Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Дмитрий Ильин - Красота старости
Дмитрий Ильин

Красота старости

    
    
     Однажды один восточный (разумеется) владыка, поглядев на своё отражение во время утреннего омовения, заметил, что годы берут-таки своё. Владыка был ещё мудрым и не то, чтобы огорчился, но озадачился: – Вот, шайтан! Что же, всё моё могущество, тут, выходит, бессильно?..
     Вглядываясь в отражение, хлопнул в ладоши. Появившемуся первому визирю приказал:
     – Собери-ка моих мудрецов-дармоедов. Пусть пошевелят, чем там у них – под высокочтимыми чалмами...
     Мудрецы, не теряя драгоценного времени, естественно, тут же прибежали, теряя драгоценные шлёпанцы с загнутыми носками, и почтительно склонили натруженные поясницы.
     – О Свет Вселенной!.. – привычно начал Наимудрейший.
     – Подожди, – оборвал его владыка. – Наш диван собран по серьёзному вопросу, потому – молчи, пока не спросим. Вот какое дело: старею я, старейшие, и хочу знать, что ведает мудрость веков о внешности правителей в их золотые годы. Какой ювелир умеет золото годов украсить искусством своего мастерства?
     Владыка был (разумеется, как мы уже знаем) восточный, мудрецы – тоже, поэтому все прекрасно понимали друг друга.
     Мудрецы, естественно, призадумались. У одного было семь сыновей и семь калымов за семерых грядущих невест налагали на него весьма ощутимое бремя. Другой – который год никак не мог закончить ирригацию своих землевладений. Третий... Но, думаю, читателям всё это не настолько интересно, чтобы перегружать текст нашего нравоучительного повествования. Так что с конкретными предложениями никто не торопился – владыка собрал людей воистину мудрых.
     И владыка был тоже настоящий, видевший всех их насквозь, просто у него ещё оставались некоторые иллюзии относительно человеческого разума – смог же он оставаться в живых да ещё владыкой в свои преклонные годы! А тут всего-то узкоспециальный вопрос какого-нибудь отраслевого знания! На то и мудрецы.
     – Так кто у нас Наимудрейший? – усмехнулся владыка.
    Самый молодой покосился на Наимудрейшего и с поклоном выступил вперёд.
     – О Свет Вселенной! – начал он. Мудрецы оживились и расслабились.
    – Мудрость веков утверждает, что непревзойдённый ювелир, украшающий золото годов солнцеликих владык, есть! Да продлится наша радость твоего царствования вечно! – он вновь низко склонился и попытался скосить один глаз на владыку, второй – на Наимудрейшего. Удалось.
    – Ювелир этот – Всевышний, что в своей милости к нам вознёс тебя, владыка, превыше всех владык мира!
     Владыка одобрительно вытянул ногу и мудрец благоговейно облобызал загнутый носок драгоценной шагрени. Наимудрейший сглотнул слюну.
     – Всевышний руками слуг твоих проденет тончайшие золотые нити сквозь твой солнцеподобный лик – ибо лишь золото достойно касания тебя, владыка! – Самый молодой мудрец дерзко взглянул на Наимудрейшего. – Эти нити сохранят нам навсегда образ прекрасной юности в твоём лице, владыка, ибо благородный металл вечен, как твоя милость! – И, для верности, добавил: – Подобная милости Всевышнего.
     Владыка пристально взглянул на юного мудреца и одобрительно кивнул. Молодой вновь согнулся, уже не косясь на Наимудрейшего.
    – Диван окончен!
    Мудрецы, достойно кланяясь, потянулись к выходу.
    Владыка крепко потёр подбородок и погляделся в новомодное украшение: зеркало из Мурано ручной работы, завезённое недавно веницейским посольством. Потом загляделся на хрустальные струи фонтана, в котором плавали свежие лепестки жасмина...
    – Мда... – сказал восточный (разумеется) владыка. Хлопнул в ладоши. Первый визирь возник сразу в нижайшем поклоне. Злые языки, водящиеся во всех сторонах света, утверждали, что первым визирем он стал, собственно, благодаря этой способности.
     – Позови-ка Наимудрейшего. Одного. И перекусить.
    Владыка покосился в посольский подарок.
     Наимудрейший предстал незамедлительно в самом заношенном из своих сорока четырёх халатов.
     – Садись. Можешь кушать. Разговоры потом – проголодался я.
     Воля владыки священна и Наимудрейший покорился ей со всей очевидной убедительностью.
    После бараньего плова с барбарисом владыка вытер руки о бороду – он всегда понимал необходимость сохранения и поддержки культурных традиций. И неожиданно улыбнулся:
     – Ну, а ты что скажешь?
     – О свет Вселенной! Мой слабый светильник разума ничто пред солнцем твоего могущества.
     – Ладно, ладно. И всё-таки? Я же не спрашиваю тебя, что делать с инфляцией...
     Наимудрейший, опустив глаза, любовно погладил полу самого заношенного из своих сорока четырёх халатов.
     – Я хорошо помню твоего отца, о Ослепительный. И его отца, о Светозарный. Они заложили камни, на которых зиждется крепость твоей силы и доблести. Даже варвары Запада и Севера прислушиваются к твоему дыханию, о Несокрушимый. Когда ты удостоил нас, ничтожных, своим вопросом, я обратился сердцем к твоему отцу и отцу твоего отца ибо кто лучше отца попечётся о благе сына?
     Наимудрейший замолчал, подчёркивая значимость сказанного: в этой отдельно взятой династии капризом судьбы отцы и дети не враждовали, а любили друг друга.
     Владыка кивнул.
     – В моём сердце навсегда поселилась благодарность и преданность дому твоему, о Мудролюбивый, и они стали переводить с языка сердца на язык слов, что могли бы изречь твой сиятельный отец и светоносный отец твоего отца.
     Наимудрейший осторожно вздохнул.
     – Продолжай, о Наимудрейший...
     – Я услышал, что юношеская красота, могущество и мудрость могут дивно сочетаться в одном человеке, а могут существовать и порознь. Доблесть правителя и доблесть танцовщицы одинаково достойны восхищения, но содержание доблести – различно. Мудрый ясно осознаёт всю эту сложность; зрелый муж разумеет рассудком составные части; дитя, не постигая самого существа, ощущает суть чистым сердцем. Ни одному смертному не дано исказить Божественную истину. Разве на некоторое время и в некотором пространстве. Так я услышал суждение твоих высокородных отца и отца твоего отца.
     Наимудрейший встал и склонился в протокольном поклоне.
     – Да... Именно это мне пришло в голову, когда все вы разошлись... Сядь, сейчас кофе подадут. Не люблю я чересчур шустрых исполнителей по первому требованию. Хоть они и бывают полезны... – владыка улыбнулся чему-то, видимо промелькнувшему, невидимо для Наимудрейшего, в долгой наследственной памяти.
     – А вот и кофе! Мне эфиопский владыка свой присылает. Другой не пью – мошенников развелось... Скажи-ка, Наимудрейший, отчего старость одних совсем безобразит, а других делает даже красивей?
     – Красота тела, о Ослепительный, это благодарность души Всевышнему. Так – просто! Оттого пришлось твоему евнуху набирать и язычниц, и варварок... Мало в мире благодарности Всевышнему. Оттого и кофе хорош лишь эфиопский...
     Владыка пристально взглянул в лицо Наимудрейшему:
     – А ты храбрый, оказывается, старик!
     Наимудрейший позволил себе как бы улыбнуться.
     – И вовсе не безобразный. – Владыка снова покосился в веницейскую роскошь.
     – Безумный старик, владыка.
     – Ты ж у нас Наимудрейший!
     – А зачем?
     – Хороший вопрос... – владыка усмехнулся и крепко потёр подбородок. – Вот ты и ответь.
     – А я не знаю ответа, о Солнцеликий. Молодым – знал. На все вопросы. Очень убедительно отвечал! Твой высокочтимый отец однажды даже всемилостивейше соизволил удостоить меня вот этим халатом со свово плеча. За ответ на вопрос: "Зачем на свете несправедливость?"
    – Любопытно.
     – Я ответил, что нет на земле несправедливости, есть недостаточное рвение в служении повелителю. Исправь свой недостаток – и справедливость восторжествует.
     – Ответ стоит падишахского халата! Ты был справедливо вознаграждён. – Владыка отщипнул самую крупную виноградину и залюбовался её игрой на просвет.
     – Правда под утро уже Ослепительный удостоил своего халата проезжего шпагоглотателя, поразившего всех присутствующих...
     Владыка с видимым удовольствием положил виноградину в рот и, зажмурившись, стал жевать.
     – Скажи, Наимудрейший, а как мудрость сочетается с обидчивостью?
     – Никак, о Великолепный! Потому и определил я себя безумным.
     – Дорога нашей беседы затерялась. Я выведу тебя, старик. А это тебе на случай дорожных расходов. – Владыка снял драгоценный перстень с правой руки и перебросил его Наимудрейшему.
     Придворный встал в глубоком поклоне и попятился к выходу. Владыка выбрал самую крупную, из оставшихся, виноградину, и стал подбрасывать её на ладони.
     – ...благодарность души Всевышнему... – падишах покатал на ладони виноградину. – Ох, мудрецы!.. – он резко выбросил руку и виноградина влипла точно в центр резной розетки над входом.
     Владыка хлопнул в ладоши.
    
    
    LV.13
    
    


    

    

Жанр: Не относится к перечисленному
Тематика: Философское


© Copyright: Дмитрий Ильин, 2015

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

04.07.2015 15:11:07    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Автор - настоящий востоковед! )) И всё же интрига сохранилась: ну как оно? Есть ли какой-то выход? Не золотые же нити под кожу в самом деле! )
     
 

04.07.2015 15:53:20    Дмитрий Ильин Отправить личное сообщение    
Думаю Владыка будет работать над выработкой благодарности Всевышнему... :))
Я бы на его месте поступил так... :))
Ночью досматривал 15 конкурс Чайковского и в результате

МГНОВЕНЬЯ МУЗЫКИ

Мгновенья музыки… Миг – не остановить!
Бесценен звук, что вспыхнул – и растаял…
Летящее – лишь памятью продлить:
На снимке – пролетающая стая…

Мгновения музыки – кипящая сирень!
Мгновения музыки – рёв, грохот водопада!
Мгновенья наполняют душу всклень
И больше ничего уже не надо!

Литавр и медных поступь – торжество!
Скрипичных нитей ткань полупрозрачна!
И деревянных по сердцу родство
Пастушества из места тиха, злачна…

Оркестр – Образ Божий Бытия.
То – радуга, то серный дождь Содома…
Бог – всеобъемлющ: мир и ты, и я…
Кто б ни был: если с Богом – значит дома.

LXXIV.31


       

05.07.2015 21:34:42    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
))))))))))))))))))))) - до икоты. Дим, о серьёзном не могу и подумать. Страница открылась названием рассказа и картинкой. Ой, мамочки - мне этого хватило.
Но халатов - маловато будет.
     
 

08.07.2015 18:38:12    Дмитрий Ильин Отправить личное сообщение    
"На каждый халат не назравствуешься." - нар. мудрость.
Из неопубликованной аннотацыи:
"Рассказ повествует о сложной и ответственной профессии властелина."
       

Главная - Проза - Дмитрий Ильин - Красота старости

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru