Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Кожейкин - Волшебная птица удачи, волшебная птица любви
Александр Кожейкин

Волшебная птица удачи, волшебная птица любви

    Маргарите Александровне Аринкиной, учительнице химии, с благодарностью посвящается


     Петр Пакетин любил ходить пешком на работу. Путь пролегал через сквер с мудрыми, старыми липами и уставшей берёзкой, которой осень успела оказать знаки внимания. Петя обогнул клумбу с бездыханными цветами, а затем устремился мимо пожилой гипсовой статуи физкультурницы с веслом к величественной колоннаде выхода. Специалист отдела экстракции Пакетин не изменял своей привычке на протяжении пяти лет работы в научно-исследовательском институте. Вот и сейчас он спешил по аллее вдоль добротных скамеек с чугунными основаниями, подгоняемый в спину освежающим ветерком.
    Этот сквер вызывал у Петра противоречивые чувства, но – что самое важное – этот тихий уголок природы посреди шумного города обладал чудесным свойством оживлять человеческую память. Петя называл это активацией. Что же тут удивительного, скажете вы – так часто бывает в уединенном и спокойном месте. И будете неправы. Отчего-то ни в другом городском сквере, ни в уютном саду родителей, ни даже в глухой тайге на заброшенной заимке деда Петя не ощущал похожего эффекта.
    Что говорить, память человека – сложнейшее и непостижимое явление. И чем дольше живёт человечество, тем яснее становится: наши знания об этом феномене ничтожны. Люди часто удивляются его магическим свойствам, и Петр Пакетин среди людской массы не был исключением. Порой память казалась ему тихим озером, на дно которого тихо опускались увядшие листья событий, но иногда живородящий луч прожектора разрезал толщу забвения, прокручивая на невидимом экране давно произошедшие события, восстанавливая их с невероятной четкостью.
    Хуже всего становилось, когда память уподоблялась ножу хирурга, который делал болезненную операцию без наркоза. Вот и тот день – как ни гнал Пакетин воспоминания, память упорно крутила именно эти часы и минуты в сознании, причем, эти кадры нельзя было выключить как навязчивую рекламу по телевизору.
    Снова и снова: июнь, воробьи, купающиеся в пыли, гипсовая девушка с веслом, второкурсник химического факультета Пакетин с цветами, Таня, его несвязная речь, её ободряющая улыбка, расставание и предательские слёзы отчаяния...
    Вам непонятно? Ладно, тогда по порядку. Сказать, что Таня и в школе, и в университете считалась первой красавицей – значит, отделаться скороговоркой. Петя прекрасно помнил: в начальной школе он и не замечал эту конопатую и курносую девчонку с соломенными волосами. А 1 сентября, когда они собрались в девятом классе, вдруг с одного взгляда – и влюбился!
    Школьники, среди которых был Петя, сидели в классе, ожидая звонка. Распахнулась дверь. Лучи солнца встретились с загорелым лицом неузнаваемо изменившейся за лето Татьяны, а её необычно яркие голубые глаза в ответ улыбнулись всем одноклассникам.
    Петя хорошо помнит, как что-то бессвязно пробормотал в ответ на приветствие стройной и повзрослевшей одноклассницы. А потом, сидя на дальней парте, поймал себя на мысли: он не только не может не следить украдкой за этой девушкой, но думает о ней всё чаще и чаще. В школе и дома, за завтраком и на утренней пробежке.
    Но раз я обещал рассказывать по порядку – продолжу. В тот день 1 сентября случилось еще одно событие, ставшее судьбоносным и для Петра Пакетина, и для красавицы Тани. И можете себе представить – не только для них, но и для многих учеников их дружного девятого класса той средней школы, где они учились.
    Итак, снова открылась дверь, которая в тот день казалась волшебной. В класс вошли директор школы Марк Абрамович и стройная, красивая женщина – новая учительница химии. Две красавицы в один день – как тут не растеряться Петру Пакетину! Впрочем, в Ларису Васильевну, которую директор представил также как их классного руководителя, влюбился весь класс. Платонически! Можете не поверить, но такое бывает.
    Мне кажется, люди охотнее верят в силу государей, способных благоустроить империю, равно в глупость президентов, дурная воля которых может сокрушить великую державу не хуже гуннов, нежели в харизму учителей. И взрослые при первом взгляде на хрупкую Ларису Васильевну вряд ли признали бы в ней этот божий дар. Однако он обнаруживался довольно скоро – стоило ей начать разговор.
    Чтобы не уводить читателя далеко от темы, не буду долго рассказывать про удивительные педагогические способности Ларисы Васильевны – нам важно понять главное: именно она оказала на наших героев такое воздействие, что они, ни секунды не раздумывая, после окончания школы поступили на химический факультет местного университета.
    Получается, рассуждал Петя, не приди любимый педагог к ним, неизвестно кем стала бы Татьяна, мечтавшая раньше о карьере киноактрисы. А кем стал бы Петр, он в ту пору и не задумывался. Но спустя месяц после начала изучения химии твердо решил. Старшие Пакетины изумленно переглядывались, когда на вопрос, какие дисциплины хотел бы Петр изучать, он недоуменно отвечал вопросом на вопрос: «А разве может быть на свете наука интереснее и нужнее химии? Всё на планете – её проявления: от пищеварения человека до движения транспорта, от горения газа на кухне до полетов в космос».
     Аппарат Киппа, опыты по взрывам гремучего газа и магические смены цветов растворов производят впечатление лишь вначале, рассуждал тогда Петр. Куда интереснее и увлекательнее опыты по качественному и количественному анализу на факультативе! Самому выяснить, какие вещества находятся в растворе, в каком количестве – разве это не сродни волшебству?
    Старичок-профессор снял очки, протёр и водрузил снова на крючковатый нос, когда Петр на приемном экзамене на дополнительный вопрос: как взаимодействует хлор с водой, попросил уточнить: на свету или в темноте? «Это университетский курс, молодой человек!» – воскликнул изумлённый экзаменатор. И добавил: «Отлично! Отлично! Кто был вашим преподавателем химии?»
    На химический факультет Петр, Таня и еще один их одноклассник – Сергей были зачислены без особого труда. Мы простимся с Сергеем сразу же по простой причине – этот парень к удивлению Петра оказался совершенно равнодушен к красавице Татьяне, зато сразу же увлекся другой их однокурсницей.
    Но вернёмся в тот июньский день. Теплый и приветливый для многих, черный для Петра. Ведь он выяснил – Таня не любит его, собираясь выйти замуж за видного парня – баскетболиста с физического факультета. Они сыграли свадьбу и жили поначалу дружно. Распределились в закрытый НИИ в городе-спутнике. Но вот уже месяц как семья распалась. А после выхода из отпуска по уходу за ребёнком Таня устроилась по специальности в их НИИ. Более того, в отдел, где трудился Пакетин, и он немедленно предложил ей и шефство, и дружбу.
    Этим утром Пакетин спешил на работу. Проскочил печальное место в сквере, где они в тот день встретились и объяснились. Время поджимало, до НИИ было метров триста, но Петя невольно замедлил движение – по небу неслись удивительной красоты розовые облака. Словно косяк сказочных птиц проплывал над городом.
    «Вот, наверное, птица удачи, о которой пела «Машина времени», – подумал Петр, – интересно, а есть ли на свете волшебная птица любви? Наверное, есть. И она может творить чудеса. Возможно, когда-нибудь не воробей, купающийся в пыли суеты, а волшебная птица сядет к нему на карниз, и ему надо её о многом попросить».
    Но в следующий момент Пакетин устыдился своих мыслей: «Что за чушь – глупые сказки!»
    
     ***
    Петя сел за свой длинный стол в лаборатории за десять минут до начала трудового дня и запустил в работу компьютер. Сказать, что Петру Пакетину нравилась его работа, означало бы пересказать метафоричную поэму грубой прозой или перевести оригинальный сонет Шекспира на русский язык с помощью компьютера. Пакетин жил и дышал своей работой. Казалось, он погибнет без атмосферы лаборатории так же точно, как летчик высоко в небе без защитной маски не сможет жить без воздуха. Экстракция –процесс избирательного извлечения элемента из раствора – виделась Петру великим таинством природы.
    Как обычно, Петр, не мешкая и не отвлекаясь на чай-кофе, приступил к делу. Предстояло оттитровать одну кислоту. Оперируя раствором гидроксида натрия и фенолфталеином в качестве индикатора, вскоре Пакетин с удивлением рассматривал пробирку с жидкостью бледнорозового цвета.
    Петр представил себе формулу реагента. Странно: цвет раствора напомнил ему облака по дороге в институт. Мысленно он продолжил цепочку формулы. Неожиданно пришла смелая идея: развернуть радикалы подобно очертаниям птицы летевшего розового облака.
    Петр схватил первый подвернувшийся лист бумаги, зарисовал структурную формулу, потом закрыл глаза. Надо же! Несколько дней он думал над этим, размышлял, сопоставлял, а решение пришло внезапно! Пакетин застучал по клавиатуре, вводя новые данные, и компьютер выдал ему великолепный логарифм коэффициента распределения и высокую степень извлечения! Кажется, он на пороге открытия! На изобретение тянет точно! А это не шаг, а настоящий бросок к его кандидатской диссертации! Хотя эту гипотезу надо тщательно проверить!
    С этим мыслями Петр включил соседний компьютер и взглянул на часы. До начала рабочего дня оставалась одна минута, а Татьяна – это был её стол – отчего-то задерживалась. Пакетин нахмурился: шеф отдела бичевал за опоздания.
    Вот и она! Не вошла – ворвалась в лабораторию:
    – Олеся с температурой, я попросила маму вызвать врача.
    – Взяла бы больничный, – с недоумением вымолвил Пакетин.
    – Петя, какие больничные? Виктор Палыч и так после того, как с дочкой лежала месяц в больнице, на меня косо смотрит. Кстати, через час совещание, не забыл?
    – Помню, – улыбнулся своим мыслям Пакетин. Хотелось поделиться своей радостью, но сначала он поинтересовался успехами Тани.
    – Неважно, – Татьяна нахмурилась, – экстракция моим реагентом идет в очень узком диапазоне рН из сильно разбавленных по кислоте растворов.
    – В производственных условиях возникнет риск выпадения осадков основных солей или гидроксидов, следовательно, экстракция по такому механизму практически не осуществима, – заключил Пакетин.
    – Увы, именно так, – вздохнула Таня, – а ты умница. Я тоже об этом думала.
    На совещании у шефа обстановка напоминала штиль на море перед штормом. Виктор Павлович заслушал по очереди доклады пятерых сотрудников отдела. Сделал замечания, задал вопросы. Грозно сдвинув брежневские брови, сказал:
    – Прошу не забывать: через неделю аттестация. Предстоит сокращение во всех отделах нашего НИИ. И главным критерием отбора будут результаты ваших пилотных проектов.
    Остаток рабочего дня и начало следующего Пакетин напряженно трудился над проверкой гипотезы. Его догадка подтвердилась – данные были ошеломляющие. Оставалось еще раз просчитать итоговые коэффициенты распределения и оформить результаты наглядно.
    Ладонь Тани коснулась его плеча:
    – Петя, мне сегодня на суд по алиментам надо... я с обеда задержусь, если что...
    – Хорошо. Так ты уже полгода судишься.
    – Да. В прошлый раз Гришин приехал на новой «БМВ». А принес справку о том, что работает сторожем с заработком 5 тысяч. Убеждать он умеет. Но я не для себя прошу – для дочки. Ей предстоит еще операция.
    – Подлец, – отреагировал Пакетин.
    – Ты знаешь, Петя, я слишком поздно поняла: любящий волшебник лучше болтливого сказочника.
    Она ушла, а Пакетин крепко задумался... Но уже не о формулах. Мысли о Татьяне не оставляли Петра весь вечер и даже всю ночь...
    ... Утром следующего дня Пакетин нацепил старые очки с темными стеклами, чтобы круги под глазами не были заметны, и привычным путем отправился на работу. На душе было легко – он принял решение.
    Окончательно проверив все данные, Петр повернулся к Татьяне и протянул листок бумаги.
    – У меня к тебе разговор.
    – Ты?! Увольняешься?! – Татьяна бросила взгляд на текст и даже привстала со стула.
    – Нашел работу... в Москве, – соврал Петр, – ладно, проехали – не обсуждается. Лучше взгляни, какое решение меня осенило недавно!
    Пакетин протянул девушке отпечатанные листы бумаги, и она углубилась в чтение.
    – Всё гениальное просто! – воскликнула Таня, – ты гений!
    – Да ладно! – отмахнулся Пакетин, – ты мне вот что скажи: обещаешь довести это открытие до внедрения? Пусть это будет в твоем проекте, мне все равно увольняться, а в тебя я верю.
    Таня молчала... потом тихо произнесла:
    – Помнишь тот день в июне, когда ты объяснился мне в любви в парке... знаешь, тогда я совершила большую ошибку...
    Темные стекла очков опять помогли – скрыли предательски выступившие слёзы. Пакетин взял со стола заявление и пошёл к шефу.
    
     ***
    В России, помимо наличия дураков, плохих дорог и жадных коррупционеров-чиновников, есть такая особенность, как необходимость двухнедельной отработки при увольнении по собственному желанию. Что же касается времени – оно в любом месте планеты способно и двигаться со скоростью черепахи, и лететь ракетой.
    В НИИ налицо был второй случай. Спустя десять дней Палыч по возвращению из Москвы собрал сотрудников на совещание и сообщил:
    – У меня хорошие новости! Проектом Татьяны Николаевны Гришиной заинтересовалась ведущая канадская корпорация. Речь идет о крупных инвестициях. Руководство НИИ приняло решение о расширении штата отдела экстракции. Таким образом, о сокращении персонала вопрос уже не стоит.
    В заключение совещания Виктор Павлович попросил задержаться Петра. Из кабинета шефа Пакетин вышел руководителем проекта. Как вы догадались, Палыч разгадал «комбинацию», Петр порвал заявление об увольнении, но вы вряд ли могли предположить, что у двери начальника Петю ожидала взволнованная Таня.
    В этот день и в этот час она ничего ему не сказала. Просто порывисто обняла Петра, не обращая внимания на снующих по коридору сотрудников, и поцеловала в губы. И всё стало понятно без слов.
    В дополнение к разговору о российских особенностях можно упомянуть длинные очереди в ЗАГСы во многих городах. Именно по этой причине Татьяна Гришина стала Татьяной Пакетиной лишь спустя два месяца после этого дня.
    
    10.09. 2013 г.
    
    
    
    


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Философское, Любовное


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

13.09.2013 12:49:27    Светлана d Ash Отправить личное сообщение    В "золото"****
Энергичная, замкнутая в композиции, как в кольцо, твердая, характерная проза столь редка на сайте, что я не могла просто не отметить...
     
 

13.09.2013 17:20:09    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо, Светлана!

Приятно слышать высокую оценку труда.

С признательностью и уважением
       

Главная - Проза - Александр Кожейкин - Волшебная птица удачи, волшебная птица любви

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru