Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Александр Балтин

Три титана

     1
    "Живи и помни" страшнее Матёры не из-за окуляра войны, а из-за ячейки памяти, которую не порвать.
    ...сухая, трущаяся друг о друга картошка - коли нести её в мешке: еда "Уроков французского" - переходит в гематоген и макароны, проводя линии фраз по полю новеллистического шедевра.
     Матёру не отстоять, как не продлить жизнь старухам, сидящим за чаем (Ах, этот шамкающий мир их воспоминаний!); но дети вырастают всегда, и опыт их - круглый, от получаемого добра, квадратный от причинённой боли - формирует их различно: и читателями, сопереживающими персонажам, и делягами, отвергающим гуманитарный мир.
    Баня.
    Баня с пауками из Достоевского - ассоциацией.
    Дебрь и огнь войны, и - любовь в недрах оных (и войны, и бани) - страшная, как крест.
    Кресты кладбища, уничтожаемые, сжигаемые; фотографии мелькают, проваливаясь в небытие.
    Оно существует: как бездна, в которой не представить ячеек света.
    И... байкальская роскошь, гладкая пышность воды, неистовство растительности брегов, сборы ягод, изобилие живописи - точно фламандское нечто, а вовсе не русское выплеснуто в данность; роскошь очерка, ткущегося сочно, вкусно, сладко.
     Прозаические миры звучат такой метафизикой, что любая метафизика отступает перед гущей человеческой дебри.
    
     2
    Крепкая кладка фраз Юрия Казакова - так основательно строятся дома, нет! великолепные, на столетия рассчитанные избы - в лапу, в чашу.
     Конский щавель буро мотается на ветру, и исхлюстанная тропа густеет отвалами серой грязи.
     Пресно живёт не парадная деревня, и бездельнику, принявшему вид странника, окрестившего себя Иоанном, только и привлекательно: молодая вдова...
     Нудьба однообразной работы, смешанная с родным: от запаха навоза до еды, добываемой библейски: в поте лица.
     Библейская же мощь простейших словес: любые сочетания их велики, как узлы прекрасно отлаженного агрегата.
    Оживают, встают со страниц люди: Некрасивая, Серёга из "Ни стуку, ни грюку", даже чуть мелькнувшая красавица Галька, из-за какой был зверски избит Серёга.
     Всё ли идёт ко "Во сне ты горько плакал"?
    Добрый, как дервиш, философ покончит с собой; долго стоял у окна дачи, прижавшись к чёрной прохладной глади лбом августовской ночью, мучительно взвешивал всё возможные "за" и "против".
     Всё ли идёт?
    Но - "Свечечка горит", и вырастает огонь её сначала в человечка, потом в человека, чудо из чудес...
    
     3
    Шукшин народный, из мужиков - сказавший за них: мычащих, чешущих затылок с бормотанием: этого... того; Шукшин любимый, так точно ощущавший пульс жизни, будто сам был его кровяным сгустком.
    Он и был.
    Он выше, как режиссёр, актёр, или писатель?
    Кому-то хочется перечитывать, иным пересматривать.
    Чаша Шукшина слишком полна.
    Хитрованы мужички, всегда себе на уме; спор с огромным попярой, какого и ножиком пырни, ничего не будет; гроздья гостей этого мира, ничем не примечательных, таких особенных.
     Глыбой надвигается национальный разбойник Стенька - истово воюющий, неистово гуляющий, не давший радости палачам под жуткой пыткой.
     Любавины - кругами, линиями, зигзагами идущие через отведённый им сгусток истории (В истории же все живут, только осознают сие не многие).
     Стружкой сосновой должен пахнуть язык Шукшина, а он - хрустальный, он - ручьевой, и от прозрачной, студёной, живой воды душу ломит так сладко, так хорошо...
    
    


    

    

Жанр: Статья


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru