Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Галина Булатова - Пётр Булатов. Тольяттинские заметки. Ч. 2. Подслушанный разговор
Галина Булатова

Пётр Булатов. Тольяттинские заметки. Ч. 2. Подслушанный разговор

Всё, что видел,
То, что слышал,
Опишу без измененья.

    Из книги моего дедушки Булатова Петра Степановича «Письма из Валков»
    
    Ч.1.: http://www.clubochek.ru/prose.php?id=60291


    
    
    Я сидел на скамье в аллее, привалившись к спинке длинной скамьи (был жаркий, душный августовский день 1981 года), и вдруг увидел, что по аллее по направлению ко мне идут цыганка с молоденькой девушкой. Я сделал вид, что нахожусь в сильном опьянении, свесил голову через спинку скамьи и спал крепким сном. Цыганка, оглядевшись вокруг и видя, что я занял скамейку под кроной густого тополя, видимо, нашла это место удобным и, обратившись к девушке, сказала: «Вот, сядем здесь, а этот нам не помешает. Видишь, как наглохтился в такую жарищу. Может ещё подохнуть. Видать, пьяница горький. А по морде видно, уж не молодой…» У меня была удобная поза, и я мог хорошо видеть цыганку и девушку. Я обратил внимание на лицо цыганки и её наряд. Ей, думаю, было не более 30 лет. Здоровая, красивая, статная, с большими чёрными плутовскими глазами, одета по-цыгански нарядно, даже излишне. На ней была широчайшая длинная юбка с большими разной окраски яркими цветами, просторная кофта с широкими рукавами, также украшенная различными цветами, лёгкая шёлковая шаль была перекинута наискось от груди через плечо. В общем, традиционный цыганский наряд. Но что меня больше всего удивило: в ушах у ней были вдеты неестественной величины, круглые, из позолоченного металла серьги, на которых ещё были подвешены массивные красные прямоугольные подвески – получались двухэтажные серьги. Я подумал, как только уши выдерживают такую ненужную бутафорию. Уму непостижимо! На шее в несколько ярусов висели крупные, разной формы и окраски бусы, на груди – массивный голубой медальон, на обеих руках – браслеты, имитированные под золото. Все украшения были различного цвета и резко бросались в глаза. Всё это внушало какую-то таинственность. «Природы бедные сыны…» – написал Пушкин в своей поэме «Цыганы». Да, правда, во времена Пушкина цыгане были бесправные, бедные, неграмотные, их никуда не принимали на работу, и им поневоле приходилось кочевать по России и кое-чем промышлять. А теперь… как не подходят пушкинские слова. Теперь цыганы «природы богатые, избалованные сыны…»
     Вернусь к прерванному рассказу. «Вот, милая, – продолжала цыганка, сядем здесь. Разговор будет большой, откровенный. Во-первых, дорогая, я скажу тебе: я не цыганка, а сербиянка. Мы никогда не берём в руки карт. Что могут предсказать простые листы-картонки? Ничего! Это сплошной обман. Цыганки неверны, обманом живут. Мы, сербиянки, предсказываем судьбу человека по лицу и по жизненным линиям рук. Лицо у человека что зеркало: в нём всё отражается. Нам дан дар провидения свыше… Поверь мне, красавица, наша цель, сербиянок, только делать добро людям, предупреждать беды…» Мне из сожаления к девушке хотелось встать и крикнуть: «Врёшь ты всё, ведь ты настоящая неграмотная обманщица-цыганка, и нет в тебе ничего сербиянского. И что в кармане у тебя наверняка имеются несколько колод карт…»
     «А теперь, милая, я тебя спрошу вот о чём: вы шли вместе три девушки-подруги, а почему я только к тебе обратилась, а не к ним? Вспомни, что я им, двум подружкам сказала?» – «Вы им сказали, можете спокойно идти и ни о чём не беспокоиться. Вы живёте под счастливой планидой». – «Верно, дорогая, память у тебя хорошая. А тебе я что сказала?» – «Вы сказали, что страшная беда нависла надо мною». – «Правильно, правильно. А ты разумеешь, почему я только к тебе обратилась? Десятки, сотни женщин и девушек прошли мимо меня…» – «Право, я не знаю, что вас заставило обратиться ко мне». – «А вот что, красавица, – продолжала врунья, – я на твоём лице увидела отпечаток приближающейся смерти, от которой, пока ещё не поздно, можно спасти. Это в моих силах. Ты, красавица, счастлива, что наши тропы с тобой скрестились. А теперь, – цыганка взглянула в мою сторону и, увидев меня в том же положении, продолжала: – слушай, голубка, меня внимательно. Ты страдаешь, ох, как страдаешь через свою доверчивость. В тебе нет хитрости. Ты не столько живёшь для себя, сколько для людей – и правильно делаешь. Ой, многие завидуют твоей красоте, льстят тебе. Не открывай своей души подругам-недругам. Это твои тайные соперницы. Тебе нравится один молодой человек, но он тебя сторонится. Правду я говорю? А почему сторонится? Не знаешь? Скажу тебе всю правду, дорогая. В этом виноваты твои подруги, которые всяческими наговорами о тебе стараются его оттолкнуть. Но скажу, как бы ни наговаривали подруги на тебя, ты останешься при своём интересе. Все желания твои сбудутся в скором времени. Но, красавица, это всё не главное. А главное то, что я заметила: на лицо твоё легла мрачная линия неотвратимой смерти. Покажи-ка, милая, правую ручку… Да, я не ошиблась: линия долговечности перекрестилась с линией печали…» – обманщица без умолку тараторила, как хорошо выученное стихотворение, как искусная артистка, то чуть повышая голос, то чуть понижая до таинственного шёпота. А девушка, напуганная мрачным предсказанием, вероятно, верила этой дикой болтовне и даже с лица изменилась, побледнела… «Но ты, касаточка, духом не падай. Этот смертельный удар я от тебя отведу. Я подарю тебе вечный талисман – хранителя от всяких бед и несчастий. Это будет святая иконка с нашей пресвятой божьей матерью и её младенцем Иисусом Христом. Она охранит тебя от всяких бед, болезней. Она привезена из Палестины, из святого города Иерусалима и сделана она из животворящего креста Господня, и окроплена святой водою из реки Иордан… Эта иконка, поверь мне, не подвергается времени: ни в огне не горит, ни в воде не тонет. Так вот, моя милая, эту иконку всегда носи с собой, места для неё надо мало» – и с этими словами цыганка вынула из необъятного кармана юбки маленькую красную коробочку. Перекрестившись, раскрыла её, вынула иконку величиной со спичечную коробку и, не торопясь, с величайшей осторожностью, как будто у неё в руках был хрустальный кубок, наполненный драгоценным бальзамом, вручила её девушке. – «Эта иконка прибыла издалека, нелёгок был её путь. Но с божьей помощью всё кончилось благополучно. Недёшево всё это мне обошлось. Итак, милая, иконку никому и никогда не показывай, и никому не говори о ней, иначе она потеряет свою чудодейственную силу, и о нашем разговоре никому ни слова. И ещё твёрдо запомни: когда выходишь из квартиры куда-нибудь или уезжаешь, прежде всего плюнь через левое плечо и скажи про себя только два слова: «Вон, Мэ!!!» Повтори, милая» – «Вон, Мэ», – повторила девушка. – «А знаешь ли ты, дорогая, что означают эти два слова? Была ли когда-нибудь в храме? Раз не была, так я тебе скажу. Прежде, чем священнику начать службу в храме, он выходит из алтаря через царские двери в своём облачении – ризе, с крестом в руках, и первые слова нараспев произносит: «Вон, Мэ!». Это означает: «Вон, Сатана, из церкви, не мешай православным молиться, не наводи их на греховные мысли». Он, батюшка, изгоняет нечистых духов из церкви. Ты, конечно, премудрости этой не знала. Теперь будешь знать. Каждого человека невидимо сопровождают повсюду ангел и нечистый дух. Так вот, ангел постоянно направляет человека на добрые дела, а нечистый дух нашёптывает человеку сделать что-нибудь плохое. А теперь дай мне распроститься с иконкой» – взяв её, цыганка приблизила иконку к лицу, что-то прошептала, поцеловала и вручила её владелице. – «А теперь покажи, красавица, обе ручки… Под счастливой звездой ты родилась. У тебя будет любимый муж, будут дети и внуки, и многие будут завидовать твоему счастью. Но никогда не возгордись. И напоследок тебе скажу: в скором времени тебя ожидает приятная новость, все твои желания сбудутся, сомнения рассеются. Прощай, дорогая!» Цыганка сделала вид, что хочет уходить, но девушка, встрепенувшись, воскликнула: «Куда вы? Вам надо за иконку и за труды заплатить. Разве так можно, чтобы вас не отблагодарить, я не обедняю…» – «Золотые твои слова, красавица. Видать душу русскую». Я не мог заметить, сколько рублей дала девушка, но цыганка, видать, была довольна её щедростью: «Да пусть эта рука никогда не оскудеет. Судьба за это вознаградит тебя сторицею». И, пожелав девушке всех благ, медленно, торжественно удалилась искать другую жертву. Девушка всё ещё стояла у скамьи, рассматривая что-то в своей сумочке. Я поднялся со скамьи, и наши взгляды встретились. Она, вероятно, догадалась, что я никакой не пьяный. Я улыбнулся. Она, видимо, ждала, что я что-нибудь скажу. Но зачем было девушку разуверять, пусть она останется под цыганским внушением, может быть, это ей поможет. Внушение – это гипноз, которым лечат от некоторых психических болезней. Да, живучи ещё предрассудки! Я лично знал одну учительницу Е.Н.Т., с которой работал в одной школе. Мне приходилось посещать её уроки, и она умела в процессе урока незаметно ввести элементы атеизма и даже стыдила учащихся, которые изредка ходили в церковь. И вот эта Е.Н.Т. вышла на пенсию, переселилась в посёлок Макарьево и стала аккуратно посещать все церковные службы, петь в церковном хоре, панихиды по умершим и посещать поминальные обеды. Однажды, встретив её, я спросил, как поживаете, каково здоровье. И она мне откровенно сказала: «Знаешь, Пётр Степанович, я ударилась в религию, и в этом нашла своё успокоение». Что ей было ответить? Я напомнил ей об её уроках и получил неожиданный ответ: «Молодая была, ошибалась…»
    
    
    Ч.3.: http://www.clubochek.ru/prose.php?id=60300
    


    

    

Тематика: Не относится к перечисленному


© Copyright: Галина Булатова, 2016

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Галина Булатова - Пётр Булатов. Тольяттинские заметки. Ч. 2. Подслушанный разговор

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru