Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Александр Волынцев

Златовласка

Я кончил повесть и поставил точку
И рукопись перечитать не мог.
………………………………………..
………………………………………..
Арсений Тарковский

    Порыв ветра распахнул балконную дверь, взмахнул прозрачным крылом тюлевой шторы, слизнул со стола несколько листков, исписанных нервным путаным почерком, и, весело бумкнув кухонной дверью, умчался через открытое окно второй комнаты...
    Сквозняк, говорите? Ой, вот только не надо пошлостей. Вы еще скорость ветра посчитайте и растолкуйте сие явление с точки зрения аэродинамики. До чего же люди умеют все оболванить по своему подобию!
    На самом деле все гораздо проще и красивей. Поздняя весна шла своей танцующей походкой по городу разводных мостов и белых ночей. Шла, то, вспомнив о своем возрасте, – степенно, как великосветская львица, для которой первый бал уже утонул в сугробах календарных листков, то, вдруг бросившись в погоню за стайкой воробьев, как пятилетняя развеселившаяся девчушка, а то и вовсе ни с того ни с сего мечтательно присев на скамейку в каком-нибудь Летнем Саду, словно невеста в ожидании еще не состоявшейся встречи...
    Теплый, уже почти летний дождик оживил заключенную в тротуарно-бордюрные кандалы зелень и вдунул в открытые окна запах влажной мостовой и еще совсем юной листвы. Тот самый запах, который провоцирует всяких поэтов на различные безумства, в то время как добропорядочные граждане спят в ожидании нового дня, посвященного привычному радостному процессу зарабатывания любимых денежек... "Привычка свыше нам дана, ЗАМЕНА счастию она...". Так сказал один из поэтов, кстати, весну не любивший. Деньги, впрочем, для него тоже особой ценности не имели. Гений, одним словом, что с него взять...
    Она вошла в комнату и оборвала балконно-ветровое хулиганство, посадив дверь на шпингалет. Зажгла настольную лампу. Взяла гребешок. Темно-русая коса волнами рассыпалась по плечам. Зеркалу трельяжа не в чем было упрекнуть хозяйку косы, и оно делало вид, что бесстрастно отражает объективную реальность, в ночной сорочке расчесывающуюся перед ним. Глубоко синие глаза реальности еще раз окинули взглядом стройную фигуру и, удовлетворенно моргнув, приметили некоторый беспорядок в комнате. "Ах, да!". Листки, сдунутые шаловливым ветром, были подняты и водворены на стол. Она обнаружила их сегодня утром в своем почтовом ящике, но времени прочитать не нашла, да и сейчас, вообще-то, был уже довольно поздний час, более располагающий к отдыху от дневных забот. А тут это "послание", о сути которого она в принципе догадывалась. Но... Женское любопытство все же сильнее доводов рассудка, и она села к столу.
    Письмо не имело ни обращения, ни даты, ни подписи, и понять последовательность можно было только благодаря тому, что автор предусмотрительно пронумеровал страницы.
    
    "Я к вам пишу, чего же боле..." Классика! Вздор. Насколько я помню, это женская партия. Ну да ладно. Предположим, что это интертекст. Инсталляция, так сказать... "Есть женщины в русских селеньях..." Вот это уже лучше. Мужским соло потянуло. Ага. Но надо бы усовершенствовать, то есть – укоротить. Ибо "краткость – сестра таланта". И редактора. Что там у нас получается? "Есть женщины..." Вот это уже совсем хорошо. В том случае, конечно, когда они есть. Словоблудие. Или лирическое отступление? Одно и то же, впрочем. Результатом этих регулярных отступлений становится то, что, за исключением моих родных, а также самых близких друзей, остальное человечество склонно считать меня не то шутом, не то юродивым. Оно, быть может, и не зазорно и не так уж скверно, да больно обидно, когда начинаешь говорить серьезные вещи, а люди хохочут. Потому как думают, что я начинаю валять очередную (очередного?) ваньку. Обидно не оттого, что смеются, а оттого, что привыкли. И это естественно. Почему так? Потому что входить в новую компанию или начинать общение с новым знакомым легче всего с шутки. Потом к ней приклеивается еще одна шутка. Потом – следующая. Уже автоматически. "Первая колом, вторая соколом, остальные – мелкой пташечкой..." Да, примерно так. И все. Конец. Достигается обратно-прямопропорциональный результат: войти-то в компанию вошел (и далее стал "своим в доску"), но одновременно построил стену из прозрачного бетона. Аут. "Кина не будет"."
    
    Последние сомнения об авторстве исчезли. Он действительно имел славу балагура и человека сомнительной серьезности и надежности. Возможно, к этому располагала и его профессия: сценаристы, как и все люди творческих профессий, не славятся в обществе особой фундаментальностью в житейских вопросах. Нет, конечно, некоторые из них доходят "до степеней известных". Годам к шестидесяти. И обзаводятся двадцатилетними женами, смертельно влюбленными в имена своих мужей, их счета и квартиры. Лысины и животики в данной ситуации являются не недостатком, а свидетельством респектабельности и уверенности в завтрашнем дне. Но она была далека от этих философско-практических вопросов бытия. Она читала.
    
    "Я обещал написать письмо. Но не напишу. Эпистолярный жанр меня не любит. Хорошо, впрочем, я и не настаиваю. Пусть это будет страничкой моего дневника. Ты не ведешь дневник? Я – нет. Значит, это своего рода творческий эксперимент. Великая вещь – творческий эксперимент: основа основ. Жаль только, что для этого эксперимента повод не такой, как хотелось. А не надо сидеть в коконе из прозрачного бетона. Избавиться от него трудно. Он становится панцирем и отдирать его нужно уже с мясом. А это больно. Очень. Но полезно. Иначе можно просто задохнуться в самом себе и от самого себя."
    
    Да... Действительно. Он обещал написать ей письмо... Когда это было? Вчера... Нет, позавчера. Ну да. Она сказала ему, что им больше не нужно встречаться. Вечером он позвонил еще раз и сказал, что напишет письмо. Да...
    
    "Странная штука – жизнь. Странная штука – психология. Быть психологом – неблагодарное занятие, ибо это такая же наука, как педагогика. То есть – никакая. Просто сумма знаний, результатов, полученных путем НЕ-творческого эксперимента. Ну и что? Просчитать психологический тип личности – невозможно. Повторяю – личности. А кто НЕ-личностъ? Только тот ивановпетровсидоров, который в качестве примера плавает в заурядном учебнике психологии. А те, которые реальные, живут, дышат и т.д., – те все личности.
    – Вы кто?
    – (гордо) Я – психолог.
    – Вы уволены."

    
    При чем тут психологи? А... Может быть, он догадывается? Да нет, вряд ли... Просто они несколько раз обсуждали тему психоанализа и его жертв...
    
    "К чему это я? Так, лирическое отступление."
    
    Фу-ты, ну конечно это просто совпадение!
    
    "Зашел я как-то впервые в отдел технической книги. По казенной надобности. И обжегся. Серьезно. Я не предполагал, что улыбка имеет свойство обжигать. Странно. Милая девушка выполнила мою заявку с такой заинтересованностью, словно она мечтала об этом долгие годы. Понятно, что не мечтала. Понятно, что она видела меня впервые, как и я ее. Понятно, что человек просто любит свою работу. Непонятно другое. Обжигающая улыбка. Лечиться мне надо... Ну да. Однозначно."
    
    Это было лет пять назад. Правда, она тогда обратила внимание на странного посетителя, ошарашенно уставившегося на нее. Дело было в "Салтыковке" /1./. Он заказал книгу с каким-то совершенно нечеловеческим названием. Что-то связанное с историей киномеханики. По доброй воле такие книги никто читать не станет. Студент, сразу ясно...
    
    "Что-то стало тянуть в этот отдел. Улыбка? Благо дело, при переходе на другую службу казенные надобности стали подворачиваться чаще. Эй, психологи всех мастей, ну-ка объясните: зачем искать повод зайти? Почему нельзя зайти просто и просто сказать: "Я пришел, потому что хочу тебя видеть"? Представляю, как легион обрадованных психологов, потирая ладошки, начинает растолковывать про различные комплексы и т.д. Цыц!!! А почему, собственно? Неужели я боюсь, что они выкопают из меня какую-то дрянь и мне же ее продемонстрируют? Ну, положим, про дрянь, которая у меня внутри, я и сам все знаю. А что, если они эту дрянь другим покажут? А? То-то. Причем в результате окажется, что это, на самом деле, не моя дрянь, а кадавр их представления о моей дряни? Но они-то об этом не догадываются... Как и потрясенные увиденным окружающие... Эк меня лирические отступления засасывают. Идешь по тропинке, никого не трогаешь и – на тебе, Красная Шапочка, по голубой каске..."
    
    Она, не удержавшись, фыркнула. Нет, все-таки странно. То ли это письмо писано "не всерьез", то ли у его автора просто какое-то клиническое чувство юмора.
    
    "Чего мне больше всего всегда хотелось в жизни? А кому какое дело? Но ведь это – страничка дневника? Притом – экспериментальная. Ладно. Когда "идет строка", когда чувствуешь это самое вдохновение знаменитое, когда ты почти можешь потрогать его руками, кажется, что большего блаженства не существует. "И пусть весь мир подождет..." (Чтоб им...) А откуда это берется, когда "рука к перу, перо к бумаге"? Откуда вырастает эта бешеная тяга, за которую можно отдать многое? Из боли она вырастает. Когда в очередной раз лопается прозрачный бетонный панцирь. Но ради чего все это? Если порыться там, внутри? (В стороне от находящейся там дряни, конечно.) Просто безумно хочется вырваться из кокона – навстречу любви. Ага!!! Так вот, значит, что главнее всех самых полных собраний сочинений? Да. Это так. Я много размышлял над проблемой Кости Треплева. (И когда мы ставили чеховскую "Чайку" в нашем театре, и когда уже учился в нашей смешной академии...)"
    
    А, да. Он же не так давно закончил академию киноискусств. Сценарный факультет. По его дипломному сценарию должны были начать снимать фильм, но что-то застопорилось: не то денег не дали, не то стали требовать каких-то изменений...
    
    "И сделал открытие. Для себя. Отчего гибнет Треплев? От одиночества. А что такое, это его одиночество? А это когда ты понимаешь, что "весь мир" не "подождет". Всему миру наплевать – есть ты или нет. Ощущение вакуума. Но ведь Треплева любит Аркадина (его мать), его любит его дядя (Сорин), его любит Маша, наконец... Почему же он чувствует себя одиноким и никому не нужным? Ответ элементарен: это ощущение – дитя его безответной любви. Оп-паньки! Всякое одиночество – дитя отсутствия взаимности в любви. (Отдохни, Треплев, ты свое дело сделал, ты мне подарил одно из самых великих открытий в моей жизни!) Да, но что "с той стороны зеркального стекла"? Во-первых, взаимная любовь – это чудо. Проще найти золотой динарий под памятником Ленину на "Финбане" /2./, чем обрести взаимную любовь. "Любовь – это не тогда, когда двое смотрят друг на друга, а когда они смотрят в одном направлении", – так (или примерно так) сказал "отец" Маленького Принца. Снимаю шляпу. Согласен "на все 200". Во-вторых, это – смена деятельности. В последний год жизни (семейной, кстати) Пушкин почти ничего не пишет. Что это? Семья "съедает" творчество? Вздор. Творчество становится другим. Меняет форму и направление. У Дольского трое сыновей – и ничего, гитара его не покинула. Да, он не Пушкин, но все же... Хотя это все теория, не проверенная личной практикой (теория в той части текста, что начинается со слов "с той стороны зеркального стекла"). Для меня, по крайней мере. Я больше как-то жизнью солидарен Косте Треплеву. Правда, я его перерос и по возрасту, и по опыту преодоления боли. И это естественно, я ведь в той пьесе играл Тригорина... Да и метод решения проблем "по-треплевски" для меня категорически неприемлем."
    
    Ну, спасибо и на этом. А то среди этой творчески-экзальтированной публики чуть чего: "Ах! Меня ты не любишь – с собой я покончу!". Бултых с моста прямо на лед.
    
    "Ну вот, как я и обещал, меня опять "засмоктала опасна трясовына" лирических отступлений. Вернемся к милой девушке из отдела технической книги. Правда, она его уже покинула. "Как мимолетное виденье, как..." (и далее по тексту). Но город мал, а земля кругла. И появился второй шанс (иногда от психологов все-таки бывает практическая польза)."
    
    А вот это было год назад. Точно. Она перешла работать в научную библиотеку Морского технического университета (который по старой памяти народ звал "Корабелкой"). И однажды, где-то полгода спустя, его привела к ней домой их общая знакомая – вольный психолог с бешено-рыжей шевелюрой и репутацией Жорж Санд. Поводом для встречи была идея проведения общегородской молодежной акции. Идея увяла, но его визиты продолжились.
    
    "Встречи, которые мне подарили минуты прекрасного общения и крепнущую с каждым разом надежду на чудо. "Но прежде чем выбраться из своего панциря, ты должен решить для себя: имеешь ли ты на это право? Не искалечишь ли этим жизнь другого человека? А самый страшный комплекс – это комплекс вины, от него практически невозможно избавиться... Чем оплатишь непоправимую ошибку, если своими собственными руками разобьешь чужую судьбу, желая при этом совершенно обратного?" Так она говорит. Эта маленькая дрянь, которая сидит внутри и которую я не покажу ни одному психологу. "Ты что, не знаешь, что за свое счастье надо бороться? Не знаешь, что его нужно добиваться? Что его нужно выстрадать и т.п.?" Это опять та маленькая дрянь, которая только что говорила совершенно противоположное. Ишь ты, умница... "Добиваться"... Караулить под окнами? Врываться на работу? Обрывать телефон? Забивать почтовый ящик многостраничными посланиями? А адресату это надо? И не станет ли это в конце концов самоцелью? Как в альпинизме: лез на гору, кряхтел, залез, осмотрелся - пора обратно, вниз, штурмовать следующую... Кому – романтика, кому – тоска зеленая. "А ты забыл историю своей семьи? Если бы твой отец был такой же медузой, как ты, то тебя вообще не было бы! Почему он сумел достичь почти невозможного?" Согласен. Жаль, что я его слишком рано потерял. Он мог бы дать мне хорошие уроки. А так приходится учиться на своих ошибках, всякий раз наступая на новые грабли. Только вот в жизни почти не бывает "работы над ошибками" и не бывает переэкзаменовок... "Ну и скули в своем углу дальше! Мечтай о том, как бы ты ее расцеловал от макушки до пяток..."
    
    Щеки ее пылали. Она это чувствовала. И никакого зеркала не нужно, чтобы удостовериться. Бред какой-то... Зачем она согласилась на этот дурацкий эксперимент?
    
    "Молчать. Тебе, брат, нужен не психолог и не психоаналитик, а психиатр. Так, на всякий случай. Для консультации... А Время неумолимо. Кто-то оказался активней? Зато теперь я познал, что такое ревность. Страшное чудовище, разъедающее изнутри. Разъедающее как кислота, оставляющее только пустой, никому не нужный панцирь... Но все это, в принципе, преодолимо. Только бы эта милая девочка не поцарапалась сама... Не знаю почему, но она производит впечатление такой хрупкости и беззащитности, что за нее становится страшно... Если бы только знать, что я могу для нее сделать! И как..."
    
    У нее вдруг возникло ощущение, что внезапно порвалась какая-то очень важная ниточка, что из жизни что-то ушло, выскользнув за дверь так быстро, что она не успела даже понять – что это?
    
    "Перечитал то, что накорябал. Идиот. Вместо того чтобы вовремя сказать три нужных слова, теперь приходится отнимать время на прочтение. Почему-то мне все это напомнило реакцию Айседоры Дункан на гибель ее детей. Она вокруг них не бегала, не приседала, не билась в истерике. Она вокруг них танцевала. Я, конечно, не Айседора, но если бы у меня не было возможности сегодня танцевать свое на бумаге, мне было бы совсем... Кремлевский мечтатель. Крем-левский. Крем-Брюллевский. Крем-Брюлловский. Крен Брюлловский. Здравствуй, панцирь! То ли ты вырос, то ли я слегка подтаял... Эссе от лица загнанной крысы... Но, пардон, у крыс не бывает панциря! А, кстати, что по этому поводу думают биологи???"
    
    Биологи? При чем тут... А! С ее огненноволосой подругой несколько раз приходил школьный учитель биологии. Молодой, но уже достаточно известный в рок-клубовских кругах. Он несколько раз приглашал ее на концерты приятелей на Рубинштейна, 13 /3./. Ну и что?.. Это же не повод, чтобы... Или повод?..
    
    "Все. Хватит. Если ты еще до сих пор не вышвырнула все это в корзину – буду благодарен. Если порвала недочитав – не обижусь. Я ведь об этом не узнаю. Правда? Хотя, конечно, надеюсь, что и дочитала, и не порвала... И что, возможно, когда-то с улыбкой покажешь своим внучкам эти смешные листочки... Знаешь, я неоднократно наблюдал, как женщины, находясь в более чем зрелом возрасте, любят почему-то вспоминать о своих оставшихся в юности и молодости поклонниках... И это почему-то естественно.
    Спасибо, что ты есть. Спасибо за все то, что ты для меня сделала самим фактом своего существования. Спасибо за ту надежду, которую, быть может, я сам себе придумал. Люди не виноваты, что оказываются в разных измерениях. Я сам причина своей боли. Она пройдет. Я знаю. Когда-нибудь. Надеюсь только, что мое отношение к тебе не изменится. Всегда буду рад тебе чем-нибудь помочь. Мне все равно почему-то кажется, что я перед тобой в долгу. Смешно, правда? Думаю, ты не раз улыбнулась, читая мое сплошное лирическое отступление. Наверное, когда лирическое отступление становится сплошным, то его уже можно переименовать в лирическое наступление... Мне очень хочется верить, что тот выбор, который ты сделаешь, будет осознанным и единственно правильным. Будь счастлива. Храни тебя Бог. И, как говорят у нас, желаю тебе душевного спасения и всяческого земного благополучия."
    

    * * *
    – Ну, что я тебе говорила? - сдунув со лба рыжую прядь, усмехнулась подруга. – Права я была? Нет? Я тебе после второй встречи сказала о нем все. Психоанализ – великая штука! И хорошо, что разбежались.
    – Он больше не придет. Понимаешь?
    – Подумаешь! Придут другие! Что, мало нормальных мужиков в городе? Ах-ах, эстет! Да он же отказался от тебя тут же, не отходя от кассы! Еще ничего не произошло! Ты только попробовала намекнуть на сложности – и все! Где он? Ау-у! Радоваться надо, что такой больше не придет! Радоваться!
    – Хорошо. Ты тоже уходи.
    – Что?
    – Что слышала. Уходи. Дай порадоваться.
    – Ну, спасибо подруга. Вот делай людям добро...
    – А тебя просили?
    
    
    * * *
    
    Недавно я встретил его и ее на крыльце ДЛТ /4./. Мы с женой рыскали по городу в поисках постельных причиндалов для нашей годовалой дочери и почти нос к носу столкнулись с этой парочкой воркующих голубков, склонившихся над своей широченной коляской, из которой торчали головки очаровательных двойняшек. Моих, между прочим!
    Когда мы подошли, он выпрямился, поправляя сумку на плече. По его физиономии бродила до омерзительности блаженная улыбка. Ну такая... Такая... Что у меня просто зубы заныли от желания влепить ему пулю между глаз!
    Но откуда у бедного учителя биологии пистолет?..
    
    
    
    
    1. "Салтыковка" - одна из самых знаменитых библиотек в Санкт-Петербурге.
    2. "Финбан" - народное название Финляндского вокзала, задом броневичка к которому стоит Ильич с протянутой в сторону Литейного,4 (питерская ФСБ) рукой.
    3. Рубинштейна, 13 – адрес питерского рок-клуба.
    4. ДЛТ – Дом Ленинградской Торговли, крупный питерский универмаг, не поменявший свое название и после переименования города.


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Любовное


2001

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru