Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Эдуард Учаров

О книгах

    Прочитанное в детстве
    
    Из начальных смутных воспоминаний – маминым голосом оживает старичок Кокованя и сиротка Дарёнка. Волшебство ходит рядом. Шаркает папиными тапочками. Напевает вьюгой за огромной шторой. А во дворе скачет козлёнок и выбивает серебряным копытцем самоцветы. Мурлыкает Мама-Мурёнка. Я засыпаю. Потрёпанная синяя книжица закрывается, и в окошке лесной избушки на обложке потухает свет…
    А первыми стихами угостил меня пузатый и натёртый до медной закатной вспышки –Самовар. Тот самый, который – Иван Иваныч. В его чреве кипели задорные и парадоксальные строчки Хармса. Иван Топорышкин спешил на охоту, бульдог обматывался вокруг столба, весёлые чижи ехали в гости к зябликам, а врунишка рассказывал о замене солнца колесом.
    Большая глянцевая самоварная обложка, скрывающая все эти увлекательные истории, давно уже надорвалась со смеху, но все ещё скрепляет чудеса разрифмованных страниц.
    Тот, кто очень не любил детей – написал самые детские стихи в мире…
    
    Из юношества помнятся зелёные бруски и багровые кирпичи полных собраний сочинений Диккенса и Дюма. Это было в классе пятом или шестом. Объёмные литературные килограммы доставляла мне мама в хозяйственной сумке из местной библиотеки, поскольку сам я за книгами ходить стеснялся, боясь прослыть в брутальной мальчишеской среде, мягко выражаясь – чересчур начитанным. Полной хозяйственной сумки хватало на неделю. Книжная реальность заслоняла собой переезд из Казани в Кировскую обл., потерю друзей и отсутствие любимых уличных развлечений.
    Я нырял в «Лавку древностей», а выныривал у острова Монте-Кристо, судорожно захлёбываясь от смеха, разбирал записи Пиквикского клуба, а через мгновение двух-трёх дней – догонял мушкетёров у парижской заставы…
    
    Книга, которую хотелось бы прочесть
    
    Многое, что хотелось бы прочесть, а вот первое в голове – только что изданный в ТКИ сборник рассказов «Провинциал» известного нашего прозаика Айдара Сахибзадинова. Мы дружим с ним в соцсетях. Многое из того, что он там публикует, насколько я знаю, вошло в эту книгу и мною с интересом прочитано. И всё же – книга это совсем другое – объём, запах, иллюстрации, шелест переворачиваемых историй…
    Но, привыкший баловать книголюбов своими символическими ценами, фирменный книжный подвальчик на Астрономической издевательски уставился на меня ценником в 350 руб. А для меня, небогатого человека, даже эта мелочь уже существенна. Трудно выжить поэту в наше время, пробующему прокормиться лишь литературными заработками.
    
    Какую книгу читаю сейчас
    
    Сейчас я дочитываю том из Библиотеки литературы США (Москва, Художественная литература, 1986), вобравший в себя стихи и публицистику двух основополагающих американских поэтов: Генри Лонгфелло и Уолта Уитмена. Тексты в роскошных переводах Бунина, Чуковского, Левика, Кружкова, Слуцкого, Анненского и др.
    Очень контрастные авторы: классичный Лонгфелло, внёсший в копилку мировой литературы индейский эпос – поэму «Песнь о Гайавате», и поэт-реформатор, узаконивший верлибр – Уолт Уитман. Его эпохальный сборник «Листья травы» для меня до сих пор современен, а что может быть актуальнее в нынешней ситуации, чем его «Письмо о России»:
    
    «…Вы, русские, и мы, американцы! Такие далекие и такие несхожие с первого взгляда — так различны социальные и политические условия нашего быта, такая разница в путях нашего нравственного и материального развития за последние сто лет, — и все же в некоторых чертах, в самых главных, наши страны так схожи. И у вас и у нас — разнообразие племен и наречий, которому во что бы то ни стало предстоит спаяться и сплавиться в единый Союз; несокрушенное веками сознание, что у наших народов у каждого есть своя историческая, священная миссия, свойственно вам и нам; пылкая склонность к героической дружбе, вошедшая в народные нравы, нигде не проявляется с такой силой, как у вас и у нас; огромные просторы земли, широко раздвинутые границы, бесформенность и хаотичность многих явлений жизни, все еще не осуществленных до конца и представляющих собою, по общему убеждению, залог неизмеримо более великого будущего; — кроме того, и у вас и у нас есть свое независимое руководящее положение в мире, которое и вы и мы всячески стремимся удержать и за которое в случае надобности готовы выйти в бой против всего света; бессмертные стремления, живущие в глубине глубин обоих великих народов, такие страстные, такие загадочные, такие бездонные — все это присуще в равной мере и нам, американцам, и вам, русским.
    Так как заветнейшая мечта моя заключается в том, чтобы поэмы и поэты стали интернациональны и объединяли все страны, какие только есть на земле, теснее и крепче, чем любые договоры и дипломатия, так как подспудная идея моей книги — задушевное содружество людей (сначала отдельных людей, а потом, в итоге, всех народов земли), — я буду счастлив, что меня услышат, что со мною войдут в эмоциональны и контакт великие народы России…»
    
    Уолт Уитмен
    Кемден, Нью-Джерси.
    20 декабря 1881 года, Соединенные Штаты.
    
    Недавно прочитанная книга
    
    Из недавно прочитанных книг мне хотелось бы выделить дебютную повесть «Посторонний» (1942 г.) нобелевского лауреата по литературе Альбера Камю. Этот манифест об абсолютной свободе, экзистенциализм происходящего: смерть матери, убийство, суд и приговор к смертной казни – описывается настолько буднично и неэмоционально, что заставил пережить меня потрясение прежде всего как рядового читателя, а не как скромного собрата по перу. Такое воздействие – дорогого стоит.
    Сам автор эту удивительно правдоподобную иллюстрацию идеи абсолютной свободы человека (свобода личности от общества) выразил в одной фразе: «В нашем обществе любой, кто не плачет на похоронах матери, рискует быть приговорённым к смерти».
    Обратная сторона лицемерия?..
    
    Рекомендую книги
    
    Сборник стихотворений «Холодно-Горячо» казанского поэта Алёны Каримовой (ТКИ, 2015), на мой взгляд, одна из самых сильных поэтических книг, выпущенных у нас в Казани за последнее время. Вот её я и рекомендую прочесть всем любителям качественной поэзии.
    Также в 2015 году мы с казанским поэтом и переводчиком Галиной Булатовой составили и издали поэтический сборник «Казанский объектив-2015», куда вошли 36 стихотворений ныне пишущих авторов нашего города. Концепция сборника: сделать мгновенный поэтический снимок современного литпроцесса. Практически все известные поэты предоставили по одному свежему стихотворению. Каждое произведение импровизационно откомментировано литературным критиком из Екатеринбурга – Сергеем Ивкиным. Послесловие написано именитым поэтом и критиком из Подмосковья – Андреем Пермяковым.
    Кому интересна современная казанская поэзия – рекомендую к прочтению. Сборник бесплатно можно скачать на сайте Евразийского журнального портала «Мегалит» в разделе «Книги».
    
    Книжное разочарование года
    
    Мелких разочарований не счесть, но стоит ли о них говорить? Исходя из собственного литературного вкуса – уже примерно представляешь, понравится ли тебе та или иная книга известного автора, либо нет. Есть сомнения? Автор пока неизвестен? Первые 15 страниц, как правило, выступают окончательным аргументом в пользу чтения, либо – с глаз долой – в книжный шкаф – в очередь на дарение. Да и внешний облик книги может многое подсказать. Чем больше золотых тиснений – тем больше подозрений…
    Этим существенно ограничиваешь себя от неприятных впечатлений.
    А вот таких серьёзных книжных провалов за последнее время не припомню. Бог миловал. Кстати, о нём. Я до сих пор, к стыду своему, полностью так и не прочёл Библию.
     Недавно решил восполнить пробел. Принялся за Ветхий завет. Как всё хорошо начиналось в Бытие и Исходе (теория возникновения сущего, исторические хроники, притчи, метафоры, остросюжетное повествование – войны, казни), и как всё закончилось, для меня как для читателя, в Левите и Числах. Ведь их просто невозможно читать! Санитарные инструкции, предписания для священников, жесточайшая юридическая регламентация, подробнейшие исчисления родов и колен. Рай для бюрократов и крючкотворов! Может, это и было моим разочарованием года?
    Зато Новый завет, по крайней мере три первых синоптических Евангелия от Матфея, Марка и Луки – втягивают меня в этот бестселлер обратно. Посмотрим, что будет дальше…
    
    Любимая книга на все времена
    
    Потрясений от книг случалось достаточно. Были большие периоды «болений» любимыми авторами. Это и поздний Хармс и ранний Пастернак. Заболоцкий времён «Столбцов». «Улялаевшина» Сельвинского. Почти весь Бродский – куда же без него? Леонид Губанов и очень похожий на него Роман Тягунов. Былинный – Юрий Кузнецов.
    Из современных – Андрей Гришаев и Андрей Пермяков.
    Однако, единственная книга, которая всё это время лежит у меня у изголовья на книжной тумбочке – так, чтобы протянуть руку с дивана и достать почитать – томик «Избранного» Мандельштама.
    Открываю на любой странице в любом душевном состоянии и кроме его строк – больше ничего не существует.
    


    

    

Жанр: Очерк, заметка
Тематика: Об искусстве


2016, Тольятти

© Copyright: Эдуард Учаров, 2016

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

23.02.2016 13:42:56    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    *
О книгах не по-книжному! Ещё раз с праздником, книгочей!
     
 

23.02.2016 17:08:50    Член Совета магистров Эдуард Учаров Отправить личное сообщение    
книгочудь... ))
       


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru