была маленькой девочкой, в те далёкие времена неподдельной и искренней красоты. Мало ли странностей, скажете вы, у пожилых людей. Наверное, не меньше, чем у всех остальных, отвечу я вам. Поэтому старушка Софи не пыталась найти понимания среди своего взрослого окружения, ей это было не нужно. Самыми верными её друзьями оставались дети, пока они не вырастали, а до этого времени Софи гуляла с ними по бескрайним полям, которые окружали небольшой городок, где она жила. Старушка рассказывала детям разные необычные истории, утверждая, что сама лично была героиней многих из них. Так я узнал про волшебную страну золотых снов и всех её героев и, конечно же, про девочку с рыжими, как огонь, волосами. Все в округе звали её Софи, а те, кто особенно любил, называли девочку Рыжим цветком. Именно с неё и началась вся эта история.
    
    
    
    Нежный снежок покрывал всю землю. Красиво и легко снежинки кружили с небес к земле, укрывая её белым покрывалом. Особенно грациозно они смотрелись, когда жёлтый свет фонарей освещал их падение. Осенний город, укутываясь в белые одежды, становился элегантнее, скрывая серость простых будней, характерную для этой поры года. День прощался с людьми, и люди прощались с днём.
    - Да, наступает зима! - слышались слова прохожих со всех сторон. В этих разговорах чувствовались нотки грусти и радости. Зима - сказочная и суровая пора для маленького горного городка. Поэтому дух силы и безмятежности несло это место для всех его жителей.
    Маленькая Софи, как и все окружавшие её прохожие, стремилась быстрее попасть в тёплый дом.
    - Снег, ура, скоро Рождество! Время праздников и необыкновенного весёлого настроения! - возбуждённо повторяла девочка сама себе.
    Почему-то, когда выпадает первый снег, большинство людей вспоминают про этот праздник. С этой мыслью и Софи бежала к себе домой. Она была очень впечатлительной натурой, она уже родилась маленьким романтиком, поэтому такое простое чудо, как первый снег, пробудил в ней не просто хорошее настроение - девочка была счастлива. Она порхала по любимым улочкам, которые были заполнены маленькими торговыми лавками и магазинчиками. Витрины пестрили разными вещами, от которых захватывало дух. Красивые белокурые куклы, плюшевые медведи, дотрагиваясь до которых, хотелось произнести только одно слово - «нежность», жили по соседству с шёлковыми платьями и безупречными детскими туфельками, а ещё здесь был такой запах, от которого кружилась голова. Неудивительно, ведь именно в этом месте, неподалёку от магазинчика, где всегда продавали только живые цветы, расположилась лучшая кондитерская в городе, там готовили самые вкусные пирожные и шоколад. Нужна ли была ещё какая-нибудь дополнительная причина, чтобы называть это место волшебным? Конечно же, нет! Проходя здесь каждый день, Софи уносила домой очередную мечту, и особенно это ощущалось в это время, когда наступала зима, и не за горами был самый любимый праздник – Рождество. Украшенные разноцветными огнями витрины привлекали всё сильнее, и с каждым днём путь домой становился всё длиннее. На первый взгляд, таким необычным был и тот памятный вечер.
    Уже темнело, но горящие фонари отпугивали надвигающиеся сумраки. Сегодня Софи хотелось быстрее оказаться дома и поделиться со всеми родными своим прекрасным настроением. Она хотела, чтобы всем вокруг было так же хорошо, как и ей, хотелось, чтобы весь мир смеялся и веселился вместе с ней. Ведь в такой чудный вечер по-другому не могло и быть. Казалось, вот-вот, одно мгновение - и девочка взлетит, закружится в ритме с падающими снежинками. Именно поэтому она неожиданно для себя остановилась возле витрины магазина, где продавали животных и птиц. Как и любой ребёнок, она любила захаживать в подобные места с мыслями о том, что когда-нибудь вот этот весёлый ушастый щенок… или нет, вот этот пушистый и милый котёнок станет её сокровищем, которое она будет так же сильно любить, как её любят родители. Но не это привлекло её внимание в этот раз. В самом центре зеркальной витрины стояла огромная кованая клетка, в ней сидел большой попугай, который не был похож на тех, которых Софи видела раньше. Не яркое оперение и потешное поведение манило к этой птице, а грустные глаза и задумчивый взгляд заинтересовали девочку со сверкающими от счастья глазами.
    - Как странно. - подумала она. - На улице такая красота, и люди кругом такие весёлые, а эта птица живёт в такой большой клетке, в тепле и накормленная и почему-то грустит.
     Неизвестно, почему малютку Софи всё это так заинтересовало, но она позабыла о том, что спешила домой. Доброе сердце заставило её открыть дверь и зайти внутрь магазинчика.
    Она смотрела на попугая, который не обращал на неё никакого внимания. Наверное, за время пребывания здесь он уже привык к такому поведению людей: они постоянно глазели на него, а потом, насмотревшись, уходили прочь. Но не любопытство привлекло Софи, её сердце наполнялось той же грустью, которой была поглощена птица. Девочка поняла: серый попугай тоскует, тоскует о своём доме, о том мире, который был его родиной и который, конечно же, никак не был похож на красивую кованую клетку. Так она молча стояла и долго смотрела на обладателя грустных глаз, пока её не заметил торговец животными.
    Старый продавец лукаво улыбнулся и со словами «Что, хочешь найти себе друга?» пригласил девочку Рыжий цветок к своему прилавку.
    О, чего только не предлагал старик: балованные котята, потешные щенки, сладкоголосые птицы и безмолвные рыбки и даже такой редкий товар, как бабочки, обладавшие нежной и хрупкой красотой.
    - Всё, чего только пожелает твоя душа, девочка, любой из них готов стать твоим другом. Выбирай.
    Старый торговец сделал символический жест рукой по своему магазину, подтверждая искренность своих слов. И он был прав, выбирать было из чего. Софи показалась, что она на ярмарке, на которую ездит с родителями каждый год. Всё выглядело так привлекательно и, одновременно, всё было так безлико.
    - Всего так много, – растерялась она. И вдруг Софи вспомнила большую кованую клетку и птицу, которая грустила в ней.
    - Я хочу посмотреть этого попугая, он мне очень понравился и мне кажется, что ему нужна дружба больше всех остальных.
    Услышав слова Софи, старик сморщился, как старое сморщенное яблоко, до такой степени его поразил выбор этого ребёнка.
    - Девочка, зачем тебе эта старая облезлая курица? Наверное, ему лет больше, чем мне.
    - Я почувствовала его грусть, он нуждается в чьей-то любви. Попугай тоскует, и я хочу попробовать развеять его печаль. Я хочу помочь. – утвердительно произнесла Софи. - Ведь каждый достоин быть понятым и утешенным, даже птица. Я совсем ещё маленькая и многих вещей не понимаю, но сострадать и помогать я уже научилась.
    Старый продавец снова лукаво улыбнулся. Ему понравилось то, что сказала эта рыжеволосая девчушка, похожая на красивый летний цветок.
    - Да, немного встретишь сейчас таких необычных детей. Знаешь, он у меня совсем недавно, но на него мало кто обращает внимание. По-моему, это не самый выгодный товар, который попадался мне за мою жизнь. Скоро рождество, время волшебное и необычное, время чудес. Я хочу тебе его подарить. Я тоже хочу сделать кому-то приятно и кого-то осчастливить. Пусть это будешь ты, забирай птицу, она твоя.
    С этими словами старик подошёл к клетке и протянул её Софи. От радости своего приобретения девочка засветилась больше прежнего, ощущалось, как от неё исходит чистый и тёплый свет, сейчас он мог согреть всех вокруг.
    На улице всё ещё шёл снег, стало совсем темно, но людей было по-прежнему очень много, и чувствовалась людская суета, которая многим нравилась и поддерживала в них хорошее настроение. Софи бежала с клеткой домой еще быстрее, чем раньше. Теперь она несла своим родным не только радость в своей душе, но и неожиданный сюрприз, который преподнесла ей судьба.
    Весь дом сбежался на её крик о том, что с ней случилось чудо, чудо, которое подстать рождественскому празднику. Все увидели закрытую клетку, которую девочка уже успела затащить на высокий деревянный стол.
    - Ну, что тут у тебя, Софи? - с заинтригованным видом спросила мать.
    - Быстрее покажи, Софи! - кричали братья.
    - Вот моё чудо!
     Воздушное покрывало легко упало с клетки, и всеобщему взору открылся попугай с совершенно не привлекательным, грязно-серым оперением. Он сидел так же неподвижно, как и в магазине, и с таким же, как и раньше, безразличным видом смотрел на окружающих его людей.
    - Вот так чудо, - захихикали братья. - Птичка, которая похожа на облезлого петуха! На жаркое и то, наверное, выбирают лучше.
    С хохотом мальчики убежали играть в свои игры, от которых оторвала их сестра.
    - Мама, ведь это неправда, посмотри какой он хороший. Моя милая птица, мой грустный Клаус.
    Улыбнувшись, мать обняла дочку и произнесла:
    - Да, ты права, он очень красивый, ты будешь о нём заботиться, и он станет ещё прекраснее. Я думаю, он полюбит тебя так же, как ты уже любишь его. Он будет тебе настоящим другом.
    - Он уже мой друг.
    Софи рассказала матери, как она нашла попугая среди праздности необычного зимнего вечера. И после всего сказанного клетка оказалась в маленькой спальне, где жила рыжеволосая девочка. Комната отражала свою маленькую хозяйку. Здесь царило счастливое детство. На огромном покрывале из разноцветных лоскутков лежали открытые книжки о дальних странах и приключениях. С деревянных полок смотрели плюшевые игрушки, а в плетёных сундучках, расставленных по всем углам комнаты, хранились любимые наряды и дорогие сердцу безделушки, которых у Софи уже было предостаточно. И весь этот умело созданный маленький мир принадлежал только ей одной.
    И когда в доме все уже улеглись спать, а на небе вспыхнули звёзды, глядя в окно, она решила, что разделит свой мир со своим новым другом.
     Всё вокруг погружалось в тишину, и лишь старые огромные часы в гостиной нарушали состояние безмолвных зимних вечеров. Снег за окном шёл больше прежнего, замело все дороги, и вьюга стала властительницей всего города. Особенно хорошо находиться в тёплом и уютном доме, когда за окном такая погода. Девочка сидела на своей постели, осторожно расчёсывала свои рыжие локоны и задумчиво смотрела в окно.
    - О чём ты думаешь дитя? – вдруг неожиданно послышался чей-то голос.
    - Кто здесь?
    - Не бойся меня, Софи, это я, твой новый и верный друг. Друг, которого ты пожалела и решила сделать счастливым.
    - Это ты Клаус? – Софи была поражена, с ней говорила птица. - Я не могу поверить, неужели это ты разговариваешь со мной? Этого не может быть!
    - В этом мире нет ничего невозможного, милое дитя, да, это я. И я не просто облезлая курица, как все меня называют, я райская птица, родом из волшебной страны. Рядом со мной всё нереальное становится реальным, поэтому сейчас ты слышишь мой голос и можешь разговаривать со мной.
    Вскочив с постели, всё так же не веря во всё происходящее, Софи осторожно подошла к клетке. Её большие зелёные глаза отражали недоумение, ей казалась, что она спит и всё только сон, который исчезнет, лишь только она проснётся. Но сомнения стали таять очень быстро, когда «облезлая курица», как её называли старый торговец и братья, стала преображаться на глазах. Тусклое серое оперение исчезало, и вместо него золотой свет залил всю комнату. Он исходил от Клауса, грустные глаза которого ожили, и от прошлого мрачного облика не осталось и следа.
    Всё увиденное поражало Софи, она долго не могла произнести ни единого слова и лишь когда птица с золотым оперением опять безмолвно посмотрела в глаза девочки, с её губ смогли слететь очередные слова.
    - Кто ты?
    - Я Клаус, ведь так ты меня назвала. Я твой друг. Открой мою клетку, и я расскажу тебе, кто я и откуда появился. Ты узнаешь всю мою историю, историю, которую я не рассказывал никому.
     «Рыжий цветок» распахнула место заточения волшебной птицы и, сев на маленький стульчик возле кровати, не сводила своего взгляда с прекрасного творения, которое возникло перед её глазами.
    - Какой ты красивый, ты сказочно красив. Видел бы тебя сейчас торговец, он ни за что на свете не отдал бы мне тебя.
    - Этот старик очень сильно любит блеск монет, а не свет любви и красоты, поэтому моя душа не была открыта ему, впрочем, как и всем остальным, кто был рядом со мной все эти годы. – расправив уставшие крылья, Клаус продолжил. - Ну да ладно, не хочу больше говорить о прошлом, нет нужды возвращаться туда, где ты больше никогда не будешь, даже своими мыслями.
    - Как же ты смог очутиться в этой лавке?
    - Нежное дитя, ты такое доброе создание, что когда я тебя увидел, мне сразу захотелось раскрыть тебе душу. Поделиться своей печалью, которая тяжёлым грузом лежит на мне долгие годы, отравляя всю мою жизнь и растрачивая волшебную силу, которая должна творить только красоту, а не быть в угнетении. Сядь возле меня, и твой старый Клаус расскажет тебе о волшебной стране и её жителях, которые все вместе были моей семьёй, были моим домом.
    Рыжий цветок поглотила интрига всего происходящего, она безмолвно выполнила просьбу Клауса. Ей быстрее хотелось узнать грустную историю необычной птицы, ведь не каждый день удаётся переступить границы недоступного и окунуться в мир волшебства.
    - Давным-давно, это было так давно, что я даже не помню, сколько лет прошло с тех пор, как всё это со мной произошло, я жил в стране золотых снов. Это волшебное место, и его невозможно найти ни на одной карте вашего мира, для простых людей это место остаётся тайной.
    - Почему, Клаус?
    - Потому что большинство людей не верят в чудеса, поэтому они не смогли бы принять мир, который существует за пределами их понятий, а это бы означало гибель для сказочных жителей. Поэтому только избранные из вас могли побывать в стране золотых снов и убедиться в том, что всё, что там происходит, реально. Там творятся ваши сны!
    - Наши сны?
    Софи была так удивлена, что опять на мгновение ей показалось, что она спит, но показывать виду она не стала, ведь это могло расстроить Клауса, а он ей поверил.
    - Именно так, мой маленький спаситель, ваши сны. Иногда очень красивые и трепетные, беспокойные и ранимые, цветные, а иногда – безликие.
    - Но, Клаус, ведь иногда могут присниться совсем не невинные сны, а просто кошмары. И они тоже рождаются в твоей стране?
    Птица с золотыми перьями на одно мгновение замолчала и в её глазах опять появилась уже знакомая грусть.
    - В том-то вся и беда, Софи: как в вашем, так и в нашем мире, есть добро и зло, они вечно ведут борьбу, они в вечном противостоянии. И за кем будет победа, зависит, какие сны будут сниться людям.
    - Значит, когда мне снится плохой сон, в вашей стране побеждает зло, а когда хороший, то добро?
    - Что-то вроде того.
    Чем больше попугай рассказывал девочке свою историю, тем больше она ему нравилась. Софи так внимательно его слушала и не по-детски пыталась поддержать беседу, что Клаус убеждался, что не ошибся в её сердце, чувственно и спокойно оно принимало чужую боль.
    - А при чём же здесь ты, Клаус?
    - В том, что в самый трудный момент я не смог защитить добро, в этом моя беда. Все жители страны золотых снов обладают волшебной силой, поэтому вам сняться такие разные сны, но среди нас были особые герои. Эльфы-пакриоты, они жили в волшебном лесу, который должна была охранять моя семья.
    - У тебя была семья?
    - Да, такие же райские птицы, какой ещё иногда снова могу быть и я.
    - Что же случилось с вами?
    - Эльфы-пакриоты были похожи на бабочек, прекрасных бабочек с золотыми крыльями. Порхая по волшебному лесу, они дарили золотую пыльцу, вдыхая которую, все остальные жители нашей страны становились добрее и счастливее, а значит, и вам, людям должны были сниться только добрые и цветные сны, а райские птицы должны были охранять лес и эльфов от зла.
    - Даже в волшебной стране с таким красивым названием есть зло.
    Софи сказала это так печально, что Клаус сразу почувствовал, что девочка в эту минуту переживает разочарование, что нигде, даже в волшебном мире, нет гармонии.
    - Милая Софи, ты достойный собеседник. Твои внимание и чувствительность заслуживают преклонения. В мире всегда существует противостояние, не важно, простой это мир или волшебный. Если бы не было этого, мы не смогли различать, где добро, а где зло. Страна золотых снов не являлась исключением, поэтому даже там существовали силы, которые угрожали нашему благополучию и противостоять которым были призваны мы, райские птицы. Их звали гавры – маленькие злые существа, которые появлялись неожиданно, и никто не мог понять, откуда они брались. Их тельце было так мало и ничтожно, как и их души. Они служили сильному и могущественному существу, которое было самим злом. Его звали Чёрный Лафродий, он был младшим братом нашего правителя, волшебника Лафа. Когда пришло время унаследовать страну золотых снов, то Лафродий не смог смириться со своей второстепенной ролью младшего брата-правителя. Его решением было продать свою душу тёмным силам и стать их повелителем. Но ненависть к своему брату и несмирение погубило его окончательно. Лафродий видел целью своего существования уничтожение волшебного леса и эльфов-пакриотов, так можно было погубить страну золотых снов, превратив её в страну кошмаров.
    - Что произошло, Клаус?
    - Порожденные ненавистью, появились гавры, которые стали реальной угрозой для нашей страны.
    - Как же они могли навредить вам, когда каждый из ваших жителей сам был волшебником?
    - О, в этом-то и заключается печаль всей моей жизни. Свет золота, который исходит от меня - это не просто свет. Это и есть та сила, носителями которой была вся моя семья. Излучая его, будучи сами этим светом, мы защищали себя и волшебный лес. Ничтожные гавры не могли подойти к нам близко, они сгорали от него и, таким образом, все мы были в безопасности, но было одно условие. Условие, нарушив которое, мы могли лишаться своего золотого света, и тогда каждый из нас был беззащитен перед гаврами. Птица без золотого оперения, становилась их добычей, они пожирали её волшебные перья, и она либо становилось пленницей, либо погибала. С каждой такой победой гавров наш лес становился беззащитнее, а эльфов-пакриотов всё меньше.
    - Как же можно было лишиться чудо-света?
    - О, очень просто. Нужно было лишь пасть духом и поддаться на уговоры, которые несли нам силы зла. Пообещав лучшую жизнь, чем мы имели, овладев нашим сознанием и предав миссию, которую на нас наложили, мы теряли свою силу и покорялись злу.
    - И много ли было среди вас таких предателей?
    - Нет. Только двое.
    Клаус вздохнул, задумчиво взглянул в окно, за которым по-прежнему шёл снег. Немного помолчав, он продолжил.
    - Благородство нашего рода было великим. Нас любили все, к нам прислушивались многие, и даже великий Лаф часто советовался с моим отцом в принятии своих решений. Но отражение в воде иногда может быть искажено ветром и дождём, и такими стихиями оказались мой брат Дустан и …
    Молчание Клауса было таким тяжёлым и горьким, что Софи сразу догадалась.
    - Не надо, Клаус, я всё поняла, это был ты. Я вижу, как тебе тяжело, ты можешь не продолжать, если хочешь.
    - Нет, Софи, хоть сейчас, через столько лет, надо набраться смелости и быть честным в первую очередь перед самим собой. Спасибо тебе за поддержку, мой маленький друг, но я бы хотел продолжить свой рассказ. Дустан с самого рождения не был таким, как все мы. Он хотел иной жизни. Его не привлекало быть просто свободной птицей, а тем более птицей, на которую ещё и возложена миссия охранника и философа. Ему были знакомы чувства, которые были неведомы нашей семье. Он хотел славы и власти, он искал освобождения от своего предназначения. Поэтому он легко поддался на уговоры, которые принесли ему гавры. Дустан лишился золотого света и, поглощённый тьмой этих подлых существ, он согласился служить мраку. На что он только стал похож, это было ужасно! Из райской птицы он превратился в посланника зла. Яркое золотое оперение стало черным и рваным. Взгляд, наполненный благородством и силой, сменился ненавистью и злобой. Потеряв своё совершенство, он стал правой рукой чёрного Лафродия. Дустан стал его проводником в мир нашего волшебного леса.
    - Я не понимаю, Клаус, как ты смог совершить такую ошибку, когда ты видел, как низко пал твой брат, во что он превратился и чему он стал служить.
    - Милое дитя, я был слишком молод, слишком неопытен. Тогда не было во мне необходимой мудрости для собственного спасения, и это погубило всю мою семью. В один прекрасный день, когда я просто наслаждался жизнью, когда рядом со мной были мои друзья крылатые эльфы, гавры вместе с моим братом Дустаном появились в моей судьбе. Несмотря ни на что, я любил его, и, когда он возник на моём пути, я не отвернулся от него. Вся его речь была очень яркой, он говорил о том, как прекрасна его жизнь, как перед ним преклоняются и как он счастлив и, самое главное, Дустан говорил о свободе, которая никем и ничем не была скована. Он сказал, что я должен жить так же, я достоин этого. И я поверил, на мгновение мой разум помутился, свет моей души стал гаснуть, а вместе с ним и красота моего оперения, я становился беззащитным, всего лишь мгновение - и гавры пленили меня, мои перья были подточены, и свет уже не мог спасти. Я был в их власти и власти моего брата. Будучи наследником короны, я должен был унаследовать охрану волшебного леса, а вместо этого был порабощён собственной гордыней и неопытностью. Это опечалило моего отца и весь наш род, тоска и уныние напали на прекрасных и гордых птиц. Многие были этим сломлены, их оперение также теряло силу, и они становились такими же беззащитными перед ничтожными силами зла, как и я. Лес терял своё величие, мои друзья эльфы-пакриоты уничтожались чёрным Лафродием так быстро, что страна золотых снов погружалась во тьму. Страна теряла свою любовь и доброту. Все жители впускали в своё сердце зло либо теряли волю. Это было началом конца для золотого времени, и я был тому виной. Пленённый, но не покорённый, я ожидал своей участи в сетях гнева Лафродия и моего брата Дустана, отвергнув предложение перейти на их сторону. Чёрный волшебник наложил на меня проклятие, он сослал меня в ваш мир томиться на долгие годы и страдать от своей вины. И вот уже прошла целая вечность, как я путешествую по разным торговым лавкам, новым хозяевам и странам, так и не найдя пристанища и покоя для своей души. Вся моя жизнь - это путь, пройденный по дороге моих слёз. И знаешь, Софи, я даже не знаю, какова судьба волшебной страны и всех её жителей. Груз души убивает в бесконечности.
    Сердце маленькой Софи сжалось. Она хотела успокоить райскую птицу, но понимала, что любые слова бессмысленны.
    - Клаус, но ведь каждый имеет право на ошибку.
    - Не на такую ошибку, Софи. Не на ошибку, которая стоит судьбы целой страны, тем более, такой прекрасной, как страна золотых снов.
    Бессилие было не в характере маленькой девочки, поэтому она задала естественный для себя вопрос.
    - Неужели ничего нельзя сделать?
    - Необходимо оживить волшебный лес, вдохнуть в него свет, который когда-то погас. Это сможет сделать только храбрый сердцем и сильный духом, лишь только такой, попав туда, сможет совершить чудо, в котором так долго нуждается моя страна.
    - Что именно надо сделать, Клаус?
    - Нужно бросить вызов злому волшебнику и вступить с ним в борьбу, которая будет проявляться в смелости и противостоянии. Победит тот, кто не поддастся на уговоры этого коварного злодея.
    Клаус замолчал, Софи тоже не могла больше ничего спрашивать, она устала и была слишком опечалена всем услышанным. Никогда в своей, пока ещё маленькой, жизни, она не сталкивалась с чьим-то горем. Её родной дом, её родители и братья жили всегда в радости и гармонии друг с другом, ей казалось, что весь мир живёт по таким же законам. Все вокруг счастливы, все любят друг друга, жизнь прекрасна и каждый, кто встречается на её пути, чувствует то же самое.
    Ночь отступила, снег уже перестал идти, метель успокоилась. Белоснежное нетронутое покрывало поглотило весь маленький городок, который расположился недалеко от огромных и могущественных гор. Открыв глаза, Софи снова увидела большую кованую клетку, где по-прежнему сидел серый попугай. Он безмолвно смотрел на свою новую хозяйку, и казалось, что всё произошедшее прошлой ночью было всего лишь сном.
    - Клаус! - Софи повторила несколько раз имя попугая, но он не обращал никакого внимания на девочку.
    - Может быть, мне действительно всё приснилось, – с этой мыслью Рыжий цветок в красивом зелёном платье, которое так гармонично сочеталось с её огненными кудрями, спустилась вниз к завтраку, а потом отправилась в школу. Весёлое настроение, переполнявшее её весь вчерашний день, отступило перед сегодняшней задумчивостью. Весь день она только и думала о Клаусе и о том, что ей рассказала эта птица, пусть даже это был всего лишь сон.
    - Я хочу помочь. - говорила сама себе Софи. – Клаус неспроста открылся мне.
    Поглощённая собственными мыслями - задумчивый образ кружил над ней целый день - она даже не заметила, как снова наступил вечер. Свет жёлтых фонарей опять отпугивал черный цвет ночи, неожиданно спустившейся с гор. И вновь хлопья белого снега летели с небес. И вновь Рыжий цветок спешила домой, ей нетерпелось увидеть Клауса и опять постараться разговорить волшебную птицу.
    - Клаус, на дворе опять вечер, посмотри в окно, там вспыхнули первые звёзды. Теперь ты опять можешь открыть мне свою тайну.
    - Как ты догадалась, Софи, я могу оживать по-настоящему только ночью, – при этих словах комнату вновь залил свет золотых перьев.
    - Ведь ты из страны золотых снов, а сны в основном сняться ночью. Все тайны принадлежат ночи, а значит, и твои тоже.
    - Ты не по годам умная девочка.
    - Нет, я очень наивная и верю в вещи, которые все остальные считают глупостями. Поэтому сегодня днём я поняла, что всё, что со мной произошло прошлой ночью, не просто сон, это правда.
    Софи посмотрела на тёмное небо, изрешечённое серебряными звёздами, потом на Клауса с золотым светом. Было понятно, что она хотела что-то сказать, сказать, что-то очень важное.
    - Звёзды и ты, мне кажется, неотделимы и, наверное, твоя страна находится на одной из тех далёких светил. Кто-то может сказать, что если одна из них погаснет, наш мир немного потеряет, но я-то знаю: утрата будет невосполнимой. В нашей вселенной нет ничего лишнего, и каждая потеря - это трагедия. Я хочу помочь тебе, Клаус.
    Наверно, вчера, когда попугай рассказывал свою историю Софи, он надеялся, что она скажет ему это, но сегодня он испугался за неё.
    - Ты слишком мала, ты не справишься, у тебя не хватит сил.
    - Но ты ведь сам говорил, главное - храброе сердце и быть сильной духом.
    - А ты уверена, что ты действительно сильная, ты уверена в этом, дитя?
    - Я не знаю, Клаус, но ведь пока не попробуешь, не поймёшь.
    - Я не знаю, что тебе ответить, Софи, но ещё тогда, когда ты открыла дверь торговой лавки, я почувствовал, что ты та, кто может заново пробудить величие страны золотых снов. Наша встреча не случайна, у тебя храброе сердце и добрая душа, это всегда будет спасать тебя. Отправляйся же туда, где волшебство - обычное дело, а всё нереальное есть истина.
    - Как я смогу попасть туда?
    - Возьми это перо, дотронься его кончиком до своего лица - и ты окажешься там, куда так стремишься. Береги его, оно будет твоим проводником на моей родине, оно поможет тебе найти друзей и спасти их в трудную минуту. Не забывай обо мне, моё возвращение в золотые сны будет возможным лишь только тогда, когда будет освобождён волшебный лес, когда крылатые эльфы снова будут свободными. Это единственный способ искупить свою вину, которая столько лет лежит тяжким проклятьем. Прощай, душою я всегда с тобой, нежное дитя.


    

    

Жанр: Притча, сказание, сказка, Детское


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Павел Павловский - Глава 1. Встреча с Клаусом.

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru