Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Уваркина Ольга - Крёстный отец
Уваркина Ольга

Крёстный отец

    
    
     Будильник предупредительно звякнул чуть слышно, словно извиняясь за неожиданное вторжение в тишину раннего утра, и только приготовился набрать обороты громкости, как тут же замолк окончательно: Андрей надавил пальцем на клавишу. Очень быстро и, в то же время осторожно, стараясь не разбудить спящую Наташу, Андрей поднялся с постели и начал одеваться. Сегодня была последняя предновогодняя суббота. День, в общем-то, выходной, но, как всегда это бывало и раньше, предпраздничная рабочая запарка не давала возможности праздно мыслить и действовать. Предприятие, на котором Андрей работал водителем, распространяло новогодние заказы по всей Москве.
     Одеваясь, Андрей подошёл к трюмо, взгляд его, невольно, упал на фотографию в тонкой аккуратной рамке. Оттуда, улыбаясь миру двумя зубами, смотрела глазастая малышка с большим розовым бантом.
    «Анюта…»,- прошептал Андрей и улыбнулся, поймав в зеркале взгляд Наташи, но та притворно вздохнула и повернулась на другой бок.
     "Ревнует", - довольно подумал Андрей и опять улыбнулся своим мыслям.
    "Ну, ничего, скоро своя родится, не до этого будет".
    Тут он совсем размечтался о своей дальнейшей жизни, а пока мечтал, то собрался на работу, даже успев наскоро перекусить.
    Выйдя из подъезда, Андрей направился к автобусной остановке. Путь его лежал через двор и сквер, напротив которого, за дорогой, редкими огнями светились окна родильного дома.
    "Через два месяца Наташу туда повезу… Повезу! И никаких - "пешком", а то, не дай Бог, как тогда", - подумал он...
    А, впрочем, именно тогда, Бог дал счастье всем, кто волею случая оказался рядом с Андреем, в том числе и самому Андрею.
    
    Почти три года назад поздно ночью он возвращался из гостей, куда затащил его сосед по дому - Толик. Сначала они пили в квартире у Толика, а потом, когда водки оказалось мало, решили сходить вместе в дежурный магазин, где встретили знакомого Толика - Максима и дальше уже "вечерили" у последнего на квартире. Часа в два ночи выяснилось, что Толик уснул, и до дома добраться ему нет никакой возможности. Толика решили оставить "в гостях", а Андрей собрался и пошёл домой один. Он был в приличном подпитии, впрочем, это состояние его не смущало. В последние три - четыре года он редко бывал трезвым, и это стало почти нормой его жизни, о которой Андрей ничего хорошего не думал. И, если и оставались у него какие-то надежды на лучшее, то были они слабенькие, хиленькие, как проклюнувшийся из холодной земли зелёный росточек в ожидании весеннего солнышка, которое не спешит выглянуть из-за облака, чтобы обогреть землю своим теплом. Конечно, хотелось и ему, как всем людям, нормального человеческого счастья, тепла семейного уюта, но, возвращаясь мыслями назад, в своё прошлое, Андрей ясно осознавал, что всё это у него уже было, просто не сумел он сохранить это богатство, а теперь... А что ещё может быть теперь?..
    
    В первый раз женился Андрей по любви. Было ему тогда 29 лет. Жену звали Мариной. Любила ли его Марина? Теперь на этот вопрос, вряд ли, кто из них двоих смог бы ответить с полной уверенностью - слишком много "воды утекло". Тогда они были молоды и полны надежд на своё счастье. Вот только счастье, уже тогда, понимали они по-разному. Андрей воспитывался в состоятельной семье. Дом для него был не просто уголком семейного уюта и родительского тепла, но и (если так можно выразиться) "полной чашей через край". Отец Андрея работал директором большого гастронома в центре Москвы, и поэтому в доме недоставало разве что птичьего молока. Андрей отслужил в армии, окончил техникум (дальше учиться он не захотел) работал в Министерстве Внешней Торговли, правда, обычным механиком, но место было престижное, коллектив хороший. А денег у него и без работы было достаточно - отец помогал. Одевался Андрей дорого, со вкусом, встречался с девушками, друзей у него было много. Отец, вскоре после службы сына в Армии, купил ему двухкомнатную кооперативную квартиру и "Жигули". Так что, жизнь Андрею улыбалась, а судьба баловала.
    Марина же, напротив, была младшим ребёнком в многодетной не обеспеченной семье, рано потерявшей кормильца. Мать воспитывала детей одна. Несмотря на постоянный материальный недостаток, девушка была очень капризна и избалована. Когда Марина подросла и стала "невеститься", у неё появилась мечта: встретить не просто красивого молодого человека, но непременно богатого, чтобы и у неё « всё было», чтобы завидовали ей и подруги, и её бедные родственники. Она была красива, капризна и умела добиваться своего в жизни.
    Вначале всё шло неплохо. Свёкор со свекровью баловали молодых, осыпали их подарками. Через год родился сын – Дениска. Теперь баловали троих, благо на всех денег хватало. Марина воспитывала сына, свекровь занимались хозяйством, мужчины зарабатывали деньги. Когда Дениске исполнилось четыре года, неожиданно и скоропостижно, от инсульта умерла мать Андрея. Вскоре, за какие-то финансовые аферы, арестовали отца, ему грозил срок - 9 лет с конфискацией имущества. Не дождавшись исполнения приговора, скончался отец в тюремной больнице от инфаркта. Это был двойной удар для Андрея и он, потеряв душевное равновесие и материальную поддержку, ранее никогда не переживавший тяжёлых стрессов, начал выпивать. Вначале ни он, ни его жена не придали этому должного значения, думали - "загладится". Пройдёт немного времени, и всё станет на свои места… Но время шло, и Андрей продолжал пить, теперь уже по необходимости, по утрам даже опохмеляясь. Сначала ему пришлось уволиться с работы, затем, уже года через три после смерти отца, выяснилось, что материальных средств, оставленных родителями, осталось не так уж много. Первой, весь ужас дальнейшей совместной жизни, осознала Марина. Андрей постоянно пребывал в эйфории похмелья, надеясь, что светлое завтра наступит само по себе. Сначала между ними шли переговоры, разговоры и уговоры, затем начались истерики и скандалы. Друзья, прежде часто навещавшие их семью, сделались со слов Марины "халявщиками и завистниками" и стали всё реже, и реже приходить в гости, а вскоре навсегда исчезли из жизни Андрея и его семьи.
    
    Да, много воды утекло с тех пор. Теперь Андрей жил один. Марина вышла замуж за другого состоятельного человека. У неё, как у хорошей собаки, был нюх на это дело, хотя, за что её теперь осуждать? Человек ищет, где – лучше… Андрей только себя винил за всё происшедшее: не смог, не сумел взять себя в руки. Больше всего корил себя Андрей за сына Дениску - вот, кому он жизнь поломал. Пытаясь не терять с ним отношений, Андрей навещал сына, но, являясь постоянно в подпитии, всё больше и больше, раз от разу, раздражал Дениса. Год назад всё закончилось тем, что Дениска накричал на Андрея и захлопнул дверь перед его носом со словами :"Уходи, не хочу больше тебя видеть!"
    Было бы неверно сказать, что Андрей совсем опустил руки, не пытался бросить пить. Чувство стыда постоянно угнетало его, много раз он давал себе зарок, но, то ли из-за своей слабохарактерности, то ли из-за отсутствия поддержки со стороны, а может быть вследствие этих двух причин, бросить пить не удавалось. Не видел Андрей впереди чёткой перспективы своей дальнейшей жизни, а вот "толики и максимы" были всегда рядом.
    
    Зима в тот год выдалась снежная, дворники не справлялись с уборкой. Сугробы намело в половину человеческого роста, а снег всё падал и падал, словно испытывая человеческие силы на прочность.
    Андрей передвигался на "автопилоте", голова почти не соображала. По дороге он несколько раз чуть не упал, но понимал, что надо дойти до дома во что бы то ни стало, иначе - замёрзнет, заметёт снегом. Народу на улицах спального района "ни души" в эту пору. Однако, не удержав равновесия, поскользнулся и ткнулся головой в сугроб.
    "Ничего, сейчас немного передохну и поднимусь ",- мысленно, сам себе сказал Андрей, -Главное - не спать", и на какое-то время всё же "отключился". Очнулся от истошного крика о помощи, который раздавался совсем близко. Андрей собрал силы, поднялся и обошёл злополучный сугроб. На снегу лежала женщина, полы её пальто были расстёгнуты, ноги раздвинуты и согнуты в коленях, рядом валялся шарф, перчатки, нижнее бельё... Сначала Андрей решил, что женщину изнасиловали, ограбили, но потом догадался: рожает…
    "Как и почему она оказалась поздней ночью одна, в таком положении на улице? - машинально подумал Андрей, - хотя, впрочем, роддом - то, вот он – рядом. Не успела…», - догадался он.
     "Помоги мне, - выдавливая из себя слова, - просила женщина. Лицо её было покрыто испариной, несмотря на мороз. Из промежности уже виднелась головка ребёнка.
     Весь хмель в минуту улетучился из головы Андрея. Как потом он вспоминал, в эти минуты не было у него стыда, а только страх и чувство ответственности за жизнь этих двух существ: одинокой женщины и ещё не рожденного ею ребёнка. Их надо было спасать, и сделать это должен был только он, надеяться было не на кого. Андрей стремительно сорвал с себя меховую куртку и тёплую фланелевую рубаху, оставшись на морозе с обнажённым торсом, но холода в этот момент не чувствовал; успел раздеться как раз, вовремя, подхватив в свою рубаху младенца. Прижимая к себе влажное, тёплое тельце ребёнка, Андрей увидел, как из приёмного покоя родильного дома со спринтерской скоростью мчится плотный мужчина в дублёнке, а за ним, едва поспевая, врачи и санитары с носилками.
    В считанные секунды женщину с младенцем уложили на носилки, укрыли и, почти с той же скоростью, вся процессия двинулась в обратный путь. Повинуясь общему движению, всё ещё ошеломлённый случившимся, Андрей - тоже побежал. По дороге кто-то заботливо накинул на его плечи байковое одеяло.
    Из приёмного покоя женщину быстро увезли в операционную, а Андрей и мужчина в дублёнке оказались одни. Запыхавшийся от бега и волнения, мужчина протянул Андрею руку и коротко представился: " Виктор". Андрей назвал своё имя и тоже протянул дрожащую руку. Попав в тепло, то ли из-за сильного перепада температур, то ли от внезапно пережитого стресса, Андрея начало колотить так, что в полном смысле "зуб на зуб не попадал".
    " Эй, да ты я, гляжу, совсем простудился, герой, - с улыбкой отметил Виктор и накинул на спину Андрея, поверх одеяла, свою дублёнку, - спасибо тебе, браток! Если б не ты, не знаю , чтобы было с Машей и девочкой. Просто провидение какое-то. Ты знаешь, это у нас с Машуткой - третий ребёнок. Два пацана уже есть, а теперь вот - девочка".
     И как бы оправдываясь, начал объяснять, что до родов ещё было две недели, думал, что успеют дойти, а тут - вот, на - тебе, такое дело случилось. Андрей молча слушал, уже потихоньку согреваясь. Он в этот момент испытывал какое-то необъяснимое чувство: было тепло и спокойно на душе, как не было очень - очень давно, как будто встретил он давнего друга, с которым не виделся много лет, и теперь не хочется с ним расставаться. В холл вышла медсестра, обращаясь к Виктору, сказала, что с его женой и ребёнком всё в порядке - обе уже спят, отдала куртку Андрею со словами:
     "Извините, но рубашку решили оставить, - и, краснея, смущённо добавила,- она не очень чистая". " Ничего,- усмехнулся Виктор,- мы куму новую рубаху справим!"
     Андрей тоже смутился. " Вот, уже и в родственники записал, весёлый какой", - подумал он о Викторе. А тот порывшись в карманах, достал маленький блокнот и ручку, быстро что-то написал и отдал Андрею со словами:
    "Вот наш домашний телефон и адрес. Вообще-то я завтра, а вернее уже сегодня, буду здесь часов в шесть вечера. Если есть желание, приходи, поговорим. А так - звони всегда, в любое время. Я тут ещё немного посижу, а ты, ты езжай домой, а то, что-то плохо выглядишь, как бы не простудился".
     " Да я живу тут рядом, добегу быстро, не беспокойся, перейдя тоже на "ты", - ответил Андрей, - а завтра, то есть уже сегодня, - поправился он, - постараюсь прийти".
    Вернувшись домой, Андрей разделся и, в буквальном смысле, "рухнул" в постель, совершенно обессиленный. Проснулся только к обеду, чувствовал себя хорошо. Странно но голова не болела, появился "зверский" аппетит.
    " Господи, что это со мной было ночью? Может, во сне приснилось?" - всё ещё не веря в случившееся с ним, думал Андрей. Порывшись в кармане куртки, достал листок с телефоном и понял окончательно, что всё, происшедшее с ним ночью, не сон и не плод больного воображения. В душе появилась тревога, смешанная со щемящей нечаянной радостью.
    " Надо бы к Маше сходить. Как они там? Всё ли с девочкой в порядке?"
     Андрей, наскоро попив чаю с бутербродами, оделся и вышел из дома. Путь его лежал в ближайший супермаркет. Здесь весь последний год своей холостяцкой и неустроенной жизни он зарабатывал себе на "хлеб насущный", разгружая машины с продовольствием. На сей раз - повезло, работа была, машины подъезжали одна за другой, и Андрею удалось неплохо "подхалтурить". Получив деньги, он зашёл в магазин уже с другого входа, купил кое-что домой, а также яблоки и пакет сока для Маши. Не с пустыми же руками идти в больницу.
    В холле роддома Андрей встретил Виктора. Тот уже навёл справки о своих и отправил передачу.
     "Да зачем ты... Я всего принёс достаточно", - пожурил он Андрея, увидев в его руках пакет с продуктами. " А впрочем, ладно… Ты ж нам теперь не чужой человек, от тебя Маше принять подарок будет очень приятно".
    Они подошли к окошку регистратуры, чтобы отдать пакет.
    "Кому?" - спросила молоденькая медсестра. "Шаповаловой Марии",- ответил за Андрея Виктор.
    " Ой, - улыбнулась сестричка, - Это той самой Шаповаловой, у которой девочка в "рубашке" родилась?"
    " Той самой, - засмеялся в ответ Виктор, - в рубашке вот этого молодого человека", - скаламбурил он, указав на Андрея. Андрею тоже стало весело, и он засмеялся. После этого мужчины присели в холле просто поговорить, и Андрей, неожиданно для самого себя, разоткровенничался с Виктором, рассказав ему всё о своей жизни: о семье, о разводе, о сыне Дениске, не скрывая и факта своего жуткого пьянства, продолжавшегося до последнего времени. Он не жаловался на жизнь, желая вызвать у Виктора сочувствие, а просто рассказывал, выговаривался перед человеком, который так неожиданно и хорошо появился в его жизни и был ему очень симпатичен. Виктор, молча, выслушал исповедь Андрея, не перебивая его вопросами, и в конце грустного монолога тихо заметил:
    " Ты знаешь, в жизни бывает всякое, и дороги к пониманию её у всех – разные. Главное - это вовремя понять тот край, с которого дальше пути нет. Ты, мне кажется, уже что-то понял, или я ошибаюсь?"
    Помолчав немного и, как бы собираясь с духом, Андрей, медленно подбирая слова, ответил : "Я не знаю, как тебе об этом правильно сказать? Видишь ли, в ту ночь, когда я оказался там, рядом с Машей, со мной что-то случилось. Я сам это не сразу понял… Голова, кажется, не соображала, шок какой-то. Потом "пробило" меня. Жил я столько лет, никогда не задумывался, а тут такое увидел...Страшно стало, как никогда в жизни не было, хотя трусом себя никогда не считал и не считаю. Ведь Маша могла умереть, и всё… Понимаешь?..
    Маша, девочка... Меня ведь тоже мать родила, значит, и она тоже могла умереть, чтобы дать мне жизнь? А я? Выходит, живу я так, что мне на всё наплевать, кроме своего отрадного желания нажраться и ни о чём не думать, так легче? Тогда, вообще, зачем всё в этой жизни: мы, наши родители, дети? Зачем живу?"
     Тут Андрей, как бы выдохнулся от слов, давшихся ему таким трудом души , замолчал, а потом вдруг усмехнулся:
    " Не поверишь, сегодня покупал Маше продукты, а о бутылке даже не вспомнил, хотя водка рядом продавалась..."
    Потом начал свой рассказ о себе Виктор. Он поведал Андрею о превратностях своей судьбы, рассказав о том, что по малолетке даже отсидел в тюрьме. Спасибо после хорошие люди помогли выбраться на свет, а потом, вот, Машу встретил, дети родились. Так, что теперь - всё в порядке. Потом Виктор пригласил Андрея встречать Новый год у них дома, добавив, что – «главное, чтоб Маша с девочкой выписались до праздников».
    Расстались Андрей с Виктором - друзьями.
    До Нового года навестил Андрей свою бывшую семью. Встретили его, на удивление, приветливо. Марина, правда, больше молчала, ни о чём не расспрашивала, хотя неожиданный визит трезвого Андрея, да ещё и с подарками, похоже её очень удивил. Денис сначала чувствовал себя немного неловко, видимо вспоминая их последнюю горькую и неловкую встречу, но потом разговорился, рассказал о своих успехах в школе, похвалился новым компьютером, купленным ему в подарок матерью и отчимом. Расстались легко, по-дружески, Андрей обещал заходить, пригласил сына к себе.
    Перед Новым годом Машу и девочку, которой уже дали имя - Аннушка, выписали из роддома и Андрей, предварительно позвонив и поздравив всю семью с праздником и прибавлением в семействе, стал собираться в гости.
     Звонок в дверь был некстати. Это мог быть Толик или ещё кто - то "из бывших" друзей. Андрей не стал открывать дверь, пусть не обижаются, назад пути нет, а объяснять “бывшим” отчего и почему - бесполезно. Не поймут. Сейчас начнутся скабрезные шутки. Разве то, что случилось с ним, Андреем, можно вообще объяснить? Каждый должен сам пройти свой путь к пониманию жизни. Рассказами и объяснениями тут не поможешь.
    
    Москва уже шумела бодрой утренней жизнью: дворники убирали снег, спешили на работу люди, шумели машины. Андрей подошёл к остановке и закурил.
    "О чём это я забыл вечером поговорить с Наташей?” - задал вопрос сам себе Андрей, и вспомнил,
    - Да, если будет девочка, надо назвать её Аннушкой, как крестницу, пусть будет две Анны, две благодати. Думаю, Наташа не будет возражать", - с улыбкой подумал Андрей и, бросив окурок, сел в подъехавший к остановке автобус…
    
    


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Не относится к перечисленному


© Copyright: Уваркина Ольга, 2017

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Уваркина Ольга - Крёстный отец

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru