Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Александр Балтин

Триптих

     1
    Возлюбить Бога?
    Попробуйте для начала соседа!
    Другой – это, как оскорбление, как помеха: он не так мыслит, не так думает, а то ещё, чего доброго, претендует на место, которое по праву… впрочем, по какому праву? С чего ты решил, что ты лучше его, другого?
    Потому, что он – другой…
    Другие – это ад; как же тут возлюбить?
    И что можно поделать, коли мы так чувствуем?
    Так мало того, и социум современный построен на подчёркиванье этого ада – конкуренция, и т. п.
    А чего бы казалось проще – он: другой, не такой, как ты, прислушайся к его мнению, учти его интерес, поприветствуй его доброй улыбкой…
    Невозможно.
    Категорический императив Канта красиво звучит, но не работает совершенно.
    Любим близких, обожаем себя, но не другого – нет-нет…
    Или – такова физиология, а она, как известно, проповедей не слушает и заповедей не знает…
    Что же требовать от нас то, что противоречит физиологии?
    Помилуйте, но не ей же одной ограничивается наше существование!
    Углубляйте душу, коли не верите в её наличье, так прислушайтесь к внутреннему своему человеку – ведь вы мечтаете, фантазируете; прислушайтесь – он подскажет, что другой – это совсем не так плохо, и, учитывая его интерес, можно сделать жизнь светлее.
    Ведь нельзя же только брать!
    В конечном итоге выигрывают дающие, а берущие… с чем остаются они?
    С покорёженной психикой, и усохшим мозгом.
    Трудно полюбить другого, ибо он другой – но: не двигаясь в этом направлении, мы дружно двигаемся в яму.
    
     2
    Чехов, как известно, не любил Достоевского, но, что странно, сострадание, чей стигмат необходим для полноценного существования индивидуума, проявлено ярче всего именно у того, и у другого…
    Ни у Гоголя, ни у Толстого – двух других гениев прозы – этого не дано с такою чёткостью и болью, как у этих двоих.
    Скрипка Ротшильда плачет – и плачет Катерина Ивановна.
    Слезинка ребёнка переходит в массу чеховских строк, и они обжигают острой болью – за всех несчастных, пьющих, неудачливых.
    Больно – значит, я живу.
    Ведь не может же быть больно только за себя!
    Не приведёт к добру триумф эгоизма.
    И вчитываясь, порой вгрызаясь в тяжёлую, густую, переогромленную прозу Достоевского, и впитывая аромат тончайших чеховских фраз, ощущаешь, как близки они – русские гении – этой бездной сострадания друг другу.
    
     3
    Зачем человеку тысячи разновидностей одного товара?
    Колбасы – толстые, как удавы; колбасы – тощие, как гадюки; колбасы с оливками, фисташками, шампиньонами; а рядом – грандиозные, разноцветные башни тортов пялятся на вас, бедные потребители!
    Выбирай!
    Жизнь, посвящённая созданию новых сортов колбас, или новых, чуть вкусово изменённых, видов сока – жизнь, отобранная у самого себя; явь, в которой понято так мало.
    Ужасно, когда нет колбасы, соков, или тортов, ужасен товарный дефицит; но это тотальное изобилье, это матерьяльное подавленье жизни нужно сверх-потребителю, а не человеку.
    Человеку нужно развивать лучшее, заложенное в нём – способности, ум, доброту.
    Человеку нужно осознавать, что только знание, добро и праведность есть истинное богатство, и только увеличивая их, можно сделать жизнь лучше - не сытнее, а добрее, чище, умнее…
    Страшные дебри товарного псевдо-рая засасывают, тащат вниз, в холодную бессмыслицу, душевную и интеллектуальную опустошенность, нравственную пустоту и глухоту…
    
    


    

    

Жанр: Не относится к перечисленному


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

01.10.2015 16:37:22    Член Совета магистров Уваркина Ольга Отправить личное сообщение    
Ах, как я с Вами согласна...
     
 


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru