Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Волынцев - Нонсенс "никакусиков"
Александр Волынцев

Нонсенс "никакусиков"

    ...Журнал "Огонёк" (№40 от 14.10.2013) подарил своим читателям новость: "...Ученые США подвели итоги глобального исследования мировой религиозности и заявили о новом феномене – верующие без религии... В России таких – 25 процентов согласно данным "Атласа религий и национальностей"... Эти люди не ходят в церковь, не принадлежат ни к одной из религий, не считают себя вполне атеистами, – словом они "nones", "никакие"...
    "Nones","никакие"... "Никакушенькие". "Никакусики", значит.
    
    Хотя, всё-таки в России за рамками традиционных религий более распространен агностицизм. Он более «русский» по своей сути, ибо «барабанен». Не задумывающемуся о смысле жизни человеку «по барабану» есть ли там, за пределами земного существования что-либо-нибудь или нет.
    Вот такого рода «побарабанщики» в случае, ежели им доводится столкнуться в жизни с чем-то необъяснимым, выйдя из когнитивного ступора после такой встречи, твердят одно и то же: «А… Совпадение это…» И недовольно отмахиваются от вопроса: «Отчего же этих совпадений так много?»
    Так, наверное, мы и стали свидетелями рождения новой религии – религии совпадений…
    
    * * *
    
    Так называемые совпадения караулят нас на каждом шагу. Если бы я не пытался понять – откуда они, наверняка стал бы одним из таких "никакусиков" или «совпаденцев» – адептов этой религии.
    Моего отца звали Николай. Прямо скажем, не самое редкое имя на Руси после ее крещения.
    Моего прадеда по бабушкиной линии звали Николай. Он был священник. Преподавал "Закон Божий" в гимназии. Ему повезло умереть до смуты 1917 года.
    Моего "двоюродного дедушку" (мужа бабушкиной сестры) звали... Правильно, Николай. Он приехал в числе "первопроходцев" на место будущего города Озерска в 1945 году.
    Храм, в который я стал ходить более-менее регулярно – Николо-Богоявленский кафедральный морской собор в Питере. Во имя святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца.
    Батюшку из этого собора, к которому я в 1995 году впервые в жизни решился пойти на исповедь, звали Николай. Митрофорный протоиерей Николай Кузьмин.
    Первый храм в поселке №2 нашего закрытого административно-территориального образования г.Озерск был освящен накануне Рождества Христова в 1996 году – во имя святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца.
    Приехав к родственникам в Москву, в одно из воскресений пошли на Преображенское кладбище. Зашли и в кладбищенский храм. После окончания литургии направились к могилам родни. Смотрю на старую мраморную доску на стене храма, читаю: «Никольская церковь»…
    В Нижнем Новгороде, где мы останавливались у наших родственников не один год, рядом с домом за четыре года вырос храм-богатырь. Целый собор... Правильно, тоже Свято-Никольский. То есть во имя святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца.
    Одного из близких друзей по питерской юности, у которого был свидетелем на свадьбе, зовут Николай. Николай Горшков, ныне актер Большого драматического театра в Петербурге.
    А в Озерске, в общине Свято-Никольского храма у меня появился товарищ, которого во святом крещении тоже звали Николай. Он, ко всему прочему, еще и родился в один день со мной…
    «Совпадения! – слышу я в своем воображении голоса потенциальных оппонентов. – Ничего удивительного! Сплошные совпадения и ничего более! Ведь сам же сказал, что Николай – «не самое редкое имя на Руси после ее крещения», а? Сказал? А? Сказал?»
     Ну да…. Сказал…
    
    * * *
    
    Поехали дальше.
    У моей крёстной – Анны Сергеевны Ольховой – было два сына. Старший – Евгений – в годы Великой Отечественной войны воевал в партизанском отряде в Брянских лесах.
    Анна Сергеевна (или «бабушка Сергеевна», как я ее называл в детстве) всю жизнь работала в г. Великом Устюге на телеграфе (телеграф этот до октября 1917-го относился к почте, начальником которой был отец Анны Сергеевны). Коллеги, молоденькие девчонки, очень ее любили, потому что она никогда не отказывалась поменяться с ними сменами. Воспитанница института благородных девиц – не отмечала она советские праздники. Всякие там первомаи, восьмимарты, седьмоноябри… Да и Новый год она как-то игнорировала, предпочитая ему Рождество.
    А вот на Рождество или на Пасху – уже она менялась со своими юными коллегами. Их это вполне устраивало, потому что праздников «светско-советских» было куда больше, чем христианских.
    И вот в один из дней Великой Отечественной сжалось сердце у Анны Сергеевны. Чувствует – беда с сыном. Да такая, что ноги подкашиваются… Дошла до работы, попросила девчонок подменить и – домой. К иконам. Повалилась перед ними на колени… И почти трое суток не вставала. До тех пор, пока не отлегло. Добралась до диванчика и провалилась в глубокий сон…
    …Война закончилась. Сын вернулся. В один из вечеров, когда сидели за столом, вспоминали военное лихолетье, Евгений Васильевич рассказал наиболее яркий из военных эпизодов.
    Попал их отряд в окружение: с трех сторон каратели, многократно превосходящие и по численности и по вооружению, с четвертой – болото. Всё… Конец…
    Трое суток тыкались то в карателей, то в болото в надежде хоть как-то проскочить – тщетно. Уж почти совсем отчаялись, хоть пулю в лоб. И вдруг… Среди болота – узенькая тропка. Казалось бы, сто раз тут уже проходили – ну не было ее тут! Не было! И появиться ей – неоткуда! А вот поди ж ты…
    Гуськом. По одному человеку. На цыпочках…
    Весь отряд вышел через болота, ищи-свищи…
    «Это было такого-то числа?» – улыбаясь спросила бабушка Сергеевна у сына.
    «Сейчас посмотрю… – Евгений Васильевич достал блокнот, в котором вел своеобразный дневничок и изумленно поднял на мать глаза: – Ты откуда знаешь?!»
    «Знаю…» – ответила Анна Сергеевна.
    Дни, в которые ледяная лапа ужаса схватывает сердце; дни, в которые молитва становится особенно горяча; молитва, в которой мать просит Бога забрать уж лучше ее саму, чем ее ребенка (какого бы возраста ребенок ни был) – такие дни не забываются…
    Совпадения, говорите? Ну-ну…
    А у нас в народе говорят – молитва матери со дна моря поднимает…
    
     * * *
    
    Очень Анна Сергеевна почитала Ксению Петербургскую. Несмотря на то, что не была та официально канонизирована Церковью. Что с того? Если сердце подсказывает, а жизнь показывает…
    Не было тогда еще составлено ни акафиста, ни молитв Ксении. Была только часовенка. И народные стихотворные обращения к питерской святой.
    Для нашей семьи эта история началась более сорока лет назад.
    Произошло у моей бабушки (Нины Васильевны Копосовой, маминой мамы) сильнейшее кровотечение: лопнул какой-то крупный сосуд, кровь хлынула горлом. «Скорая»… Перепуганная мама… Кровь на полу и стене… Незабываемые впечатления из той далекой детской поры.
    Бабушку отвезли в больницу, начали готовить к операции, а маме посоветовали подготовить всё необходимое для похорон. Предварительный диагноз – рак желудка. Хирург, собиравший материал для диссертации, приступил к резекции. И…
    Сильно разочаровался: никакой онкологии у бабушки не было. Разрезанный понапрасну желудок сшили на скорую руку: никто и не рассчитывал, что «старушка» дотянет до конца недели…
    В эти дни я часто видел, как мама дома подолгу стояла на коленях и что-то шептала. Лишь спустя время я узнал, что она молилась. Не принято как-то это было в то время, знаете ли, непривычно...
    А бабушка выжила. Провела полгода в больнице, но вернулась домой. И на следующее лето мы поехали в Питер.
    Оказывается, мама в те тревожные «операционные» дни дала обет, что если всё обойдется, мы поедем поклониться к Ксении Петербургской.
    Слова «паломничество» в те годы в нашем лексиконе не было.
    Смоленское кладбище, где находилась часовня блаженной Ксении, в те годы было уже закрыто для захоронений. Где находится эта часовня – спросить было не у кого. Пошли искать сами. С обратной стороны кладбища. Через заросли и заброшенные могилы…
    И все-таки нашли.
    Часовня стояла заколоченная, из-под сбитой штукатурки виднелись кирпичи. В расщелинах между кирпичами, под оконными карнизами тут и там торчали записочки: была такая традиция – излагать свои просьбы письменно и оставлять на могилке не канонизированной еще тогда святой.
    В другой раз мы попали к этой часовне спустя восемь лет. Она была уже обнесена высоченным забором. В порядке борьбы, так сказать, с «религиозными пережитками». Но люди все равно приходили. Только записочки свои вкладывали в щели между досками. А кто-то просто оставлял свои пожелания прямо на этом заборе. Кстати, знаменитая надпись «Ксеньюшка, помоги сдать экзамен по научному атеизму» – это реальная надпись тех лет…
    Откуда мы, живя на Урале, узнали о Ксении Петербургской?
    Просто бабушка Сергеевна, моя крёстная, писала нам о ней в своих письмах…
    Да, а бабушка моя, Нина Васильевна, которую «зашивальщики» списали, было, после операции, прожила после того еще без малого тридцать лет.
    …Вы там всё про совпадения?
    Ага…
    
    * * *
    
    Накануне ухода в армию снится мне сон. Некто черный, дюже гнусного вида отвечает мне на вопросы. Сердце сжимается от жути и омерзения, но любопытство перевешивает. И я спрашиваю, спрашиваю…
    «А буду я переписываться с…» – и называю имя барышни, в которую был в то время безнадежно и безответно влюблен.
    «Будешь», – отвечает чудовище.
    «А она меня дождется?»
    «Не-е-ет», – усмехается эта сволочь.
    «А я… Я вообще-то вернусь оттуда?»
    «Не-а», – мотает башкой чучело.
    «А… когда это произойдет?» – холодея от ужаса, бормочу я.
    «На втором году, одиннадцатого числа, а месяц – сам считай», – и протягивает мне какую-то штуковину, по виду напоминающую Вавилонскую башню, как ее обычно изображают.
    Проснулся я в холодном поту и в каком-то нерадостном расположении духа. К мистицизму, надо сказать, вся наша студенческая компания была весьма расположена. Даже спиритизмом на полном серьезе баловались. Потому сон этот я воспринял как пророческий.
    Никому о нем не рассказывал.
    Только ближайшим друзьям, появившимся в армии.
    Помня чей-то тезис, что сны надо воспринимать наоборот, я включил логику. И по этой логике «второй» год стал первым, а одиннадцатое число… А одиннадцатое число, как ни крути, оно одиннадцатое и есть. И одиннадцатого числа каждого месяца я повышал бдительность до параноидального уровня. Впрочем, друзья были в курсе моего маленького секрета, и если на это число выпадало несение караульной службы, на пост ко мне за запчастями никто не совался. От греха, как говорится… Домой-то всем охота…
    Когда первый год службы миновал, дружище Юрик, хитро щуря глаз, сказал: «Ну что, всё?»
    Но будучи оптимистическим пессимистом я возразил: «Да кто его знает… А вдруг и правда, он про второй год говорил?»
    «Ага… – вмешался второй мой ляпший друганарий – Бакелит, – А чо, если на дембель одиннадцатого ехать, так не поедешь?»
    «Э, не-е-е! – под радостный гогот корефанов возразил я. – На дембель по-любому поеду…»
    Самое смешное – так и вышло.
    В запас меня отправили уже на третьем году службы, 6 июня 1988 года.
    Однако, почти четверо суток мы просидели в палатках на пересылке, ожидая «попутного» самолета. Потом пересадки в Москве… Так что в Питер я летел уже того самого одиннадцатого числа.
    Ничего, долетел. С Божьей помощью…
    Там меня встречала мама. Понятно, что буквально на следующий день мы отправились на Смоленское. Поблагодарить Ксению. А как же иначе?
    И только четверть века спустя, до меня дошло, что приказ о моем увольнении в запас был подписан именно в тот день, когда в Питере состоялась торжественная служба в честь прославления святой блаженной Ксении Петербургской – 6 июня 1988 года…
    Сильно, значит, молилась обо мне моя крёстная – бабушка Сергеевна – в старинном граде Великом Устюге…
    А спустя почти три года после канонизации Ксении, она отошла ко Господу. В 1991 году. Именно в день памяти Ксении – 6 февраля. Словно святая забрала ее к себе. Домой…
    Вы всё еще что-то там поете про совпадения?
    Пой, ласточка, пой…
    
    * * *
    
    Кода я поступил в третий вуз в своей жизни, то уже знал, как надо учиться.
    Нет, то что я не пропустил за пять лет ни одной лекции – это понятно. Не для того туда поступал, чтобы дурака валять. Чай, не семнадцать лет.
    Но кроме того, перед каждым экзаменом или зачетом я шел либо в Николо-Богоявленский морской собор, либо в часовню Ксении, либо в храм Смоленской иконы Божией Матери.
    А после этого направлялся на 1 линию В.О., д. 52 (филфак РГПУ им. А.И.Герцена) проверять свои знания.
    Брал лежащий с самого верху билет, и ни разу не было случая, чтобы мне досталось что-нибудь из того, что я не успел подготовить. А подготовить абсолютно всё – студенты не дадут соврать – физически невозможно...
    Вы всё еще о совпадениях?
    
    * * *
    
    А вот из самого "свеженького"...
    Сидим 19 марта сего года, обсуждаем крымско-российские события, недавно прошедший референдум, почти единогласное голосование крымчан...
    Настроение, само собой, приподнятое.
    Помня, что в Симферополе находятся мощи Святителя Луки (Войно-Ясенецкого), полушутя говорю, что неплохо бы учредить новый праздник: 16 марта - второе обретение мощей архиепископа Луки (Крымского)...
    Улыбнулись, покивали...
    Потом вечером обнаруживаю, что на самом деле обретение мощей Святителя Луки празднуется 18 марта.
    И именно с 18 марта 2014 года Крым принят в состав Российской Федерации...
    Так Святитель снова оказался в России...
    
    * * *
    
    Совпадения, говорите?
    В свое время владыка Василий (Родзянко) не редко повторял слова своего духовного учителя – знаменитого митрополита Антония (Храповицкого): «Не то странно, что в жизни моей много совпадений, но то странно, что когда я перестаю молиться, совпадения прекращаются…»
    


    

    

Жанр: Очерк, заметка
Тематика: Философское, Религиозное


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

12.04.2014 14:13:54    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    *
С большим интересом прочла Ваш очерк, Александр! Все эти совпадения, конечно же, не совпадения, а закономерное развитие событий, то, что выпадает человеку, что им заслужено, кем-то вымолено. Вторая история произвела самое сильное впечатление - где отряд наших бойцов чуть не пропал на болоте и как чудом спасся. Религия - не религия, но информационное пространство земли явно живое. Очень интересуюсь этой темой, а Вам спасибо за этот очерк!
     
 

13.04.2014 10:26:04    Александр Волынцев Отправить личное сообщение    
И вновь - спасибо на добром слове (которое не только кошке приятно)...)))
       

Главная - Проза - Александр Волынцев - Нонсенс "никакусиков"

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru