Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Даниел - О кошачей и человеческой любви
Даниел

О кошачей и человеческой любви

    1.
    Гулять по ночному городу Шоки было приятно.
    Сама планета благоприятствовала таким прогулкам. Здесь, даже зимой было тепло. Шоки отлично научились колонизировать планеты. Даже такие маленькие и казалось бы бесполезные как эта. Вторая планета от звезды. Огромный, круглый кусок камня, и тот Шоки превратили в рай. Высокий, подпирающие небосвод, элегантные башни, из белого камня. И деревья… в высоте не уступающие башням, толщиной тоже. Ветки деревьев сплетались и накрывали землю тенью. Той тенью, что так радует в жаркий день. Под ногами не было бегущих тротуаров, не было даже бетона. Только нежная зелёная травка, и тропинки. Просто протоптанные тропинки. Но все эти красоты меркли перед главным достоинством городов Шоки…
    Воздух.
    Здесь был великолепный воздух.
    Здесь всегда было «после летнего дождя». Чистый, прозрачный, немного влажный воздух.
    Когда Он был маленький Он боялся ливней. Он смотрел из окна как потоки воды льющиеся с неба заливали город. Заливали тротуары. Как тонули в воде дороги. И машины, словно торпеды, ехали по воде. Он всегда боялся что это страшный ливень, который утопит город. Если дома никого не было… то становилось ещё страшней. Правда, Он не помнил, что делал в таких случаях. Зато отлично помнил другое. Если папа был дома, он открывал окно и весело смотрел на струи воды, льющиеся с неба. А когда дождь заканчивался он высовывался из окна и вдыхал полной грудью. И понимая что потоп отменяется начинал дышать этим воздухом. Дышать и наслаждаться им…
    В городе Шоки всегда было так…
    Он подошёл к необъятному стволу дерева, сел прямо на траву упираясь спиной в ствол. Достал сигареты и закурил. Наверное, это было большим кощунством, но курить хотелось, поэтому Он решился на этот маленький грешок. Закурил и посмотрел наверх. Несмотря на циклопический размеры дерева и переплетение ветвей, сквозь листву всегда было видно немного неба. Ночью всегда были видны звёзды.
    Он зажал сигарету в зубах, снял рубашку и пошёл дальше. Дойдя до основания одной из башен он посмотрел на своё отражение в стекле двери. На него смотрел типичный десантник. Высокий, выбритый наголо, широкоплечий, с длинными, чем-то смахивающими на брёвна руками, на правой руке татуировка. По левой половине груди тянулся страшный шрам. В белых шортах до колен, сандалиях. Но лицо было красивым. Голубые глаза, длинные, выгоревшие ресницы, ямки на щеках. Когда-то он была смазливым и худощавым пацаном. Всего каких-то три года назад.
    Три года назад он был простым выпускником школы, смазливым, белокурым, высокомерным сынком богатых родителей. Но начался конфликт на Гамме 3 и он решил пойти добровольцем, чтобы самому себе что-то доказать. И доказал ведь!!! Три года в боевых условиях, каждый день плазма льётся на броню, каждый день товарищи превращались в кучки пепла. Воздух нагревался от турбин воздушных транспортов. И только его десантный костюм получал новые нашивки. Правая рука покрывалась именами павших товарищей. Всё плечо было покрыто списком ушедших навсегда. И вот худощавый юнец превратился в настоящего мужчину.
    Он гордился собой. К своим двадцати трём годам он совершил много… он выносил детей из горящих домов, громил врагов голыми руками. Он ещё раз затянулся и бросил бычок в стоящую рядом с дверью урну-утилизатор.
    Ленс вернулся домой…
    
    2.
    Купол цирка стоял на поляне. Большой поляне. Где ветки деревьев не переплетались и давали светилу заливать зелёную всегда влажную траву, весёлым, ярким светом и теплом.
    Цирк был необыкновенным. Он даже назывался интересно: «Старый добрый Цирк». Купол был из полотна, а не энергетический. Сиденья деревянные, а не из синтезированного пластика. Освещение было от электрическим, но лампочки древние, стеклянные, вольфрамовые – накальные. Все верёвки как в старину из нитей, никаких сверхтонких и сверхпрочных. Арена посыпана опилками, и нет никаких аппаратов создающих воздушные батуты и подушки.
    Старый добрый Цирк!!!
    Вышел шпрехшталмейстер. Высокий мужчина с щегольской острой бородкой на подбородке и красивыми тонкими усиками. На нём был красивый красный фрак, белые брюки заправленные в высокие сапоги. Водной руке была трость, в другой рупор. Примитивная труба с одним узким краем, а другим широким.
    -Дамы и господа, мы рады приветствовать вас в нашем цирке!!! И незамедлительно хотим перейти к нашей программе. И первыми на арену цирка выдут два наших друга… Бип и Бап!!!
    Ленс и его младший брат сидели в первом ряду и всё им было отлично видно. И два клоуна. Молодой Бип, озорной весельчак и хохотун. И старенький Бап, всё время падающий и завидующий молодости и беззаботности Бипа. Следом за клоунами вышли три жонглёра. Они умудрялись жонглировать сразу пятью большими шарами. Один, самый большой, он был даже больше Ланса, весело жонглировал тремя пятидесятикилограммовыми гирями. Было ещё много интересных, красивых и красочных номеров, но в конце, свет пригасили, заиграла медленная и таинственная музыка. И на сцену выскользнуло две тени.
    Девушка и пантера.
    Они были чем-то похожи. Обе тонкие, на первый взгляд хрупкие. Но в следующий миг были видны тонкие мышцы, напоминающие стальные нити. Пантера чёрная. Девушка смуглая, и иссиня-чёрными глазами. У обеих большие зелёные глаза. И хищная, завораживающая грация. Чёрная кошка и женщина-кошка. Она не была дрессировщицей, она была подругой этой пантеры. Они понимали друг друга.
    И Ленс почувствовал. Как там, под шрамом забилось сердце. Сердце, которое уже давно не учащало своего ритма. Тот моторчик, который привык к взрывам, стрельбе, крови и смерти… но не привыкший к любви. Он смотрел на эту девушку и понимал что проваливается, что ломается. Что машина для убийства дала сбой. Что в систему ворвался вирус – любовь. Руки которые не раз душили и ломали шеи, руки которые носили пальцы, спокойно жавшие на гашетку – вспотели и затряслись. На лбу вышла испарина. По позвоночнику, державшему сильное, молодое и тренированное тело пробежала холодная и тяжёлая капля… и, наконец, в разуме Ленса взорвалась бомба-мысль.
    «Я люблю тебя Женщина-кошка. Я не могу без тебя Женщина-кошка. Ты всё, Женщина-кошка. Я люблю тебя…»
    
    -Я хочу поехать с вами, - Ленс смотрел на шпрехшталмейстера и директора цирка.
    -У нас есть только одна вакансия… - директор замялся.
    -Я согласен, - недослушав выпалил Ленс.
    -…убирать клетки зверей. – словно его и не перебивали сказал директор.
    -Я согласен. – Ленсу было плевать. Он хотел только одного. Всю жизнь прожить рядом с Ней. Пусть он будет убирать клетки зверей, но он будет видеть её. Уже это было прекрасно. Он протянул руку директору, и тот вложил в большую и сильную ладонь Ланса, свою тонкую, изящную и слабую ладошку.
    Так началась его работа в цирке.
    
    3.
    Прошло три года.
    Ленс всё так же убирался в клетках зверей. Вначале он пытался заговорить с Кет, женщиной-кошкой. Но вскоре понял, что она просто не обращает на него внимания, так же как кошка не обращает внимания на человека, который ей ничего не делает… кошкам безразлична человеческая любовь… им хватает своей кошачьей любви.
    Но чрез год, после того как Ленс попал в цирк он оказался в одной коморке со старым клоуном Бапом. Он действительно был уже далеко не молод. Седьмой десяток уже шёл. Выбритый наголо, с морщинистым лицом, всегда выпевший, с немного мутноватыми серыми глазами. Практически весь цирк над ним посмеивался и издевался. Его всегда подначивали, подшучивали. А он терпел и принимал всё с юмором. И работал за гроши. Но Ленс почему-то к нему привязался. Довольно часто они сидели в коморке Бапа. Старик был большим любителем вспоминать какие-то истории, которые скорее всего были выдумкой. Но в тот вечер, после нескольких стаканов дешёвого виски, языки у обоих развязались, и Ленс впервые рассказал, настоящую причину своего пребывания в цирке.
    -…я не смогу без неё, - закончил свой рассказ Ленс, плеснул в стакан на два пальца виски и молча выпил.
    -Ясно, - клоун ухмыльнулся, закурил дешёвую сигарету. – Могу тебе только посочувствовать. Сложная история. Но старый клоун даст тебе совет, такие как она, не полюбит уборщика дерьма, тебе нужна победа. Она кошка, а кошки существа самовлюблённые и высокомерные. Они признают только сильных и первых. Собственно как и все женщины. Могу только посоветовать – борись и ищи победы…
    -Спасибо… - буркнул Ленс.
    И вот через два года после разговора с Бапом, Ленс стоял на пустой арене и смотрел под самый купол. Высота купола притягивала его. Манила. Сплетение канатов, балки удерживающие конструкцию купола. И он понял, что должен сделать.
    Он схватил свисающую практически до самой арены верёвку и полез вверх. Тело вначале воспротивилось тяжёлому упражнению, но потом вспомнило свою былую форму. Первые пять метров было довольно не просто. Но потом руки вспомнили, на что были способны раньше. Он вошёл в ритм и уже не думая о том, на сколько он поднялся над ареной, стал подтягивать своё тело вверх. Вверх. К самому куполу. К сплетению канатов. И вот он Гловой коснулся купола. Посмотрел вниз. Мгновение было страшно, но потом всё встало на своё место и он почувствовал эйфорию, почувствовал себя прежним. Сильным, смелым и решительным десантником. Он примерился к одной из арматур конструкции. Сделал глубокий вздох и бросил тело вперёд. Миг полёта. Миг – меньше секунды, длящейся вечно. Мгновенный, но одновременно бесконечный полёт. Никакой опоры под ногами, руки свободны. Но вот и холодное железо арматуры. Пальцы схватили обхватили её и он повис. Подтянулся, сделал силовой, подъём-переворот, потом влез на арматуру, зацепился ногами за неё и повис вниз головой над ареной цирка. Где-то там внизу были опилки. Там внизу клетки зверей. Там внизу вечно пьяный и добрый клоун Бап. Ему никто из их не нужен. Только Кет и высота. Высоту он захватил, он подчинил её себе. Теперь осталось сделать практически невозможное, приручить, влюбить, кошку. Но он уже знал, что нет ничего невозможного.
    
    4.
    Ленс стал звездой.
    Его номера под куполом цирка были гвоздём программы. Он летал н а канатах, прыгал без страховки с одной балки на другую. Он делал самые безумные и дерзкие трюки. На планетах с низкой гравитацией его номера вообще превращались в чудо. Прыжки затягивались, превращались в полёты. Зрители, затаив дыхание, смотрели как его мощное, красивое, атлетическое тело выполняло сумасшедшие и безумные трюки. И улыбка никогда не сходила с его лица.
    И однажды он сделал шаг навстречу судьбе.
    
    Кет стояла рядом с клеткой только привезённого леопарда. Пятнистый кот лежал на полу клетки и в упор смотрел на Кет. Она сидела на корточках и смотрел в его глаза. Кот вытянул лапы и редко бил хвостом по полу. Красивое тело кота была расслаблено. Он смотрел на свою новую хозяйку, своими большими карими глазами.
    Он был не простой леопард. Его вообще-то взяли ещё котёнком в джунглях Сари, планета-заповедник. Нашли его одного рядом с домом смотрителя. От него отказалась мать. Глупые люди думали, что он болел и поэтому мать решила не тратить молока на обречённого котёнка. А он был не больным. Он был другим. Несколько столетий жизни на экологически совершенно чистой планете в абсолютно диких условиях сделало своё дело, дав волю эволюции. Этот леопард получил зачаток разума. Он научился жить не только инстинктами. Он научился думать. Совсем чуть-чуть… осознавать себя, как личность. И воспринимать окружающих как индивидуальности. Его разум встал на уровне младенца.
    И вид самки, что сейчас смотрела в его полуразумные глаза, заставлял его кошачье сердце биться чаще. Он не испытывал к ней того же что к самке с течкой. Отнюдь. Он понимал, что она другая. Что она чужая. Но он не мог оторвать от неё своего взгляда. Не мог признать её чужой. И кошачье сердце билось в совершенно ином ритме.
    Он был первой кошкой научившейся любить.
    Он встал на все четыре лапы и подошёл к ней. Он протянула к нему руку и погладила по голове. Внутри тут же затрещало. И из него полился громкое урчание. Он ткнулся мордой в её шею. Она абсолютно не испугалась его. Наоборот. Стала тремя пальцами гладить его переносицу. Он лизнул её щёку. Она хихикнула, и перевела руку с переносицы к горлу. Он перевернулся на спину, вытянул шею, подставляя её руке свою шею.
    А потом он почувствовал опасность. Соперника. Леопард балансировал на грани между инстинктами и разумом. И эта грань смешивал эти два понятия. Инстинкты дали понять, что пришёл соперник, сильный и опасный, но всё же не такой совершенный как он. Разум смог умерить гнев и злобу. Разум заставил выжидать.
    
    Ленс подошёл к Кет. Оно игралась с леопардом. Кошка при виде него напряглась и перевернулась, со спины на лапы. Хвост часто забил по полу. Ленс посмотрел в глаза этому леопарду и ему на мгновение показалось что кошка смотрит на него человечьими глазами. Но Ленс решил что это только показалось. Он впервые за пять лет обратился к Кет.
    -Привет, - его глосс немного дрожал.
    -Привет, - она встал на ноги и улыбнулась.
    -Слушай, мы с тобой никогда даже не общались, - Ленс даже и не знал с чего начать. Он очень давно не общался с девушками. До армии он был совсем молод и там всё было по иному. В армии, были только девушки за деньги. А после того как он увидел её, ему стало вообще плевать на всех женщин мира. И вот они говорят.
    -Точно, надо бы это исправить, - она улыбнулась. Этот синеглазый парень ей нравился. Нравился безумно. Ей нравилось его тело, сильное, загорелое, украшенное татуировками и шрамами. Тело обтянутое атласной кожей. А его глаза, умные, глубокие как океан глаза, сразили её. И она почувствовала, что этот человек ей нравиться. Что она хочет владеть им.
     -Значит ты не против ужина? – он не мог поверить своему счастью.
    -Я только за…
    
    5.
    Они ужинали под куполом цирка. Это даже был не ужин. Были только фрукты, конфеты и хорошее вино. Они сидели на одной из конструкций купола, свесив вниз ноги. Она прижалась к нему и понимала, что не хочет уже отпускать. Что хочет вот так вот сидеть вечно. Тепло его тела стало для неё как воздух, как вода, как земля, как огонь. И она пожалела, что она больше кошка, чем человек. Ведь она могла бы его полюбить. А теперь он просто часть её жизни, она к нему привыкла.
    Ленс прижимал её к себе и не верил своему счастью
    Высота и Кет.
    Две вечные любви. Они обе были с ним.
    -Я люблю тебя Кет, - он посмотрел в её глаза.
    Она улыбнулась. Провела ладошкой по его щеке. Ему показалось, что у неё на ладонях есть подушечки как у кошек, и чувствуются спрятанные когти. И эти самые коготки так нежно и безболезненно коснулись его щеки.
    А потом она его поцеловала.
    
    Через месяц они выступали в родном городе Ленса на планете Шоки. Купол развернули на том же месте что и в прошлый раз. Пришли его родители и повзрослевший братишка, чтобы посмотреть на своего сына и брата.
    В цирке был новый номер.
    Кет выступала с леопардом. По замыслу после короткой прелюдии, леопард должен был кинуться на неё. Уронить на пол. А Ленс должен был выскочить из-за кулис. Спугнуть кошку и схватив Кет подняться на верёвке под купол цирка. А леопард должен был прыгать по специально построенному помосту под самый купол, и там должен был дожидаться Кет и Ленса. А уж на верху под командованием Кет Леопард должен был выполнять сложные трюки.
    Всё шло по плану.
    Только вот леопард, наконец, понял что дождался. Именно сегодня он решил покончить с соперником и стать единственным в жизни своей хозяйки. Он послушно выполнял все команды, как прямые, так и скрытее. Отпрянул от Ленса, когда надо было, потом шустро взобрался на верхушку помоста. Высота пьянила. Высота манила. Леопард чувствовал это становился всё более решительным. Но когда он поднялся на самый верх, то увидел соперника и хозяйку. Они стояли на помосте и целовались. Леопард не понимал что они делаю, но разум подсказывал что она изменяет ему. Что он предпочла ему его соперника. И гнев, уже инстинктивный гнев, отключивший разум, взял своё.
    Он кинулся мстить. С диким рыком он набросился на девушку. Сейчас ему уже было безразлично, кто и где. Он выпустил когти и ему нужно было только рвать и грызть врага. Он воткнул когти в её плечи. Кет вскрикнула…
    Ленс понял что происходит что-то ужасное и кинулся спасать свою любовь. Он обрушился на кошку. Леопард отпустил Кет и набросился на Ленса. Когти стали рвать тело человека, превращать его красивое тело в кусок рванного мяса.
    Ленс понял что умирает. Но закалка десанта дала о себе знать. Он вдавил пальцы в глаза кошки. Брызнула кровь. Леопард ещё сильнее забил лапами. Задними лапами он со страшной силой и скоростью били человека в живот. На Ленсе не было десантного костюма, и плоть легко поддавалась каждому удару. Уже в полу сознании он обхватил горло врага и сдавил его как мог. Ослеплённый леопард понял что задыхается. Понял что несмотря на смерть, враг не отпустит его. И впился зубами в лицо Ленса. Ленс сделал последние усилие и рванулся вперёд к краю помоста. И два тела полетели вниз.
    И лен уже полуослепший, с залитым кровью лицом понял что прощается со своей любовь. Кет оставалась наверху… а он падал. Падал на опилки. Падал что разбиться и умереть. Кет и высота исчезали. Расстояние между ним и его любимыми увеличивалось. И в порыве гнева он сделал последние в своей жизни усилие. Подмял под себя леопарда.
    Они упали на опилки. И погибли. Погибли за свою общую любовь.
    
    Шоки странная раса.
    Они легко разделили с людьми свои планеты.
    А теперь они написал красивую легенду о человеке, женщине-кошке, и леопарде. Они сделали памятник двум влюблённым. Человек и леопард теперь на вечно слились в смертельных объятиях.
    …а ещё теперь в городе где жил парень всегда идёт дождь…
    


    

    

Жанр: Притча, сказание, сказка, Рассказ
Тематика: Фантастическое


Ташкент 2007 год, Июль

© Copyright: Даниел, 2007

  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Даниел - О кошачей и человеческой любви

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru