Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Санди Зырянова

Эксперимент

    Высокий человек в белом плаще с красным крестом и рыцарским мечом у пояса оперся на огромный ствол дерева, перевел дух и поморщился: лесной ветер донес запашок разложения, чувствовавшийся даже сквозь ароматы смолы и хвои.
    Его спутники выглядели скромнее: все в джинсах и штормовках поверх футболок; это были двое молодых мужчин, один – совсем пацан лет семнадцати, но с бородкой, и сухопарая пожилая женщина с короткой стрижкой, обильно побитой проседью.
    – Сверьтесь, пожалуйста, с GPS-навигатором, Александра Ивановна, – попросил «тамплиер». – По моим расчетам, мы уже давно должны были выйти если к городу, то хотя бы к какой-либо деревне. В Святой Земле не бывает таких больших безлюдных лесов. Вы уверены, что мы попали туда, куда надо?
    Женщина пожала плечами, сбросила рюкзак с плеча и демонстративно принялась в нем копаться.
    – Можете прямо сейчас переодеться в кирасу конкистадора и заодно поискать спутники в небесах, – язвительно пробормотала она под нос, но, когда «тамплиер» переспросил «А?», отмолчалась.
    – Док, – старший из парней в джинсах говорил по-русски правильно, но с сильным американским акцентом. В руке у него была камера для профессиональной фотосъемки, что, впрочем, объяснялось просто: Чарлз Смитсон был фотографом журнала National Geografic. – А скажите, зачем вам сдались эти Крестовые походы? Мы же испытываем временную машину, так…
    – Ну, вообще-то испытания включают и то, доставит ли она нас в то время, которое мы хотим, – перебила Александра. Ее, в свою очередь, перебил «тамплиер»:
    – Я специалист по истории Крестовых походов! Моя задача – подтвердить, что да, аппарат профессора Снегиревой может переносить в нужное время…
    – А также защитить докторскую диссертацию по обороне Акры Гильомом де Боже, – пробормотала Александра, уткнувшись в свой бездонный рюкзак, но снова – про себя. Каждый из четверки путешественников во времени имел свою цель, а научное честолюбие историка стоило научного честолюбия физика-теоретика.
    Смитсон ухмыльнулся в усы, отошел подальше и сделал несколько снимков. Деревья, которые он снимал, в Святой Земле по меньшей мере не росли. Более того, Смитсон сильно сомневался, что они вообще росли в историческое время.
    Откуда-то послышался глухой рев.
    – Мосье Сирих, – негромко произнес юноша, – ви умеете меч?
    Он говорил с акцентом, выдававшим уроженца Средиземноморья, и носил старинное французское имя Беренгар, странно сочетавшееся с русской фамилией Снегирев. Володя Сырых – кандидат исторических наук, бредивший духовно-рыцарскими орденами и Крестовыми походами – резко обернулся.
    – А вот сейчас обидно было, – насмешливо сказал он. – Я, между прочим, чемпион России по историческому фехтованию!
    – О, – Беренгар слегка поклонился. – А охота?
    – Вообще-то карабин я не взял, – Володя пожал плечами. – Но я представляю, что бы случилось, если бы я его достал здесь…
    Александра, не переставая рыться в рюкзаке, поманила спутников за собой.
    – И тамплиерам же запрещалось охотиться, – наконец нашелся Володя.
    – Звери, – лаконично сообщил Беренгар.
    – Звери, – радостно подтвердил Чарлз Смитсон, держа фотоаппарат наизготове. Вообще-то у него было задание сделать уникальные фотографии средневекового Ближнего Востока, но, судя по всему…
    – Тссс! – перебила их Александра, застыв на месте. – Тихо-тихо… без резких движений, дети.
    Они вышли к небольшой поляне; Александра притаилась за толстенным стволом дерева и сделала товарищам знак подобраться к ней. Смрад разложения становился уже невыносимым, а когда Володя, привстав на цыпочки, заглянул через плечо Александры, его передернуло.
    На поляне лежал труп какого-то животного, которое Володе не удалось опознать. Это не был какой-либо из известных ему зверей. Покрытое коричневато-зеленой тусклой кожей, наполовину содранной, размером с бегемота, но с длинными вытянутыми лапами – почти человеческими руками; живот его то ли лопнул, то ли был выеден хищниками, и из него вывалились кишки. Голова животного, неестественно вывернутая, вытянулась на длинной шее по направлению к путешественникам, и на затылке ее виднелся не то гребень, не то рог. А вокруг трупа суетилось несколько существ, подобных которым Володя видел только в фантастических фильмах! Похожие на крокодилов, но двуногие, они выхватывали куски гниющей плоти, жадно пожирая их, они отталкивали друг друга, утробно рыча и завывая; шкура их, покрытая жидким пухом, рябила в солнечных лучах, пробивавшихся сквозь хвою…
    Володя прикрыл рот ладонью.
    Смитсон бесцеремонно отодвинул ученого; глаза его загорелись, и, светясь от воодушевления, он защелкал фотоаппаратом.
    Беренгар, самый долговязый из компании, выглядывал с другой стороны. Он привык сдерживаться, даже не улыбался широко, но на лице его отразился такой ребяческий восторг, что улыбнулась невозмутимая Александра.
    Внезапно послышался хруст ломающихся веток.
    Что-то колоссальное надвигалось на поляну; Беренгар подобрался, побледневший Смитсон наставил фотоаппарат в сторону звука, явно сомневаясь – бежать ему туда или подальше в лес, а Володя растерянно осматривался, еще картинно положив руку на эфес меча, но нерешительно приоткрыв рот.
    Маленькое деревце согнулось почти вдвое, отодвинутое… да, это была всего лишь одна лапа. Но какая!
    Тот, кто вышел на поляну, сразу заполнил ее всю. Но вышел не до конца – задняя часть спины и хвост оставались в лесу, потому что такая махина на маленькой поляне просто не могла поместиться. Мускулистые трехпалые лапы тяжело топали и, наконец, остановились у разлагающейся туши. Тускло-зеленоватое брюхо, похожее на змеиное, колыхнулось от вздоха; короткие передние лапы манерно торчали вперед.
    Володя зажмурился и вцепился в меч, точно он мог ему чем-то помочь. В сказках, правда, рыцари как-то побеждали драконов, причем крылатых и огнедышащих… Именно сейчас Володя как никогда понял, чем сказка отличается от реальности.
    Мелкие хищники явно не собирались уступать добычу. Оскаленные пасти, выпачканные гнилым мясом, обратились к пришельцу, издавая в три глотки пронзительный высокий рев. Но где им было тягаться с «гостем» ростом с четырехэтажный дом! Огромная пасть, усаженная острейшими зубами и способная за несколько минут перемолоть в мелкий фарш животное размером с корову, приоткрылась. Глубокий низкий рык вырвался из нее. Спокойный, негромкий и невыносимо зловещий, он будто говорил: убирайтесь! Все убирайтесь! Пришел Король, не отвлекайте его от трапезы!
    Визжа и огрызаясь, мелкие хищники убрались восвояси, едва не задев Смитсона. Тот истово щелкал своим фотоаппаратом, дрожа, с белыми от ужаса глазами – щелкал не ради снимков, а ради того, чтобы не сойти с ума. А Король склонился над тушей мертвого ящера. Приподнял ее челюстями, тряхнул, поворачивая необъеденным боком – с него посыпались опарыши…
    – Чарли, вы все сняли? Может, пойдем? – вполголоса спросила Александра.
    Смитсон трясущимися руками сделал еще с десяток снимков и уже собирался зачехлить камеру – Володя настойчиво дергал его за рукав, как вдруг Король насторожился. Холодные глаза с вертикальными зрачками ощупали поляну, ноздри напряглись. И вдруг чудовищная голова повернулась к людям.
    Володя накрыл голову руками, трясясь и всхлипывая, Смитсон застыл с выпученными глазами и раскрытым ртом. Снегиревы стояли не шевелясь прямо перед Королем. Он медленно перевел взгляд с женщины на юношу – и обратно… А потом отвернулся и снова приступил к еде.
    – Поздоровались, теперь можно и сваливать, – прозаически сказала Александра.
    Они не шли – бежали по лесу, задыхаясь. Наконец, выбившись из сил, остановились.
    – Ну, и куда вы несетесь? – ехидно поинтересовалась Александра, помахивая рюкзаком. – Вы надеетесь, что не налетите со всей дури на второго Короля? Этот лес не империя, тут феодальная раздробленность: на каждой полянке свой монарх!
    – Почему? – в изнеможении простонал Володя. – Мы же… как мы… вы же говорили…
    – Флуктуации темпорального поля, – с чувством произнесла Александра.
    Беренгар приподнял брови.
    – Тирьямпампация? – уточнил он. Александра кивнула. Чарлз Смитсон непонимающе переводил взгляд с них на Володю, про себя обзывая «этих русских» законченными придурками и долбанными гениями.
    – Понимаете, – как-то уж очень важно принялась объяснять Александра, – темпоральное поле совершенно неизученная вещь… Однажды мне удалось попасть в те пространственно-временные координаты, которые я заложила. Во второй раз, сами видите, номер не прошел. Но вы тоже хороши, Володя. Неужели вы не видели сами, что это не Святая Земля? Могли бы сразу сказать: давай обратно. Не спутали же вы метасеквойи с ливанскими кедрами?
    Судя по лицу Володи, он мог бы спутать метасеквойю даже с узамбарской фиалкой и вообще до сего момента считал, что специалисту по духовно-рыцарским орденам знать ботанику не обязательно…
    Беренгар вдруг выпрямился.
    – Мосье Сирих, – сказал он серьезно, – ви… не надо вам носить… одеяние Дома. Ви трус.
    – Трус? Это живой тираннозавр! На себя посмотри, когда он будет тебя жрать! – оскорбился Володя.
    – Нет. Через два дня после боя запах не такой, как от одного дохлого зауролофа, – запинаясь и с явным трудом подбирая слова, но твердо проговорил Беренгар. – И сарацин не ти-рекс. Он не будет спокойно есть. Он воюет.
    – И сражение не соревнования по историческому фехтованию, – поддержала его Александра. – В нем, знаете ли, убивают.
    – Копьем в легкое, – добавил Беренгар. Смитсон взволнованно прислушивался.
    – Почему в легкое? – беспомощно спросил Володя, теребя край нелепого и выпачкавшегося в зелени тамплиерского плаща.
    – Ну… Я бы умер. Но мама забрала меня в Питер, вылечила и усыновила, – объяснил Беренгар.
    – Хватит, – оборвала их Александра, потому что Володя и Смитсон заметно нервничали. – Возвращаемся.
    
    ***
    Они стояли у дверей НИИ физики Санкт-Петербургского университета. Чарлз Смитсон, окончательно уверовав, что тираннозавр до него больше не доберется, а снимки – по крайней мере, часть их – получатся, стал очень оживлен и словоохотлив, и радостно болтал, предвкушая фурор. Володя, сгорбившийся и раздавленный, поплелся на метро. Александра и Беренгар молчали.
    Наконец, Смитсон умолк и с благодарностью посмотрел на Александру.
    – Вы не будете ставить новый опыт? Я бы с радостью…
    Она подумала.
    – Гарри, – спросила она, – ты что думаешь?
    – Ну… Мам, ти нарошн ехала в меловой период?
    – Гарри, ты знаешь Гильомушку нашего де Боже лучше меня… Как, был бы он рад такому подарочку, как мон фрер Вовочка?
    Смитсон расхохотался, засмеялся и Беренгар.
    – Я о другом, – добавила Александра. – Ты хочешь вернуться?
    Беренгар опустил голову и долго молчал.
    – Нет, – наконец, сказал он. – Мой дом есть, где ты. Но если дважд… то есть… опьять динозавры, можно, я с вами?


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Фантастическое


© Copyright: Санди Зырянова, 2016

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru