Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Александр Балтин

Почти нельзя

    Был малолетним антисоветчиком в Союзе – даже в комсомол не вступал; много читающий сын слегка фрондёрствующего отца-интеллектуала, не имевшего никакого отношения к диссидентскому движению, впрочем, но приносившему иногда ксероксы запрещённых книг.
    -Только никому не рассказывай в школе, что ты читаешь, - предупреждал.
    И не рассказывал.
    Теперь, когда ему под пятьдесят, он седобород, побит и потрёпан жизнью, без конца вспоминает, сравнивает, сопоставляет, стремится делать выводы, и они тяжелы, как свинец.
    Культ денег, несомненно, хуже всеобщего порыва к счастью – к счастью благородному, для всех, - который завершился в семидесятые косным партаппаратом и разливом нового мещанства, когда вещизм, эта душевная коряга, стал реальнее самой реальности.
    Возможность путешествовать по миру?
    Но, если ты всю жизнь работал, а денег у тебя только на самое необходимое, не всё ли равно, не увидишь ты Франции, или Италии из-за занавеса, названного «железным», или из-за бедности, что стала нормой в современной России?
    Оглупление и деградация – такова официальная, хоть и не декларируемая официально политика – настолько очевидны, что советское образование, со всеми его издержками, кажется вершиной духа, бесконечным и плодотворным полётом мысли.
    Сериалы, заменившие советское кино, в котором среди разлива серятины, сияли созвездием шедевры, - проедают человеческие мозги, как ржа; да и сами мы – почти лишённые сострадание, воспринимающие добро, как глупость, превратились в не-совсем людей… Как писал Ортега, тигр не может «растигриться» никогда, а человек, увы, вполне способен на расчеловечиванье.
    Мы убеждаемся в этом каждодневно – и на собственных примерах, и на многочисленных ситуациях, связанных с другими… хотя: теперь все другие, и любовь к ближнему кажется пустой библейской сказочкой, красивой фразой, лишённой содержанья.
    Была ли любовь в Союзе?
    Не та – конкретная, между полами, известная всем, а – любовь к свету, пусть не правильно понятому, любовь к добру, к истине, в конце концов (истина – чреватое слово, но – что поделаешь)...
    А ведь была – вспомните тысячи бесплатных кружков! И какие мастера там преподавали!
    Переслушайте хор Попова.
    Вспомните диссидентов, наконец, какие, рискуя изрядно, стремились, порой неосознанно, не к низвержению советской жизни, а к исправлению её.
    Были ли тогда моральные авторитеты (извините, за банальность)?
    Да.
    Академик Лихачёв, к примеру.
    Виктор Астафьев.
    Валентин Гафт.
    Да, целый список можно составить – а попробуйте-ка сейчас.
    И, выпивая (что ещё делать по субботам постсоветскому поэту-неудачнику), он плывёт в море воспоминаний, сравнивая уровень волн, не идеализируя Союз, не пытаясь приукрасить его, понимая, что не смотря на репрессии и кровь, какие ничем нельзя оправдать, миллионы были подняты к свету знания, двинулись по лестнице вверх, и ведь реально из деревень, вполне глухих, выходили кинорежиссёры, директора заводов, писатели, генералы; он затмевает мозги алкоголем, стремясь въесться в самую глубину анализа, и не зная – стоит ли жить в современном мире, где не быть подонком нельзя.
    Почти нельзя.
    
    
    
    


    

    

Жанр: Не относится к перечисленному


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru