Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Волынцев - Мнадцать лет спустя
Александр Волынцев

Мнадцать лет спустя

    (сценарий заключительной серии известного сериала)


    Адвокат вышел из зала суда и, облегченно вздохнув, пересчитал гонорар, не вынимая пачку банкнот из кармана. Вечер был достаточно свободен для того, чтобы часть его провести в баре, и предвкушение приятно защекотало под ложечкой.
    Расположившись за любимым столиком, адвокат потягивал коктейль из «Столичной», «Посольской», «Сибирской» и «Жигулевского». Подросток-негр скреб ножом выцветший плакат, превращая ковбоя, аппетитно закуривающего «Мальборо», в разноцветные стружки. «Янки, гоу хоум! /1/» – мысленно усмехнулся адвокат. «Йес, сэр! /2/» – улыбнулся в ответ негритенок.
    – Эй, Мейсон, не надоело тебе сосать эту дрянь? – подсаживаясь к адвокату, спросил окружной прокурор.
    – А что делать? – угрюмо обронил адвокат и кивнул бармену, чтобы тот включил телевизор.
    – Есть бутылка скотча и бутылка рома, – шепнул прокурор.
    – Не смеши, Круз, откуда у меня такие деньги? – отмахнулся Мейсон.
    – Я угощаю, – прикрыв рот рукой, прошипел прокурор и налил под столом полный стакан.
    Глаза адвоката засверкали юношеским задором. Он оглянулся и подмигнул огромному транспаранту, молчаливо кричащему: «Распивать принесенные с собой спиртные напитки категорически запрещается! Администрация!!!» Сделав вид, что уронил салфетку, Мейсон нырнул под стол и опрокинул стакан скотча в рот. Затем салфетку уронил Круз. И процесс пошел. Салфетки, ножи вилки и остальные приборы посыпались под стол, тактично выдерживая очередность. С трудом водворившись на стул после поднятия финальной тарелки, Мейсон взглянул на огромный экран телевизора.
    – Ха! Ти Джей! Это что за триллер?! – изумленно воскликнул адвокат.
    – Темнота… – неодобрительно буркнул себе под нос бармен. – Это же классика! Психологический детектив а’ля Хичкок! Пиратская копия, между прочим.
    На экране сидел мужик в кепке, играл на гармошке и пел. Гнусавый переводчик, хлюпая хроническим насморком, бубнил за кадром дословный перевод текста песни: «Э… Тем, кто носит под верхней одеждой собственный камень… Э-э… Очень трудно… Э-э… Жить… Э… В нашем обществе…»
    – Переключи! – рявкнул Мейсон.
    – Ноу проблем /3/! – Ти Джей моргнул экраном, и помещение бара затопила мелодия нового шлягера. Длинноволосый белобрысый певец с темными усами колотил по клавишам рояля. «Напьемся во имя любви!» – голосила «бегущая строка» перевода. «Ав! Ав! Ав!» – подпевали три до неприличия одетые в платья грации.
    – Дальше! – приказал адвокат.
    Круз покачал головой.
    Ти Джей пожал плечами и ткнул пальцем в клавишу:
    – Вот, кстати, неплохой боевик с элементами черного юмора. Тут трансвестит-многоженец сначала убил одну из своих жен, переоделся в ее накидку, а потом заколол ее любовника, принадлежавшего другой группировке. Пятый раз уже смотрю.
    По экрану метались кони, горела нефть, грохотал пулемет, а человек в белой форме и фуражке что-то кричал в сторону моря. Все тот же гнусавый переводчик, откашлявшись в микрофон, произнес: «Верещагин! Немедленно покинь эту дырявую калошу, находящуюся в аварийном состоянии, или у тебя будут проблемы!» – «Ноу проблем! /4/» – перевел гнусавый за Верещагина.
    Тут фильм прервался рекламным роликом: небритый уголовник с порядковым номером на джинсовом ватнике обрубает ветки на поваленном дереве, к нему подходит охранник в тулупе и с автоматом Калашникова за спиной. «Эй, ты! – говорит охранник. – Тебя как зовут?» – «Мишка», – отвечает уголовник. – «Ха! Меня тоже. Давай чаю попьем», – охранник достает из-под тулупа пакет. – «Что это? Сникерс?» – морщится уголовник. – «Лучше!» – ухмыляется охранник. Крупным планом на экране возникает конфета «Мишка на севере». Следующие кадры показывают смеющихся уголовника и охранника, сидящих в обнимку, жующих конфеты и пьющих чай из прокопченного на костре чайника «Тефаль». «Россия – щедрая душа!» – звучит за кадром.
    Выбросив соломинку из стакана, Мейсон залпом допил коктейль.
    – Эй, приятель, хватит на сегодня! – хлопнул его по плечу Круз. – За тобой Саманта пришла.
    – Папа, поехали домой, – произнесла подошедшая блондинка, поигрывая ключами от «Москвича».
    Мейсон затравленно обернулся. Подросток-негр закончил наклеивать новый рекламный плакат и вытирал руки ветошью. На месте ковбоя теперь красовалась баба в цветастом платке, оранжевом жилете и брезентовой робе, под которыми смутно угадывалось голое тело. Обнаженные в улыбке зубы сжимали сигарету странной формы. «Беломор»! – вопила надпись на плакате. – Крепок на спор!»
    «Ненавижу!» – взвыл Мейсон…
    
    …и проснулся на своем диване, в своем доме, в 7527-й серии «Санта-Барбары». На груди его лежала корешком вверх раскрытая книга «Поднятая целина»…
    
    _________________
    
    /1/ Янки, гоу хоум! – (здесь) Извольте вам выйти вон!
    /2/ Йес, сэр! – (здесь) Дык, ёлы-палы!
    /3/ Ноу проблем! – (здесь) Да на здоровье!
    /4/ Ноу проблем! – (здесь) Отлезь!
    
    
    


    

    

Жанр: Пародия
Тематика: Юмористическое


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Александр Волынцев - Мнадцать лет спустя

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru