Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Александр Кожейкин

Пятое колесо

    Двое мужчин замерзают в степи. Судьба столкнула вместе мужа и любовника, и последние минуты они согреваются воспоминаниями об одной и той же Женщине ...


    Пятое колесо догорало. Умирать не хотелось ...
    Умирать никому не хочется. Но почему пятое, отчего догорало и зачем умирать?
    Вам непонятно? Ладно, тогда по порядку.
    Начать с того, что Вася Ивану сразу, как попутчик, понравился. И Иван к Васе почувствовал тёплое душевное расположение. Это в долгой поездке не последнее дело. Ведь дорога кажется короче, когда поговоришь о том, о сём, сам поделишься мыслями и внимательно выслушаешь собеседника. Сначала побеседуешь о деле, о погоде, о хоккее или футболе, а потом и по душам можно поговорить. Важно, чтобы человек попался хороший. Тем более, когда такая ответственная поездка- под самый Новый Год.
    Кстати, Иван не особо расстроился, когда начальник отдела снабжения за пять минут до конца рабочего дня пригласил в кабинет и, заискивающе глядя в глаза, вздохнул:
    – На тебя, Вань, одна надежда … Семёныч, как всегда, с радикулитом. Денис на сессии, остальные снабженцы – женщины. Кого пошлёшь? Получается: ты – самая подходящая кандидатура. Только что на оперативке у главного инженера всё по часам просчитали. Самое главное – привезти триста килограммов галлия. Быстро сделать сплав с двумя другими компонентами не проблема. Раз нас подвели поставщики, придётся гнать машину за полторы тысячи километров в Павлодар через степь. Если двое суток гнать туда, двое суток оттуда и день прикинуть на отдых, то должны успеть прокрутиться: проплавить, сдать в ОТК и отгрузить этим годом готовый товар. Заказчик серьёзный – космос!
    Он опять вздохнул, а Иван махнул рукой, словно отгоняя подступившие сомнения, поинтересовавшись:
    – Когда надо, Петрович?
    – К двадцать седьмому.
    Иван присвистнул. Ему почудилось: само время удивилось такому раскладу, обиженно застучав по круглому циферблату старинных часов в кабинете, а Леонид Петрович, словно оправдываясь, добавил:
    – К вечеру.
    И не дожидаясь встречных вопросов, уточнил:
    – Машину к дальнему рейсу уже готовят. «Иж». Фургон не новый, однако в хорошем состоянии. Водителя подобрали молодого, но опытного. С автобазы связи недавно перевели. На рассвете в путь. Документы готовы, в бухгалтерии и в транспортном цехе тебя ждут.
    …Пятое колесо догорало, умирать не хотелось.
    Пятое потому, что запасное. Дело в том, что тряпки, пропитанные бензином, а за ними и четыре покрышки от «Ижа» давно сгорели, частицами вонючей сажи осаждаясь на лицах двух мужчин, однако поддержали огонь и продлили жизнь на некоторое время. Ведь холод беспощадно отбирал тепло, а ветер выдувал его в безбрежный степной океан, пронизывая тела насквозь подобно рентгеновским лучам.
    – Читал где-то, – перекрикивая свист метели, признался Иван, – замерзать не страшно. Как будто уснёшь.
    – Как будто уснёшь … я тоже слышал про это, но может …– отозвался Василий.
    Он закашлялся от едкого дыма, оглядел тёмную степь, как будто надеялся увидеть спасительный огонёк автомашины, как чудо, и грустно выдохнул …
    … найдут?
    – Может, и найдут, – таким же эхом отозвался Иван, -– жаль, у этой машины только четыре колеса и одна запаска. Эх, Васька …
    Он заглянул в глаза попутчика, словно надеясь прочитать в них ответ на главный сейчас вопрос – жизни и смерти, и скорее подсознанием уловил: Василий думаёт о том же. Но в который раз не решается озвучить грызущую сердце думу: в трёхстах километрах от ближайшего посёлка в буран никто их искать не будет.
    – Эх, Васёк, – продолжил Иван, – всегда надо надеяться. Даже, когда надеяться не на что.
    Он похлопал Василия по закопчённой дублёнке, потопал одеревеневшими ногами и пошевелил монтировкой в горящем колесе, а тот улыбнулся и сказал:
    – Скоро и пятое … догорит.
    – Не скоро, – не столько себе, сколько попутчику соврал Иван.
    – Врешь, Ванька, – беззлобно рассмеялся Василий, – на две трети нет его уже. Прогорит!
    – Ну и прогорит, – махнул рукой Иван, – чего теперь! Давай лучше напоследок про самое хорошее в жизни вспомним! Самое яркое, да?
    Он задумался.
    – Про Веру? – спросил Вася.
    – Про Веру! – отозвался Иван. Вот мы тут одни в степи, и с каждым она. Красивая!
    – Очень! – подтвердил Вася, – ты прости меня.
    – Ладно! – вздохнул Иван, – и ты меня прости.
    – За что?
    – Ну … что врезал … не сдержался. Вон какой у тебя, Вася, фингал под глазом! Предположим, я стерпел – не дал бы тебе по морде – тогда не перевернулись бы и не разбили машину. Подъезжали бы уже к Павлодару за галлием этим.
    – А правильно врезал! Как же тут стерпеть? Если бы я был женат, да узнал бы про свою жену такое от попутчика, не знаю, что сделал бы. Вот ведь как мы … поговорили по душам.
    – Ты её … сильно любишь?
    – Сильно …
    – И я сильно. Как сказал Серёга Есенин … точно не помню, кажется так: «Только мне не страшно, и в моей судьбе/ непутёвым сердцем я прибит к тебе». Прибит я к ней сердцем, Васька!
    – Так ведь получается: и я прибит. Вместе, выходит, прибиты! Да так, что не оторвать. Мы в степи одни. Кому тут врать-то? Вышло: оказались в одной лодке муж и любовник. Разве может такая лодка дальше плыть? Не может! А может, не случайно так сложилось, а?
    Голос Василия предательски дрогнул. Он покосился на покорёженный остов машины. Потом уставился в уменьшившийся огонь от горящей покрышки, а Иван достал портмоне. Развернул, показал фотографию.
    – В прошлом году? – заключил Василий, – до чего же хороша!.
    – Точно! – подтвердил Иван, – знаешь, Вась, о чём подумал? Сам я во всём виноват. Такая женщина! Всё при ней! Хороша – не то слово! Чудо дивное! А я кто и что? Достоин ли всегда был такой красавицы? Нет, наверное. Ведь любил, сильно любил. Но не уберёг. Сколько раз она просила меня сводить куда-нибудь, сколько раз я отнекивался – то срочная работа, то хоккей по телевизору. Откладывал и в итоге получил такой результат! А, знаешь, как до свадьбы ухаживал? Какие цветы дарил? А потом …
    – Цветы она страшно любит, – перебил Василий, – а когда удивляется, у неё глаза ещё больше становятся. И не поймёшь, больше в них голубого цвета или серого. И бездонные такие!
    – Как у русалки. Тонешь в них …
    – Да!
    … Пятое колесо прогорело. Огонёк мигнул раз, другой и погас. Совсем. Стало темно. Умирать не хотелось.
    – Вот и все – совершенно спокойно заключил Иван.
    – Давай обнимемся что ли, – предложил Василий, – так теплее, и громко кричать не надо, вон как буран разошёлся-то. Ты расскажи ещё что-нибудь. Не молчи. А лучше про неё.
    Обнялись.
    -– Помню еще до свадьбы … как-то разговорились с Верой про Москву… – на ухо стал рассказывать Василию Иван, – меня часто в командировки туда посылали. Я ей про Кремль, про зоопарк, а она, оказывается, ни в Москве, ни в Питере никогда не была, и на метро ни разу не ездила. Вроде бы, какая невидаль, а ей хочется. Робко так спрашивает: может, в свадебное путешествие поедем в столицу? Сходим в театр, в Третьяковку. И на метро погляжу. А я ей: Вера! Свадьба через месяц, ждать долго! Будет тебе и Третьяковка, и Русский музей, и то, что осталось от ВДНХ. Но хочешь, через три часа прокачу на метро?
    – А она?
    – Удивилась. Как это, говорит?
    – А ты? На самолёте – в Москву?
    – Зачем? На машине – и в Екатеринбург, там давно метро.
    – Хорошо придумал! А она про метро в Екатеринбурге не знала что ли?
    – Представь, нет! Только, когда из Горнозаводска свернул на Верхний Уфалей и погнал на север, конечно, сообразила.
    – Двести пятьдесят километров!
    – Да ерунда, Вась, для бешеной собаки и триста километров – не крюк. Зато как она радовалась! Смеялась, как ребёнок. Мы катались на метро до закрытия. Ночью поехали назад. Я был за рулём, как хмельной. Любовь ведь то же вино. Представляешь, тормозит меня на выезде гаишник. Лейтенант такой-то, предъявите документы. А сам принюхивается. Глаза у меня, наверное, блестели …
    Иван встряхнул притихнувшего Василия:
    – Васька! Ты слышишь? Нет? Уснул? А я всё равно расскажу тебе до конца эту историю. Не употребляли ли, интересуется гаишник, спиртные напитки, товарищ водитель?
    Василий стал оседать на снег, и Иван перехватил его чуть ниже, приподнял, взглянул на сомкнутые веки попутчика, зашептал:
    – Не употреблял, говорю, лейтенант, ни грамма, а пьяный. Вы посмотрите на девушку в машине! Это она во всём виновата! Потому что нельзя быть красивой такой! Улыбнулся он, козырнул. Счастливого, мол, вам пути! И помчались мы дальше! Была пора сенокоса. Едем по полям, такой дух стоит, что через приоткрытое окошко волшебные ароматы с ног валят. На дороге никого! Остановил я машину возле ближайшего стога и на руках отнёс к нему Веру… такое чудо там произошло – словами не передать! Что-то меня тоже в сон клонит. Давай вместе, Вася, уснём что ли …
    Иван повалился набок, увлекая в снег отяжелевшего попутчика, но продолжал говорить:
    – Мне кажется, буран успокоился. Кажется, не заснеженная это степь, а то самое свежескошенное поле с лютиками, вьюнками и ромашками, по которому мы всю ночь до утра бегали. От стога до стога, хохотали, как сумасшедшие. Как сумасшедшие …
    Иван облизал потрескавшиеся губы, бережно положил остывшего уже Василия на снег, испачканный хлопьями чёрной сажи, лёг рядом и промолвил, глядя в небо:
    – Сколько раз, Вера, засыпал я и просыпался с твоим именем! Может, не случайно мне сейчас кажется: ты меня слышишь?
    Буран подхватил последнюю фразу замерзающего Ивана, закрутил-завертел, унёс в темноту, а там подумал над ней, удивился и закинул через пелену к звёздам. Пусть кто-нибудь услышит!
    
    


    

    

Жанр: Рассказ


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

16.02.2010 18:35:11    Лилия РУ Отправить личное сообщение    
Здравствуйте .читаю Вашу прозу и удивляюсь,каждую строчку хочется дочитать до конца. Каким смысл бы небыл,речь ведь идет о смерти,а как то по житейски трогательно и мудро. без надрыва. А так -"Авель и Каин".Стиль рассказа чем-то напоминает байки,которые можно слушать и слушать.В них всегда есть житейская мудрость,простота расказчика подкупает и завораживает слушателей.
     
 

17.02.2010 20:35:59    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо, Лилия!
       


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru