Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Андрей Шутов - Слово о писателе
Андрей Шутов

Слово о писателе

От вас ухожу я, хотя и не слышен мой шаг...

Г. Р. Граубин

    Стихи Граубина направлены на воспитание будущего гражданина, поэтому активную роль в них играет морально-этическая, нравственная проблема... Делу воспитания маленьких граждан служит для поэта юмор. Граубин - поэт весёлого таланта...
    
    В. Рассадин, 1981 г.


    Как стремительно проходит время! Вот и сегодня наступила ещё одна скорбная дата для забайкальской литературы. Ровно три года назад от нас ушёл замечательный детский поэт, серьёзный писатель, общественный деятель и публицист Георгий Рудольфович Граубин. К моему большому сожалению, я не был знаком с этим Человеком. Но с детства любил его стихи, излучающие добро и готовые направить на верную дорогу в этой трудной и удивительной жизни. Считаю своим долгом напомнить основные творческие вехи Георгия Рудольфовича, хотя его биография есть и в Википедии, и на других сайтах русского Интернета.
    
    Граубин Георгий Рудольфович – детский поэт, писатель, переводчик. Родился 11 июня 1929 года в селе Усть-Дая Сретенского района Читинской области. В 1954 году окончил школу военных техников. Работал на Читинском паровозо-вагоно-ремонтном заводе мастером и инженером. Сотрудничал с газетами «Колючка» и «Комсомолец Забайкалья». В последнем издании трудился в должности заведующего отделом рабочей молодежи, где организовал группу журналистов «Грауволь», которая получила медаль «За освоение целинных и залежных земель». В 1958 году Граубин стал членом Союза писателей СССР. Спустя год, приступил к профессиональной писательской работе. С 1964 по 1978 гг. он являлся ответственным секретарем Читинской областной писательской организации, а также председателем депутатской комиссии по вопросам образования, культуры и спорта. Много лет принимал участие в работе Совета по детской и юношеской литературе СП СССР. Георгий Рудольфович - автор семидесяти книг, вышедших в городах: Чите, Иркутске, Новосибирске, Москве. Его стихи переведены на двадцать языков, включены в школьные учебники, в пособия для учителей, антологии и положены на музыку. В 1976 году на сцене Областного театра была поставлена пьеса писателя «Жил в тайге медведь учёный». В это же время он был удостоен звания Заслуженного работника культуры России. Спустя три года, вошёл в редакционную коллегию книжной серии «Литературные памятники Сибири». В 1997 году Г.Р. Граубин стал Почётным гражданином Читинской области. Также являлся лауреатом премии МВД РСФСР за лучшее произведение о работниках милиции, обладателем специального диплома Всесоюзного конкурса за лучшую детскую книгу, делегатом шести писательских съездов. Был награжден орденом «Знак Почёта», медалями, знаком «Слава Читы». Удостоен диплома первой степени мирового сообщества писателей. Георгий Рудольфович выступал инициатором и организатором проведения Дня города Читы, семинара молодых писателей Восточной Сибири и Дальнего Востока, традиционных праздников книги «Забайкальская осень». В 2003 году вышло в свет его учебное пособие в двух книгах для младшего школьного возраста «Наша малая Родина», посвященное истории, культуре и природе Забайкалья. Через четыре года он подарил Читинскому областному художественному музею иллюстрации Исраэля Табакова к своим книгам. Особой гранью творчества Граубина считается его работа в жанре научно-популярного краеведения: «Четырёхэтажная тайга» (Иркутск, 1965), «На берегах таинственной Силькари» (Иркутск, 1968), «Серебряный капкан» (Иркутск, 1993), «Прежде, чем грянет выстрел» (Иркутск, 1998), «Звонок в историю» (Иркутск, 2001). Некоторые документальные повести и очерки посвящены истории ведущих промышленных предприятий и организаций, лучшим людям Забайкальского края: «Здравствуй, троллейбус!» (Чита, 2000), «Забайкальские дороги» (Чита, 2001), «Маяки на все времена» (Чита, 2002), «Люди золота золотей» (Чита, 2003), «Белый город» (Чита, 2007), «Дорогу осилит идущий» (Чита, 2007). По мнению В. Рассадина «стихи Граубина направлены на воспитание будущего гражданина, поэтому активную роль в них играет морально-этическая, нравственная проблема… Делу воспитания маленьких граждан служит для поэта юмор. Граубин – поэт веселого таланта…». В 2008 году в столице Забайкалья увидел свет поэтический сборник «Круг жизни» («Светлая моя любовь»), посвященный памяти жены писателя Галины Григорьевны. Некоторые стихотворения из этой книги будут включены в нижеприведенную подборку. К 80-летнему юбилею писателя изданы подарочные экземпляры «Четырехэтажной тайги» и поэтического сборника для детей «Куда спешат тропинки». Скончался Г.Р. Граубин 11 мая 2011 года в городе Чите.
    
    
    В заключении привожу эпиграмму забайкальского поэта Николая Витальевича Ярославцева на Г.Р. Граубина и стихи Патриарха, написанные им в разные годы. Часть данной подборки вошла в Антологию ушедших забайкальских поэтов, составителем которой выступил автор данной заметки.
    
    Г. ГРАУБИН
    
    Любят дети деда Гошу
    
    Целых восемьдесят лет,
    
    Потому что он хороший
    
    Собеседник и поэт!
    
    Николай Ярославцев
    
    г. Чита
    
    Георгий Рудольфович Граубин
    
    СТИХИ ДЛЯ ДЕТЕЙ
    
    ЧЕМ ПАХНУТ ВЕТРЫ
    
    Кто сказал, что пахнут ветры
    Просто полем,
    Просто морем,
    Тишиной,
    Мерцаньем зимним,
    Пожелтевшей лебедой,
    Небом,
    Выстиранным ливнем,
    Глиной,
    Галькою,
    Водой?
    
    Пахнут ветры сенокосом,
    Сизым тракторным дымком,
    Сталью, вымоченной в росах,
    Прокопченным камельком;
    Тёплым розовым батоном,
    Краснощеким калачом,
    Штукатуркой и бетоном,
    Цинком,
    Охрой,
    Кирпичом.
    
    Пахнут ветры солью,
    Потом,
    Углем,
    Шпалами,
    Стеклом.
    А сказать точней —
    Работой,
    Человеческим теплом.
    
    
    ИМЕННЫЕ ГОРОДА
    
    В городе Владимире
    
    Владимирам почёт.
    
    Всех граждан с этим именем
    
    Там взяли на учёт.
    
    Всех граждан с этим именем
    
    Там носят на руках:
    
    Ведь город-то закладывал
    
    Владимир Мономах!
    
    А в городе Иванове
    
    Иванам благодать:
    
    Ивану вещь последнюю
    
    Готовы там отдать.
    
    Бесплатно там в автобусах
    
    Их возят и в такси.
    
    И даже самолётами —
    
    Лишь только попроси!
    
    Жить можно в Николаеве,
    
    Когда ты Николай:
    
    Всё будет мигом сделано,
    
    Чего ни пожелай.
    
    А если, скажем, Юра ты,
    
    То в Юрьев поезжай —
    
    Там будет с этим именем
    
    Тебе не жизнь, а рай.
    
    Борисам я советую
    
    В Борисов уезжать.
    
    Борисов из-за имени
    
    Там будут уважать.
    
    А сам я к морю Чёрному
    
    Куплю себе билет,
    
    Поскольку ближе города
    
    Георгиевска
    
    Нет.
    
    А, впрочем, припеваючи
    
    Повсюду можно жить,
    
    Когда с людьми хорошими
    
    Научишься дружить.
    
    Для них неважно — Юрий ты
    
    Иван или Олег,
    
    Лишь был бы ты отзывчивый,
    
    Душевный человек!
    
    
    ПРАДЕДЫ
    
    Кто был твой прадед на Руси,
    
    Свою фамилию спроси.
    
    Есть в каждом классе Кузнецов.
    
    Кто прадед Кузнецова?
    
    Он был из рода кузнецов,
    
    Отец отца отцова.
    
    У Гончарова прадед знал
    
    Гончарный круг и глину.
    
    У Дегтярёва дёготь гнал,
    
    В дегтярне горбил спину.
    
    
    Быть может, юный Столяров
    
    И с долотом не сладит,
    
    А прадед был из мастеров,
    
    Он столяром был, прадед.
    
    С пилою Пильщиков дружил,
    
    Мял Кожемякин кожи.
    
    В атаки Воинов ходил,
    
    Стрельцов сражался тоже.
    
    А вот Октябрьский был рождён
    
    Совсем в другую пору:
    
    Матросов в Зимнем помнит он
    
    И грозную «Аврору»...
    
    Звучат, как музыка, как стих,
    
    Фамилии простые.
    
    Вглядись, - и ты увидишь в них
    
    Историю России.
    
    
    МАМИНЫ РУКИ
    
    Всякими были они,
    Добрые мамины руки.
    Помню их в светлые дни,
    В горькие годы разлуки.
    
    В детстве они, как броня,
    Нас от беды прикрывали,
    Мази втирали в меня,
    За руку ласково брали.
    
    Быстро стирали бельё,
    Шили рубашки и брюки.
    Помню, как детство своё,
    Добрые мамины руки.
    Как-то принёс я дневник,
    Летопись собственной лени.
    Руки застыли на миг,
    Скорбно легли на колени.
    
    Лучше б отец накричал,
    Шлёпнул во имя науки!..
    Стыдно, что я огорчал
    Добрые мамины руки.
    
    С мамой, мой маленький друг,
    Так поступать не годиться.
    Не огорчай её рук,
    Чтобы потом не стыдиться.
    
    СТИХИ ИЗ КНИГИ «КРУГ ЖИЗНИ»
    
    ФАНТАЗИЯ
    
    С моралистами не споря —
    
    Что им наше «се ля ви»! -
    
    Мы плывём в житейском море
    
    На судёнышке любви.
    
    Не баркас оно, не шлюпка:
    
    Бес, как видно, мастерил
    
    Эту утлую скорлупку
    
    Без руля и без ветрил.
    
    Не металл в её основе,
    
    А моя любовь к тебе.
    
    Мы плывём на честном слове,
    
    На доверии к судьбе.
    
    Вера нас и выручает!
    
    В море пусто и темно,
    
    Только нам, как ни крепчает,
    
    Не даёт уйти на дно.
    
    Свято верю, что не сгинет
    
    Несемейный этот плот:
    
    И волна не опрокинет,
    
    И прибой не разобьёт.
    
    Мы к утратам и потерям
    
    Приготовились давно,
    
    Но, пока друг в друга верим,
    
    Будем вместе всё равно!
    
    Если даже грянет вьюга,
    
    Будем вьюге доверять!
    
    Мы с тобой нашли друг друга
    
    Не затем, чтоб потерять.
    
    
    ***
    Ярким праздником книги была «Забайкальская осень».
    
    «То не просто был праздник — большой поэтический бал», -
    
    Так сегодня ответят, кого из читинцев ни спросят.
    
    Но, конечно, из тех, кто на празднике этом бывал.
    
    Этот праздник, Галчонок, ты помнишь совсем по-другому —
    
    Этот бал, этот праздник был извечной тревогой твоей.
    
    Ведь тогда я чуть свет уходил торопливо из дому,
    
    Чтобы было всё ладно и складно для наших гостей.
    
    В первый день все мы чинно сидели на книжном базаре,
    
    А потом выступали в посёлках и сёлах глухих.
    
    Там на клубных подмостках писатели были в ударе,
    
    Ведь сердечнее встреч никогда не бывало у них.
    
    Я, приехав, звонил, ты заботливо шла мне навстречу.
    
    Да не шла, а бежала, сжимая в руке валидол.
    
    Быстро щупала пульс и, меня обнимая за плечи,
    
    Приводила домой и скорее сажала за стол.
    
    Не однажды к нам в полночь являлись друзья мои в гости.
    
    Не затем, чтоб веселье ночное продолжить в гульбе:
    
    Марк Сергеев, Филиппов, Озолин и Коля Савостин
    
    Величальные гимны возвышенно пели тебе.
    
    А когда под конец подводились в обкоме итоги,
    
    Ты меня до приёмной большого начальства вела.
    
    А потом у меня начинались другие дороги,
    
    Как княжна Ярославна ты меня терпеливо ждала.
    
    Вот такой ты была, врачеватель, жена и подруга.
    
    За проступки мои никогда ты не помнила зла.
    
    «Забайкальская осень» завязана в памяти туго.
    
    Да не знает никто, что ты празднику мамой была.
    
    ***
    Опять скорбит моя душа.
    
    И так ведь вечно будет:
    
    Любовь не стоит ни гроша,
    
    Когда о ней забудут.
    
    Проходит время, мельтеша,
    
    Всё так же солнце светит.
    
    Но, где сейчас твоя душа,
    
    Никто мне не ответит.
    
    Молчит создатель наш Господь.
    
    Он честно тризну справил:
    
    Лежать в земле оставил плоть,
    
    А душу в рай отправил.
    
    Ты заслужила этот рай!
    
    Не из-за денег-мани
    
    Приехав в наш суровый край
    
    Из яблочной Кубани.
    
    Чтоб на работе был успех,
    
    Не знала ты покоя.
    
    И заслужила больше всех
    
    Признание людское.
    
    С тобой весь день я говорю
    
    На те и эти темы,
    
    И за молчанье не корю —
    
    Фотопортреты немы.
    
    Но улыбнёшься мне порой,
    
    И это не ошибка:
    
    Мне заменяет голос твой
    
    Твоя фотоулыбка.
    
    Мне остаётся жить чуть-чуть,
    
    Мой срок как бритва тонок.
    
    Я собран в свой последний путь.
    
    Ты жди меня, Галчонок!
    
    СТИХИ РАЗНЫХ ЛЕТ
    
    ПЕСНЯ О ЧИТЕ
    
    Я живу на самой длинной долготе:
    
    За Байкалом, в славном городе Чите.
    
    Здесь деревья удивительно длинны:
    
    Достают макушкой чуть не до луны.
    
    Да и люди проживают им под стать:
    
    До макушки вам рукою не достать!
    
    Здесь дороги от села и до села
    
    Подлиннее, чем от Курска до Орла.
    
    И зима у нас, конечно же, длинна.
    
    Чуть не летом начинается весна.
    
    Широка у нас в Чите и широта:
    
    Этим тоже отличается Чита.
    
    Удивляет новичков такая ширь:
    
    Больше Франции Восточная Сибирь.
    
    Широки у нас просторы, велики:
    
    Пади шире Волги-матушки реки.
    
    А душевная людская широта -
    
    Это тоже забайкальская черта.
    
    Правда, осень в Забайкалье коротка -
    
    Не длинней она, чем нос у кулика.
    
    Длинно люди не умеют говорить.
    
    Но за это и не стоит их корить!
    
    
    Я живу на самой длинной долготе:
    
    
    За Байкалом, в славном городе Чите.
    
    ДОНОСЧИКАМ
    
    Врагов в стихах не прославляют,
    
    За них заздравную не пьют.
    
    Одни им околеть желают,
    
    Другие всенародно бьют.
    
    А я не дам своих в обиду.
    
    Хоть ненароком их и злю,
    
    Я их всем сердцем, не для виду,
    
    Хоть презираю, но люблю.
    
    Они не зло творят, а благо,
    
    Когда, усевшись у огня,
    
    Всю ночь колдуют над бумагой,
    
    Мои деяния черня.
    
    Наутро эти невидимки
    
    Заносят надо мной топор:
    
    Шлют по начальству анонимки,
    
    Меня начальство — на ковёр.
    
    Опять оно мрачнее тучи:
    
    Бумага есть, а фактов нет.
    
    Оно журит на всякий случай,
    
    Бранит вперёд на много лет.
    
    Я их заботой проникаюсь,
    
    Печалюсь тоже, хоть и злюсь.
    
    Не оступаться зарекаюсь,
    
    И знаю, что не оступлюсь.
    
    Мои враги того не знают,
    
    Что ненароком, не любя,
    
    Они меня оберегают,
    
    Компрометируя себя.
    
    Я всех их знаю поимённо —
    
    Один сопит, другой бурчит.
    
    Не только нощно, но и дённо
    
    Во все инстанции строчит.
    
    А третий попросту бездарен,
    
    Колпак шута ему к лицу.
    
    Но как ему я благодарен,
    
    Дай бог здоровья подлецу!
    
    
    ***
    
    Простите меня,
    
    если что-то я делал не так.
    
    Бывали ошибки,
    
    но совесть моя не молчала.
    
    От вас ухожу я,
    
    хотя и не слышен мой шаг.
    
    Ведь смерть не конец,
    
    а неведомой жизни начало...
    
    На фотографии писатель Георгий Рудольфович Граубин.


    

    

Жанр: Очерк, заметка


11.05.2014 г. г. Шилка

© Copyright: Андрей Шутов, 2014

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Андрей Шутов - Слово о писателе

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru