Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Татьяна Коновалова - Баю-бай, баю-бай, пойди, Бука, под сарай...
Татьяна Коновалова

Баю-бай, баю-бай, пойди, Бука, под сарай...

    Одна из первых моих сказок. Подрастающая старшая внучка...Она всегда просила что-нибудь сочинить для чтения перед сном. Что-нибудь персональное, чтобы быть первым слушателем и первым читателем.
    Есть иллюстрации к сказкам и стихам, выполненные ребятами-художниками - учениками замечательной Людмилы Быковой
    http://77-creation.ucoz.ru/photo/novye_fotografii/23
    
    


    К ночи приморозило. Бабушка жарко печь натопила, внучку возле люльки с братиком усадила, сказала: «Качай, Настёна, дитятю, а я пойду баню глядеть, готова поди…» Шаль накинула, ноги в пимы сунула и - за дверь.
    
    Настёнке не больно-то охота брата в люльке качать. У нее, в укромном уголке на печке, книжка припрятана. Новая, с красивыми картинками. Мамка с папаней третьего дня с ярманки, что в соседнем селе, целую корзину подарков привезли. Настенка, было, нос сунула - глянуть на гостинцы - да мамка цыкнула: «Цыц, любопытна Варвара! Терпенья наберись. Вот, через несколько дён, придет время - своё получишь!» - и корзину унесла.
    Только Настёнке ждать - мочи нет. Мамка с папаней утром на заимку, где папаня лесником служит, уехали, а Настёнке ведомо: где мамкин зарок. Пока бабушка с поросенком в стайке управлялась да Майку доила, Настёна из-под родительской постели корзину вытянула, плетеную крышку приоткрыла…
    Шибанул в лицо мандариновый дух и дальше по комнате поплыл…
    Испужалась Настёнка: а ну, как - до горницы доплывет … Ужо, не сдобровать тогда Настёнке! Затаилась чуток, а потом изловчилась-таки и, нащупав ручонкой твердое, потянула к себе. Так и есть – книжка, завернутая в мамкин головной платок! Скорее к себе сокровище прижала и нырк на печку. Под тулупчик книжку сунула и давай по дому мандариновый дух платком разгонять. Так и разогнала весь. Бабушка со скотиной управилась, вернулась в дом: братец в люльке спит, а Настёнка на печке - глаза невинны. Бабушка похвалила: «Поди, егоза, молочка тобе плесну да пряника дам. Помощница! Вот матерь с отцом к завтрему воротятся, елку поставим. Будет тобе: и Дед Морозко, и подарочек».
    
    Настёнка в Деда Мороза давно не верит, большая уже. А все одно - Нового года ждет. Папаня из леса всегда самую красивую елку привозит. Ставит ее посреди горницы. Настенка весь год золотинки от конфет копит. А пока папаня елку в большую крестовину ладит, они с мамкой орехи да пряники в золото обряжают. Потом мама берет суровую нитку, папанино шило и, ловко так, пряники дырявит да петелки вяжет. Настенка только успевает красотень эту на елку вешать. А утром, под елкой, находит Настенка мешочек с подарками. Один в один похожий на те, в которых бабушка крупу хранит. В мешке обязательно: духмяных мандаринов пяток, конфеты, цветные карандаши, новое платье и книжка.
    
    Самое любимое Настёнкино занятие - книжки разглядывать. Читать она еще плохо умеет. Маленькая. Пять годков всего. Давно бы уж выучила Настенка буквы да бабушка ей тут не помощница. Грамоты не знает. А отец с матерью редко дома бывают. На заимке делов зимой много. Шишки сосновые аккурат к новому году поспевают и надобно успеть их собрать, чтобы деток сосновых - семян - к весне насушить. Капканы на волков, опять же, поставить да
    проследить, чтобы без лишней надобности мужики деревенские лес не валили. А летом, когда родители Настенку с собой на заимку берут, опять мамке не до обучения.
    - «Лето - оно для делов! - говорит она дочке, - Книжки читать тебя в школе выучат. Вот через пару годков свезем тебя в райцентр, в школу запишем и читай тогда сколь влезет. Профессорша!»
    Кто такая, эта «профессорша», Настенке неведомо. Однако же, приятно, что мамка так говорит. Значит - хорошее слово. Потому как, с уважением и с улыбкой говорит она его.
    
    Маленький Ванюшка в люльке завозился, захныкал. Настенка руку ему под гузку сунула. Мокрехонек! Быстро на лавку чистую пеленку кинула, братишку из люльки потянула, пеленку поменяла. Ловкие ручонки у Настёны, хоть и маленькие совсем. Это вам каждый в деревне скажет! Братишку в люльку назад уложила, качнула тихонько и песню запела:
    
    «Баю-бай, баю-бай,
    Пойди, Бука, под сарай,
    Пойди, Бука, под сарай,
    Нашу детку не пужай…»
    
    В избе тихо, жарко… Ванюшка в люльке спит, огонь в печке потрескивает, лампа под желтым абажурчиком Настенке подмигивает. Глаза у девчонки сами собой закрываются. Сморило Настёнку... Задремала, возле печки, на широкой лавке…
    
    Бука кое-как дождался, чтоб Настенка придремала. Обидно ему стало такие слова слушать. Он в доме – ниже травы, тише воды. Пока Настенка совсем малая была, он не только что не пугал девчонку, а, бывало, и люльку покачивал. Напевал-бормотал песни колыбельные. А она... Обидное про него поет!
    Бука потихоньку из-под Настёнкиной кровати вылез и на цыпочках - к печке…
    - Ох, как я осерчал на тебя, Настёна! - ворчит Бука. А сам себе, глупый, признаться боится, что не столько он на девчонку обижен да и на песню тоже… Ее, вишь, не Настёнка сочинила! Давняя песня-то! Ее бабы на селе детям с тех пор поют, как пра-пра-прадедушка Буки проказничал в деревне. А более всего хочется Буке на картинки в Настениной книжке полюбоваться. И так, и эдак возле печки прыгает, а наверх, к тулупчику, под которым Настена книжку припрятала, допрыгнуть не может. Решил по черенку ухвата, что бабушка возле печи держит, взобраться. Пыхтел-пыхтел, но лишь до середины дополз. Скользкий черенок, словно масляный. Скатился Бука по черенку назад к половицам. Сидит да рассуждает вслух:
    –Ех! Свезло мне, гладкий черенок. Это сколь же бабуля энтим ухватом горшков с кашей в печь поставила? Глянь-ка, ни единой занозы в ладохи себе не посадил!"
    Тотчас припомнилось ему, что каша у Настёнкиной бабули - уж очень вкусна запахом. Ему всегда жаль, что не ест он каши и вообще ничего не ест! Такая уж его, Букина, порода! Только нюхать умеет и тем сыт бывает да душой мягок становится. Даже малых детей разучился пугать. И опять обидно стало Буке, что гонит его Настенкина песня под сарай посередь зимы. Кому же охота из теплой избы - да на мороз! На ладошки поплевал да и опять - к ухвату…На этот раз, выше забрался. Еще чуть-чуть подтянуться да ухватиться за край овчинки и... вот она - книжка! А опосля, тем же макаром, ее в свой закуток утянуть и…
    
    – Худое никак задумал! А ить мы с тобой сговорились: Не проказить в дому! Ай, забыл?
    Бука так и замер. Глаза прикрыл, головенку мохнатую в плечи втянул и не понять: то ли - Бука, то ли - половина от него на черенке повисла.
    –Жихоня! Ты чё ли! - ласково так, ответствует, - Ай, разбудил я тебя!
    –Ты, Бука, давно уж меня разбудил. С той самой поры не сплю, как почуял, что затеял ты хулиганство! Пошто договор нарушаешь?
    Бука большой угрозы в голосе, что сверху донесся, не услышал. Глазки пошире открыл, глянул… Домовенок тутошний, Жихаркой кличут. На
    печи сидит, ногами в теплых носках покачивает, в руке - пряник медовый.
    –Ех! - позавидовал Бука, - Хорошо Жихарке! Бабушка к зиме ему новые носки связала. Настенка пряничек на печке завсегда оставляет. А то, бывает, и парного молочка плеснут. А я… Вот бы мне народиться домовенком! И почет тебе, и уваженьице… Ех!
    И так Буке обидно стало! Вот-вот слеза потечет! А ежели сама не потечет, так Бука такие выучился рожицы корчить да слезу пускать!
     –Дурное дело - нехитрое! – строго говорит Жихарка, –Книжку у девчонки утащить! А вот ежели вором тебя назовут, чё делать будешь? Не стыдно тебе будет, ежели Настёнке нашей за тебя достанется? Как людям в глаза глядеть станешь?
    Бука ему в ответ: «Больно много я людям в глаза гляжу! Все больше – ночью, в окошко - на звездочки небесные да на Луну любуюся. Да ишшо плачу от обиды! Вона какие песни про меня поют! А нет бы: пряничка да носки теплы в подарочек кто связал… А девчонка наша сама книжку из корзинки утащила. Чай, не лучше меня! Ех!»
    – Настенка - глупая еще, махонькая совсем. Глянуть хотела. Шибко она до ученья охочая, вот и не дотерпела до праздника. А тебе - сто лет в обед! Не стыдно!
    – Сейчас вот, стыдно стало! - винится Бука!
    –И то ладно! – улыбается Жихарка, –Давай-ка, полезай ко мне! Я туточки подарки для тебя заготовил.
    -–Ой! - оживился Бука, - Мне? Подарки!
    – Тобе-тобе… Вот: носочки теплые - бабушка связала. Вот еще - конфета и пряник.
    У Буки настоящая слеза из глаза покатилась от радости. Говорит:
    – Ой, а я пряников не ем!
    – Нюхать будешь! - отвечает Жихарка, –Больно вкусно пахнут медовы пряники! А как засохнет да камушком стучать зачнёт - мне вернешь. Я нашему Шарику снесу. Пусть грызет!
    -–Пусть! - сказал счастливый Бука.
    
    Настёнку разбудил скрип двери. Поток морозного воздуха из сенок, вслед за бабушкой, ворвался в дом и, согревшись, осел на половичок - только его и видели! У бабушки лицо красное, гладкое, глаза блестят. Напарилась-намылась в баньке вволю. Захлопотала возле печки, ухватом загремела. Потянула горшок с топленым молоком. Из буфета блюдо с плюшками достала, из закутка за печкой - самовар и все это богатство - на белую скатерку, расшитую по краю петухами.
    – Пойдем, внучка, вечерять да на покой. Завтра мама с папаней приедут. Будем елку наряжать. Новый год встречать. Дитёнок! Да ты, никак, спала?
    Настенка глаза потирает ладошками, а сама всё по сторонам глядит. А потом и спрашивает:
    – Бабуля, а домовенок и Бука - они настоящие?
    – Каки-таки, буки? - отвечает бабушка, - Давай, детонька, чай пить…
    
    Перед тем, как в постель лечь, Настенка из буфета самую румяную плюшку взяла и на коврик возле своей кровати положила. Кулачком по половице: тук-тук.
    – Мы не воры, Бука! Мы просто любим картинки в книжках глядеть! А скоро я буквы выучу и вслух тебе почитаю!
    А книжку она еще раньше в мамкин платок завернула и на место, в корзинку, снесла. Пока бабуля Ванюшку кормила да спать укладывала.
    
    В эту последнюю ночь перед новым годом Мороз Иванович вволю погулял! Деревья посеребрил инеем, снегом присыпал лесные тропинки, на крыши домов белоснежные шапки нахлобучил. Снежная баба во дворе
    Настёнкиного дома превратилась в огромный сугроб, с торчащей из него метелкой. В другой раз, Бука, наверное, взгрустнул бы от потери ночного собеседника, но - не сегодня! Он сидел на подоконнике и, продышав дырочку в оконном стекле, смотрел: то на звезды, то на свои мохнатые ноги в новеньких белой шерсти носках. В руке у Буки - плюшка, пахнущая Настёнкиной заботой, бабушкиными умелыми руками и еще много чем - приятным, обретенным сегодня в этом, ставшем ему родным, доме. Это потом, вволю надышавшись плюшечным ароматом, Бука подойдет к Настёнкиной кроватке и сунет ей под подушку стопку украденных им золотистых оберток от конфет, а плюшку оставит на коврике.
    – Для Шарика! - тихонько скажет Бука и полезет в подкроватную теплую темноту спать. Завтра Новый год!
    
    
    
    


    

    

Жанр: Притча, сказание, сказка, Детское


  


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

07.01.2014 10:50:43    Светлана d Ash Отправить личное сообщение    
Очень хорошая проза в стиле " кантри", бытового рассказа. Напряженный, энергичный слог, очень упругий плотный лексический слой. Сочно. Ярко...
     
 

10.01.2014 22:10:21    Татьяна Коновалова Отправить личное сообщение    
Спасибо, Светлана!)))
       

07.01.2014 11:10:51    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    *
С Рождеством, Таня! Чудесная сказка, прямо сказами Бажова повеяло. В ЗС!
Комментарий изменён: Сергей Тимшин (Мартовский) - 07 января 2014 г. в 12:00:43
     
 

10.01.2014 22:19:58    Татьяна Коновалова Отправить личное сообщение    
Сережа! СПАСИБО ПРЕОГРОМНОЕ! И тебя с Рождеством! Наверное, звучат-таки бажовские нотки в моей истории, куда ж нам уральцам от этого...))) Только вот, перечитывая написанное,вспомнилась мне моя бабуля...))) Спасибо тебе, Сережа! Я уж и не чаяла...
       

11.01.2014 07:27:25    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    
Тань, а Бажов и пользовался "речениями и интонациями" устной народной речи, очень тонко и мастерски обрабатывая их художественным пером:)
Доброго тебе!
Комментарий изменён: Сергей Тимшин (Мартовский) - 11 января 2014 г. в 07:28:45
       

08.01.2014 06:37:30    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
С удовольствием читала! Столько событий! Сказочная сказка.
С Рождеством!
     
 

10.01.2014 22:21:24    Татьяна Коновалова Отправить личное сообщение    
Танечка, тезка! Спасибо за прочтение и отклик. Я - волновалась очень! Теперь уже меньше...)))
       

Главная - Проза - Татьяна Коновалова - Баю-бай, баю-бай, пойди, Бука, под сарай...

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru