Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Даниел - Хроники Космического Негодяя: призраки Сиерры
Даниел

Хроники Космического Негодяя: призраки Сиерры

    -Блек, ты не устал пить? – бармен поставил стакан с неразбавленным виски перед еле сидящем на стуле парнем. Парень был достаточно молод, не старше двадцати семи лет, но на лице уже красовалось пара шрамов, в его шевелюре виднелась копна седых волос, а под правым глазом была татуировка - слезинка. Одет парень был в жилетку на голое тело, и широкие штаны со множеством карманов. На ногах красовались видавшие виды ботинки. На правом запястье висело три браслета, золотой, серебренный и бисерный. На левом запястье был один браслет из широкой полоски кожи. На шее висел амулет в виде ядерного взрыва. На самом амулете было выгравировано имя: «Артём Смолин», далее шёл гражданский номер.
    -Рой, налей ещё один стакан, - парень опорожнил стакан с одного глотка, и протянул его бармену Рою. Рой, уже давно держал этот бар, и никогда не имел проблем ни с патрульными (в отличие от его клиентов), ни с разбойниками. Он ещё перед открытием своего бара подписал договор со Змеем, и теперь двое здоровенных бульдогов охраняли его бар круглые сутки. Конечно, случались драки, но они длились не долго, бульдоги быстро разнимали дерущихся и вышвыривали всех к чёртовой бабушке. А патрульные очень даже любили этот бар. Просто если им требовалось принести парочку бандитов, то вj «Флибустьере» всегда были таковые.
    Рой покачав головой наполнил стакан и протянул парню, которого он называл Блек. Артём саданул виски и взял из стоящего блюдца кусочек колбасы, сделанной из неизвестно чего. Запах у мясного продукта названного колбасой был особенный, можно даже сказать специфический. Но парню было наплевать, он положил в рот круглешок и стал его чательно жевать. Клыки у пьяницы были одеты в коронки с заострением. Словно вампир с очень короткими клыками. На пальце красовался перстень из чёрного металла, очень смахивающего на то чёрное золото, которое добывают на Кар-Варе. Если это действительно было то самое чёрное золото, то, продав, этот перстень можно было купить бар, ни чем, ни хуже этого. Но Артём очень им дорожил. Однажды два быка попытались снять его с Блека. Но с тех пор никто из посетителей бара их больше не видел, а перстень так и остался на пальце Смолина. Одни говорили что они просто передумали, другие поговаривают что, Блек убил их обоих, а тела сжёг в пламени от турбины своего «Дракара».
    -Рой, слушай у меня сейчас проблемы, не мог бы ты записать всё это на мой счёт? Я получил один заказ и по возвращение я с тобой полностью рассчитаюсь, - Артём посмотрел на Роя мутными глазами.
    -О чём разговор Блек, можешь считать что каждый пятый стакан за счёт заведения.
    -Да, а сколько я выпил?
    -Ровно двадцать три стакана.
    -Тогда налей мне ещё два, а то чего такой халяве пропадать зря.
    -А по моему тебе хватит, ты и так уже еле сидишь.
    -Лей, ты не моя мама.
    -Ну, смотри.
    Артём опрокинул ещё два стакана и покачиваясь пошёл к выходу. Распахнув дверь, он уже собрался выйти на ружу, но, не успел он и сделать шага через порог, как в бар вошли трое патрульных. Все трое как на подбор. Высокие и широкоплечие. А может это униформа создаёт такое впечатление. Лица как обычно скрыты за масками с пуленепробиваемыми и термостойкими стёклами.
    -Предъявите вашу карту гражданина и пропуск на территорию.
    Артем, пошатываясь достал из кармана пластиковую карточку с собственной физиономией и сложенную вчетверо бумажку, где разборчивым почерком было написаны его фамилия и номер, полное описание его транспортного средства и ещё множество всякой ерунды, которую никогда и никто не читал.
    -Так, Смолин… площадка номер семь… трейлер типа… Похоже с документами у вас всё в порядке гражданин Смолин. Но есть одна проблема. На нашей платформе есть определённый уровень количества алкоголя в крови, а судя по вашему состоянию вы перешли его. Вам придётся провести ночь в изоляторе, а завтра вы должны будите заплатить штраф в пять билетов.
    -Хорошо, - Артём поднял руки и протянул их патрульному. Тот посмотрел на него удивлёнными глазами, а потом надел на него наручники и увёл из бара.
    Двое других патрульных зашли в бар и сели за стойку.
    -Рой налей ка нам соку, двойную порцию, - один из патрульных снял шлем и положил его на стойку вместе со своим ОРС .
    -Ты видел этого придурка. Он даже не пытался покачать права, сразу протянул руки и позволил себя арестовать. Либо он слишком пьян, либо…
    -Очень хитёр. Это Блек, очень хитрый парень, - Рой поставил перед патрульными два запотевших стакана с соком из концентратов. – Гостиница у нас стоит семь билетов за ночь, а штраф всего пять. А ему не надо ни визора, ни мягкой кровати. Ему нужно четыре стены и крыша, а где самое безопасное место? Изолятор. Там все сидят и ждут, когда их выпустят, а охрана не позволяет там никому никаких гадостей, как на планетах. Вот он и позволил себя арестовать. Изолятор в его случае это всего на всего более дешёвая гостиница.
    -Хитрый гад, - патрульный улыбнулся и глотнул сока.
    -Может чего по крепче? – Рой улыбнулся и подмигнул патрульному. Ни за сок, ни за что-либо ещё патрульные платить не собирались, Рой всегда записывал это на счёт заведения. Правда и патрульные знали меру. Они не позволяли себе больших заказов, а если и позволяли то всё же платили. Иногда, правда, появлялись какие-нибудь наглецы, но они в скоре исчезали.
    -Спасибо Рой, мы на дежурстве. Щас придёт сержант, и мы пойдём в обход, а вот завтра вечерком может быть, и опрокинем по кружечке, другой, - патрульный покосился на дверь, словно что-то почувствовал, но никто не вошёл.
    Вообще на Кеосе патрульных уважали и даже немного побаивались. Здесь их было достаточно много, и они были достаточно хорошо обучены. На такого рода платформах обычно собирается сброд со всей вселенной и поддерживать порядок было не то, что сложно, а скорее смерти подобно. Но Кеос в этом плане был исключением. Вернер Бикс, командир ПС и ГСВ на Кеосе был человеком серьёзным и, не опасаясь за своё будущие смело отдавал приказы типа: «В случае не подчинения устному предупреждению, открывать огонь на поражение». Беспорядки заканчивались очень быстро, но всё же кроваво. Иногда имелись летальные исходы. Видимо поэтому Бикс всё ещё оставался на своей должности, когда все его друзья и ровесники стали командорами или ещё выше. Хотя весь порядок был не только заслугой патрульных вообще и Бикса в частности. Был ещё такой Змей, выходец с планеты Вира-да-Коста. Сам по себе змей был из рода ящеров. Но в отличие от своих сородичей он встав на скользкую дорожку криминала очень быстро освоился и стал известным авторитетом в системе Х. Банда у него была многочисленная, и занимался он в основном не разбоем и пиратством, а частной охранной и добровольной охранной улиц. Войны Змея бескорыстно вставали в один строй с патрульными и группами особого воздействия и помогали в установление порядка. Стражи порядка знали Змея и оставляли его и его людей в покое.
    Одним словом на платформе Кеос, что возле планеты Х4, в системе Х, царил порядок. Патрульные могли спокойно ходить по улицам, не опасаясь нападения. Здесь, конечно не стоило выпускать на вольные прогулки милых девушек и особенно сильно светить большие и средние количества билетов. Публика здесь всё же была не самая праведная. Процветала здесь и проституция и мелкие грабежи и разбои. Но воровали воры у воров, а ночные бабочки стояли в больницах на учёте и каждую неделю проходили всякого рода обследования.
    -Ну, как вообще дела? Происходит в нашей тихой гавани какие-либо происшествия или же всё тихо и мирно? – Рой поставил на стойку вазочку с фруктовыми цукатами и ещё два стакана с соком.
    -Вчера взяли корабль с контрабандным товаром. Везли медикаменты, которые должны были отвезти на В7, там сейчас страшные дела творятся, - патрульный положил в рот один цукат и запил его большим глотком сока. – Чуть ли не гражданская война. Правительство там уже три гарнизона по два полка в каждом разместило, всё равно мало. Поговаривают, что сейчас туда тяжёлую артиллерию перевозят.
    -Вот дела то творятся. А эти подонки контрабандисты наживаются на том, что положено больным и раненым. Я бы лично их всех на высшую степень наказания подписал, - Рой в сердцах ударил кулаком по столу, да так сильно, что сок в ещё не тронутых стаканах чуть не полился через край.
    -Да расслабься ты Рой. Товар пошёл по пункту назначения, а правительство приказало, вести все перевозки такого рода на военных кораблях, - патрульный допил сок и взял второй стакан.
    Через несколько минут вернулся довольный сержант. Он снял шлем и сел за стойку, Рой тут же подставил ему стакан сока и тот благодарно кивнув сделал большой глоток. Сержант был уже старым волком. Об этом говорили уже чуть тронутые сединой волосы и худощавое лицо, иссечённое морщинами.
    -Полковник объявил устную благодарность всему составу патрульной службы, - сержант улыбнулся своим подчинённым и повторил глоток. – Слушай Рой, откуда у тебя такой вкусный сок, это явно концентрат, но такой приятный вкус, чувство, что пьешь натуральный. Отпад!
    -Да серж, вы же знайте, что мои поставщики всегда привозят качественный товар, - Рой взял тряпку и сал тереть и без того блестящую стойку.
    Ещё минут десять патрульные посидели, а потом покинули «Флибустьер».
    ***
    -Сын, ты должен помнить всё чему я тебя учил. Главное помни три правила.
    -Дорогу осилит идущий. Не оборачиваться. Всегда уходить навсегда. Правильно пап?
    -Ты хорошо усвоил мои уроки. Я благословляю тебя, и ты должен исполнить мою последнюю просьбу всегда будь идущим. Прощай сын.
    -Прощай отец.
    Артем проснулся. Лицо отца всё ещё стояло у него перед глазами. Причём стояло лицо умирающего отца. Болезненного цвета кожа и глаза, исхудалый, уже почти выпавшие волосы. Что творила болезнь с людьми. Ведь отец всегда был сильным человеком, он смело вступал в бой с пятью или даже шестью мужиками. Он не боялся никого. А в конце своей не такой уж и длинной жизни, в одночасье, превратился в говорящей труп.
    Эпидемия поразила две трети планеты, когда правительство прислало спасительные капсулы. Но это оказалась всего лишь эвакуация и вакцины, которыми обкалывали всех вывезенных с планеты людей, оказались самыми настоящими тестами. Почти у всех эвакуированных обнаружили болезнь, и они были изолированы от остальных. Артём чётко помнил, как здоровенный солдат в чёрных доспехах оттаскивал его от матери. Ему тогда было ещё только семь лет. Все изоляторы оказались всего на всего комнатами со шлюзами. Потом шлюзы открыли и практически все оставшиеся в живых были выброшены в открытый космос, в том числе и мать.
    Семилетнего Артёма оставили в детском приюте, из которого он сбежал на следующий день. Три года он блуждал по планете, потом оказался на корабле контрабандистов. Это был его первый поход, но именно в это раз шатл всё же спалился и он был назван контрабандистом и приговорён к трём годам заключения в детской колонии. Это было настоящее испытание. Но всё же он смог отстоять себя в этом жестоком микромире. Только в новостях и других программах говорят, что в тюрьмах и колониях поддерживается порядок, отлично кормят, а охранники следят за порядком. Артём же познал жестокую реальность. Жизнь в колонии основана на одном законе, законе выживания: выживает сильнейший. Хотя правильнее было сказать: выживает наиболее приспособленный. Надо было драться с парнями старше на три, четыре, пять лет за порцию обеда. Охранники не обращали внимания на унижения, которые приходилось терпеть младшим детям.
    Три года Артём жил, ожидая удара в спину, и поэтому почти все таковые удары оказывались бесполезными. Десятилетним мальчиком он умудрялся бить старшиков, отбирать у них еду. И эта же колония приучила его к полной бессердечности и абсолютному хладнокровию. Там надо было спасать свою шкуру, а думать о чужой было смерти подобно. Нельзя было вмешиваться, если старшики пытались изнасиловать кого-то, нельзя. Главное спасти себя, а на остальных плевать.
    В тринадцать лет его посадили на шатл и отправили на планету Т4, что в системе Т. Планета была одним огромным заводом. Артём пытался устроиться на работу, но тринадцатилетний мальчик был никому не нужен. Надо было дожить до четырнадцати, а вот после того как он станет совершеннолетним он сможет устроиться на работу. Но до четырнадцати он не дотянул. За две недели до своего дня рождения его поймали на воровстве и пока велось дело ему исполнилось четырнадцать. По законам установленными в системе Т, он был взрослым человеком и попал в настоящую тюрьму. Два года, таков был его приговор, но в камере на него напали заключённые и ему пришлось защищаться. Защищался он тем, что попало под руку. А под руку ему попала стальная чашка. Самого ретивого зека он огрел по голове и тот окочурился. Суд признал вынужденную самооборону, но год всё же добавил. Отсидев три года, Артём вышел из тюрьмы. В этот раз его не сажали на шатл и не отправляли на какую-нибудь планету. Его просто выбросили за ворота тюрьмы, а дальше он должен был делать всё сам. А что делать он не знал. Нет, конечно, у него был план действий, но для этого нужны были деньги, а их-то как раз и не было.
    Он пешком добрался до ближайшего космопорта. На это у него ушло трое суток, трое суток пешего похода по пустыне без воды и еды. Всё это время он твердил одно и тоже. Дорогу осилит идущий.
    В космопорте он познакомился со стариком Клоссом. Старик был пилотом. Водил он свой грузовой шатл «Дракар». Клосс взял шестнадцатилетнего Артёма на работу, помощником. Через два года старик умер, а шатл достался его единственному наследнику Смолину Артёму. Так Артём стал полноценным владельцем «Дракара». В то время это был едва работающий шатл, но вскоре он стал очень даже ничего. Артём был молод и готовый к приключениям. Он быстро нашёл себе хороший и несложный заказ, перевёз полный грузовой отсек визоров и получил кругленькую сумму. Конечно, до тех гонораров, что получал старый Клосс, это была мелочь. Только вот Клосс тратил почти все деньги на оплату квартиры на планете Б3, на обучение дочери и алименты одной малолетней потаскухе, которую имел глупость оприходовать, а та дура подала на него в суд. И самое смешное, что дело-то она выиграла. Остальные билеты Клосс тратил на выпивку и немного еды, кое-что из билетов перепадало и Артёму. Вообще-то Клосс был строг и скуп, особенно до выпивки, Артёму доставалось совсем немного. Но старик умер, и всё оставил Артёму.
    Квартиру, которая также досталась Артёму, он продал и полученные билеты положил в государственный банк. Ни копейки он не отдал дочери Клосса, Рите. Артём был с ней знаком, они были ровесниками. Рита вообще-то была красива, блондинка, длинные ноги тонкая талия, высокая грудь, милое личико. Училась она в колледже, отличница. Артёму же было плевать на неё. Отличница, значит, пускай ищет работу и оплачивает своё обучение. Школа детской колонии всё же была великолепна. Хладнокровье и безжалостность ко всем окружающим стало его отличием. Он так и не узнал, что случилось с Ритой. Да и ему было глубоко плевать.
    Выполнив ещё два заказа у него было достаточно денег на полное переоборудование борткомпьютера. Потом он накопил денег на вторую обшивку. Следующим была полная замена двигателя, далее смена турбины, новое кресло пилота. Вообщем от «Дракара» осталось только название и документы, и то с исправлениями, правда, официальными. Шатл теперь легко переносил дальние переходы. Потом Артем, дав взятку одному человеку, а точнее краснолицему, он получил разрешение на установку двух плазменных пушек и одного лазера. Ещё он уже совсем законно получил разрешение, на ношение ручного оружия и в это же день купил себе два ручных скорчера, на подобие тех, что носят патрульные.
    Девятнадцатилетний Артём стал жить, так как захотелось ему. Только жить ему тихо не хотелось, он всегда входил во всякого рода авантюры и с достоинством из них выбирался. Вот уже шесть лет он бороздит космос, перевозя всякого рода товары. Как легальные, так и нелегальные.
    Он встал с койки. Подошёл к решётке и позвал охранника:
    -Я, извиняюсь, но сколько времени? И когда меня должны выпустить?
    -Подожди её час.
    -Эх, блин. Я ж так задержу свой шатл, мне потом ещё за день платить придётся, ты ж знаешь местные закон. У меня в документе написано, что мне надо убрать шатл до семи утра, а настенные часы показывают половина седьмого, - Артём просунул руку сквозь решётку, и показал указательным пальцем на висящие на стене часы. – Позови главного, я тебя очень прошу.
    -Сиди, через час главный придёт и может быть тебя выпустит, - коротко ответил охранник, и надвинул на лицо забрало шлема, показывая, что разговор окончен.
    -Как так может быть. Меня задержали в нетрезвом состоянии, меня обязаны выпустит, - где-то в глубине Артёмвого разума посилилась тревога.
    -Заткнись!
    Артём сел на нары и задумался. Что-то здесь не так. Но вот что? Хорошенько подумав, всё же решил не скандалить и подождать, пока придёт главный и расспросить его. Всё равно этот тупой боров-охранник ничего не знает. Так он просидел ещё минут сорок, потом в комнату вошёл одетый в доспехи сержант, вроде бы тот же что и забрал его вчера из «Флибустьера».
    -Вставай, - сержант постучал дубинкой по решётке.
    -Я надеюсь вы пришли чтобы выпустить меня? – Артём встал на ноги и дружелюбно улыбнулся в лицо сержанту.
    -Нет, ты задержан по подозрению в убийстве, - сержант вставил ключ в замок. Провернул и тут же получил сильный удар кулаком в лицо. Он отлетел в сторону и упал на пол. Артём кинулся на сидящего в оцепенении охранника, тот даже не успел встать со стула, а Артём ударом ноги уронил его на пол. Тут же раздался громкий и мерзкий шум сирены. На потолке словно из неоткуда появились четыре многоствольных пулемёта, и все они уставились на Артёма.
    -Смолин стоять. Вы находитесь в мёртвой точке, дверь заблокирована. Вам не уйти. Лучший выход – сдаться, - голос из встроенных в пулемёты раций предостерёг Артёма.
    Смолин поднял руки. Через мгновение дверь открылась, и в неё вбежало десяток вооружённых патрульных. Артёму заломили руки, и заковав в наручники повели по коридору. Вели его долго, иногда подпинывали сзади, чтобы быстрее двигался. Наконец его привели к двери с надписью: «Генерал Вернер Бикс».
    Артём слышал о нём, но никогда до этого не видел знаменитого генерала. Бикс оказался пожилой мужчина. Ему было уже за шестьдесят. Несмотря на возраст Бикс был широк в плечах, спина не была согнута, все зубы были белые, на лице было много морщин, но он только украшали его. Волосы были седы. Артём сразу же понял, кого ему напоминал Бикс, его отца. Такой же статный и не согнутый возрастом человек. Только примерно так же отец выглядел в сорок два года, а Биксу сейчас шестьдесят с лишним.
    -Сядь! – голос Бикса указал пальцем на табуретку. – Ты уже знаешь в чём тебя обвиняют.
    -Да, но…
    -Заткнись! Вопрос был риторическим. Вчера ты убил двоих патрульных. Не пытайся оправдываться. Есть свидетель, есть видеозапись. Ты попался с поличным. Я задам тебе один лишь вопрос, зачем ты убил их?
    -Я никого не убивал.
    -Уведите этого сукиного сына отсюда. Он заслужил высшей меры наказания.
    Артёма взяли за подмышки. Он не упирался и не пытался вырваться. Он знал, что может уйти отсюда, но кто знает, может тогда-то уж точно на нём появится парочка, другая убийств патрульных. Надо было всё обдумать, это какое-то недоразумение.
    Тем временем его вытащили наружу. Бесцеремонно закинули в кузов грузового транспорта, там его ждало несколько людей из ГСВ. Каждый направлял в него ствол импульсной пушки. Эта машина с расстояния в триста метров отрывает человеческую голову. Мало, чья фантазия могла нарисовать то, что произойдёт с человеком, если в него выстрелить с пяти сантиметров. Артём же представил всё это в самых ярких красках, только такую картину ему нарисовала не фантазия, а память. Он улыбнулся гсвэшникам, таким образом показывая, что он не такой уж и плохой парень. Не помогло. Стволы так же тупо смотрели ему в лицо.
    Ехали они примерно десять минут. Машина остановилась, и дверь кузова открылась. Тут же в Артёма уставилось три ствола всё той же ИП. Артём закатил глаза.
    -Вы мне льстите, - прошептал он.
    Его под пристальным присмотром стволов импульсной пушки, довели до маленького шатла. На самом корабле было семеро гсвэшников и двое пилотов. Его засунули в камеру. Камера представляла собой угол, примерно пять квадратных метров, огороженный толстой решёткой. Его пристегнули пятью цепями к торчащим из стен кольцам.
    -Что-то вы стали слишком осторожными.
    -Молчи падаль, - и тут же Артём получил сильный тычок в живот.
    Примерно через пять минут милый компьютерный голос поприветствовал пилотов и пассажиров шатла. Артём ухмыльнулся, он уже давно хотел поставить себе голосовое управление и говорящего автопилота, но всё никак руки не доходили, а теперь может и вообще не дойдут. Загудели стартовые двигатели. Пилоты и охрана уселись в кресла и пристегнулись ремнями. Милый женский голос сказал «один», а потом «пуск». Раздался взрыв и шатл пошёл вверх. Началась болтанка, Артёма швыряло от стены к стене. Он ударился головой об стену, потом ещё и ещё. Но через несколько минут, тряска стала слабеть. Автопилот стал отсчитывать десять секунд, до включения маршевых двигателей. Сейчас-то и произойдёт всё самое интересное!
    Артёма, повисшего на цепях, с разбитой головой и только-только сумевшего подавить в себе тошноту, бросило назад и буквально вдавило в стену. Он попытался закричать, но челюстные мышцы не слушались, и рот так и остался приоткрытым, а гортань не могла протолкнуть воздух. Из его перекошенного рта только и вырвался жалкий хрип.
    Всё тот же ангельский голосок сообщил о начале перехода от первой космической1 скорости ко второй2. Через несколько секунд переход был закончен и начат переход к третьей3. И вот в одно мгновение всё кончилось. Артёма обвис на цепях, удерживая рвоту. Но долго он не продержался.
    -Вот урод, пол мне в шатле загадил, - пилот ввёл координаты и повернулся к висящему на цепях Артёму.
    Артём промолчал. Тело начало восстанавливаться и он почувствовал лёгкое головокружение. Но и оно не длилось слишком долго, вскоре он просто уснул.
    ***
    -Подъём!!! – чья-то нога толкнула его больную голову. Ступня большого сапога больно упёрлась в болячку на его голове.
    Артём приподнял голову и посмотрел на человека стоящего в камере. Высокий и широкоплечий мужик, в форме майора. На лице густые усы, и один шрам на щеке. Артём сразу же узнал след пиратского скальпеля. Это такой длинный меч, с очень тонким лезвием. Редчайшее оружие, стоит бешеных денег. У Артёма был шрам от этой игрушки, от правого плеча и до левой части копчика.
    Пять лет назад он столкнулся Джонни Плотником и двумя его головорезами. Одного из быков он сразу же уложил из своего скорчера. Но оружие было не заряжено, батарейки только-то и хватило на один выстрел. Второго он поймал за руку и когда уже её доламывал, Плотник подлетел сзади. Артём почувствовал это и рванулся вперёд, но лезвие его всё же достало. Одет он был в тёплую куртку, внутри обшитую титановыми пластинами, но лезвие всё же добралось до плоти. Рана была существенной. Плотнику удалось улизнуть, а вот второго он успел добить, и когда дотянулся до его бластера Плотник уже скрылся в тёмном переулке.
    Вот и у стоящего перед ним майором тоже красовался шрам от такой же игрушки, только длинной он был намного меньше. Зато на лице. Значит, всё же не успел он убрать голову, и лезвие полоснуло его. Это плохо, вот уж что-что, а лицо надо беречь. Правда и Артемова морда была не без такого же рода украшений, но это другая истории. А если быть точным, то это осколки стекла. Ещё в колонии его выкинули из окна, лицом вперёд, только лицо его встретилось с решёткой, а несколько осколков оставили приличные шрамы. Ходят слухи, что это осколки гранаты, или следы какой-то операции, по вживлению особых чипов. Артём лишь смеялся над такого рода слухами.
    -Стоять смирно! Шевельнешься, вон те трое выпустят в тебя три импульсных заряда, поверь мне, мало не покажется, - Артём поверил. Майор нагнулся, чтобы отцепить цепи.
    Под конвоем его вывели из шатла. Он осмотрелся и сразу же узнал это место. «Ксен» - космический крейсер, основная база сил охраны порядка в системе Х. Здесь базируется главный штаб, где и сидят те генералы, которые отдают приказы всем отрядам ГСВ и ПС. Кого ж это Артём прикончил, что его привезли сюда. Следователи с «Ксена» занимались очень громкими и серьёзными делами. Бикс сказал, что он убил двоих патрульных, значит его ждёт вышка. Смертная казнь? – или – Пожизненное?
    Вели его долго. Сплошные коридоры, заполненные людьми в форме и патрульными в доспехах. Множество дверей, со всякого рода замками. Здесь были и замки со сканером сетчатки глаза, и отпечатков пальцев, и двумя скважинами для ключей, да каких только замков не было, правда почти все двери были открыты и замки не активированы. Но Артём был уверен, что стоит ему только попытаться бежать, все эти двери сразу же закроются.
    Но вот его привели в комнату. На двери не было таблички. В самой комнате было темно, и только стоящий по середине стол был освещён голограммой неизвестной Артёму планеты. Он даже не утрудил себя рассмотреть изображение. Как только его завели в эту комнату, он понял, что его арестовали не просто так и далеко не по ошибке. Наверное, и носители с изображение того, как он расправляется с двумя патрульными существуют. Но он всё еще не понимал зачем всё это…
    За столом сидело двое. Оба в штатском. Один здоровенный детина, с бритой головой и бычьим затылком. Его Артём сразу же отбросил, явно обычный охранник, коих полно. Хотя может быть и не совсем обычный, но всё равно ерунда. А вот второй его заинтересовал. Неприметный мужчина, тонкая шейка, не запоминаемое лицо, обычные коричневые волосы, обычные карие глаза. Да и сидел он как-то по-обычному. «Слишком много обычного» - промелькнуло в голове Артёма.
    -Сядь, - майор толкнул его в спину. Артём медленно опустился на стул, майор стоял сзади.
    -Здравствуйте Смолин, - мужик так заинтересовавший Артёма подал голос, совершенно обычный голос. – Моё имя вам знать не стоит. Называйте меня Саймон.
    -Эка, какие мы все таинственные, - буркнул Артём и тут же получил удар по голове.
    -Вы не в том положении чтобы шутить, Смолин…
    -А я оптимист. Иду по жизни с шуткой в обнимку, - опять удар по голове, на этот раз значительнее сильнее.
    -Майор Смит, отложите свои варварские методы воздействия на арестованного для менее важных людей. Смолин нам нужен в целости и сохранности, - обычный вежливо улыбнулся Артёму. Тут-то до Артёма и дошло. Спецслужба, точно! Да уж у них свои «методы воздействия на арестованного», вгонят сыворотку правды, сразу всё расскажешь. А ещё могут голову к компьютеру подключить, всё узнают, а мозги после такой процедуры превратятся в дымящийся комочек, больше напоминающий использованный презерватив. – Я смотрю юмора у вас поубавилось, это к лучшему. Вас, надеюсь, уже оповестили о том, в чём вас обвиняют. Вы убили двоих патрульных. Убили холоднокровно. В принципе как вы это обычно и делаете. Не поднимайте бровь, мы знаем про вас достаточно. Вообщем зарезанные вами патрульные сейчас уже лежат в гробу, а люди с Кеоса сейчас подносят скромные букетики синтезированных цветов и приносят свои соболезнования родственникам погибших. У обоих убитых вам патрульных были семьи, дети, жёны, старенькие родители, милые домашние животные, и вы лишили эту семейную идиллию главы. Вас приговорят к смертной казни, а если повезёт к пожизненной одиночке, без выхода на улицу. Хотя почему я называю таковой приговор везением? Но ладно опустим формальности. Пока вы только подозреваемый, хотя некоторые люди обладают достаточно вескими уликами, но они пока не обнародованы.
    -Саймон, я порошу вас опустить всю эту вступительную часть. Я прекрасно понимаю, кто убил этих патрульных, так же чётко, я представляю какими уликами вы располагайте. Что вы от меня хотите? Говорите сразу. Не занимайтесь живодёрством, не тяните кота за хвост, - Артём поднял глаза на Саймона, и показал своё настоящие лицо, а не лицо какого-то там юмориста. Он показал ему тот взгляд, который можно было назвать его настоящим взглядом. Взгляд хладнокровного убийцы, человека привыкшего ко всему и даже больше, человеку пережившего это самое «всё».
    -Ладно, - Саймон на секунду запнулся, в его глазах промелькнула искорка изумления, сильно разбавленная страхом, это Артёму понравилось. – Меня послали сделать вам предложение. У нас для вас есть одна работа, она как раз для вас.
    -Уже теплее, продолжайте в том же духе Саймон, - Артём расслабился, он испугал этого клоуна, а это главное.
    -Посмотрите сюда. Это планета из системы А, А3. Если вы знайте историю, то вы, наверное, знайте название этой планеты.
    -Земля, - настал момент Артёма подпрыгнуть на месте. Земля – Родина человека, давно покинутая и никому не нужная. Жалкая, израненная планета. Планета превратилась в одну большую пустыню, с иногда встречающимися горными хребтами. Атмосфера не пригодна для жизни. Мёртвая планета.
    -Вот именно. Наша родная Земля. Так вот, посмотрите на это место. Этот хребет называется Новый Тянь-Шань или же Сиерра. Где-то вот в этом квадрате вы должны забрать один груз, цифровой носитель и маленький контейнер. Всё вместе, со специальным чемоданчиком для транспортировки, весит не один килограмм сто десять грамм.
    -И ради такой вот мелочи, вы убили двоих патрульных, подставили меня и устроили весь этот бал-маскарад, - Артём прыснул.
    -Это очень не простое задание, вы один из лучших пилотов, поэтому мы решили задействовать вас. Теперь сменим тему. У вас есть выбор, либо согласиться на эту работу, и по окончание её получить полное оправдание, либо отказаться и попасть на суд. Если вы согласны, то подпишите здесь и здесь, - Саймон подтолкнул к Артёму два бумажных листа и шариковую ручку. Откуда у них этот антиквариат?
    -Значит у меня выбор не большой. Надо выбирать между арестом с высшей мерой наказания и работой на спецслужбу. Надо подумать. А хрен, я привык выбирать из двух зол большее. Где вы сказали подписать?
    -Отлично, - Саймон посмотрел на две размашистые подписи и остался очень доволен. – А теперь детали. Вы сядете вот в этом квадрате1 и дойдя до скал, пройдёте вот по этому ущелью. Где-то в этом секторе2 вы найдёте люк ведущий в вентиляционную шахту.
    -Стоп, какую ещё шахту? Ни о какой шахте разговора не было, - Артём вдруг понял что попал в очень даже глубокую задницу.
    -Вот именно не было, а теперь будет. И так шахта эта принадлежит нашей лаборатории называемой «Сиерра», в честь хребта. Карту шахты вы получите позже. Пройдя через шахту вы окажитесь в жилом отсеке, отсюда вы дойдёте до главной лаборатории, заберёте груз и вернётесь тем же путём, что и пришли. На всё про всё у вас месяц. Сразу же оговорюсь, вся эта так называемая компания предпринята, из-за того, что неделю назад мы потеряли связь с «Сиеррой». Если это обычная неполадка на спутнике или ещё где, то вы смело удалитесь оттуда через парадный выход, до шатла вас довезут на местном транспорте и вы смело вернётесь сюда, если же там действительно что-то произошло, то тогда-то вам придётся использовать свои навыки выживания.
    -Замечательно…
    -Вы и ваша команда стартуйте завтра.
    -Какая ещё команда? Опять ваши сюрпризы.
    -Ах, да! Вот досье на каждого, пять человек.
    -Но ведь в моём шатле нет столько посадочных мест!
    -А вы летите на нашем шатле…
    ***
    «Танкевич Моисей Абрамович; пятьдесят пять лет; национальность еврей; закончил школу с красным аттестатом; поступил в ЦУФТ, центральный университет физических технологий, получил там степень бакалавра, там же отучился магистратуру и аспирантуру. Позже, получил кандидата, через три года защитился и стал доктором наук. После защиты, был сражу же принят на работу в спецслужбу. Является ценным работником. Физические данные: подвержен простудам, плохая сворачиваемость крови, хронический бронхит, недавно было подозрение на диабет, перенёс инфаркт . Имеет аллергии на цитрусы, пыль, солнце, шерсть. Не рекомендуются тяжёлые физические нагрузки, категорически запрещается поднимать тяжести, радикулит»
     «Джордж Хопкинс младший; сорок семь лет; чёрнокожий; закончил девять классов на планете К4, из системы К; далее обучался три года в колледже лечебной химии; в данный момент является фармацевтом, доктор наук; работает на правительство, занимается разработкой новых лекарств, руководитель одной из химически фармацевтической лабораторий. Хронические болезни: диабет. Аллергии отсутствуют. Не желательны сильные физические нагрузки.»
     «Морсо Лара. Француженка, двадцать три года. Особых научных заслуг не имеет, но является одним из самых талантливых биологов, взята правительством по программе «Юные таланты». Хронических заболеваний нет. Аллергии отсутствуют. Противопоказаний нет.»
     «Крис, фамилия не известна, прозвище Крыс. Девятнадцать лет. национальность не известна. Один из лучших хакеров. Считается одним из самых опасных компьютерных пиратов. Арестован за воровство в особо крупных размерах, позже завербован на службу в спецслужбы. Нарушенная нервная система, панически боится вида крови. Испорченная пищеварительная система.»
     «Майор Анжело Смит, прозвище Хаммерхед. Сотрудник спецслужб, работник отдела силового воздействия. Окончил военную школу, позже военную академию. Владеет особым видом рукопашного боя, составленного из трёх видов боевых искусств, айкидо, дзюдо, карате. С медицинской точки зрения абсолютно здоров.»
    «Шатл «Стрела», разработан на базе конвейерных шатлов SB inc.1. Несёт в себе кардинальные изменения двигателя и обшивки. Так же есть значительные изменения в борт компьютере, навигационная система улучшена, и несёт в себя более сотни функций недоступных другим системам такого образца. Одна из основных его особенностей, переход к третьей космической скорости за десять секунд. Так же на «Стреле» имеется последняя разработка плазменной пушки «Вандикатор». Это оружие представляет собой многоствольную и скорострельную установку, выпускающую сгустки урановой плазмы, скорострельность – десять выстрелов в секунду. «Стрела» несёт на себе четыре бомбы вакуумного взрыва, по три килотонны каждая. Так же на «Стреле» установлены две турбины, для медленных передвижений, по поверхности без радиоактивных следов, как следствие «Стрела» имеет четыре десятиствольных пулемёта, калибром 7,92 мм.»
    ***
    Смолин прибывал в плохом расположении духа. Только что прочитанные им досье, испортили и без того плохое настроение, окончательно. Он отложил пять папок в сторону и протёр глаза руками.
    «Надо всё обдумать. Посмотрим на создавшуюся ситуацию со стороны. Некто Смолин, оказался подставлен спецслужбой. Его обвиняют в убийстве двух патрульных. Имеются свидетели и видео доказательства. Смолину предложили работу, очень странную работу. Надо сопровождать команду из пяти человек на Землю, достать там какой-то груз и вернуться назад. Вознаграждение – свобода и очистка имени. Смолину не обещают ни денег, ни каких-либо ещё богатств. Только свобода. Вразумительно. В это можно верить, но учитывая слова некоего Саймона. Груз находится в центральной лаборатории некоего подземного исследовательского центра «Сиерра». Учитывая, что эта «Сиерра» находится на Земле, она очень даже секретна. Следовательно, о ней никто не должен знать. Получается что беднягу Смолина по приезд просто ликвидируют, наверняка вместе со всеми остальными участниками экспедиции. Отсюда вывод: Смолин, ты попал, причём попал очень даже сильно, увяз по самые кончики волос на голове».
    С такими мыслями Артём уснул.
    -Подъём!!!
    Возле камеры стоял сам Хаммерхед, собственной персоной. Артём смерил его взглядом. Ещё вчера, он достаточно хорошо рассмотрел Хаммерхеда, но, узнав, что он состоит в экспедиции, решил изучить его ещё раз. Высокий, чуть выше самого Артёма, длинные руки и ноги, весит не меньше сотни. Значит разность в весе не меньше двадцати килограммов. Толстые руки, мощные ноги, бычья шея. «Такую руку, так просто не сломать», – подумал Смолин.
    -Пошли, - щёлкнул замок, всё те же стволы импульсных пушек уставились на Артёма.
    Его выели на лётное поле. Там стол только один шатл. «Стрела». Не очень большая летающая коробка, с торчащими крыльями, висящим под брюхом «Вандикатором». Так же видны четыре задраенных люка, оттуда должны вылезать те самые многоствольники. Сам шатал, украшен щегольской надписью «Стрела».
    Из противоположенной двери, вышла группа людей. Артём сразу же узнал всех. Саймон, Танкевич, Хопкинс, Морсо и Крыс. Танкевич, толстый, облысевший с машинными глазами и постоянно потным лбом человек. Хопкинс, чернокожий человек, худой, даже скорее тощий, среднего роста, с круглыми очками. Крыс длинный, чуть ниже Артёма, худой, шея толщиной с артёмовсое запястье, в огромных очках аквариумах. А вот Лара Морсо его заинтересовала. Ростом не меньше метр восемьдесят, длинные ноги, высокая грудь, тонкая талия, аккуратные бёдра, лёгкая походка. Натуральная блондинка. Волосы заплетены во множество тонких косичек. Милое личико, только вот смотрела она на него с какой-то ненавистью. Но это не расстроило Артёма, он знал, что для неё он злодей и подонок. Да и для всех находящихся здесь он был таковым же. И что самое интересное он был полностью согласен с этой характеристикой.
    -Здравствуйте Смолин, это команда. Наверное, знакомство здесь будет излишним. Вы изучили их досье, они ваше. Так что перейдём к последней лекции. Ваша задача в сидении и молчании. От вас не требуется ничего.
    -То есть, я должен сидеть и молчать? Тогда зачем я вам вообще нужен?
    -Ни одна техника небезупречна. В дороге может случиться всё что угодно. Вы же лучших из известных нам пилотов. Если произойдёт сбой в борткомпьютере, то вы должны будете принять ручное управлении и довести шатал, до пункта назначения, но это ваша второстепенная функция, первой же является взлёт и посадка. – Саймон натянуто улыбнулся и как-то слишком добро посмотрел на Артёма. – И учти Смолин, - его голос вдруг внезапно понизился, - как только шатл перейдёт на третью космическую, ты перейдешь в камеру, и просидишь там пока майор Смит тебя не выпустит. Я знаю тебя как облупленного, и предусмотрел все твои возможные ходы. Только попробуй угнать шатл, сразу же превратишься в космическую пыль.
    -Ладно дорогой, я буду хорошим мальчиком, - Смолин мило улыбнулся и послал ему поцелуй.
    Шатл был просторным. Десять мест, включая место пилота. Все кресла кожаные, с крепкими и мягкими ремнями. Такое кресло помогает во время болтанки. Но такие кресла для мяса, такие люди как Артём не нуждаются в мягкой спинке. Артём сидит в куда как более жёстком кресле, с очень даже грубыми ремнями. Он знал, что всех участников, кроме Хаммерхеда, вырвет при наборе первой скорости. Сам он тоже рвал, но это было давно. Сейчас ему плевать на болтанку. А то, что его вырвало в тюремном транспорте, только для того чтобы расслабить тело, и было легче уснуть.
    Артём уселся в кресло пилота. Остальные расселись, по местам. Хаммерхед злобно зыркнул на Смолина. Артём улыбнулся. Здоровенный бык вояка, тупой и знающий лишь как выбивать дух из рекрутов. Артём уже взвесил всё и проанализировал всю ситуацию. Хаммерхед, наверное, нужен для ликвидации самого Смолина, ну и, конечно же, остальных участников экспедиции. Он не сомневался что на Земле их ждёт что-то не очень приятное. Конечно, что там ждёт его и остальную команду точно сказать нельзя, но он практически уверен в том, что он попал в очередной анус и теперь чтобы выбраться из него надо сделать нечто большее чем просто приложить нечеловеческое усилие.
    Лампочки панели управления заплясали в своём танце. Артём размял пальцы, положил руку на рычаг открывающий жерла турбин и вжал его до упора. Посмотрел на монитор, прикинул погрешность, которую совершит борт компьютер при входе в дырявую атмосферу Земли.
    -Добро пожаловать на борт нашего летающего гроба «Стрела». Я ваш пилот, штурман и весь обслуживающий персонал, Смолин Артём, от всего сердца высказываю свои соболезнования вашим родственникам. Наш шатл не имеет пакетиков для рвоты, так что если вам понадобится вырвать, делайте это прямо на пол. Если вас укачает, то вы можете не обращаться к обслуживающему персоналу, то бишь ко мне, так как это ваше дело, а мне глубоко плевать на ваши личные проблемы. Желаю вам хорошего полёта, но обещать его вам не могу, - Смолин нажал кнопку, включающую двигатели. Двигатель загудел. Сначала этот звук был очень слаб, но по мере разогревания двигатель переходил от слабого усыпляющего гула, к громкому, закладывающему уши шуму. Смолин надавил на рычаг и шатл рванулся в пространство. Шатл на стартовых двигателях, вылетел из чрева «Ксена», выплюнул огонь из маршевых и исчез в Рывке.
    Артём встал из кресла и спокойным шагом пошёл к угловому креслу, вокруг которого была установлена решётчатая коробка. Толстые прутья решётки, примерно пять сантиметров в диаметре, были под током. Смолину ничего не оставалось, как сесть в кресло и пристегнуться к нему, всеми ремнями. Перспектива быть поджаренным ещё до посадки, его совсем не радовала, а в том, что если он дотронется до прутьев его ударит током, причём вольт эдак пять или пять с половиной, конечно же, тысяч, он не сомневался.
    Хаммерхед довольно закрыл дверь решётки и нажал на кнопку, на пульте, который он достал из кармана скафандра. Смолин поудобнее расположился в кресле и прикрыл глаза. Со стороны можно было подумать, что Артём дремлет, но на самом деле он думал. Мысли о том что же ждёт их в Сиерре не покидали головы. Что же там делали яйцеголовые, какой сумасшедший эксперимент поставило правительство. Нашли шатл новой внеземной расы. Ну и что?! Уже сколько сотен лет люди и остальные обитатели вселенной живут вместе. Конечно, есть и агрессивные, но есть и мирные. Новым «видом», как говорят всё те же яйцеголовые, никого не удивишь. Тогда что?
    Он вздохнул и позволил себе уснуть.
    Тряска заставила его проснуться. Он открыл глаза и сразу же посмотрел в иллюминатор. Темнота. Значит, они ещё не входят в атмосферу. Шатл тряхнуло, потом ещё, и ещё. Удары сыпались со всех сторон. Артёму показалось, что какой-то гигантский кузнец со всего размаху лупит по их маленькому шатлику.
    Крыс заливался постоянным приступом рвоты, подпевал ему и Танкевич. Хаммерхед, Хопкинс и Лара держались, хотя под ногами Хопкинса тоже красовалось пятно, да и на скафандре тоже было достаточно пятен. Смолин подивился крепости Лары. То, что Хаммерхед выдержит тряску, он не сомневался, он наверняка участвовал в быстрых высадках на планету, а в транспортниках десанта всегда трясёт, очень сильно трясёт. А вот Лара ему казалось, должна была не выдержать. Но он, похоже, ошибся. Эта тонкая красавица, оказалась не какой-то там тоненькой веточкой, которую легко переломить. Скорее стальным прутом. Артём улыбнулся и покосился на Хаммерхеда, чего этот свинопас его будить вздумал. Неужто испугался какой-то тряски!?
    -На нас напали!!! Неизвестный шатл. Сильных повреждений нет, но боюсь, вскоре могут быть. Давай действуй!!!
    Артём двумя прыжками оказался возле борт компьютера и принял управление. Экраны показывали небольшой чёрный шатл. Никаких отличительных признаков. Больше всего он напоминал шатл военных, самый обычный истребитель. Только вот чего он к ним привязался, да ещё огонь открыл.
    -Какой урод отключил двигатели, мы же ща летим на скорости чуть быстрее звука, конечно в нас будут попадать!!! – Артём злобно покосился на команду. Все молчали, ну или почти молчали. Артём не дожидаясь ответа начал ускорение, но корабль отказывался переходить к Рывку. Двигатели категорически отказывались работать, так как они должны работать. Он пробарабанил по клавишам и на экране высветилась схема двигателя. Неполадок не было. Работа была оценена приемлемой для совершения Рывка, но он почему то отказывался совершаться.
    -Смолин в чём дело?! – Хаммерхед, похоже, единственный имел право разговаривать с Артёмом. – Что там случилось?!
    -Заткнись!!! – Артём уже перестал делать тщетные попытки уйти в Рывок и решил выйти из положения дедовским способом. Если тебя бьют, то и ты бей. Артём только подивился манёвренности «Стрелы». Шатл отлично слушался. Смолин одним быстрым движением пристроился под нападающего и стал сбавлять скорость.
    «Сбавление скорости чревато сбитием с курса, желайте ли вы продолжить?» - борткомпьютер выел надпись на монитор. Смолин даже не обратил внимание на сообщение. Он просто продолжил тормозить. Нападающий не ожидал такого манёвра и ушёл вперед, Артём поднял корабль на уровень с нападающим.
    -Анжело, надеюсь ты позволяешь мне открыть огонь из «Вандикатора»?
    -Стреляй, но если ты выкинешь какой-то фокус, то «Стрела» самоуничтожится! Учти!!!
    Артём принял ручное управление оружием и закрепив прицел на задних двигателях нападающего вжал спуск. Луч плазмы стал медленно прорезать броню нападающего шатла. Уровень ртути быстро сокращался. И когда бак опорожнился почти что полностью Смолин смог пробить только два слоя брони, оставался ещё один. Но на него ртути не хватит.
    Смолин поднял «Стрелу» и стал набирать скорость, а вот враг как раз начал её сбавлять. Артём пристроился к шатлу, так что люк выпускающий вакуумные бомбы, был прямо над дырой в обшивке. Артём рванул рычаг вниз и тут же поднял его наверх. Бомба приплавилась к раскалённым краям повреждённой обшивки.
    «Стрела» быстро поднималась над нападавшим. Смолин досчитал до тридцати, а потом нажал на кнопку детонатора. И тут же ушёл в Рывок. На этот раз «Стрела» послушалась и стала быстро набирать скорость, легко переходя барьеры между космическими скоростями. Где-то там взорвался напавший шатл. Смолин был уверен, что весь экипаж напавших уже превратился в космическую пыль.
    Когда «Стрела» достигла предела скорости, Смолин откинулся на спинку. Потом посмотрел на навигационный монитор, координаты оставались прежними, и он полностью успокоившись прикрыл глаза.
    -Что это было? – Хаммерхед посмотрел на Смолина, похоже, что этот солдафон что-то понимал в космической навигации, по крайней мере, по её разделу ведение боя на низких скоростях. В его голосе не звучало презрительных ноток.
    -Похоже на пиратов. Только они используют «Сеть», - Артём посмотрел на лицо Хаммерхеда. Тот явно его понял.
    -«Сеть»? – Танкевич приподнялся в собственном кресле. – Вы хотите сказать, что пираты владеют одной из последних разработок в области космического оружия?
    -Ага, - Смолин улыбнулся. – А как вы думайте кто главный покупатель всех этих новшеств. Неужели вы думайте, что всё оружие, разработанное военными, идёт только на улучшение армии. Отнюдь нет. Примерно третья часть всего конвейерного оружия отправляется в руки пиратов. В основном его используют каперы1. Вот и наш друг тоже похоже из той братии. Хотя сами каперы, частенько перепродают полученное оборудование на чёрный рынок, а оттуда оно попадает в руки к таким видным личностям как Плотник, Акула или Железный Рут.
    -Хватит болтать Смолин. Ты конечно молодец, я отмечу этот твой подвиг в отчёте по возвращение на «Ксен», а пока марш в свою камеру. Я разбужу тебя, когда мы начнём входить в атмосферу. – Хаммерхед, похоже, полностью оправился от произошедшего.
    Артём вернулся в камеру и быстро уснул.
    ***
    За время полёта больше ничего не произошло. «Стрела» рассекала пространство и подобно своей тёзке пущенной из лука неслась к своей цели, Земле. Артём привыкший к таким перелётам, выработал в себе привычку спать во время полёта. Он спал шесть часов, потом бодрствовал три часа. Потом опять спал шесть часов, потом опять бодрствовал. Вот во время такого трёхчасового отдыха от сна, у Артёма вышел интересны разговор с Ларой.
    Вы мне не поверите и просто не поймёте.
    В космосе страшней, чем в дантовском аду.
    По пространству мы прём на звездолёте,
    Как с горы на собственном заду.2
    Смолин тихонько пел, покачивая головой. И тут он заметил что Морсо не спит, и даже прислушивается к его пению. Он остановился, приподнял бровь. Что-то вспомнил и стал просто читать стихи.
    Я вас люблю, - хоть я бешусь,
    Хоть это труд и стыд напрасный,
    И в этой глупости несчастной
    У ваших ног я признаюсь!3
    -Такие стихи вам наверное нравятся больше, - Смолин глянул на Лару. – Наверное такая особа как вы любит романтику, а не всякую дребедень из репертуара убийцы и грабителя?
    -Вам не кажется что вы нарушайте субординацию. Может мне разбудить мистера Смита. – девушка нахмурила брови. Смолин чувствовал, что внутри неё сейчас идёт борьба, та же борьба что и в маленьких детях, когда им говорят «Нельзя!», им становится интересно, но одновременно они боятся наказания. Как правило, побеждает интерес, и Артём был уверен что и данном случае победит он, интерес.
    -Вообще, вы сами нарушили субординацию. Вы сами прислушались к моему пению, ну а я решил завести разговор, коли запреты уже переступлены. Лично мне будет приятно заполнить пространство свободного времени разговором с образованной и очень даже красивой девушкой, коей вы являйтесь, - Смолин посмотрел на Лару, та покраснела. Только вот покраснела она от злобы или от смущения сказать было сложно.
    -Смолин, расскажите мне о себе? – она вдруг как-то вся переменилась, она вся стала обычной девушкой с горящими любопытством глазами.
    -Да что мне о себе рассказывать, я думаю, вы изучили моё досье, там излагается вся моя биография, а вот более углублённое изучение моего прошло, вряд ли вам понравится. Там нет ничего интересного, так живут большинство людей моего уровня. А вот я не знаю вашей истории. Все досье были очень короткими. Расскажите о себе…
    -Моя жизнь, по нынешним мерка, можно сказать удалась. Или, по крайней мере, на пути к этому. У меня прибыльная работа, здравствующие родители, любящий молодой человек. Чего ещё нужно девушки для счастья? Ничего. Я счастлива. Но вот в один прекрасный день меня отправляют с командой людей на Землю, достать какой-то груз, - она вздохнула, а потом продолжила. – Наша команда абсолютно не подходит для подобной экспедиции. Два больных человека, один молодой хакер, с больной психикой, убийца, майор Анжело, - пожалуй единственный подходящий для такой работы человек, и я. И теперь у меня чувство, что вся моя жизнь катится в тартарары.
    -Примите мои искренние соболезнования. Мне действительно очень жаль вас, - голос Смолина был полон жалости, слишком полон. – Как вы думайте, что ждёт нас там, в подземельях «Сиерры»?
    -Я навела справки, и узнала, что военные разрабатывают там какой-то новый вид или что-то в этом роде… Я провела анализ полученных мною данных, учла так же список требуемых веществ, и поняла, что они пытаются…
    -Лара, я всё вижу!!! Вы не имеете права разговаривать со Смолиным, без моего разрешения, а я такого разрешения, кажется, не давал. – прошипел Хаммерхед, он не открывая глаз направил ствол своего скорчера на Смолина.
    Артём улыбнулся этой дешёвой штуке. Только новичок может подумать, что Хаммерхед видит и закрытыми глазами, и выстрели он сейчас из своего скорчера, то непременно попадёт в него. Артём же видел, что ствол оружия смотрит на него, только очень условно. Но всё же подмигнул Ларе и откинулся на кресле прикрыв глаза, дав таким образом понять что разговор окончен.
    ***
    В атмосферу они вошли легко. Смолин аккуратно посадил шатл возле скал. После разговора с Ларой, Смолин не перемолвился и словом с командой. Только пару раз просил Хаммерхеда выпустить его по природным делам.
    Они надели скафандры для выхода на поверхность. Воздух на Земле всё ещё был, только сильно загрязнённый и дышать пришлось через фильтры. Но это было к лучшему. Артёму совсем не улыбалось лазить по скалам с огромным баллоном воздуха. Костю мы же были очень даже удобны. Облегающие, термостойкие, водо- газо- и ядонепроницаемые. Маска была оснащена забралом с встроенными приборами, ночного и теплового видения.
    Во время входа в атмосферу, все иллюминаторы закрылись толстыми стальными щитами, веками, а после посадки так и не открылись. Смолин сажал «Стрелу» по монитору. Но настоящую красоту Земли они всё же увидели только после того, как открылась люк. Песок и камни, камни и песок. Температура около шестидесяти градусов по Цельсию. Ветер гоняет волны по песчаному морю, хотя нет, не морю, океану. Мало что может выжить в этих условиях, хотя и здесь, наверное, найдётся своя жизнь. Уровень радиации высокий, но приемлемый. Первым на песок встал Хаммерхед, затем Хопкинс, дальше шёл Смолин, а в спину ему смотрело три ствола, два скорчера в руках Лары и Крыса, и одна импульсная пушка у Танкевича. Анжело и Хопкинс были вооружены теми же импульсными пушками, что и Танкевич.
    Высокие скалы подпирали собой небеса этого Богом забытого мира. Люди покинули Землю очень давно. Примерно пять тысячелетий назад. Хотя, судя по стихам что, читал Смолин, какая-то память о прежней жизни землян сохранилась. Высокие и неприступные скалы Сиерры стояли, словно древние богатыри, охраняющие вход в пещеру с сокровищами. Только Смолину не очень хотелось лезть за теми сокровищами. Они дошли до скал и увидели узенькое ущелье, по которому и предстояло идти. Стены-скалы были ненадёжны, голова так и поднималась наверх, посмотреть на нависшие булыжники. Шириной ущелье было как раз для одного человека, и широкоплечий Хаммерхед шёл часто ударяясь плечами об стены. Шли они долго. Примерно сутки, но прошли не мало, примерно пятьдесят километров. Смолин думал что кто-нибудь расколется раньше, но все шли молча. Но вот в начале пятьдесят первого километра Крыс взвыл.
    -Я больше не могу. Давай отдохнем, полчасика и пойдём дальше, - он сел на камень и посмотрел на команду. Было очень сложно определить, на кого он смотрит, чёрное забрало полностью скрывало лицо.
    -Ладно, сделаем привал. Три часа. А потом опять в путь. – Хаммерхед тоже присел.
    -Надо идти. Я чувствую что шахта рядом, но если мы будем тащится по этой щелочке, мы не дойдём до неё и за год, - Смолин вдруг поднял опущенную голову. – Нам надо всего лишь перемахнуть через эту скалу. Вон за тем поворотом стена, примерно сорок метров, если залезть на неё то мы выйдем прямо к шахте. А вот стоять на нельзя. За нами следят, и это точно.
    -Смолин заткнись и отдыхай. Кто может следить за нами, здесь вообще нет ничего живого! – Хаммерхед встал с камня.
    -Ты знаешь, твоё прозвище полностью тебе подходит. Ты такой же тупой как и молот! – Артём ткнул пальцев в Анжело. Тот сделал выпад рукой, но Артём увернулся и отскочив встал в стойку. Тут же ему в висок упёрся ствол импульсной пушки.
    -Послушай меня, объясни свои чувства и докажи нам, что за нами следят, тогда я лично пристрелю того кто захочет пойти дальше по ущёлью. Но пока я не вижу веских доказательств. – Хопкинс уверенно держал импульсную пушку и похоже он не побоится пустить её в дело.
    -За нами следят. Это точно. Под нами находятся коммуникации «Сиерры» и вот по ним-то за нами и идёт что-то. Что я не знаю. Самое противное, что как только мы остановились оно стало прогрызать землю и теперь на всех парах рвётся вверх. И, импульсная пушка здесь не поможет, - Артём присел на корточки и положил руку на землю.
    -Всё это чушь собачья!!! – Анжело поднял ствол пушки, и тут сверху покатились камни. Три небольших камня упало в песок застилающий ущелье, словно ковёр. И тут же из песка вырвалось щупальце и схватило крыса за ногу.
    Хакер завизжал совсем по девчачьи. Щупальце потащило его. Но Хопкинс не колеблясь выстрелил в него. Песок и стены ущелья тут же забрызгало тёмно зелёной слизью, а обрубок щупальца исчезло под песком. Пятеро даже не успели переглянуться, как из песка вырос целый лес щупалец. Хаммерхед стал браво отстреливать «деревья» вокруг себя. Все остальные сбились в одну кучку и встав спина к спине стали палить во все стороны. Но импульсные пушки здесь были бесполезны, они отрывали щупальца, но были слишком медленны. Здесь в самый раз подошёл хотя бы одни пулемёт со «Стрелы». Вместо отрубленных щупалец вылезали другие.
    Смолин первым прыгнул на стену и зацепившись за выступ полез вверх. Он словно большая кошка прыгал от выступа к выступу. И через несколько секунд оказался уже достаточно высоко, чтобы невысокие «деревья» живого леса не смогли его достать. Следом за Артёмом полезли и Хопкинс и Лара. Потом полез Крыс, следом Танкевич. Хаммерхед последним отступал с поля боя. Как только щупальца перестали доставать до Хаммерхеда, они исчезли в песке.
    -Ну чо Хопкинс, теперь тебе достаточно доказательств! – Смолин одной рукой зацепился за выступ, а ногами стоял на ещё одном. – Теперь придётся по стене ползти. Вон смотрит щель, какая есть. Можно зацепится и вися ползти до поворота, а там наверх через завал.
    Они медленно но верно стали продвигаться тем самым методом, который предложил Артём. Жалких сто метров до поворота они проползли минут за двадцать. Руки Смолина стали уставать, о том, что творилось с руками Крыса, Артём запретил себе думать.
    Они добрались до завала.
    Смолин был прав, это был самый настоящий завал, примерно сорока метров в вышину. Ни один камень здесь не был надёжен. Легкие Крыс и Лара, наверное, смогут пройти эту преграду без особых проблем, но это при условии, что они будут достаточно тренированны. Но тренировки им не доставало. Смолин пошёл первым. Он безошибочно выбирал более или менее надёжные булыжники. Но ни на одно из камней нельзя было задерживаться долго. Наверное до этого додумались все кроме Крыса.
    Он шёл вторым, и задержался на одном булыжнике, так как побоялся прыгать на следующий. Камень ушёл из под ног. Булыжник упал на голову Хопкинса. Двое покатились вниз. Хаммерхед успел схватить крыса и удержал его. А вот Хопкинс упал на песок.
    Тут же из наружу вылезло несколько щупалец. Обхватило Хопкинса и потащило вниз. Смолин оттолкнулся и прыгнул вниз.
    Приземлился на песок и присел словно пантера готовая к прыжку. В руке он сжимал самый широкий жгут из медкомплекта. Поднял с земли небольшой камень, обмотал жгутом и сделав нечто вроде кистеня. Щупальца, почувствовав вибрацию, от приземления Артёма, замерли. Тело Хопкинса лежало на песке. Щупальца насторожились.
    -Поднимайтесь и ждите нас наверху, - прошептал Артём в микрофон и его шёпот дошёл до всех, по общему каналу связи.
    Когда щупальца, не найдя Артёма стали деловито обвивать Хопкинса, Смолин прыгнул. Чудное оружие Артёма попало по самому началу щупальца. Именно там, по расчётам Артёма находились чувствительное место. Щупальца отпрянуло от Артёма и заметалось из стороны в сторону. Расчёты оказались верными. Артём стал молотить по щупальцам подбираясь как можно ближе к бесчувственному Хопкинсу. Он подхватил раненого, закинул на плечо и кинулся к насыпи. Он прыгал с булыжника на булыжник, не выбираю дороги. Камни уходили из под ног, но ещё раньше эти самые ноги уходили с камня. Смолин быстро поднимался вверх и через десять минут он уж оказался наверху.
    Их ждали. Крыс, сидел на земле опустив голову. Танкевич обнимал Лару, а Хаммерхед смотрел вниз. Когда Смолин поднялся, все кинулись к нему. Как только раненый Хопкинс оказался уложен на камни, Артём со всей силы пнул Крыса ногой в живот. Танкевич и Хаммерхед тут же вскинули пушки.
    -Ох, как мне не хотелось этого делать, - Артём толкнул ствол смитовского оружия в сторону, и заряд ушёл в камень, раздробив булыжник. А оружие Танкевича непонятным образом вдруг оказалось в руках Артёма. Приклад пушки ударил в грудь Танкевича. Артём одним движением оказался за спиной Анжело. Ствол ИП уперся в затылок Хаммерхеда.
    Танкевич всё ещё лежал, находясь в оцепенении, Крыс лежал, держась руками за живот, Лара сидела на корточках перед разбитой головой бесчувственного Хопкинса, Анжело не дожидаясь команд, поднял руки вверх. Последние двадцать минут доказали ему, что Смолин далеко не профан в плане боя.
    -Вот так вот. Теперь мы поменялись местами. – Артём выглянул из за головы Хаммерхеда. Он стоял за спиной майора, все остальные были впереди. Получалось, что между Артёмом и командой стояла пулепробиваемая стена, майор Анжело Смит. И видит Бог, что Хаммерхеду очень хотелось быть пуленепробиваемым. Ведь после слов Артёма, Лара вскинула свой скорчер. Анжело зажмурился, Артём знал это. Хотя и не видел его лица, как и остальные люди. Но он знал, что Смит боится, и когда девчонка вскинула скорчер, глаза неустрашимого майора зажмурились. Но девчонка не выстрелила, а нервы у Артёма были достаточно крепки, чтобы с перепугу нажать на курок. – Лара, золотце, положи игрушку, ты можешь ненароком поранить дядю Смита, и я очень боюсь, что эта рана окажется очень даже смертельной. А дяде Смиту, ох как не хочется умирать.
    -Пошёл ты Смолин, - прошипела Лара.
    -И так сейчас я объясню правила новой игры. Я становлюсь не арестованным, а полноценным членом команды. Мне выдадут пушку Хопкинса, ему она пока не понадобится. Мы сейчас находимся в не очень удачном положении. Если кто-то имеет что-то против меня, то я с удовольствием выясню с ним отношения, но только подальше от этой планеты. Вот выберемся, пожалуйста кидайтесь и пытайтесь меня убить. А пока, давайте жить дружно. Тебя, майор, это тоже касается. Ты только что пытался меня убить, ты выстрелил в меня, но промахнулся. Клянусь своим именем, я тебя убью, но потом. Сейчас лишняя пара рук для оружия нам пригодится. Ну что? Принимайте мои условия? Или мне убить этого тупицу прямо сейчас. А потом положить и вас всех, самостоятельно вытащить тот долбаный груз из лаборатории и списать ваши смерти на тех тварей в песке. – Артём проговорил всё спокойно и без нервов. Это тоже было одним из стратегических ходов, спокойный голос обезоруживал, внушал чувство, что твой враг полностью владеет ситуацией.
    -Хорошо. Но ты дал мне слово Смолин. У нас с тобой будет славная драка, - прошипел Хаммерхед.
    Артём опустил ствол.
    ***
    Это была даже не шахта, а люк. Выбить его не составило никаких проблем. Один заряд взрывчатки разорвал люк и открыл глубокий тоннель уходящий вниз. Вертикальная лестница уходила в темноту. Артём пошёл первым. Следом Лара, замыкал процессию Крыс. Хаммерхед и Танкевич остались наверху. Они должны были спустить на верёвках всё ещё находящегося в забвении Хопкинса. Верёвок должно было хватить. Лестница уходила вниз примерно на тридцать метров. Так было написано в плане вентиляционной системы «Сиерры».
    Когда ноги упёрлись в железный пол, Артём отпустил поручни, помог Ларе. Крыс спрыгнул сам. Потом они сообщили, что спустились благополучно и сказали, чтобы Танкевич с Анжело начали спуск Хопкинса.
    Лара и Крыс принимали Хопкинса, а Артём стоял с ИП наизготовку. Потом вниз спустились остальные. Когда Хопкинса развязывали он начал приходить в сознание. Рана на голове была не страшной, но болезненной. Сотрясение, разрыв мягких тканей. Шлем пробило основательно, но система защиты сработала отлично, и специальная пена быстро заполнила дыру в шлеме. Тоже новшество от правительства.
    Хаммерхед расстелил карту вентиляции. Приборы ночного видения работали отлично.
    -Итак, вот за этим поворотом есть выход в жилой отсек. Это примерно полкилометра. Осилим? – Хаммерхед поднял голову на команду.
    -Надо… – Смолин покосился на Крыса. – Но боюсь, эта размазня недотянет. Но и здесь оставаться нельзя. Вентиляция работает, слышите гудение. Значит, в отсеках есть воздух, нормальный воздух. Доберёмся до отсеков, там сделаем привал. Так что мышонок придётся тебе потерпеть. Если станет тяжело, скажи, я тебя просто пристрелю и разговор окончен. Я пойду первым, следом Танкевич, далее Хопкинс, потом ты Анжело, следом Крыс, Лара замыкает. Ну что тронулись?
    -Джордж, вы сможете проползти? - Лара посмотрела на Хопкинса.
    -Конечно, голова уже почти не болит, наверное, я осилю пятьсот метров.
    Впереди открывалась пасть широкой трубы примерно в метр диаметром. Артём затолкнул ИП, потом залез сам. Чуть впереди виднелся первый поворот, когда Смолин дополз до него, он почувствовал колебание воздуха. Вентиляция была исправна. Это обнадёживало, но не очень. При всей лёгкости и гибкости скафандров они всё же были не совсем удобны для такого рода перемещения. Артём полз, толкал впереди себя оружие и постоянно притормаживал, потому что остальные постоянно отставали. Самой большой обузой был Крыс, он постоянно ныл, жаловался на клаустрофобию и открывающиеся в такие моменты астму и язву. Ещё он говорил что Артём слишком сильно его пнул и теперь у него страшный спазм желудка. Так продолжалось достаточно долго. Но нервы у Артёма не выдержали и он взяв ИП направил его на торчащую голову Крыса.
    -Послушай меня насекомое. У меня нервы не стальные, я ща нажму кнопку, и твоя голова превратиться в одну большую дырку, и твои хваленые мозги полные таланта забрызгают здесь все стены, и людей. Но мне лично будет очень даже приятно счищать твои мозги с моего скафандра, потому что я буду осознавать, что больше не услышу твоего мышиного писка. Так что сделай одолжение, попробуй осуществить моё желание не слышать твоего мышиного писка, только так чтобы мне потом не пришлось чистить скафандр от твоих мозгов. Одним словом. Заткнись, - Смолин пожалел, что после него ползла Лара, а не Крыс, щас бы он с таким удовольствием съездил ему по морде ногой, и даже шлем бы не помог.
    Крыс тут же замолчал и продолжил нести ползти в полном молчание. Хотя его громкое сопение начавшееся как рык разъярённого бульдога, а продолжившееся каким-то жалким писком маленькой обиженной мышкой, всё ещё засоряло эфир. Но Смолин решил не обращать внимания на эту мелочь.
    Они уже проползли двести метров, когда Артём поднял руку, и прошептал в микрофон: «Стоять». Он приложил шлем к полу и прислушался. С минуту он лежал не подвижно, а потом проговорил: «Быстрее». Быстро пополз вперёд. Лара, не долго думая, поползла за ним. С трудом, удерживая его в поле зрения, Лара ползла за Артёмом. Она в жизни не тратила за один день столько сил и энергии. Она уже была на исходе, но никак не хотела сдаваться. Ей ни в коем случае нельзя показать, что она слабая и нежная девушка. Ведь хоть кто-то должен быть в их команде настоящим лидером. Хаммерхед был слишком злобен и туп, его удел стрелять, но никак не руководить. Крыс – лидер группы, звучит просто смешно. Танкевич, стар и болен, да и к тому же он даже говорить не может, так задыхается, хотя надо отдать должное крепится, молчит, терпит. Хопкинс, наверное смог бы стать лидером, но он ранен, и щас практически бесполезен, как только они доберутся до отсеков, он потеряет сознание, это она говорит как биолог. Единственный кто может справится с командованием группы – Смолин, но это человек загадка, никто не знает что у него на уме. Остаётся только она, Лара Морсо. И чтобы стать некоронованным лидером команды ей надо переносить все трудности, и не отставать от Смолина, но поспеть за этим человеком просто невозможно. В тоннеле он ведёт себя словно таракан, для него словно и нет этой узкой трубы, темноты и усталости. Она даже не слышит его отдышки, а ведь даже хваленый солдат Анжело начал дышать, как конь после бешеного длительного галопа.
    Последние сто метров для всех, кроме Смолина, были настоящей пыткой. Руки отказывались работать. Если в начале пути по вентиляции одним движением Лара преодолевала десять сантиметров, то сейчас она едва ли двигалась на один сантиметр. И всё же они доползли. Когда им оставалось ползти ещё примерно девяносто метров, Артём исчез из виду, но когда они свернули в очередной поворот то увидели свет. Подползли к открытому люку и увидели стоящего посередине комнаты Артёма…
    -Что здесь не ладно… - Артём стоял держа пушку в одной руке.
    -А может, ты нам скажешь, что именно? – в голосе Хаммерхеда слышалась явная ирония.
    -Пожалуй, не скажу, а покажу, - с этими словами Артём повернулся ко всем лицом и отошёл в сторону. На кровати лежало тело. Человеческое… наверное. Лица нет, только большое пятно застывшей крови. Шея изорвана, виден обрубок языка. Грудная клетка словно взорвана изнутри. Потом следовала полоска кожи, примерно в три сантиметра, а дальше разорванный живот. Внутренности отсутствовали. Одна рука висела на куске кожи и нескольких мышцах, другая валялась на полу, словно вся обглодана. Ноги были в таком же состояний что и руки.
    Крыса и Танкевича чуть не вырвало. Хотя наверное их бы вырвало, если бы было чем. Животы и всех уже были пусты, а после такого зрелища и есть не хочется. Артём подошёл к телу, взял с пола оторванную руку, осмотрел, покачал головой. Поднялся на ноги и повернулся к остальным.
    -Кто-нибудь мне объяснит, что здесь происходит? – в его голосе звучали стальные нотки. – Начнём с вас госпожа Лара. Вы не знайте, что здесь происходит. И учтите, я легко отличаю лож от правды, советую мне не врать.
    -Я ничего не знаю.
    -Чушь собачья! В корабле вы хотели мне что-то сказать. Вы сказали мне что что-то нарыли и сделали какие-то выводы. Так теперь поделитесь со всеми. Иначе, клянусь своими стальными клыками, я убью вас, - Артём говорил медленно и уверенно и в его голосе не было ни малейшего намёка, что он отступится от своих слов.
    -Я узнала, что в «Сиерру», поставляют в больших количествах энротсин. Это новая разработка военных химиков и биологов. Я участвовала в этой разработке. Энротсин – это вирус, который при попадании в кровь перестраивает цепочки ДНК и РНК. Я точно не знаю, к чему приводит заражение энротсином. Единственное что я знаю, так это то что, после первых же испытаний, его на живых организмах проект был заморожен, в связи с ненадобностью. Но наша лаборатория произвела энротсина в большом количестве, руководство долго думало, куда его девать, а потом пришёл приказ с высших уровней, что вирус надо выбросить в космос. За контейнерами пришёл шатл, но позже он пропал без вести. Но недавно я случайно подслушала разговор моего шефа с военным разведчиком и узнала, что все контейнеры оказались на Земле. Через два дня меня направили в командировку… сюда. – Лара присела на корточки и заплакала. Танкевич присел рядом пытаясь её успокоить.
    -Ясно. Как всё оказывается просто. Теперь послушайте меня, - Артём обратился к команде. – Когда мы ползли в вентиляции я услышал, шаги. Наверное, мы проползали над коридором, но это не принципиально. Это были даже не шаги, кто-то бежал. Потом этот кто остановился. Судя по отдышке это была женщина. А далее я услышал рык, глухой удар, и чавканье. Что-то преследовало женщину, она бежала, но, по-видимому, поняла, что не убежать, решила взглянуть смерти в лицо. Вообщем что-то её съело. Так же как и этого человека. – Он кивнул в сторону разорванного тела.
    Они решили не останавливаться на отдых в этой комнате. Света в отсеке не было, да и после увиденного все решили уж лучше оставить шлем на голове, как ни как защита. Артём осмотрел комнату с трупом и нашёл в ней два кухонных ножа. Анжело достал из ранца старенький скорчер, и протянул его Хопкинсу. Артём потянулся за ним предложив Хопкинсу ИП, но тот отказался, сказав, что ИП будет куда как более действенной в руках Смолина, нежели в его.
    Дверь комнаты открылась легко. Похоже, был отключён только основной генератор, а вот аварийные были на холостом ходу. Освящения не было, но двери работали. Первым в коридор вышел Хаммерхед, потеснив плечом Артёма. Следом вышла Лара, Крыс, Танкевич, Хопкинс, и последним Артём. Они подошли к двери напротив.
    В комнате никого не было. Хотя беспорядок был приличный. Шкафы опрокинуты, кровать сдвинута, стол перевёрнут, стулья валялись по углам. Артём открыл лежащий шкаф и достал оттуда дробовик и коробку патронов. Старую, пороховую двустволку, старые патроны. Смолин тут же зарядил оружие и повесил к себе на плечо. Там же он нашёл ремень с нашитыми кармашками для патронов. Он подпоясался ремнём, переложил все патроны из коробки в кармашки, заткнул за ремень найденные ранее ножи.
    -Вообще-то тебе не положено носить оружие, и ИП ты получил в качестве исключения, - прошипел Хаммерхед.
    -А мне если честно забить на все твои исключения. Судя по тому, что я здесь видел и слышал, любое оружие может пригодиться, а умирать я пока не собираюсь. Так что засунь свои запреты и исключения куда подальше, - Артём деловито продолжал обследовать комнату, и проговорил всё это как бы, между прочим. Потом он пододвинул кровать, оба шкафчика и стол к двери и соорудил нечто вроде баррикады. – Спать будем по очереди. Трое спят, двое дежурят. Потом двое спят, трое дежурят. Потом меняемся. На сон пять часов. Я буду в первой смене, вторым будет доброволец. Анжело спит. Потому что в следующем дежурстве нужен хоть один человек имеющий понятие о дисциплине. Хопкинс будет спать всё время, у него сотрясение мозга, ему нужен отдых.
    Дежурить вызвалась Лара. Артём этому не удивился. Эта девушка была как кремень, хотя всё она старалась быть похожей на ремень. Но когда она разревелась в соседней комнате, он понял, что всё время она была в маске бравой женщины. Но на самом деле же она была тонким человеком. Значит, первое впечатление было всё же правильным, она была тоненькой веточкой, пытавшейся казать стальным прутом.
     Все быстро уснули. Артём с Ларой сидели молча, хотя Лара всё время, что насвистывала себе под нос. Наверное, таким образом, она пыталась показать ему, что не спит. Артём улыбнулся. Эта девчонка (хотя, как он может называть её девчонкой, она же всего лишь на два года младше него), пытается казаться смелой и безрассудной амазонкой. Она пытается ни в чём не уступать Артёму. Хотя получается, надо сказать, у неё это плохо. Артём чувствовал её страх. Она боялась, причём боялась как самая настоящая девчонка. Она боится встретится с теми существами, что устроили здесь такой беспорядок. Она боялась не выбраться отсюда. А ещё она боялась его, Смолин Артёма. Правда, он к этому уже привык. Его часто боятся. А в этой команде его боятся все. В том числе и Хаммерхед.
    -Страшно? – Артём перешёл на личный канал, только он и Лара.
    -Очень, а тебе? – она явно нуждалась в разговоре.
    -Не буду говорить, что страх мне не ведом. Я боюсь, но если честно уже не так сильно, чем по дороге сюда.
    -А почему?
    -Понимайте Лара, когда я услышал чавканье, то понял, что враг осязаем, его можно потрогать, услышать, увидеть, а как следствие в него можно стрелять. Вот если бы здесь был какой-нибудь вирус, то тогда хуже, - Лара не ответила. В наушнике слышался её мерное дыхание. Девушка уснула. Но Артём не стал её будить, разбудит, когда настанет пора сдавать дежурство. Он знал, что не уснёт.
    ***
    Артёма разбудил богатырский рёв Хаммерхеда. Прошёл час после того, как Артём и Лара сдали дежурство. Лара поблагодарила Артёма по личному каналу и тут же снова уснула. Артём тоже погрузился в мир сна, без сновидений. В такие моменты сны не приходят. Он спал очень глубоко, и наверное стреляй из пушки прямо рядом перед ним он не проснётся, но это только казалось. Он мог не проснуться, если бы ему в ухо пел целый взвод десанта, организм сам умел отличать опасные шумы, от простых шумов. Крик «Подъём!!!», вырвавшейся из горла Хаммерхеда, организм различил как опасный, и потому Артём туту же встал на ноги и поднял ИП на изготовку.
    Кричать было от чего. В дверь что-то ломился. Чьё-то мощное тело билось об дверь, сталь пока держалась, но на долго её не хватит. Баррикада послужит хорошей помехой, но тоже очень кратковременной. Удары сыпались, чуть ли не каждую секунду.
    -Что это? Мамочки что это? – В эфире появился жалкий голосок Крыса.
    -Господи спаси и помилуй, - забубнил Танкевич.
    Остальные молча держали оружие направленным на дверь. Удары прекратились внезапно. Затишье. Артём знал, что враг не ушёл и даже не затаился. Он готовит какую-то особую атаку. Так оно и вышло. Скрежет. Звук, словно кто-то водит вилкой по тарелке, даже противней. Много противнее. Признаться, Артём думал, что враг скорее попытается пробить дверь своими когтями, но, похоже, тот, кто стоял по ту сторону выбрал несколько иную тактику. Нервы у учёных и компьютерного гения долго не выдержат. Перед Артемом встала дилемма. Либо открыть огонь (что ему казалось крайне неразумным, все те слова сказанные Ларе, о том, что врага можно подстрелить были лишь успокоительным, на самом деле он не был уверен, что ту тварь за дверью так просто пристрелить, если вообще возможно), либо… а вот что либо он пока не знал, но нужно было срочно придумать. Он завертел головой и нашёл. Вентиляция. Он подкатил кровать, запрыгнул на неё и сорвал решётку.
    -Давайте сюда! Быстро!
    Говорить дважды не пришлось. Все послушались, даже Хаммерхед. Первой в шахту залезла тоненькая Лара, потом Крыс, Танкевич, Хопкинсу пришлось помочь. Потом Хаммерхед попытался упереться и сыграть героя, но Смолин сказал ему пару ласковых и тот полез в трубу. Артём замкнул процессию.
    Стоило Артёму отползти каких-то пять метров, как из комнаты раздался грохот разлетающейся баррикады и громкий рёв, очень напоминающий рёв двигателя взлетающего шатла. Зверь бесился из-за потери добычи.
    Смолин подумал, что ему отчего-то не очень хочется встречаться с обладателем этого рыка. Он не успел додумать этой мысли, как сзади раздался жалостный скрежет сминающегося металла. Он обернулся и увидел, как сквозь тонкие стены вентиляционный шахты пробивались длинные когти, длинной с артёмовсое предплечье.
    -Шевелитесь вашу мать!!! – Артём заорал в общий эфир. Крик был не излишнем, команда встала и смотрела на когти быстро догоняющие их, но после крика Смолина они пришли в себя и поползли вперёд.
    «Неужели эта сволочь, так легко пробивает стены? Или их там много?». Артём повернулся на спину, приложил ИП к плечу, прищурил глаз, задумался, но только на мгновение, а потом выстрелил, выстрелил именно тогда, когда когти в очередной раз пробили шахту. Раздался, непередаваемы рёв. Но когти остались торчать в шахте. Артём развернулся на живот, перекинул ИП за спину и пополз вперёд.
    -Хаммерхед, слушай, мы сможем доползти до главной лаборатории по вентиляции?
    -Никак. Надо выбираться из этой трубы, лаборатория на нижнем уровне. А вентиляция, только на первом. На следующих тоже есть, но там отдельная система вентиляции, да и они к тому же очень узкие, не больше тридцати сантиметров в диаметре. Не пролезем. Мы щас только отдаляемся от лифта. Так что надо выходить отсюда, хотя… - тут майор остановился, что забубнил, а потом продолжил: - здесь недалеко выход к транспортнику, на нём можно и до лифта добраться. Только я вот не уверен, что там есть энергия, так что придётся в операторскую сходить, перевести аварийные на полный ход.
    -Ладно, сейчас ты веди нас к транспортнику, а там будем думать.
    Вентиляция работала исправно, но никто всё же не решился снять шлема. И правильно…
    Артём полз последним и поэтому среагировать толком и не успел. Это был звёздный час Хаммерхеда, который умудрился протолкаться вперёд и вести остальных. В наушниках вдруг раздалась ругань майора, а потом Артём услышал залп из ИП.
    -Чо там случилось? Хаммерхед ты жив, или надеюсь, нет?
    -Не надейся. Тварь какая-то на жабу похожа, размером с кошку крупную, из-за поворота выскочила, и мне в лицо кинулась, я её откинул, и из пушки разорвал. Все стены забрызгало, гадость, - дальше последовал монолог состоящий из военного мата. Анжело припомнил всех родственников жабы, заставив их заниматься, так сказать, продолжением рода, со всеми возможными и невозможными партнёрами, начиная от самого Хаммерхеда и заканчивая турбиной десантного транспорта.
    -Ладно, не останавливайся, ползи.
    Ползли они долго. Около часа. Артём знал, что если бы не эти черепахи, он бы уже давно был бы возле транспортника. Но выхода не было, и пришлось ползти со скоростью тормозящей черепахи. Но беспокоило его не это.
    Там, в коридорах и комнатах верхнего уровня, вдоль трубы вентиляции шло что-то. Артём не видел… это, но он чувствовал его присутствие. Тварь явно была умна, она запомнила урок с когтями, и теперь просто вела жертв. Даже не жертв, а еду. Артём не сомневался, что они всего на всего еда. Существо шло следом, а они ползли по шахте к транспортнику. Это было не правильно, надо было остановиться. Но другого выхода не было. Сам он наверное смог бы что-то сделать, но с этими ботаниками на ничего не получится. А поднимать панику не стоило. И поэтому он твёрдо решил столкнуться с тварью, возле транспортника и, учитывая, что он смог таки оторвать ей лапу, то, наверное, сможет и прикончить.
    Но вот и выход в комнату с транспортником. Артём почувствовал что, их преследователь остановился, в нескольких метрах. По-видимому, там была стена. Тварь ждала… Артём тоже ждал.
    Он вдруг почувствовал некую связь между ним и преследователем. Он учуял некое родство, между собой, Смолины Артёмом, и тем существом за стеной. Они оба были охотники, волки. Артём делил всё живое на четыре категории. Овцы, охранные собаки, пастухи и волки. Впереди ползли четыре овцы. Правда, они пытаются казаться чем-то более большим, чем просто источник мяса, но это только попытки. Хаммерхеда он отнёс к группе охранных собак. Такие вступают в бой, но дерутся они не за свою жизнь, а за жизнь овец, и потому иногда труся. Пастухом был Саймон, отправивший их сюда. А вот себя он считал волком, зверем вынужденным убивать, для того чтобы жить1. И вот та тварь, с которой ему предстояло столкнуться, тоже была волком. А когда два волка стоят друг против друга, то ничего хорошего в ближайшем бедующем у одного из них не предвидится, а вот дальнего у него уже не будет.
    -Хаммерхед, осторожно. Там нас кажись, ждут. Остальные прижаться к стене, я пойду вторым. Майор пойдёшь, только когда я подползу поближе, - похоже голова Смита была не совсем пуста, и та история с щупальцами всё же оставила свой отпечаток. Вообщем все послушались. Артём протиснулся (излишним будет упоминать, что проползая мимо Лары, Артём почувствовал некий трепет, исходящей от неё, сам же он привык в ситуациях, подобных происходящей откидывать все высшие чувства и полностью переключаться на инстинкты, главным среди, которых был инстинкт самосохранения) и только когда он полностью приготовился для того, чтобы одним рывком выпрыгнуть из трубы дал команду Хаммерхеду, чтобы тот выходил.
    Майор вылез из вентиляции, следом вылетел Артём. Он почувствовал, что тварь готовится к прыжку. Он посмотрел на перегородку. Стена из толстого чёрного стекла. Монстр пробьёт эту преграду играючи.
    Он окинул взглядом предстоящие поле боя. Большое пространство. Вдоль одной из стен, тянулся транспортник. Обычный вагон, зацепленный за рельс идущий вдоль потолка. Сзади ничего, кроме больших ворот. Впереди стеклянная стена, с готовящимся к прыжку монстром, по ту сторону. Последняя стена, противоположенная транспортнику, была вся усеяна объявлениями. Но новости пока не интересовали Артёма.
    Раздался звон. В забрало шлема ударили град осколков. Хаммерхед опустил оружие и поднял одну руку. «Дурак, - мелькнуло в голове у Артёма, который даже не дрогнул, когда их накрыла стеклянная буря. – испугался, что забрало не выдержит».
    Тело среагировало само. Глаза увидели большую тень, кинувшуюся на стоящего с поднятой рукой майора. Ноги оттолкнулись и рванули тело к почти что обречённому Анжело. Плечо сбило майора с ног.
    Когда они приземлились, Артём увидел монстра. Тело, покрытое иссиня-чёрной чешуёй, очень напоминающие тело леопарда, из сохранившихся ещё от Земной эпохи книг, только увеличенное раза в три. Собачья голова с маленькими светящимся синим глазами, раскрытой пасть и торчащим оттуда языком, больше напоминающим змею, у которой вместо головы стальной наконечник, два ряда зубов, длинные клыки-клинки. Сзади хвост, увенчанный шипастым, цилиндрообразным набалдашником. На лапах подобные клыкам когти. На спине большой бугорок, ожог. Артём живо представил, как на месте этого росла, подобно скорпионьему хвосту, нечто вроде щупальца, покрытая такой же чешуёй, что и всё тело, с лапой на конце, а на лапе красовались те самые когти пробивавшие вентиляционную трубу.
    На мгновение все замерли. Хаммерхед пока не мог понять произошедшего. А двое встретившихся «волков» стояли, смотря, друг другу в глаза. Артём готов был поклясться, что из глаз этой твари поднимались струйки синеватого дыма. В глазах монстра он читал, не тупую жажду сожрать его, Хаммерхеда, всех сидящих в вентиляции людей и вообще всех живых на этом свете. Нет, он там читал, жажду боя.
    Эта тварь хотела сразиться с этим человеком, так не похожим на всех кого она встречала раньше. Были люди пытавшиеся бросить вызов, этому мощному телу, явно созданном для убийства, но все они были лишь наглыми людишками, а вот стоящий напротив был другим. Они тоже несли в своих руках оружие изрыгающие смерть, но всё это оружие было сделано для убийства медленных людей, ни разу в него не попадали, а вот этот человек сумел нанести вред, оторвать лапу, но это ничего. Не в оружие сила этого человека, нет. В нём есть что-то чего нет во всех остальных. Что-то, что заставляет людей, да и не только людей, бояться. Это делает их сродни друг другу. Существо присело, готовясь к прыжку.
    Артём тоже сидел на напружиненных ногах. Он сделал ложное движение в право, и рванулся влево. Тварь разгадала его манёвр, но не сразу, и какое-то время Артём выиграл. Лапа с когтями просвистела в миллиметре от плеча. Артём выстрелил в упор. Заряд попал в левое бедро. Но чешую выдержала удар, хотя тварь отскочила, как ошпаренная.
    Они снова замерли.
    На этот раз, Артём не смотрел в глаза псу. Он изучал его тело. Искал слабое место. Глаза? Маленькие и наверняка, когда он попробует атаковать их закроются веками. Глаза были слабым местом, но до них надо ещё добраться. Рот? Тоже добраться будет не просто. Когда тварь только показалась, она открыла пасть и продемонстрировала свои клыки и язык, но сейчас челюсти были сомкнуты, и открыть их было практически невозможно. Будь у Артёма плазменная пушка, то он бы не думал, просто развалил бы существо на две половинки. Но плазменной пушки у него не было, а была только практически бесполезная импульсная. ИП оружие хорошее, но не против такой твари. Броня у неё что надо. Электронно-магнитный импульс при попадании расщепляет атомы организма, оказался совершенно бесполезным этом случае.
    Хаммерхед, наконец, разобрался в ситуации и не думая выпустил заряд в монстра. Его попадание не принесло видимого эффекта, кроме, пожалуй, того, что тварь развернулась к нему. Наверное, тут бы и закончился жизненный путь майора, если бы не Смолин. Он рванулся к твари, выхватив найденные ножи. Один нож добрался до цели. Лезвие вошли в покрытый тонкой чешуйкой ожог и проникли в тело существа. Артём отскочил от монстра вставшего на задние лапы. Тварь завыла. Хаммерхед кинулся к ней. ИП он упёр в плечо, видимо, он решил выстрелить с как можно меньшего расстояния. Но тварь ударила его передней лапой. Майор отлетел словно перо, подчинившееся порыву ветра.
    Артём подскочил к монстру. Подпрыгнул и во второй раз поразил ожог твари. Этот нож был длиннее первого сантиметра на три. Пёс издал странный звук, смесь воя, рыка и рыка. Затряс головой и рванулся в разбитое стекло. На повороте его занесло, и он боком врезался в стену, но не остановился и побежал дальше.
    -Достал, - удовлетворенно прошептал Артём.
    -Не понял…
    -Ты туп Хаммерхед и это факт. Нож достал до нервного узла в позвоночнике, - Артём поднял отброшенную ИП, - выходите! Нам надо ещё электричество включать. Света-то нет.
    Четверо людей в скафандрах вылезли из вентиляции. Судя по тому, как они часто поворачивали головы на Артёма, он понял, все видели драку с псом.
    ***
    Артём бежал. У него было мало времени. Очень мало времени. Надо как можно быстрее добраться до генераторов и включить электричество, потом вернуться к транспортнику. Он с трудом смог убедить Хаммерхеда отпустить его одного. Если бы не Танкевич и Хопкинс, то сейчас бы они всей толпой тащились бы по лабиринтам жилого отсека. Только на включение электричества они бы потратили несколько часов. Один же он преодолеет расстояние в несколько раз. Ведь он сможет бежать со своей скоростью.
    Пару раз ему приходилось, останавливаться, но не для отдыха. Он чуял (именно чуял, а не чувствовал) как впереди кто-то шевелится. Это были новые обитатели этой сверх секретной лаборатории. Призраки «Сиерры». Артём знал, что те, кто был впереди, были не такими уж и сильными врагами, как та собака переросток, но всё же решил не вступать в драку, а переждать. Вот он и останавливался. Пережидал.
    Но вот он добрался до входа в комнату с генераторами. Хаммерхед был столь любезен, что дал Артёму все ключи и пароли, и посему он беспрепятственно прошёл сквозь три двери, отгораживающих обычные коридоры жилого отсека, от комнаты с генераторами. Вход сюда имел лишь ограниченное число людей из обслуживающего персонала.
    После третьей двери Артёму открылся длинный коридор, ведущий к генераторам. Артём, не долго думая, побежал по железному полу. ИП он отдал Хопкинсу, а сам взял скорчер. Он подумал, что заряд в девятьсот вольт, будет более действенным, чем электронно-магнитный импульс. Артём не очень надеялся на встречу с той собакой, но отбрасывать такую версию было бы полным безумием. Так же у него за спиной висела старая, добрая двуствольная винтовка, с примитивными пороховыми патронами.
    Вот и сами генераторы, а точнее большие стальные коробки, обшитые резиной, закрывающие генераторы. Артём долго не задерживался возле этих гигантов, питающих весь верхний уровень током. Ему надо было в операторскую.
    Дверь была на петлях, таких Артём давно не встречал. Смолин толкнул дверь, та не поддалась, потянул на себя та же история. Тогда он просто пнул дверь. Замок не выдержал и дверь распахнулась. В комнате было темно. Хотя кое какие лампочки на пульте грели. Артём не осматривая комнаты подошёл к пульту, пробежал пальцем по кнопкам. Щёлкнул парочкой включателей, нажал какие-то кнопки. Загорелся монитор и появилась табличка, с требованием ввести пароль. Пароль у Артёма был. Длиннющая комбинация из букв и цифр. Экран мигнул и перед Артёмом появилась табличка в которую надо было ввести команду, а так же виртуальная кнопка «ВЫБРАТЬ КОМАНДУ». Он ткнул пальцем в кнопку. Экран опять мигнул и перед Артёмом встал список все возможных команд. Нужную ему он нашёл быстро, она была третьей в списке. «ВКЛЮЧЕНИЕ РЕЗЕРВНЫХ ГЕНЕРАТОРОВ». Монитор согласно мигнул, и через минуту в операторской загорелся свет.
    И только сейчас Артём заметил человека, а точнее труп. Он лежал в углу, склонив голову на бок, глаза были открыты, он словно смотрел на Артёма. Ободранный оранжевый комбинезон, заляпанный всякой всяченной, в том числе и кровью. Под комбинезоном была видавшая виды кофта синего цвета. То же вся в пятнах. На голове кепочка, с эмблемой «Сиерры». Гора в древнеримском венке. Ран не видно. Но Артём готов был поклясться, что этот человек был убит, а не умер от страха или своей естественной смертью.
    Артём присел возле трупа, заглянул в глаза. В глазах читался священный ужас. Такое чувство, что сюда заглянул сам Дьявол и забрал душу этого оператора. Но Артём не верил ни в Дьявола, ни в Бога, ни в какие ещё либо высшие силы. Он закрыл глаза покойного и вышел из операторской. Генераторы гудели и весь коридор был залит ярким светом от лам дневного света.
    Он припустился. Надо было как можно быстрее добраться до транспортника. Мало ли что взбредёт в голову Хаммерхеду, надо торопится.
    ***
    Свет появился неожиданно. Лампы загорелись, рассеяв мрак. Транспортник довольно загудел. Только сейчас Лара заметила большое пятно чёрной крови на полу, и такой же кровавый след в коридоре. Чудовище напавшее на Артёма и майора получило приличное ранение. А ещё она увидела большие пятна крови, уже человеческой.
    В этой комнате была бойня. Все стены забрызганы кровью. Но не было ни трупов, ни чего-либо ещё. Только пятна крови. Она сглотнула. Ей стало не по себе. Хаммерхед после драки с псом не внушал доверия, как защитник. Почему-то захотелось оказаться рядом с Артёмом. С тем негодяем и убийцей. Но Артёма рядом не было. Хаммерхед разрешил ему пойти одному включать электричество.
    Сейчас майор сидел в бешенстве. Он постоянно вспоминал Артёма в совсем не лесных фразах. Он раскаивался, что отпустил Артёма. Оказалось зря…
    -В транспортник!!! – он бежал. Оружие висело за спиной. Волосы прилипли ко лбу. Даже неутомимый Артём запыхался. И тут из того же поворота повалила Поток. Это была не толпа, не орда, нет… это был поток. Это был поток тех жаб, одну из которых Хаммерхед прикончил в вентиляции. И весь этот поток гнался за Артёмом. И настигал. Медленно, но верно.
    Первым пришёл в себя Хопкинс, он вскинул ИП и выстрелил в поток. Поток с чавканьем поглотил ЭМ-заряд1. Наверное, десяток жаб разорвало на части, но потоку было плевать на это. Что такое десяток, в сравнен с несколькими сотнями. Первое разумное действие сделал Хаммерхед. Он забежал в транспортник и включил навигатор. Остальные тут же забежали следом.
    Вагончик погружался в тоннель. Крыс кинулся в конец транспортника. Открыл заднюю дверь. Артём еле успел в неё запрыгнуть. Вагон ушёл в тоннель полностью. Жабы заполнили тоннель следом.
    Майор правил транспортом, поэтому Артём взял его ИП. Пятеро встали возле заднего выхода и палили из ИП и скорчеров. В потоке то и дело поднимались всплески тягучей чёрной слизи.
    -Смолин, у меня в сумке три напалмовые гранаты! - Артём опустил пушку и порывшись в сумке майора достал все три гранаты и швырнул их в поток. Раздался взрыв. Огненная гиена поглотила первые ряд патока.
    Транспорт хорошо набирал скорость и вскоре поток отстал…
    Артём сел на сидение. Он явно устал. Лара сильно удивилась, неужели это тело тоже имеет понятие об усталости. Артём поднял забрало. На его лице появились капельки пота. Кожа была раскрасневшей. Глаза закрыты. Смолин был первым кто решился поднять забрало.
    -Ты как? – Лара присела рядом.
    -Нормально. Щас только немного отдышусь. Давно так не бегал, - Артём улыбнулся, на его стальных клыках заиграли блики. – Я уже возвращался. Забегаю в большой зал, наверное что-то вроде комнаты общего отдыха, там и бильярд и игровые автоматы. Когда я бежал к генераторам там всё было тихо, но когда я оказался там во второй раз… Этих тварей там наверное несколько тысяч, они друг на друге, по десять штук. Жрут друг друга, и туту я. Ну я схватил кий, и сквозь них начал пробиваться. Еле выбрался и давай ломиться. А эти сволочи за мной. Ну а остальное придумаешь сама.
    Артёма слушали все, в том числе и Хаммерхед. Транспорт нёсся по рельсу. Но не было ни искры, ни скрежета. Всё работало отлично. Даже музыка играла. Весёлая такая, музыка…
    Ехали они минут пятнадцать. За это время Артём остыл и почти что восстановился. Говорил спокойно, без отдышки. Лицо приобрело свой нормальный цвет. Он посмотрел на индикатор ИП, нахмурился. Зарядов стало значительно меньше. Потом он осмотрел сам вагончик. Улыбнулся собственной мысли. Подошёл к поручню, осмотрел как крепко тот прикручен. Достал из рюкзака Хаммерхед маленький лазерный резак. Штука очень слабая, пригодна пожалуй только для вскрытия электрощитов. Но и здесь её мощности оказалось достаточно. Артём срезал себе трубу, примерно метр двадцать длинной. Достал верёвку, отрезал кусок, и сделал нечто вроде ножен за спиной. Таким образом, у него за спиной висела двустволка и труба. В руках он держал импульсную пушку.
    -Зачем тебе эта железка? Неужели ружья и пушки тебе недостаточно? – Крыс пренебрежительно кивнул в сторону трубы.
    Смолин не ответил. Он просто злобно зыркнул на компьютерного гения, и тот сразу же заткнулся.
    Транспортник прибыл…
    Они оказались в комнате, точь-в-точь как та, из которой они выехали. Только здесь было много трупов. Не меньше тридцати. Все были обгрызанны, обглоданы. В углу Артём увидел кучу помёта.
    -Это логов… наверное, нашего знакомого пёсика. Лучше как можно скорее спускаться вниз.
    Он подошёл к двери лифта. Нажал кнопку. Двери открылись тут же…
    -Господи… - даже Лара, насмотревшаяся на мёртвые тела и человеческие внутренности, не удержалась. Только Артём остался невозмутимым. На полу лежало восемь разорванных тел. У одного не хватало конечностей, у другого не было половины головы. Тела были изуродованы. Правда, это были скорее мумии, чем просто трупы. Но зрелище всё равно было ужасным.
    Лара покосилась на Артёма, который равнодушно шагнул в лифт. Её только оставалось гадать, что же он повидал за свои двадцать пять лет. Первые девятнадцать лет его жизни были известны, по крайней мере, поверхностно. А вот последующие шесть лет… Конечно, чему он научился в тюрьме и колонии тоже под большим вопросом, но вот как прошли последние шесть лет Смолина это тайна покрытая мраком. Говорят, что он был простым пилотом и перевозил грузы, но это было явно не всё. Он был слишком силён, слишком быстр и вообще он был намного лучше того же Анжело, хотя тот далеко не последний человек в разведке. Но до Артёма ему ещё далеко…
    Никто не стал перечить Артёму, и аккуратно ступая, вошли в кабину лифта. Дверь закрылась, и кабина с тихим шуршанием начала опускаться. Артём стоял, словно он спускался не в неизвестность, а на первый этаж обычной гостиницы. Что насвистывал себе под нос, смотрел на экран, на котором шёл отсчёт этажей.
    Лифт встал.
    Двери открылись.
    Шестёрке спускавшихся людей предстал тёмный коридор. Света здесь не было, хотя и стены не были забрызганы кровью и прочей гадостью. Не было здесь и мёртвых людей. Словно люди ушли отсюда, предварительно выключив свет. А верхнем уровне было видно, что там произошло что-то страшное. Разбросанная мебель, иногда встречающиеся пятна крови и тела. А здесь ничего такого не было. Всё стояло на своих местах. Хотя и было немного запылено.
    Артём почувствовал Запах. Так может пахнуть только смерть. Как бы банально это не звучало, но на нижнем уровне царила Смерть. Здесь не стояло трупного запаха, и воздух был совершенно нормальный, здесь не пролилось ни капли крови. Но здесь царило то, что ждёт каждого по ту сторону Жизни. Артёму оставалось только гадать, что же может затаиться в этих коридорах. Смолин готов был поклясться чем угодно, он бы был очень рад сейчас столкнуться с сотней собак, типа той, что на верхнем уровне, чем просто увидеть нового хозяина «Сиерры».
    Но их путь лежал перед ними и они шагнули в коридор…
    «Смолин… здравствуй… ты пришёл ко мне… ты пришёл… теперь ты станешь частью меня…» - голос, нет даже не голос а скорее хор голосов и женских и мужских заполнил голову. Здесь был и плач детей и хохот стариков, здесь был полный набор звуков издаваемых людьми. Кровь ударила в голову. За пульсировали виски. Артём почувствовал, как ускорилось сердце, как участился пульс, как температура тела стала быстро подниматься. Он затряс головой, но голоса не исчезли: «Артём… Артём… теперь ты будешь частью меня… ты неотъемлемая часть меня… ты пришёл ко мне…». Артём зарычал. Глаза заслезились, тело била мелкая дрожь, озноб.
    Несмотря на всё происходящее он продолжал идти. Он с трудом расслышал, как вскрикнул Танкевич. Как упало на пол грузное тело физика. Артём крепился и продолжал идти. Следующеё упал Крыс. Там же повалились и Лара с Хопкинсом. Только в отличии от Танкевича Лара, Хопкинс и Крыс упали на колени, потом на бок и скрутившись в комок орали что-то нечленораздельно, а вот Танкевич лежал без движения и без каких либо признаков жизни.
    -Анжело, - Артём с постарался перекричать голоса в голове, язык работал плохо, голос звучал глухо. – Анжело, вернитесь в лифт… Закройте дверь и ждите… меня… Я принесу контейнер… Оставьте Танкевича… он мёртв.
    Анжело развернулся, пошатываясь, подошёл к лежащей на полу тройке. Толкнул Хопкинса, тот с трудом поднялся. Смит поднял лёгкие тела Лары и Крыса и потащил их к лифту.
    Артём продолжил движение. Перед глазами всё плыло, ноги заплетались, сильно тошнило, но вырывать было не чем. Артём не ел уже давно. Но он был бы рад, не есть ещё втрое дольше, чем идти по этому коридору. Но надо было идти. Надо было достать тот контейнер и тогда он сможет поквитаться с этим Саймоном.
    «Отрекись… откажись от телесной жизни… приди в меня… стань частью меня… ты станешь непобедим… непобедим… ты сможешь поквитаться за всё… со всеми… всем за всё… Артём я знаю ты пришёл ко мне… я чувствую что ты идёшь ко мне… но ты идёшь не ради соединения со мной… так измени же свою цель… отрекись от всего что у тебя есть и стань часть меня…»
    -Нет!!! Иди прочь из меня!!! Пошло вон!!! Дрянь!!! – Артём почувствовал прилив сил. Голоса стали затихать, медленно уходить из головы.
    Последние что Артём услышал было: «Я возьму тебя силой!!!»
    После этих слов всё кончилось. Голоса исчезли, боль ушла, сердце восстановило обычную скорость, пульс стабилизировался, температура упала до нормы. О недавнем кошмаре напоминала только тонкая струйка крови, текущей из носа.
    Артём понял, что у него мало времени. Надо было бежать. И он побежал…
    Поворот, ещё поворот. Дверь, опять коридор и повороты. Артём стал уставать, так он давно не бегал. Даже когда за ним гналась стая жаб переростков, он не бежал так быстро. Двери, повороты, опять двери и опять повороты. Он бежал по наитию. Он знал, что там куда ему надо, там где хранится контейнер, именно там и свило себе гнездо, то что совсем недавно заполняло его голову. Он шёл по Запаху, Запаху Смерти. И чутьё его не подвело.
    Всё оружие сейчас было либо в кобурах, либо висло за спиной. То что ждало его за дверью с надписью «ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ» не боялось не электромагнитных импульсов, не разрядов в тысячу вольт, не свинцовой дроби. Нет оружия, которое сможет остановить Это. Артём остановился. Он думал, что теперь делать. Как он может одолеть то, что даже никогда не видел. Конечно можно ворваться в лабораторию и решать проблемы по мере их появления было неплохим вариантом. Но он чувствовал, что так нельзя. Хотя почему нельзя? Оно ждёт от него каких-то разумных действий, а он же поступит совершенно неразумно…
    Артём нажал на кнопку, дверь открылась. Значит и здешние генераторы работают на холостом ходу. Но Артём не думал об этом. Дверь открылась…
    ***
    -Анжело, что вы делайте? – Лара стола с застёгнутыми за спиной руками. Крыс сидел на коленях и ревел. Хопкинс лежал с пробитой грудью. ИП пушка сделала своё дело отлично. И теперь её ствол смотрел то на Крыса, то на Лару.
    -Ах, Лара. Вам не понять. Есть такое слово приказ, и я вынужден его исполнять. Саймон, поставил пере до мной задачу. Узнать что здесь происходит, постараться достать контейнер с последней разработкой «Нечто» и ликвидировать всех свидетелей. Я узнал что здесь происходит. Авария. «Нечто» вырвалось из под контроля и захватило «Сиерру». Пока что оно не взяло под свой контроль верхние уровни. Достать контейнер у меня не получится. Это сделать невозможно, по крайней мере, сейчас. Ну а третий приказ я уже начал исполнять. Танкевич не выдержал напора «Нечто», Хопкинса я уже убрал, остаётесь только вы с Крисом. Артём же останется внизу и погибнет. Вообще-то я планировал убить вас троих на «Стреле», но так как Хопкинс кинулся на меня, когда я нажал на кнопку «ВВЕРХ», вас осталось лишь двое. Убивать вас я пока не собираюсь, мне ещё может понадобиться щит от той собаки на верху. Это «Нечто» выпустило пса и жаб из клеток. Да кстати эти твари действительно инфицированные энротсином существа. Но я буду очень добр, и если вы двое сможете выжить до того, как мы поднимемся на поверхность, я отпущу вас, может быть вы сможете прожить ещё пару месяцев на матушке Земле, - Хаммерхед держал ИП направленным на Лару.
    Лифт поднялся на верхний уровень. Всё было так же, и только большой чёрный холм лежал по середине комнаты был единственным изменением. Пёс спал. Хаммерхед медленно ступая подошёл к транспортнику, а когда Лара и Крыс пошли за ним поднял палец.
    -Нельзя, собачку боюсь, разбудите. Я бы с удовольствием сказал до свиданья, но говорю, прощайте, так как свиданье вряд ли состоится, - с этими словами он нажал кнопку и транспорт погрузился в тоннель.
    Собака зашевелилась. Приподняла голову, приоткрыла глаза и увидела двух людей. Оскалилась и поднялась на лапы. Лара и крыс замерли. Они смотрели на пса готовящегося к трапезе. Похоже двуногие ему пришлись по вкусу. А следовательно ларе с Крысом оставалось жить считанные секунды.
    Но в обоих сейчас заговорил инстинкт самосохранения. Обоим захотелось жить, а не становится кормом какой-то дворняги переростка. Обоим стало как-то плевать на длинные клыки и когти. Лара сразу же вспомнила слова Артёма, если враг осязаем, то его можно убить. А эта псина была осязаема, её можно было убить. И Лара решил так и сделать.
    Пёс прыгнул, но опоздал. Лара и крыс отпрыгнули в стороны и собака влетела в кабину лифта. Лифт был грузовым, и псина там поместилась, даже место осталось. Но выпрыгнуть не успела. Дверь закрылась, и лифт пошёл вниз.
    Лифт встал. Похоже собака так сильно его раскачала, что тот застрял где-то на полпути.
    -Крыс, ты можешь открыть дверь лифта? – Лара посмотрела на дрожащего хакера.
    -Конечно.
    -Так открывай!
    Крыс подошёл к пульту управлением лифтом и стал зажимать по три кнопки. После третьего нажатия двери открылись.
    Шахта лифта уходила высоко вверх, и так же глубоко вниз. Где-то там внизу виднелась крыша кабины. Лара разбежалась и прыгнула на трос лифта. Крыс не долго думая прыгнул следом. Лара достала из-за пояса лазерный резак, который Артём отдал ей после того, как срезал себе трубу в транспортнике. Хаммерхед забыл про него, да и Лара вспомнила про него только несколько секунд назад. Трос, удерживающий лиф поддался лазеру. Через несколько мгновений он лопнул, и лифт ушёл вниз. А Лара с Крысом вверх.
    Когда они уже увидели потолок, раздался удар, и они остановились. Трос не дотянул до потолка примерно три метра. Лара облегченно вздохнула. Её очень не хотелось, чтобы их размазало по потолку.
    -Крыс, давай подниматься вверх. Где-то здесь должен быть выход из шахты, выберемся на поверхность, а там что-нибудь придумаем.
    Хакер не стал спорить. Похоже ему вообще было всё равно что делать. Лишь бы что-то делать. Так он хотя бы будет отвлечён от мыслей о близящейся смерти. Если не от зубов и когтей монстра, так от жажды.
    На верху виднелся люк. Они поднялись по верёвке, Лара толкнула крышку люка, та поддалась. Они увидели вертикальную лестницу уходящую вверх примерно на пять метров, а дальше светило Солнце.
    -А вот и свет в конце тоннеля, - Лара зацепилась за лестницу, полезла вверх…
    ***
    Они шли уже несколько часов. Лара абсолютно не знала где они находятся и в какую сторону надо идти. Только какие-то неуверенные подсчёты помогали сохранять надежду, ей казалось что надо идти на юг, а может на север. Она даже не знала в каком направлении света они двигались, но ей казалось что они идут туда куда надо. Но она не была уверенна.
    Крыс молчал. Не ныл, не ворчал. Только громко и тяжело дышал. Он жутко устал, но крепился. Ныть было бесполезно и хакер это понимал. Девушка идущая впереди была в том же положении что и он. Жажда стала о себе говорить. Да и голод начал выкрикивать первые фразы. Но у них не было ни воды, ни тем более еды. У них даже не было оружия, кроме лазерного резака. У них была только дымка надежды и лазерный резак. А этого явно не хватало.
    Лара поняла, что без Артёма им не выбраться. Но Артёма не было ни рядом, ни наверное в живых. Вряд ли он выжил там, внизу. Наверное, это самое «Нечто» уже убило его, так же как и Танкевича. Хотя если бы здесь был Артём, ничего бы не изменилось. Они бы всё равно не успели к взлёту «Стрелы». Хаммерхед, наверное, уже взлетает.
     Скалы. Они шли по скалам. Не спускаясь на песок. Те щупальца, с которыми они столкнулись в начале, никак не хотели выходить из головы.
    Горячее Солнце Земли уже начало клонится к закату. Когда они увидели шатл. Лара не ошиблась. Они шли верно.
    Шатл не взлетал. Он стоял. И даже когда Лара и Крыс подошли к нему впритык. Он оказался пуст. Значит, они обогнали Хаммерхеда. Или же он просто не вышел из «Сиерры». Что очень даже возможно.
    Крыс подбежал к бакам с водой и стал жадно пить. Напившись, залез в холодильник и стал доставать оттуда еду.
    -Много не ешь, а то потом сдохнешь от переедания. Это я тебе говорю как биолог. Лучше восстанавливаться потихонечку, - Лара улыбнулась и посмотрела на Крыса, накинувшегося на банку с консервированным мясом.
    Она не взлетала, так как не умела. Но инструкция имелась, и Лара с Крысом принялись её изучать. Одновременно поедая консервы.
    Дверь в шатл была закрыта. Они сняли скафандры и ходили в одних комбинезонах. У обоих они были запачканы рвотой. Ведь когда при виде трупов их начинало тошнить, они не поднимали забрала. И когда Лара приканчивала банку с консервами, в дверь шатла кто-то постучал.
    Крыс подошёл к двери и нажал кнопку «ОТКРЫТЬ». Лара даже не успела ничего сообразить. Когда Крыс отлетел в сторону и Хаммерхед вошёл во внутрь. Глупый хакер даже не подумал о том, чтобы предварительно посмотреть, кто там стучится. Хаммерхед выглядел ужасно. Забрало треснуто, скафандр был забрызган кровью, но не человеческой, на правой руку виднелась кровоточащая рана. Похоже, Анжело попал в переплёт и выбрался из него, правда не без потерь. Но скорчер он держал в левой, и палец уже лежал на курке. Лара зажмурилась.
    -Нет!!! – Крыс кинулся на Майора. Консервный нож блеснул в руках компьютерного гения. Анжело не успел среагировать. И Крыс вместе с Хаммерхедом вывалились из шатла. Майор подмял хакера под себя и стал молотить его кулаками. После первого же удара лицо хакера залила кровь, после пятого тот потерял сознание, а дожить до девятого он наверное и не успел бы, если бы не…
    Труба ударила в забрало. Анжело отлетел в сторону. И повалился на песок.
    -Здорово гнида, - Смолин Артём стоял во всей своей красе, сжимая в руках трубу. За спиной висела двустволка. Сам он тоже выглядел не важно. На ноге рваная рана. Сам скафандр черный от крови и копоти, - Ну чо мразь? Вставай! Я обещал тебе драку, так быть драке.
    За спиной Артёма раскрывался зев тоннеля. Узкая шахта чернела в десяти метрах от лежащего без чувств Крыса. Лара сразу же поняла, что Артём воспользовался одним из тоннелей. Но откуда у него карта, хотя Лара уже давно поняла что этот человек способен на многое.
    -Смолин, ты жив. – Хаммерхед встал на ноги и поднял руки в боевой стойке.
    -Да Анжело. Я жив. Я выбрался из той задницы, в которой ты меня оставил. Проект «Нечто», так кажется, называется эта гадость. Так вот даже эта сволочь не в состоянии остановить меня. Уж больно я живуч, - Артём стоял, опустив руки. Трубу он воткнул в песок. – Ладно Анжело к делу.
    Хаммерхед кинулся на Артёма. Тот отскочил в сторону и поставил подножку. Тело майора упало в песок. Артём подпрыгнул и обеими ногами приземлился на грудь майора. Анжело взвыл. Артём встал с орущего майора и взял трубу.
    -Надо бы оставить тебя здесь. Примерно через пять минут из шахты вылезет «Нечто» и сожрёт тебя, но я обещал убить тебя сам, так что извини, - труба взлетала вверх, а потом пошла вниз. Она пробила забрало и вошла в лицо. Наверное, если бы не треснутое забрало, то труба бы не пробила его, но он было треснуто.
    Артём взял на руки бесчувственного Крыса и затащил в шатл. Закрыл дверь. Снял скафандр и сел в кресло пилота.
    ***
    «Стрела» шла сквозь пространство, оставляя за собой огненный росчерк. Смолин установил автопилот. Шатл шёл прямым курсом на «Ксену». А Артём рассказывал Ларе и Крысу о том что с ним произошло…
    Когда дверь открылась, Артём увидел большую лабораторию. Везде были мониторы, пробирки, микроскопы и прочая научная ерунда. Сначала он не увидел ни какой опасности. А вот в середине лаборатории, в специальном углублении в столе лежал контейнер. То зачем они сюда прибыли. Небольшой цилиндр. Артём подошёл к нему. На цилиндре было написано «Проект «Нечто»». Он взял контейнер и уже собрался уходить, когда из тёмного угла вышла человеческая фигура. Он даже замер на мгновение. Это был его отец. Ещё не больной. Высокий, с бугрящимися мышцами руками. Одет он был в свой привычный наряд. Чёрную майку и джинсовый комбинезон.
    -Сын, ты отказался от Посвящения. Я пришёл к тебя чтобы отговорить тебя. Согласись соединится и мы снова будем вместе.
    Артём потерял дар речи. Человек, который научил его трём заповедям следуя которым Артём стал тем кем он стал сейчас предлагал ему совершенно безумную идею. Стать частью… вот частью чего Артём ещё не знал. Отец был столь реален, что Смолин чуть было, не согласился. Но в последний момент увидел на лице отца улыбку, которой не могло быть. Это была слишком хитрая и наглая ухмылка, отец так никогда не улыбался. И Артём сказал:
    -Пошёл ты!
    И не дожидаясь ответа кинулся из лаборатории. Тело превратилось в пятно тьмы. Пятно стало разрастаться. Артём понял, что не стоит позволять тьме догнать его и припустился. Тьма следовала за ним, гнала вперёд свои длинные хвосты, сотканные, словно из чёрного дыма. Артём добежал до лифта и увидел размазанное тело собаки и разрушенную кабину лифта.
    Он долго не думая влез в шахту лифта и стал подниматься по вертикальной лестнице (Лара хлопнула себя по голове, как же она могла забыть про эту лестницу, и так сильно рискнула, перерезав трос). Хвосты остались внизу, они стали поглощать мёртвое тело пса и Танкевича. Зрелище очень страшное. Хвосты входили в тело и словно поражали тело изнутри. Тело начинало таять. Больше Артём не видел, он стал подниматься вверх.
    Поднявшись до верхнего уровня, он стал вспоминать карту «Сиерры», и припомнив про тоннели ведущее в пустыню. Карту он восстановил легко. Потом по памяти стал пробираться по жилому отсеку и вентиляции. По дороге он сталкивался со всякого рода тварями, но те были смертны, на свою беду. Правда в одном месте пришлось попотеть. Артём столкнулся с двумя собаками. Точь-в-точь с такими же, что и убитая Ларой. Только у тех хвосты с жалом были целыми. Одну он убил попав ЭМ-зарядом в пасть, которую тварь открыла, во время прыжка. Вторая добралась до Артёмовой ноги. Когти разорвали броню скафандра, но больше псина сделать не успела. Труба воткнулась ей в глаз, а потом заряд из дробовика оторвал пол головы. Просто собака завыла от боли и открыла свою пасть.
    Потом Артём очень спешил на «Стрелу» и как оказалось не зря. Приди он чуть позже то уже не спас бы, ни Лару, ни Крыса, и что самое прискорбное, ни спас бы себя…
    Лара и Крыс уснули. Артём залечивал рану на ноге. Множество ручек роботов работали над разорванной плотью. Одни выкачали заразу из крови, потом другие восстановили повреждённые ткани. Сейчас работали последние, она сращивали швы. Шрам останется, но на это Артему плевать. Он сидел и напевал:
    Вы мне не поверите и просто не поймёте.
    В космосе страшней, чем в дантовском аду.
    По пространству мы прём на звездолёте,
    Как с горы на собственном заду.
    


    

    

Жанр: Повесть
Тематика: Фантастическое


© Copyright: Даниел, 2007

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Даниел - Хроники Космического Негодяя: призраки Сиерры

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru