Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Балтин - Хорошо, что поехали
Александр Балтин

Хорошо, что поехали

    Утром позвонил поздравить маму – восьмидесятилетие поехала отмечать в Калугу, на малую свою родину; несмотря на юбилей бодра была и деятельна: хотела собрать родственников: тех, кто остались.
     Она сказала:
    -Маринка всё спрашивает, не приедешь ли ты…
    -Мам, мы же не договаривались.
    -Ну, я и отвечаю, что ты с малышом.
    Оставшись без работы, сидел с мальчишкой, поздним ребёнком, жена ходила в офис, отсутствовала большую часть дня… Но – закрутилось нечто в мозгу: надо ехать, надо.
    Жена сказал, что хочет поехать, и спросил малышка – хочет ли он в Калугу, поздравить Олю.
    Малыш обрадовался.
    Но… самому ему, пожилому социофобу, несколько страшно было, волнение волнами окатывало сознанье: не помнил даже, как брать билет.
    Жена обещала проводить, посадить в вагон; с малышом никогда не ездил, а она бывала порой – на даче, под Калугой.
    Собирались быстро, мелкие детские вещички упаковывались в рюкзак, который и понёс за спиной, держа за руку мальчишку.
    -Может быть, на трамвае подъедем? – спросила жена, хотя рядом с метро жили.
    Пошли.
    В полупустом трамвае малыш пробовал разговориться с мальчишкой, какого бабушка везла на ВДНХ, спросила, где лучше выйти; и вышли вместе.
    Метро замелькало цветовыми массивами мрамора и пёстротой людей, плыла трубчатая тьма; а Киевский вокзал навалился всегдашней суетою – многоцветной, крикливой, неугомонной.
     Ехали, вагон был полупуст, и малыш вертелся, смеялся, громко спрашивал про всё – Папа, это то?
    Имея в виду что…
    -Где, сынок? Там цистерны, а вон видишь – завод дымит, а вон дачный посёлок пробежал…
     Путь длился, малыш, захотевший есть, взялся за огурцы и яблоки, напрочь отказавшись от курицы и сосиски; путь длился, Калуга всё отчётливее становилась реальностью, и время ткало привычную пряжу.
     Сошли на вокзале через два с половиной часа – экспресс быстр; вёл малыша за руку, и, спросив таксиста, сколько будет до… такой-то улицы, свернул с прыгавшим сынишкой к такси.
    Мелькали теперь калужские низкорослые домики, повороты легко вмещали машину, и даже маленькие пробки образовывались, что было непривычно после метрополии.
    -Вот улица. – Сказал шофёр. – Вам куда конкретно?
    -Да здесь где-нибудь остановите. Я визуально помню, а номер дома забыл.
    Красные двух и трёх-этажные дома точно сползают в низину, и в одном из них живёт тётушка, у какой останавливается мама, когда бывает в Калуге.
    Он звонит по мобильному, спрашивает код; и точно видит, как мама всплескивает руками, радуется…
     У дома – двоюродный брат с мужем сестры – тоже двоюродной, оба военные пенсионеры, а сестра выглядывает в открытую дверь; и, завидев их, говорит:
    -Я знала, что приедете. Ну, будем знакомиться? – она наклоняется к смущающемуся малышу.
    Да, он смущается – людей достаточно; хоть многие родные на Пятницком кладбище, но остались ещё, остались, слава Богу!..
    Длинный стол накрыт, и салаты разноцветно сверкают, и икра горит драгоценно, и малыш – уже переодетый и расцелованный бабушкой, носится с одним из внуков старшей сестры.
    Много цветов – и у гладиолусов, как всегда школьный вид.
    Долго длится усаживание, звучат тосты, и сын, озирая стол, чуть опьянев, вспоминает, сколько связано с каждым из присутствующих, видит, как все постарели, как мучительно приближение к смерти: хоть веселы все, бодры, острят, шутят.
    Потом он листает старинные альбомы, принадлежащие брату – альбомы дагерротипов, на которых запечатлены властные старухи, и прелестные гимназисты, чиновники и молодые люди… Брат – он через отца – от линии Бенкендорфов.
    Так.
    Малышу, сидящему теперь на стуле и болтающему ногами, говорит:
    -Пойдём на машинках кататься?
    -Дя, - кричит тот восторженно.
    -Куда вы? – спохватывается Марина.
    -К театру поведу. Пусть поездит.
    …они идут – старыми дворами, где овраг велик, и по краям его лепятся гаражи; они идут бульваром, и отец несёт мальчишку на шее перископом; они выходят на центральную улицу, минуют церковь, сворачивают к огромному зданию театра, где фонтан переливается на солнце, и голуби пьют воду из чаш.
    Ряд не больших машин, и возле них скучающий парень.
     Но приближаются ещё две пары, а малыш рулит уже, доволен, смеётся; не крупный пятачок перед театром замощён брусчаткой, и машины лихо поворачивают, иногда врезаясь друг в друга; но - мрачнеет небо, наливается свинцом, брызгать начинает, и приходится прервать катанье.
    Быстро несёт малыша на шее; но дождя не подтверждается, морось, брызги смолкают, растворяются в воздухе; и малыш просит зайти к калужской бабушке… Проходят школу, где училась жена, пушки на монументах…
     Малыш ест мороженое; и сидят у тёщи не долго…
     Полагая, что гости не разошлись ещё, несёт малыша по железнодорожному полотну, мимо огромных белых стен завода – тут редко ходят поезда.
     Несёт, пересекает дорогу, сворачивает, минует гаражи, проходит под деревьями,
    рассказывает про овраг, где катались в детстве на санках, и вдруг упирается в дома повышенной комфортности: не достроенные, шикарные.
    -Ох, малыш… Не заблудиться бы…
     Обходит дома, грязь желтеет и буреет глинисто; и то, что гости разошлись, кажется странным, второго брата так и не повидал.
     И он сидит за журнальным столиком с тётушкой, какая прекрасно помнит читанное и виденное, но может забыть хронику современного дня; он потягивает коньяк, разговаривая с ней, пока мама играет с внуком, потом укладывает его, и думает, что всё же хорошо, что поехали.
    
    


    

    

Жанр: Рассказ


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Александр Балтин - Хорошо, что поехали

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru