Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Светлана d Ash - Maria Dagmar-Datskaya Romanova. "Завещанная драгоценность". Судьба императрицы.
Светлана d Ash

Maria Dagmar-Datskaya Romanova. "Завещанная драгоценность". Судьба императрицы.

    
     .
    
    
    День рождения: 26.11.1847 года
    Дата смерти: 19.10.1928 года
    Гражданство: Россия
    
    
    Российская императрица, жена Александра Третьего. Урожденная принцесса Луиза - София - Фредерика - Дагмар Датская. Мать последнего императора России, Николая Второго. Женщина с яркой внешностью, чарующим обаянием, тонким умом и врожденными качествами дипломата, она оказывала огромное влияние на сына - императора, особенно в начале его правления. Возглавляла прославленное в России " Ведомство учереждений императрицы Марии", куда входили дома призрения, сиротские приюты, гимназии и пансионы, ночлежные дома и больницы. Профессионально занималась живописью. Ученица известного в России художника А. П. Боголюбова. Пережила крушение Монархии и гибель Царской Семьи. В эмиграции оставалась для многих Символом не только навсегда "ушедшей России", но и несгибаемого присутствия духа и силы воли! Основала многочисленные благотворительные фонды в поддержку нуждающихся эмигрантов. Умерла в 1928 году, в Дании.
    
    Этот очерк, написанный выше, ни коим образом не может претендовать на полную биографию Женщины, прожившей жизнь, полную ярких, драматических событий, порой имевших густой, кроваво - пурпурный оттенок, словно мантия, которую она носила - по принадлежности своей к королевскому и царскому домам, по рождению - дочь короля и супруга императора! - отбрасывала хранительную (или зловещую? - автор.) тень на прожитые ею годы.
    
    Это - лишь маленькие штрихи к ее биографии - с трагическим изломом в конце, с одинокою старостью, с неукротимой властью Памяти над ее усталым сердцем, и еще с тем многим- многим, что составляло ее необъяснимый шарм, ее неразрешимую загадку - всё то, что ушло в могилу вместе с нею, той, что носила датское имя "Дагмар", так странно перекликающиеся с тем, что ей дали в России, при крещении в православие: "Мария".
    
    Жених, а впоследствии - супруг , великий князь Александр Александрович, наследник престола росийского, часто шутливо перемешивал два имени и ласково называл ее "Дагмария" или "драгоценная Мария". Остальные называли проще - "Минни", "Мари".
    
    Для мужа она, действительно, была "драгоценностью", да еще не простою, а как бы "завещенной" рано умершим и любимым братом Николаем.
    
    Луиза - София - Фредерика -Дагмар, совсем еще юная и очаровательная Принцесса Датская, дочь короля ХристианаIX, и королевы Луизы, была едва ли не с младенческих лет обручена с Цесаревичем Николаем Александровичем, старшим сыном русского императора Александра Второго - Освободителя. Это считалось величайшею честью и знаком Божьей воли для маленького и сурового королевства Дания, окруженного почти со всех сторон враждебностью воды и туманного холода.
    
    Для крошечной Дании так важен был мир и добрососедство, дружеская рука и защита мощного союзника в лице огромной, непредсказуемой и блестящей России!
    
    С 15 лет Дагмар уже старательно и самозабвенно учила трудный для нее русский, постигала премудрости обычаев православной церкви, запоминала наизусть молитвы и совершенно непроизносимые, но обязательные русские отчества - ведь все вокруг только и говорили, что ей вскоре быть женою Цесаревича. Правда, русские глаголы чаще путались с французскими, потому как Наследник по нездоровью больше времени проводил на Лазурном берегу Средиземноморья, рядом с царственною ( и тоже смертельно больною!) матушкой - императрицей Марией Александровной, чем в России. Так жестко распорядилась коварная наследственная болезнь - чахотка.
    
    Здесь же во Франции Николай Александрович Романов - старший и скончался от скоротечного воспаления легких, перешедших в открытый процесс туберкулеза, осложнившийся еще и воспалением мозга. Это случилось 24 апреля 1865 года.
    
    Дагмар, ухаживающая за ним день и ночь, привыкшая к его теплому и нежному вниманию, обаятельным и остроумным беседам, к его присутствию, едва ли не с детства, была безутешна! С большим усилием ей удавалось удерживаться от слез около постели больного, но, уходя от него для короткого отдыха, она где - нибудь в темном уголке давала волю слезам и отчаянию. Дагмар не жалела о бриллиантовой тиаре, которая могла не украсить ее пышнокудрую, темную, очень своенравно - милую головку. Она жалела о жизни, угасающей на ее руках и о первой любви, которую так безжалостно душила в своих объятиях смерть. Ей не верилось, что все,казавшиеся таким теплым, сердечным и привычным с юности, с детства, должно было вот - вот оборваться и кануть в темноту. При чем здесь пресловутый блеск короны, когда не станет Ники, его голоса, его теплой улыбки, его движений?!: Как можно покориться неизбежности Смерти?! Да и кто сумеет это сделать в 18 неполных лет?
    
    За несколько дней до смерти Николай позвал к своей постели брата Александра (спешно приехавшего в Ниццу.) и о чем то долго и серьезно разговаривал с ним. Вскоре в комнату позвали Дагмар.
    
    И тут она услышала ошеломившую ее просьбу: Николай настаивал, чтобы Дагмар вручила свою судьбу его брату, Александру, который станет после его ухода императором, и стала все - таки русскою принцессой, как ей предназначено было давным - давно - то ли звездными картами, то ли высшими политическими интересами- не разобрать теперь! (В судьбах царственных особ последнее, как известно, играет весьма существенную роль!)
    
    Поначалу Дагмар так растерялась, что могла лишь молча помотать головой, отрицая напрочь все то, что предлагал ей, горя предсмертным чахоточным румянцем, Николай. Она расплакалась, нарушая предписанную врачами тишину в комнате больного, и сама испугалась. Смолкла.
    
    Захлебываясь так и не пролившимися слезами, принялась уверять любимого, что все это - ненужное беспокойство, больная фантазия, что он скоро поправится, а к Александру она не может питать ничего, кроме искренних и самых нежных, но, увы, - дружеских - чувств!
    
    Николай в ответ лишь молча гладил ее по волосам горячечной, и уже слабеющей рукой, тихо шепча, что знает о силе ее чувства к нему и благодарен за все, но хотел бы, чтобы Дагмар все - таки была счастлива. Если не с ним, то хотя бы с человеком, который немного на него походит - все же родной брат!
    
    Потерянный и не привыкший к столь бурным порывам чувств Александр, неуклюже топтался тут же, пытаясь утешить, как мог, и взволнованного брата и подавленную Дагмар.
    
    Тягостная сцена в комнате умирающего закончилась тем, что датская принцесса Луиза - София - Фредерика - Дагмар и Великий князь Александр Александрович Романов были помолвлены, объявлены самим Ники женихом и невестою, и дали обещание назвать своего будущего старшего сына в честь нареченного - несостоявшегося жениха и брата. Так и вышло. Слово сдержали. Свадьба состоялась в 1866 году. Сын родился 6 мая 1867 года. Домашнее имя первенца было - Ники. Николай Александрович.
    
    Если в этой истории и была сентиментальная сторона, то она быстро поблекла перед силой отчаяния Дагмар после смерти Николая, и тем терпением, с которым целый год ухаживал за нею, пытаясь завоевать ее сердце и душу, "царственный русский медведь", гнувший узлом кочерги и медные пятаки, сдержанный и молчаливый, Цесаревич Александр. Он подносил ей по утрам любимые фиалки, удивительным образом не смявшееся в его огромных пальцах, каждое утро сопровождал ее в верховых прогулках (Дагмар была отличною наездницей и до страсти любила лошадей!) , покорно носил за нею веера и шали, в которые укутывал при малейшем прохладном ветерке . Поначалу она протестовала, но все больше и больше с каждым днем привыкала к своему огромному доброжелательному хранителю, зачарованно выслушивая его рассказы о далекой России. Она стала с удивлением обнаруживать, что теплая, доброжелательная привязанность постепенно перерастает в чувство, пока непонятное ей самой:
    
    Она нашла ему определение гораздо позже, когда 1 сентября 1866 года переехала в Россию и приняла православие, став Великой Княгиней Марией Феодоровной, невестой, а потом и супругой Наследника Цесаревича:..
    
    Уезжать ей было немного страшно, да и датчане, любившие Дагмар, и пришедшие в порт проводить ее, испытывали к хрупкой и немного растерянной принцессе чувство огромной тревожной нежности и жалости. Как - то сложится ее судьба там, в России?. Великий сказочник Ганс - Христиан Андерсен, знавший принцессу лично писал в своем дневнике на следующий день после ее отъезда: ": Вчера на пристани, проходя мимо меня, она остановилась и протянула мне руку. У меня навернулись слезы. Бедное дитя! Всевышний, будь милостив и милосерден к ней! Говорят, в Петербурге блестящий двор и прекрасная царская семья, но ведь она едет в чужую страну, где другой народ и религия и с ней не будет никого, кто окружал ее раньше:" (Г.Х. Андерсен . Дневник. август 1866 года).
    
    Корабль королевского флота Дании "Шлезвиг" медленно отплывал от берега в сопровождении торжественного эскорта и императорской яхты "Штандарт", а в воду и на палубу продолжали падать цветы, принесенные копегагенцами в знак любви, уважения и прощания с маленькой Дагмар, ставшей все - таки невестой русского Цесаревича!
    
    Опасения датчан за судьбу любимой принцессы оказались напрасны. Её встретили с ошеломляющей торжественностью и уважением. В Кронштадт, к приходу кораблей приехала в полном составе вся императорская фамилия, во главе с Государем Александром Вторым и Императрицей Марией Александровной, члены свиты, министры Двора.. На рейде выстроилась военная эскадра из 20 судов!
    
    Хотела ли таким образом Россия высказать свою признательность и уважение той, на чьих руках скончался старший сын любимого всеми Александра Второго, императора, которого почитали за мудрость, личное бесстрашие и отмену векового рабства? Наверное, так.
    
    А, может быть, россияне просто хотели покорить сердце своенравной датской красавицы, чья крошечность и хрупкость была еще более заметна на фоне огромной, могучей фигуры жениха - цесаревича, осторожно державшего невесту под тонкий локоток? И это - несомненно. Тщеславие могучей Империи тоже не было чуждо. Только вышло наоборот. Россию на долгие годы покорила она, выйдя замуж за наследника престола.
    
    28 октября 1866 года состоялась свадьба Александра Александровича и принцессы Дагмар.
    
    После медового месяца, проведенного в Крыму,она видела мужа в огромном Гатчинском дворце, в уютной столовой, у камина, лишь вечерами, да и то чаще всего - хмуро склоненным над какими - нибудь бумагами.
    
    Но каким то удивительным образом исполнялись все ее желания, она и не успевала порою их высказать, а ее нахмуренный лоб или пылающие от жара щеки - часто простывала, привыкая к странностям российского климата - огорчали молчаливого супруга больше, чем все неразрешимые государственные секреты и проблемы. К ним он не подпускал ее и на крошечный шажок, как она не старалась!
    
    Миром и Царством для энергичной, деятельной, вечно улыбавшейся, миниатюрной, хрупкой (она была очень небольшого роста, изящного сложения) "Дагмарии" стал Двор, свет - блестящий, шумный веселый, говорливый, язвительно - остроумный, не прощающий ни малейшего промаха, и - Детская.
    
    Мария Феодоровна блистала на балах, изучала придворную этику, очаровывала придворных, поддакивала сплетням, пропуская их всю зловредную суть мимо ушей, принимала участие во всех благотворительных акциях,базарах, спектаклях и концертах, шефствовала над полками и батальонами кавалергардов и кирасир, (Любимыми были Красносельские - Синие! - автор) председательствовала в попечительских комитетах огромного ведомства благотворительных учереждений, опеку над которыми ей передала почти сразу по приезде на новую родину смертельно больная свекровь Мария Александровна. Энергичная , молодая невестка тут же принялась вводить новшества, инспекции учереждений под ее опекой проводились почти ежедневно.
    
    В 1882 году по инициативе Марии Феодоровны возникли Мариинские женские училища для малообразованных и малообеспеченных девушек - горожанок. Для воспитанников столичных учебных заведений 14 ноября, в день рождения Ее Высочества Великой Княгини Марии Феодоровны, ежегодно давались бесплатные утренние спектакли. Почетный член Казанского университета (1902 г.), она с усердием попечительствовала университету, выделяя стипендиями особо одаренных студентов, и Женскому патриотическому обществу, Обществу спасения на водах. Обществу покровительства животным и др.
    
    Глава Ведомства учреждений императрицы Марии (учебные заведения, воспитательные дома, приюты для обездоленных и беззащитных детей, богадельни) и Российского общества Красного Креста, она могла приехать - "нагрянуть" в любую больницу или пансион внезапно, без предупреждения, и приучила весь персонал этих ведомств к безотказной и безупречной работе - каждый раз "как на смотре". Ее и любили и уважительно побаивались одновременно.
    
    Она всегда могла свободно пройти на кухню и взять ложку у повара, чтобы лично попробовать обед, приготовленный для воспитанниц - сирот Патриотического института, а на смотре гвардейского полка проверить у офицеров начищенно ли оружие, в порядке ли форма, получают ли офицеры хороший паек, и довольны ли лечением больные в лазарете. Но при всей своей занятости она находила время для личных занятий: читала, вышивала , много рисовала маслом и карандашом (хорошо владела смешанной техникой, что для художника означает достаточно высокий уровень - автор), гордо объезжала новых, подаренных ей любящим свекром - императором лошадей, и радостно дарила России новых представителей древней царственной фамилии Романовых. Ее хватало для всех и вся, хотя один за другим, вскоре родились шестеро детей: Николай, Александр, Георгий, Ольга, Ксения и Михаил.
    
    Их всех, несмотря на "голубую кровь", особо не баловали, воспитываали почти спартански, роскошь была чужда им, а, порою, и непонятна. Вот что вспоминала позднее о своем детстве Великая Княжна Ольга Александровна, сестра Николая Второго: "Нас держали в строгости, стол был простой никаких излишеств, часто гречневая или овсяная каша, молоко, черный хлеб. Из - за стола выходили мы полуголодными, потому что заканчивали еду, когда вставал из - за стола отец. Он всегда ел быстро, а мы, к тому моменту, когда он утирал рот салфеткою, успевали лишь проглотить несколько ложек. Однажды Ники был до того голоден, что проглотил кусочек церковного воска, который лежал в его медальоне рядом с нательным крестиком. Он потом долго хранил эту детскую тайну, серьезно считая свою шалость большим прегрешением и не рассказывая о том никому, кроме меня, даже Мама, с которой был предельно откровенен." (Ольга Александровна Романова - Куликовская. Воспоминания.)
    
    Ники - первенец - был любимцем матери,хотя она старалась не выделять особо никого из детей. Эмоционально ее еще больше приблизила к сыну смерть годовалого Александра, второго ребенка, в 1870 году. Ники и, родившийся вскоре третий сын, Георгий, скрасили для нее тогда всю тяжесть материнского горя. Но вот постоянного морального бремени ответственности, огромного нервного напряжения снять с ее плеч они, конечно, не могли.
    
    Было бы очень наивно думать, что в жизни Марии Феодоровны не бывало ничего ужаснее, чем шипы,которыми она могла уколоть пальцы, срезая розы с клумб в Гатчинском дворце! Семья Романовых последние годы царствования императора Александра Второго жила словно на пороховой бочке. На царя к тому времени было совершено уже шесть покушений. (Кстати, предсказанных гадалкой! - автор.) Он чудом остался жив! Что хранило его - сила Провидения или собственное, легендарное Бесстрашие, Мария - Дагмар не знала, только всем сердцем молилась и о здравии свекра, и о спокойствии Державы.. Но спокойствия не суждено было достигнуть никакими молитвами.
    
    Первого марта 1881 террористы - народовольцы торжествовали победу: ударом бомбы они лишили царя - освободителя не только обеих ног но и жизни.
    
    После тяжелейшего ранения и огромной потери крови император Александр Второй прожил лишь два часа. Следующим правителем России стал его сын, великий князь Александр Александрович. Ему в ту пору было тридцать шесть лет, Марии Феодоровне - тридцать четыре. Она стала императрицей внезапно, это ошеломило ее, но головы она не потеряла и, призвав на помощь все свое обаяние, весь магнетизм личности, который был поистинне чарующим, стала деятельно помогать мужу тем, чем умела и могла!
    
    На дипломатических приемах от нее не отходили послы, с ней советовались сановники и министры разных рангов, по словам графа С.Ю. Витте, " ее прелестные манеры и острый ум привлекали к ней всех, кто имел счастье ее знать," и многие мудрые мужи с охотою внимали ее негромким речам, потому что говорила она не только разумно, но и заинтересовано, тепло и с постоянным вниманием к собеседнику. Она умела, желала и старалась нравиться всем, кто ее знал. И в низах и в верхах.
    
    Неотступно она сопровождала мужа в его поездках,брала с собою детей. Вопреки распостраненному мнению об отдаленности венценосных родителей от чад своих, распостраняемых бог весть почему льстивыми и лживыми царедворцами и светскими дамами - трещотками , родители очень много времени проводили с ними! Доказательства тому есть ясные и нехитрые: дневник цесаревича Николая, будущего императора. Вот лишь некоторые строки: (Цитируется по книге : Ю.Буранов, В. Хрусталев. "Романовы: Уничтожение династии". М. Изд-во "Олма - Пресс", 2000 год)
    
    "Ходили гулять с Папа и Мама в "Зверинце" (парк - вольер в Александровском дворце, где содержалось немного диких животных - лисы, волки, медведи, кабан и олени,чтобы дети имели представление о фауне -автор.) обедали в Арсенале, была маленькая лекция Миклухо - Маклая, он рассказывал нам о своем двенадцатилетнем пребывании в Новой Гвинее и показывал свои рисунки.
    
    В первый раз с Папа и мистером Хиссом (воспитатель - англичанин) катались на коньках, много работали над очищением будущего катка от снега.." "Когда я был маленький, рассказывал позднее своим дочерям император Николай, - я был любимцем матери и только рождение маленького Миши немного как бы отставило меня, но я помню как всюду следовал за нею в мои ранние годы. Мы проводили чудесно время в Дании с моими кузенами.
    
    Купались в море. Я помню, как моя мать выплывала далеко в Зунд (залив) со мною, я сидеол на ее плечах. Были небольшие волны и я схватился за ее курчавые короткие волосы своими обеими ручками так сильно, что она вскрикнула от боли. Наша цель была небольшая скала - риф в море. Достигнув ее мы оба были в восторге!"
    
    Самым большим развлечением для детей было, играя, скатываться кубарем по широкой спине отца или торжествующе скользить по зеркальному паркету дворцовых зал, сидя на роскошном парчовом (или атласном) шлейфе платья обожаемой Мама. Она терпеливо, с веселым смехом, катала всех по очереди, особенно подолгу тех, кто отличился в учебе и хорошем поведении. Княгиня Ольга Александровна Романова -Куликовская вспоминала, что когда она подросла, мать - императрица особенно придирчиво стала следить за ее манерами и платьем. Был приглашен учитель рисования, в одной из комнат на детской половине оборудовали мастерскую, где Ольга с матерью занималась живописью. К ним вскоре присоединилась и Ксения, младшая. Мальчики же поступили в "ведение" отца, много и усердно занимались гимнастикой, верховой ездой, географией, военной историей и прочими дисциплинами, необходимыми юным джентльменам, но ритуал "утреннего чая или кофе у Мама" оставался для всех неизменным.
    
    Дети росли, жизнь императорской семьи, казалось, была блестяще -размеренна и спокойна. Выходы, приемы, балы, парады, выезды. Все как всегда, все ,как подобает Но только на первый взгляд. Над судьбой семьи Александра Третьего, которого в обществе - даже великосветском, а не только демократическом, "республиканском"! - называли реакционером - славянофилом, постоянно висел "дамоклов меч", грозящий сорваться и ударить в любую минуту. Один из таких ударов могучий царь принял на свои плечи в буквальном смысле. 17 октября 1888 года семья императора Александра Третьего чудом избежала смерти. Это число - 17 - потом станет для нее, Семьи, и для Николая Александровича, Последнего Государя, поистинне - роковым! Вот, как он опишет страшное крушение царского поезда неподалеку от Харькова на станции Боровки (Состав направлялся в Киев.):"Роковой для всех день. Все мы могли быть убиты, но по воле Божией, этого не случилось. Во время завтрака наш поезд сошел с рельсов. Столовая и вагон разбиты, и мы вышли из всего невредимыми. Однако, убитых было 20 человек и раненых - 16.. На станции Лозовая были молебен и панихида." "Вышли невредимыми" - Николай из скромности не написал какою ценой!
    
    Чтобы дети и жена могли вылезти наружу, Александр целые полчаса держал на своих плечах проломленную крышу вагона. Этот "подвиг Геракла" через несколько лет стоил ему жизни - во время тяжелейшей физической нагрузки и стресса, император серьезно повредил почки и сердце. Едва придя в себя от ужаса, и убедившись, что дети целы, Мария Феодоровна побежала к раненым. Ольга Александровна вспоминала позднее, что "Мама перевязывала пострадавшим раны, делая бинты из своего шарфа и нижних юбок". Она получила лишь несколько царапин от осколков стекла. О моральном состоянии мы можем только догадываться. История свидетельств слез или истерики Ее Величества не сохранила, увы!
    
    Мария Феодоровна была глубоко религиозным человеком. Она считала: если в ее жизни существуют испытания, значит, так угодно Провидению. Так судил Бог. И не роптала, хотя обладала ясностью разума и силой воли, достойной и мужчины! Оказалось, что главное горе и главные слезы ждали ее впереди. Это была смерть мужа.
    
    Император скончался 20 октября 1894 года в результате продолжительной болезни - пиелонефрита почек и возникшей на этой почве водянки. Болел он трудно, тяжело, но мучения свои воспринимал стоически. Умирал в Ливадии,посреди пышности прекрасной крымской осени, ее золотистых изысканных красок,слушая шум моря, доносившийся с открытой террассы. Мария Феодоровна ухаживала за ним не отходя ни на минуту, кормила с ложки, почти полтора месяца. Умирая, он сказал жене, благодарно поглаживая ее маленькие руки:"Я совершенно спокоен. И ты будь спокойна." Она обняла его голову, и он так и умер, как бы заснув в кресле, в ее объятиях.
    
    Смерть отца, казавшегося таким могучим гигантом, неуязвимым и вечным, потрясла Николая. Ведь Александру Третьему было всего 49 лет, он умер в расцвете сил.
    
    Много сейчас среди историков споров о том, был ли подготовлен к роли монарха Николай Второй, была ли Мария Феодоровна в тайной опозиции императору - сыну, благоволила ли она к невестке - императрице Аликс, любила ли ее, было ли между ними тайное или явное соперничество за сердце Молодого императора.. Не хочется сейчас обсуждать все эти вопросы, да и не место им в штрихах биографии весьма замечательной женщины, все сердечные чувства которой были заперты в особый секретный ларчик. Ключиком к нему были ее выдержка и ее мудрость истинной Женщины. Судите сами. Именно она уговорила сурового и непреклонного мужа - императора дать согласие на брак Николая с давно любимой им Аликс, принцессой Гессенской. Александр же, во имя высших политических интересов государства, мечтал женить сына на дочери графа Парижского. Мария Феодоровна, несомненно знала, как женщина очень образованная, какую опасность несет для России и наследников трона гемофилия, носительницей гена которой являлась Александра Федоровна, но императрица знала также и истинную силу и цену настоящей Любви. И, конечно, долга. Именно она дала согласие на свадьбу сына в день своего рождения, 14 ноября 1894 , через неделю после похорон мужа, так как знала, что далее в России последует пост и позже венчать молодых будет уже нельзя. Она, естественно, давала советы сыну, но последнее слово оставляла всегда за ним, его голос был решающим. А Николай Александрович, при всей своей мягкой тактике "внимательного выслушивания" и почтительности к старшим, обладал достаточно волевым характером и упрямством, чтобы принять решение самому. Другое дело, что нрав и энергичность Марии Федоровны склоняли ее иногда к решению требовать от сына поступить тверже, чем он сам находил это возможным. Последствия Ходынской трагедии так ее ужаснули, что она требовала от Николая немедленной отставки генерал -губернатора Москвы, Великого князя Сергея Александровича, дяди и свояка. А тому было жаль Аликс, жаль ее сестры Эллы, жаль и мужа Эллы- бравого генерала, впервые в жизни выглядевшего столь убитым и потерянным. Он не счел нужным выставить губернатора на растерзание толпы и придворной камарильи. Пострадали чиновники полиции, не обеспечившие должных мер безопасности и порядка, торговцы спиртным, да был смещен московский обер - полицмейстер. Император и его супруга сочли более действенным помочь оставшимся в живых после трагедии и тяжело раненным. Марии Федоровне пришлось утишить резкость нрава и речи, и помочь по мере сил, сыну и невестке. Что она с успехом и сделала,ибо всегда была истинным дипломатом!
    
    В ее долгой жизни было много таких моментов, когда она не соглашалась с сыном, но у нее всегда хватало мужества заявлять об этом прямо, а сыну хватало мужества и высоты сыновней любви, чтобы уважать мать несмотря ни на что. Мария Федоровна мудро относилась к Аликс, так как видела сколь глубоко любит ее сын. Это было для нее всего важнее, и свои амбиции ревнивой матери, если они и были, она тоже оставляла в стороне, Обожала внуков, как только это может любящая бабушка, трепетно хранила их письма, подарки, рисунки. Тревожилась о судьбе Алексея и часто именно по ее просьбе приезжали в Петербург светила европейской медицины, чтобы вынести неутешительные вердикты. Давала балы в Аничковом (детские) для красавиц - внучек. Именно она придумала для Анастасии трогательное прозвище "Маленькая", под которым та осталась в исторических романах и легендах.
    
    С нескрываемым мужеством Мария Феодоровна встретила и приговор врачей, вынесенный ее среднему сыну Георгию Александровичу в расцвете молодости - "слабость легких, скрытый процесс туберкулеза, сохранить и продлить жизнь может лишь постоянное пребывание в теплых краях!" Все надежды на военную карьеру молодого человека, на жизнь, которой, казалось, требовала древность рода и высокое его происхождение были разом похоронены. Георгий наотрез отказался уехать в Италию и поселился на Кавказе, где у императорской фамилии были обширные поместья. Каждую весну Императрица, несмотря на самочувствие, заботы, занятость, потребность и долг быть рядом с семьей, на несколько недель приезжала к больному сыну, проводила с ним время в задушевных беседах и прогулках. В семье вообще очень любили веселого, остроумного Георгия, старались побаловать, уберечь от волнений, окружали теплом и вниманием. Но изнеженным он не был, даже старался по мере сил заниматься спортом. Увлекался историей, изучал основы агрономии и виноградарства.Одним из первых в семье освоил вождение мотоцикла. Очень полюбил быструю езду.
    
    Она то и стала косвенной причиной его смерти, ранней весной 1899 года в двадцативосьмилетнем возрасте.
    
    На одной из узких горных тропок юноша не смог справиться с управлением и упал прямо на камни. Он не очень пострадал, и здоровый человек мог бы быть на ногах уже на следующий вечер после такого происшествия, но от удара у Георгия открылось сильное легочно -горловое кровотечение. Шедшую горлом кровь врачам не удавалось остановить несколько часов. В результате Георгий Александрович умер. В Петербург сообщили не сразу, а когда известие дошло до императрицы, отчаяние ее было не очень заметно, но от того еще более ужасно. Доктора боялись за рассудок и сердце Ее Величества, опасаясь, что она не вынесет молчаливого горя!.
    
    Несколько недель спустя после похорон в столицу вызвали женщину - молочницу, которая была свидетельницей происшествия и первой оказала помощь несчастному Георгию Александровичу. Императрица заперлась с нею в кабинете и говорила около двух часов. О чем - никто не знает. Вошедшая после ее ухода в кабинет Ольга Александровна, застала мать плачущей навзрыд.
    
    Это были ее первые слезы со дня получения ужасного известия. Но о Георгии она с той поры говорила мало. Лишь распорядилась на месте падения его поставить небольшой гладкий камень, к которому часто приходила в молчании посидеть, быть может, помолиться. Молилась она всегда, читая псалмы старинной Библии на датском языке. Она ей досталась еще от деда. Библию конфисковали в Крыму, при обыске в имении Ай - Тодор большевики. Императрица умоляла их оставить ей книгу, на что они резко возразили, что "старухе в таком почтенном возрасте стыдно читать подобную чепуху. Она взорвалась, вспылила, развязные матросы стали ей угрожать тем что убьют на месте, облили нецензурною бранью! Ольга Александровна, присутствующая при обыске, стала делать матери умоляющие знаки. Тогда Мария Федоровна замолчала и больше за все время "беспардонного грабежа" - иначе этот обыск нельзя было и назвать, - не произнесла ни одного слова в течении трех часов, что длился этот кошмар. Она сидела на кровати выпрямив спину, словно окаменев.
    
    Вообще, не человечески трудно говорить о тех годах, что предшествовали революции и что были после нее. Это - самое тяжелое время в жизни Марии Федоровны. Империя, которую берег и укреплял ее муж , которую создавали его деды и прадеды, весь род Романовых, чью фамилию она гордо носила 52 года жизни в России,рушилась и гибла на ее глазах! Вряд ли она смирилась с этим в душе. Отречение Николая от престола она восприняла очень болезненно, трагически, но что она говорила сыну во время их встречи в Могилеве, когда она видела его живым в последний раз, мы не знаем. Мария Федоровна из окруженного немцами Петрограда приехала в Киев, и некоторое время жила там с дочерьми Ольгой и Ксенией в помещении Кавалергардских казарм. Потом, как мы знаем , уехала в Крым. Там переписывалась с родными и конечно, с сыном, бывшим в ссылке в Тобольске. Вот несколько отрывков из писем. Скупые строчки, за которыми целая буря чувств, эмоций, разбитых надежд и дорогих сердцу воспоминаний:" Ты знаешь, что во всех моих мыслях и молитвах ты всегда со мною, я день и ночь только и думаю, что о тебе, и по временам у меня так болит сердце, что становится невыносимо. НоБог милостив, - Он дает нам силы для этого тяжкого испытания Хорошо уже то, что Вы все здоровы и живете вместе с удобствами. Уже год прошел с того дня, когда ты с Алексеем приезжал повидать меня в Киев. Кто мог бы тогда подумать, что готовит нам судьба и что предстоит нам пережить?! Я живу только воспоминаниями о счастливом прошлом и стараюсь, насколько возможно, забыть теперешний кошмар."
    
    Но забыть получалось плохо. Не хватало продуктов, семья Марии Федоровны - две дочери и их маленькие дети -начали недоедать. Для того, чтобы купить молока и хлеба продали новую пару сапог Тихона Куликовского , мужа Ольги Александровны, и его шинель. Драгоценности обменять на что либо ценное из продуктов было нельзя. Для многих это были лишь стекляшки. При смене властей, кровавых расправах, угрозе голода все думали лишь о том, как выжить. Мария Феодоровна морально пыталась поддержать семью сына и с юмором описывала мытарства с продажей и меной носильных вещей, обыске, при котором у нее забрали все драгоценные ее сердцу, милые письма Аликс и внуков, рисунки, альбомы, три дневника:Она роняет в одном письме: "Мы вечно голодны", но тут же, спохватившись, весело рассказывает о том, как счастлива Ольга -сестра Николая Александровича, рождением первенца сына, о котором мечтала давно. Мне не хватает особенно белого хлеба и масла" - горько шутит Мария Феодоровна. Но, думается, не хватало не только этого. От перенесенных испытаний и недоедания она так ослабела , что долго не вставала с постели .
    
    
    25 мая 1918 года семья Романовых обратилась с запросом в Совнарком о разрешении бывшей вдовствующей императрице Марии Феодоровне выехать за границу в Данию, для лечения и постоянного проживания в виду ее преклонного возраста. В разрешении было отказано . Пособие на питание тоже не увеличили, свои средства таяли на глазах. О судьбе любимого сына и семьи Мария Феодоровна долгое время ничего не знала. Довольствовалась слухами. Она не переставала верить в спасение Сына даже тогда, когда следователь адмирала Колчака, приехал из Сибири за границу в Копенгаген, с доказательствами гибели всей Семьи и просил ауедиенции у Ее Величества, чтоб их предъявить.
    
    Она категорически отказалась принять полковника, выделив ему однако, значительную сумму золотыми червонцами из своего капитала. Запретила близким и людям ее окружающим служить панихиду по семье Сына и говорить о нем, как о мертвом. Но все понимали, что в глубине сердца старая седая императрица сознает страшную правду Смерти, и что только Она, эта Правда, заставила ее 11 апреля1919 года на борту английского крейсера "Мальборо" (присланного сестрою, английской королевой Александрой) в возрасте семидесяти с лишним лет, покинуть страну и стать добровольной изгнанницей.
    
    Последние годы она провела в Дании, в Копенгагене, жила в саециальном дворце отведенном ей племянником, - королем, имела свой Двор, фрейлин, свиту, экипаж, патронировала множество фондов и комитетов, но чувствовала себя безмерно одинокой.. Однако слез на ее лице никто не видел. Время от времени ее мучали аферисты всяческого рода, выдававшие себя за ее мнимо спасшихся внуков:Ольгу, Марию, Анастасию, Алексея, - с требованием признания личности и прав наследования. Одной из лже Анастасий при личной встрече (историки не совсем точно уверены где и когда она состоялась)Мария Федоровна якобы твердо сказала: Милая, я не знаю, кто Вы и какую цель преследуете. Оставьте меня в покое. Если Вам нужны деньги, я дам Вам их. Но деньги это - ничто! Вы счастливее меня, Вы молоды, у Вас впереди вся жизнь. Я, в отличии от Вас, потеряла все: Мужа, Семью, положение, Родину . У меня остались только воспоминания.
    
    И они принадлежат лишь мне. Вы на них права не имеете!!":
    
    Мария Феодоровна Романова, урожденная Принцесса Луиза - София - Дагмар Датская скончалась в Копенгагене 19 октября 1928 года в возрасте 82 лет.. На лице ее, в момент смерти, сияла легкая улыбка - тень той, которой чаровала когда то суровый
    Петербург хрупкая и сильная женщина - ,жена Императора и мать Императора. Датская Принцесса. Драгоценная Мария. Свою загадку, тень своих воспоминаний, вкус своих молчаливых слез, она унесла с собою, так никому и не открыв секрета: как же становятся Драгоценными?
    
    После Смерти Марии Феодоровны, ее личные украшения почти целиком были распроданы на аукционе "Сотбис"в Лондоне. Часть из них выкупила сестра покойной, королева Англии Александра. Так, например, она приобрела тиару (корону), которую носила Императрица России. Существует поверье, что носить ее может лишь человек с Добрым сердцем и чистыми помыслами. Эта тиара теперь - собственность королевской семьи Великобритании. Последней ее носила Принцесса Уэльская, Дайяна...
    
    Светлана Макаренко, 10 июля 2002 года
    .


    

    

Жанр: Эссе, Очерк, заметка, Новелла, Мемуары, дневники
Тематика: Философское, Психологическое, Любовное, Историческое, Гражданское


© Copyright: Светлана d Ash , 2014

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

22.06.2014 08:09:00    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
Очень интересно, Светлана.
Спасибо.
     
 

22.06.2014 09:05:23    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Член Совета магистров Светлана d Ash Отправить личное сообщение    Татьяне Лобановой.
Вам спасибо... Что то случилось у ВАс?
       

22.06.2014 09:20:25    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
"Удачно" прочиталось сегодня: тернии чужие....
     
 

22.06.2014 12:45:34    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Член Совета магистров Светлана d Ash Отправить личное сообщение    Татьяне Лобановой.****
Сердцем, душою с Вами, понимаю, люблю, крепитесь... Память о любимых - лучший подарок и свет для них...
       

Главная - Проза - Светлана d Ash - Maria Dagmar-Datskaya Romanova. "Завещанная драгоценность". Судьба императрицы.

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru