Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Санди Зырянова - Кошачья церковь
Санди Зырянова

Кошачья церковь

    Вы спрашиваете, откуда он тут взялся? Кто его убил? Да никто, он был жив, когда мы вышли из… а, ладно, все равно не поверите. Я понятия не имею, кто это! Когда я его увидела, он был одет, как на картинках из «страдающего Средневековья»! Там еще была девочка, но куда она делась, я тоже не знаю. Ну не виновата я, не знаю я, откуда у меня в комнате скелет! Это все мой кот… А впрочем, ладно, вы и в это тоже не поверите…
    
    ***
    – Бася! Басенька!
    Молчание.
    – Бася! Я твою любимую еду купила! Иди кушать, Басенька!
    Молчание.
    – Бася! Ну, куда опять делся этот кот, а? Бася!
    Я забеспокоилась. Бася в принципе не из тех, кто выскакивает из форточки к соседской кошке или ищет приключений на мохнатую задницу, но… А вдруг он заболел? Забился, как делают многие коты, под ванну или под диван и молча страдает там?
    В разгар поисков кто-то мяукнул за спиной. Я резко обернулась – ну, так и есть, стоит рыжее сокровище и пялится на меня с таким видом, будто хочет спросить «хозяйка, ты чего фигней страдаешь?»
    И это не в первый раз…
    Вообще-то коты славятся своей просачиваемостью и привычкой исчезать в самый неподходящий момент. Но Бася в последнее время начал меня этим напрягать. Последней каплей стал вечер, в который я вернулась со дня рождения подружкиной дочери. Он меня не встретил.
    Такого не бывало уже несколько лет. Чтобы Бася, да не вышел меня встречать? Немыслимо! И когда он снова появился, я решила за ним проследить.
    Не знаю, что меня подталкивало к подвигам, – то ли немного шампанского, выпитого у подруги, то ли беспокойство за питомца, то ли просто давно ничего особенного не случалось в моей жизни. Но я припомнила, что Бася всякий раз после исчезновения появлялся из спальни. В спальне у нас нет ничего, за чем можно было бы спрятаться. Кровать достает до пола, под нее даже мышь не залезет. В шкаф и комод я всегда заглядываю – там он точно не прячется. Тумбочка и книжная полка отпадают. В тумбочку толстяк Бася и не поместится. Остается трельяж, куда ему тоже не влезть, он забит всякими полезными и не очень вещицами…
    Но, к моему удивлению, Бася направился именно к трельяжу.
    Что меня всегда восхищает в котах, – их целеустремленность даже там, куда они идут без всякой цели, просто от нечего делать. Выглядят они при этом так, будто готовы смести со своего пути даже льва.
    Бася запрыгнул на трельяж, чудом не потревожив мои духи и косметику.
    А потом шагнул прямо в зеркало.
    Это уж никуда не годилось! Вы понимает, что значит «кот шагнул в зеркало»? Это значит, что или мне вообще нельзя пить шампанское, или у меня сами по себе начались галлюцинации. Ни то, ни другое меня совершенно не устраивало. Поэтому я и решила идти за ним – нужно же понять, черт побери, что происходит!
    В зеркале стояла непроглядная темнота. Собственно, как и в спальне. Фонарика или переносной лампы у меня нет, зато дочь подружки на прощание насовала мне кучу игрушечных не то жезлов, не то световых мечей – не меньше десятка. Они испускали слабое разноцветное сияние.
    И я, захватив с собой этот пучок лайтсайберов, поспешила за Басей.
    За спиной раздался грохот – мне оставалось только надеяться, что я ничего не сломала. А Бася обернулся, сверкнул на меня глазами и бодро пошуровал дальше.
    Когда моя комната закончилась, мы очутились в длинном темном коридоре. Путь мне освещали только мои мерцающие жезлы. Ничего приятного я и не ожидала увидеть, но мне стало очень не по себе, когда мы с Басей наткнулись на книгу.
    Обыкновенную книгу.
    Я нагнулась и прочла надпись: «Туманность Андромеды». Видимо, кто-то читал Ефремова и случайно забросил томик в зазеркалье. Книга мне нравилась, я хотела забрать ее, но Бася внезапно очутился рядом со мной. На морде его читалась ярость – я никогда его таким не видела! Он злобно зашипел и ударил меня по руке лапой.
    – Ну ладно, ладно, – растерянно пробормотала я, кладя книгу на место.
    Коридор вел нас дальше. Он разветвлялся, и вдруг я увидела окно, а в окне – силуэт. Какой-то человек смутно виднелся в полутемном помещении. Я поднесла светящиеся жезлы к окну. Человек сразу же бросился ко мне.
    Я видела его ладони, прижавшиеся к мутному стеклу, его лицо – рыбьи глаза, расплющенные о стекло нос, губы и подбородок, я почти слышала, что он мне говорит, но Бася опять подбежал ко мне. Он мяукал так жалобно, что я невольно присела и взяла его на руки. Но Бася вывернулся и побежал дальше, то и дело оборачиваясь.
    – Погоди, – сказала я. – Его надо выпустить.
    – Мяу! – протестующее взвыл Бася.
    Чем дальше, тем страшнее мне становилось. Что, если я заблужусь в этих коридорах? Вроде бы путаться здесь негде, один и тот же коридор тянется и тянется… но что-то мне подсказывало, что без кота-проводника и в этом пустом коридоре можно остаться навсегда.
    Бася тем временем уже дошел почти до конца – коридор уткнулся в тупик. Я поспешила за ним. В тупике обнаружилась дверь с кошачьей дверцей. Бася уверенно юркнул в дверцу, а я толкнула большую дверь.
    В огромном помещении толпились кошки. Рыжие, серые, белые, породистые и беспородные, тощие и холеные, они бродили по помещению все с тем же кошачьим целеустремленным видом, и я задалась вопросом, а знают ли они, зачем сюда пришли?
    Оказалось – знали.
    После нас с Басей пришло еще несколько котов, и они все дружно улеглись, сложив лапки, и замурлыкали. В их мурлыкании слышалась четкая мелодия, слышался ритм, мне даже почудились какие-то слова, но разобрать их не удавалось. Я заметила, что они все лежат мордочкой к центру, образуя целый пушистый круг, но в центре этого круга оставалось свободное пространство.
    Медленно-медленно в центре свободного пространства появилось что-то вроде изваяния. Образ огромной кошки, сидящей с поднятой лапкой, грубо высеченный из серого камня. Кошки замурлыкали громче и ритмичнее, поджимая лапки под себя. Я опустилась на одно колено – у меня создалось впечатление, что это какой-то религиозный ритуал. Затем посреди общего мурлыканья раздался кошачий вскрик.
    Второй…
    Третий…
    Когда дошла очередь до Баси, он тоже крикнул низким рычащим голосом и умолк. А кошки все отзывались и отзывались по очереди.
    А потом все кончилось. Изваяние кошки начало опускаться в центре комнаты. Живые кошки еще немного полежали со сложенными лапками, затем, как по команде, поднялись и начали расходиться, не глядя друг на друга.
    В другое время мне стало бы смешно, но сейчас было не до смеха. Я чуть не потеряла из виду Басю, поэтому, как только увидела его, сразу бросилась за ним. Страх остаться одной в этом кошачьем зазеркалье становился уже невыносимым.
    И вот на обратном-то пути мы наткнулись на него.
    У него был парик. И камзол. Вообще-то он был даже ничего, если бы не парик, румяна и отороченные кружевами кюлоты, – молодой, ухоженный. Только попахивало от него странно: бомжатиной и одновременно какими-то благовониями вроде пачулей. Завидев нас с Басей, он очень обрадовался и буквально бросился к нам.
    – Мяу, – нервно мяукнул Бася и поспешил по коридору. Но я решила не обращать внимания на его оглядывания. В конце концов, Бася – кот. А это – человек, и ему явно нужна помощь. Я даже хотела его окликнуть, но постеснялась. А человек сам попытался заговорить со мной. Но я не поняла ни слова! Похоже, это был французский. Понятно, что не современный: тот, кто говорит на современном французском, не станет щеголять в вышитом камзоле и завитом парике. Да вот по-французски я не говорю, поэтому молча поклонилась ему и поманила за собой. Бася взвыл, будто я его страшно разочаровала.
    Француз в парике торопился за нами. Странное дело, мы с Басей шли размеренным шагом, а французу приходилось заметно ускорить шаг, чтобы не отставать. И тут нас снова окликнули.
    Я резко обернулась – голос был детский. И действительно, в нашу сторону бежала девочка лет десяти. Выглядела она тоже довольно странно, в длинном платье и закрытом головном уборе. Один рукав у нее был синим, второй – красным. Девочка приподняла подол своего платьица, чтобы добежать. Я хотела остановиться, но Баська, негодник, не дал мне этого – развернулся, задрал хвост и потопал дальше. Пришлось идти за ним.
    Девочке пришлось еще хуже, чем французу. Если француз просто спешил, то она неслась стремглав, лишь бы успеть за нами.
    И тут проклятые жезлы в моей руке начали гаснуть один за другим.
    Казалось бы, все уже случилось. Я попала в зазеркалье, я увидела странный ритуал кошачьей церкви, за мной идут какие-то странные люди, а единственная ниточка, связывающая меня с реальностью, мой кот. Но нет – от мысли, что мы сейчас окажемся в этих коридорах и в полной темноте, у меня затряслись поджилки!
    Один из потухших жезлов выпал из моей руки – я попыталась их встряхнуть, может быть, от этого они снова начнут светиться ярче. Баська взвыл так, будто я его ем заживо! Я послушно опустилась на четвереньки и начала шарить по полу, но так ничего и не нашла. Бася ждал меня некоторое время, потом тронул лапой, и мы снова пошли вперед.
    Француз снова попытался заговорить. Девочка – тоже, ее язык я так и не опознала. Я молчала, потому что, стоило мне раскрыть рот, как Бася начинал выть не своим голосом – будто предупреждал о чем-то. Ноги у меня были уже как ватные, голова кружилась, в горле встал мертвый ком…
    И вдруг я увидела свет.
    Мы вывалились из моего зеркала, из моего трельяжа в мою комнату! Сказать по правде, я никогда еще не была так рада очутиться в собственной спальне…
    Девочки не было. Должно быть, она отстала по пути.
    Француз же выпал за мной. Бася выжидающе смотрел на него, будто знал, что сейчас произойдет. Я ничего не понимала.
    Внезапно француз схватился за сердце и скорчился. Я бросилась к телефону, чтобы вызвать ему «скорую», но было уже поздно. Он упал на пол, и лучше бы я не видела, что с ним происходило… Как будто разложение, которое происходит за несколько месяцев, с ним случилось за несколько минут. В воздухе повис тяжелый запах тления, наконец, последние лоскуты его щегольского камзола дотлели, и в моей комнате остался только скрючившийся скелет.
    Нет никакого сомнения, что с девочкой произошло бы то же самое. Бася, по крайней мере, мяукнул мне что-то утверждающее.
    
    ***
    Нет, я не сошла с ума. И шампанского выпила всего пару бокалов.
    Нет, мне это не приснилось. Не верите? Пересчитайте игрушечные жезлы, которые меня спасли в зазеркалье. Их было десять. Ровно десятка жезлов. Ну, или световых мечей, если вам так нравится. Теперь их девять. Десятый я потеряла в зазеркалье.
    Но вот уже не в первый раз я ловлю себя на том, что пытаюсь высмотреть во всех зеркалах потерянный жезл. Он хранит тепло моей руки, и кто знает, какие существа захотят его тоже почувствовать? Надо бы вернуться за ним… И если Бася согласится, я за ним вернусь. Лишь бы он согласился.
    Ведь без него я останусь в зазеркалье навсегда и присоединюсь к той девочке. И неизвестно, сколько еще людей скитается в коридорах, окружающих кошачью церковь…


    

    

Тематика: Мистическое


© Copyright: Санди Зырянова, 2018

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Санди Зырянова - Кошачья церковь

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru