Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Татьяна Лобанова - Незабываемые путешествия "пыжниц"*
Татьяна Лобанова

Незабываемые путешествия "пыжниц"*

    
    Ужас
    Чудище с белоснежными волосами, темным мохнатым туловищем надвигалось на неё и пыталось обхватить огромными лапами. А она все сжималась, сжималась в комочек и отползала, отползала в сторону… Наконец упала с кровати на пол. Стыд-то какой! Это был сон, а чудище – горой, куда она с подругами приехала кататься на лыжах. Облегченно вздохнув и перекрестившись, улеглась обратно в постель, но долго ворочалась, переживая приснившийся ужас.
    Наутро первым делом вышла на балкон взглянуть на гору. На улице мело, и за снегом её было не видно. «Сегодня в гору не поедем!» – радостно мелькнуло в голове. В ресторан спустилась пританцовывая.
    Уплетая европейский завтрак, подруги строили планы и решили первый день пребывания посвятить экскурсиям. Выбрали Лугано, город в кантоне на юге страны с преимуществом итальянского языка, благо и переводчица была в их рядах. Путешественницы закатывали глаза, предвкушая… Но путь к этой неведомой «звезде» – Лугано был через тернии, как оказалось. И начались они прямо от дверей гостиницы: мело так, что различали друг друга с трудом, но загрузились в машину мужественно и отправились…
    
    Паром
    Великолепное шоссе и крытые галереи на серпантинах были слабым утешением, сразу припомнился переход войск Суворова через Альпы и Чёртов мост. Крутые изгибы дороги, всего лишь два ряда движения, с одной стороны отвесные скалы, с другой – пропасти доводили до дрожи, но все героически сдерживали готовые вырваться вопли и лишь нервно хихикали. Испытания продолжились, когда машина, пробиваясь через снежные вихри, въехала на открытую платформу парома (знакомое, но непонятное им в окружающем ландшафте название), и поезд повез их в кромешной темноте сквозь гору… Впечатление? Движение было – вечным!.. На самом деле – всего семнадцать минут и… солнце и искрящийся снег встретили путешественниц, распахнув яркие объятья, по другую сторону горы. Их радость и восторг, можно было бы сравнить только с эмоциями мнимого покойника, которому удалось выбраться из склепа.
    
    Солнечный город
     Весь в цветущих доселе не виданных и очень знакомых кустарниках и деревьях и зеленых лужайках. С крошечными садиками прямо на крышах домов, уставленных горшками разноцветной герани и остатками рождественских украшений. С крутыми узенькими улочками Старого города, спускающимися к озеру, а на его бирюзовой воде – белоснежными парусниками и лебедями!..
    Бродили, сидели на солнечной набережной, объедались швейцарским шоколадом, кормили лебедей и чаек булками… и с трудом верили, что это происходит с ними на самом деле. Фотографировали все подряд, чтобы позже убедиться: реальность. И практиковались в итальянском: бонджорно, грациэ звучало, как песня. Конечно, порадовали себя покупками: настоящими итальянскими.
    
    Века, герцоги, герцогини
    На обратном пути столь впечатлительным дамам совершенно невозможно было проехать мимо Беллинцона – города трех средневековых замков! Маленький городок со множеством церквей… Но к ближайшему замку-крепости с трудом добрались пешком по крутой, мощеной дороге. Трогали руками камни стен, достигавших местами почти пятиметровой толщины, разглядывали в проемы между зубцами – «ласточкиными хвостами» (знакомыми по московскому Кремлю) живописные окрестности, любовались зелеными лужайками двора. Века… века… герцоги… герцогини – шумело в головах.
    Однако лишь издалека осмотрели крепостные стены и башни двух других замков, разместившихся дозором «по соседству» – через бездонные каньоны почти на вершинах соседних, казалось, отвесных скал. Живо представляли скачущих по крутой, извилистой дороге герольдов с известием или письмом: Средние века же, и якобы даже разглядели сигнальный белый платок в одной из едва заметных бойниц. Словом, у самих путешественниц от впечатлений «башни» почти сносило. Потом уже в сумерках при свечах уютно посидели и передохнули на крошечной площади городка за чашечкой вкуснейшего кофе.
    Поздним вечером, вернувшись в гостиницу, перебивая друг друга, всё говорили об увиденном и, чтобы закрепить воспоминания, насладились итальянским вином. Отправиться в вояж единогласно порешили и завтра.
    
    Олень
    Зачин дня был экзотическим. Поднявшись, как обычно, чуть свет, она курила на балконе (такое гостиничное правило было единственным неудобством), и вдруг внимание привлекло какое-то движение и топот на поляне напротив. Олень?!. Она ломанулась в номер за фотоаппаратом. «Успеть бы! Успеть! Ведь не поверят же!» – лихорадочно думала, роясь в сумке в поисках фотокамеры и сшибая стулья на обратном пути. Успела! Красавец олень, будто специально для нее, выскочил под фонарь напротив балкона и на снимке сиял огромными глазами!
    Снегопад затих накануне вечером, возможно, еще и поэтому серпантины, скалы и пропасти не действовали уже так устрашающе по дороге в сказочный Берн. Напротив, прильнув к окнам, восторгались одинокими коричневыми домиками (со всеми удобствами!), прилепившимися к скалам на крутых склонах, дельтапланами, парящими над их головами, и не затыкали носы, проезжая мимо куч навоза, разложенных фермерами впритык к дороге, – высший класс единения с природой по местным понятиям.
    
    Сказочный город
    Берн начался для них, как и для подавляющей массы экскурсантов, у Медвежьей ямы, где небезызвестный герцог принял свое эпохальное решение об основании поселения. Потоптавшись у исторического (или мифологического) места, не увидев потомков загубленного герцогом медведя и совершенно не впечатлившись, подруги ступили на мост через Ару (или Аару?), ведущий в Старый город…
    Сказка началась! Вооруженные знаниями из путеводителя, бродили по довольно широким улицам. Каждый камень брусчатки свидетельствовал о минувших веках. Серо-зеленые дома с аркадами (навесами) на первых этажах и забавными фигурками в пилонах. На дверях кованые решетки с эмблемами мастеров и изящные ручки… хотелось фотографировать не переставая. На каждом подоконнике и любом выступе стены – цветочные горшки: как уверял путеводитель, весной и летом стены домов буквально увиты многоцветной геранью. Возможно, поэтому Берн назван городом цветов; надо же, а в родном отечестве герань – неприятно пахнущий сорняк!
    И буквально по всему Старому городу множество развевающихся красочных знамен – вечный праздник! Прикольно!
    
    Часы и собор
    По центру улиц - фонтанчики (из которых можно безбоязненно пить!), украшенные фигурками медведей, рыцарей, богов и ремесленников всех мастей. Мимо домов и фонтанов, почему-то совершенно бесшумно, курсировали трамваи.
    Конечно же, путешественницы дождались у Часовой башни (остаток крепостной стены) представления механических фигур астрономических часов. Пятисотлетний механизм на двух циферблатах исправно показывал не только время, но на нижнем в форме астролябии еще – движение звезд, знаки зодиака и развлекал публику танцами реальных и сказочных персонажей. Завороженные действием, подруги, как ни старались, не сосчитали: сколько же раз кивнул головой лев – должен был по тому часу, который обозначался стрелками.
    Сил и энтузиазма подняться по лестнице на стометровую башню готического Бернского собора, чтобы с высоты птичьего полета обозреть окрестности, не хватило. Осмотрели только внутренние арочные своды и довольно мрачный интерьер с рядами маленьких часовен, витражами и скамьями умопомрачительной красоты и старины. И долго разглядывали вокруг главного входа барельеф с изображением «Страшного суда», в пределах досягаемости местами отполированный до блеска ладонями кающихся грешников. И сами приложили руки.
    
    Над водами Аары
    Совершенно очумевшие от исторических красот, выбрались на подпирающую собор террасу над водами Аары. И были сражены наповал открывшимся видом на излучину реки. Русло с белесыми каменными отмелями и изумрудно-зеленой водой крутой петлей охватывало берега полуострова. А на набережных, тесно прижавшись друг другу, стояли те самые (из путеводителя), восьмисот лет от роду дома с красными черепичными крышами, дымовыми трубами и фасадами, нависающими над водой; арочные пролеты мостов добавляли панораме нереальный, сказочный вид. «Увековечили» и себя на фоне этих крыш, мостов, реки.
    Потом посидели на солнышке в сквере под каштанами, и совершили променад по террасам над рекой до Национальной библиотеки и здания парламента.
    
    Федеральный дворец
    Беспрепятственно войдя в вестибюль законодательного органа страны, были радушно приглашены посетить заседание в другой день (!). Экскурсантки, выразив сожаление и наилучшие пожелания на русском, полу-английском и итальянском, удалились в изумлении.
    Когда вышли на площадь, изумились еще раз – многочисленным отдыхающим прямо на мостовой перед Федеральным дворцом. Оказалось, под площадью были проложены трубы «Играющих фонтанов», фонтаны-шутихи: неудачно ступил и – мокрый с головы до пят! Неужели в бодрящем марте уже действуют? Брр! А зимой на этой площади – каток! И никаких постовых и запретов. Веселые люди – эти парламентарии! Однако «соринку в глазу» такой демократичной страны приметили: женщины получили избирательные права всего около сорока лет тому назад, а равные права в семье гораздо позже. Такая вот эмансипация. А у нас в стране женщины всегда пользовались правом на труд: и законно, и не законно! А куда было деваться?
    
    Душегуб
    Вернувшись в отель, застали в апартаментах хозяйки переполох – та металась по гостиной, держа за лапку не доеденную котом птицу, и причитала: «Что делать?! Что делать? Только позавчера орнитологи разглядывали в свои бинокли гнезда на нашем балконе! Они, наверно, всех пересчитали! Что теперь будет?»
    «Душегуб» в это время дремал на мягкой подстилке второго этажа собственного домика с игрушками, погремушками и прочей ерундой «для комфортного существования» – одно из требований общества защиты животных. Подруги «покатились» от хохота.
    Вечером из уважения к миролюбивой и оберегающей свои исторические ценности и животный мир стране вкусили местных напитков: из груш, яблок и слив, которых в родном отечестве не сыскать.
    
    Остров-замок
    На очереди был франкоязычный кантон: Женева, Монтрё… сердца путешественниц замирали… Шильон, Байрон…
    Следующим солнечным утром отправились в очередной вояж, а заодно встретить в аэропорту Женевы друзей.
    Шильонский замок на скалистом островке выглядел иллюстрацией к красивой легенде… Рыцарские турниры, военные подвиги, любовь и коварство… На самом деле, большую часть времени он прослужил в качестве фортификационного сооружения, арсенала и тюрьмы. Но – красив! Часть его строений нависала над водой, казалось, бескрайнего, озера. У берега – лебеди, над водой – чайки…
    Маленький городок по всему периметру окружен защитными стенами и сторожевыми башнями - со всеми службами (включая конюшни, огородики и подземные казематы), зелеными и мощеными двориками, фонтанчиками, прогулочными маршрутами на стенах (прежде – дозорные пути караулов), часовнями.
    Вопреки представлениям о средневековых замках, внутренние залы не показались мрачными. Много каминов, печей, стены расписаны темперой (на месте средневековых гобеленов). «Удобства» того времени: латрина (туалет) и ванная – с угловым камином и огромной лоханью, окруженной скамьями для зрителей (ухохотались, рассматривая "инструкции" по использованию). Причем комнаты для дам отделаны деревом – для тепла и уюта – и расписаны цветами и завитушками светлых нежных тонов: к дамам относились с заботой и почтением. Особенно умиляла одна очень маленькая гостиная с огромным камином, резными скамьями и остатками гобелена на стенах. Вот тут-то точно случались свидания…
    В мирное время владельцы и шателены (администраторы, все без исключения знатных родов), очевидно, любили принимать гостей и послов: парадные залы впечатляли. Количество гостиных и залов, огромных и маленьких, только немногим превосходило число помещений, в разное время служивших застенками и арсеналом. Конечно, ведь остров и замок были важной стратегической точкой (мимо не проскочишь): вдруг нарушили приватность и законы или не то качественно и количественно преподнесли – пожалуйте в каземат… Туда подруги спуститься не решились, доверившись Байрону.
    И вся эта старина и великолепие содержалось в том числе на деньги от продажи вина с виноградников Шильона и аренды залов для торжественных обедов, коктейлей, концертов. Так что, если кто-нибудь надумает устроить вечеринку в замке Шильон, им будут рады. А путешественницы увезли с собой уникальный сувенир – бутылочки вина Кло де Шильон. Немного посидели у ворот замка в небольшом с цветущими кустами садике у причала. Прошагав по толстенным бревнам моста через оборонительный ров, загрузились в машину и поехали в Монтрё.
    
    Швейцарская Ривьера
    Стоянку для машины выбрали в максимальной близости к набережной. Солнце пригревало так, что пришлось освободиться от части теплой одежды и спуститься к озеру налегке.
    Каждая из путешественниц не один раз побывала в разных южных городах, в том числе заграничных, видела и прогуливалась по красивейшим морским набережным. Но Монтрё был не южным городом и не на морском берегу, и на контрасте с заснеженной долиной, из которой они прибыли всего два-три часа назад, производил сильнейшее впечатление.
    Роскошные жилые дома на яркой солнечной набережной с пышно цветущими магнолиями, пальмы, бескрайнее бирюзовое озеро, на горизонте которого сквозь дымку проступали горы, а у берега – стаи чаек и лебеди! И много цветов в вазонах на подпорной стене набережной – не экзотических, обычных: анютиных глазок, вереска и декоративной капусты, каждый кочан которой был произведением искусства.
    Использованные новогодние елки, обрезанные ветки деревьев и кустов – то, что обычно бросается в костер, было превращено руками садовников в павлинов, жирафов, коров, курочек и другую живность. (Всем сразу захотелось соорудить что-нибудь эдакое на своих огородах.) Наглядный пример того, что в стране используется всё, вплоть до мычания коров. Кстати еще в начале этой поездки подруги пришли к такому выводу, понаблюдав за работой машины-кустореза, обрезавшей под линеечку придорожные кусты и тут же «выплевывающей» аккуратно упакованный хворост для растопки печей и каминов.
    Вдоль всей многокилометровой набережной – скамейки для отдыха и любования панорамой. С неохотой сползли с одной неподалеку от отеля, в котором когда-то жил и творил В. Набоков.
    Притихшие и слегка пришибленные впечатлениями, продолжили свой путь на запад.
    
    Женева
     После Шильона, Монтрё и бескрайнего Женевского озера сама Женева не произвела должного впечатления. К тому же и Монблан не был виден за дымкой облаков. Но, конечно, запечатлели себя на фоне общеизвестных объектов: цветочных часов, фонтана в акватории бухты – и с удовольствием и любопытством прогулялись в сквере перед университетом, где публика играла в уличные шахматы.
    Конечно, «старичок» был на двести лет постарше их московского аlma mater, но размах – не тот! Сфотографировались напротив него, через сквер, у четырех пятиметровых фигур основателей международного реформаторского движения. Отметили для себя, что сооружен памятник был в 1917 году, когда в собственной стране происходили иные «реформы»…
    Друзей встретили, и уже в отеле устроили вечер воспоминаний (давно не виделись), плавно перешедший в ночь и утро.
    
    Ресторан
    Который день подруги ходили с распахнутыми (то от ужаса, то от восторга) глазами и с трепетом ожидания в груди: сейчас еще что-то такое произойдет! Но среди массы разнообразных занятий и такого же количества впечатлений все с нетерпением поджидали вечернего выхода в гостиничный ресторан. Аборигены, как вторую кожу постоянно и в любых местах носившие штормовки и лыжные брюки, буквально открывали рты и не отводили глаз от их цокающей каблучками по проходу к своему столику пестрой стайки при полном макияже и в элегантных платьях. Подруги – блаженствовали!
    
    В гору
    Наконец обессилев от впечатлений и поездок, на четвертый день пребывания все дружно решили: пора в гору! Да и жалко было денег, потраченных на экипировку, которую еще не пришлось продемонстрировать. Всё оказалось гораздо сложнее: когда горнолыжный тренер привел их в помещение для хранения лыж и начал подбирать для каждой ботинки, подруги позабыли о специальных нарядах.
    Каждый ботинок весил килограмма два, а то и больше, его и в руке-то было не удержать, а представить, как в них передвигаться, и вовсе невозможно. Пластиковые крепления устрашающе лязгали, надежно закрепляя ботинки на ногах. Оторвать ноги от пола в них было трудно, и все стояли, как на постаментах, стеблями покачиваясь из стороны в сторону и заходясь в хохоте.
    Серьезный тренер лопотал что-то по-своему, а они никак не могли успокоиться, но всё-таки взяли себя в руки и сфотографировались: для отчета. «Пыжницы» («пыжники» – обзывалка начинающих горнолыжников), были практически готовы к покорению вершин.
    
    Роман с подъемником
    Слегка взвинченные неизбежной встречей с горнолыжными трассами, но уже немного свыкшиеся с высоченными хребтами и бездонными пропастями, только изумлялись из кабины подъемника крошечным людям-муравьям, оставшимся далеко внизу. Подъемник возносил подруг к вершине, видной с балконов их номеров. Любовались красотой заснеженных гор, безоблачным небом, парящими почти рядом парапланами. Но вздрагивали и хватались друг за друга, когда кабину встряхивало при наборе высоты на стыках троса.
    С трудом преодолев небольшое, показавшееся им бесконечным, расстояние до безопасной для их умения трассы и получив от тренера азы горнолыжного спуска, принялись закреплять полученные уроки. Да, закреплять… Такого шума, визга, воплей и хохота, гора, простоявшая миллионы лет, не слыхивала.
    Из опасения попасть под их лыжи или палки, чужие обходили стороной удобный для начинающих, довольно-таки пологий и длинный спуск. «Захватчицы» наслаждались одиночеством, своего «умения» уже не стыдились и навыки закрепляли как Бог на душу положит. Но чуть выше них, как в амфитеатре, на террасах скопилось достаточно много проезжавших мимо и привлеченных гамом зрителей, которые тоже вряд ли скучали.
     «Роман» с подъемником у нее не складывался. Штанга, закрепленная на тросе бугеля наподобие висячих ручек в трамвае, неожиданным рывком удлинялась под ее тяжестью, от этого рывка лыжи разъезжались в стороны, и она летела в снег, не успев оседлать перекладину. Напоследок сиденье бугеля бацало ее по спине и неспешно двигалось дальше, а она, насколько могла быстро, отползала с трассы подъемника в сторону, чтобы «не благословиться» следующим сиденьем или лыжами тех, кто уверенно поднимался на нем наверх.
    
    С дороги!
    Первый ее спуск был, конечно, уморительным, но осталась цела: и на том – спасибо! Во всю мощь легких крича: «С дороги! С дороги!» – «пропахала» («плуг» – так называлась одна из постановок лыж при движении) треть спуска и свалилась кулем. Лыжи, слава тебе, не отстегнулись, а то лови их у подножия горы – задачка из невыполнимых.
    Отдышавшись, попыталась встать. Не тут-то было! Горнолыжные доспехи сковывали движения, раскоряченные лыжами ноги, никак не собирались в параллель. А для того, чтобы отстегнуть хотя бы одну лыжу, надо было расстаться с палкой, от стоимости которой замирало сердце. Да и память услужливо напоминала о крутом склоне глубиной полторы тысячи метров, на фоне которого ее очень удачно сфотографировали всего несколько минут назад.
    Барахтаясь в снегу и переваливаясь с боку на бок, она вдруг увидела перед собой конец лыжной палки и ребенка лет пяти: мальчика или девочку, в шлеме и солнцезащитных очках на облупленном носу. Ей сразу припомнились кадры с Мироновым-«утопающим» из фильма «Бриллиантовая рука», поэтому не спровадила спасителя, а ухватилась за палку, и этот малявка довольно легко ее поднял. Видимо, местный, из тех, что рождаются с лыжами на ногах, умение и выдержка – налицо!
    Успехи подруг были примерно такими же. Когда комбинированным стилем (где на лыжах, где – перекатом) «пыжницам» удавалось одолеть спуск, победить в сражении с бугелем и подняться наверх к домику смотрителя, все падали на снег и только молча отдувались, восстанавливая дыхание и попорченную нервную систему. И завистливо поглядывали на бывалых, стремительно летящих почти по отвесному спуску соседней горы, выделывавших при этом невообразимые вензеля на трассе и мгновенно останавливавшихся у кучи их тел. Однако оплаченное на горе время все выстояли героически.
    Вечером собрались в сауне, «…тогда считать мы стали раны, товарищей считать…». Победительницей по количеству синяков и ссадин на разных важных частях тела вышла она.
    
    Это сладкое слово – свобода
    Наутро, кряхтя и охая, собрались за завтраком и мужественно решили: приехали на гору, на гору и пойдем, но малодушно увильнули от главной цели: «Прогуляемся». Лыжи всё же прихватили с собой и, едва передвигая ноги, побрели к канатной дороге.
    Выгрузились в деревушке Фишеральп на высоте более двух тысяч метров, не хухры-мухры, пристроили лыжи в камеру хранения, хотя совершенно безопасно было оставлять их на стойках в открытом доступе. И на следующем подъемнике поднялись еще выше, чтобы на самой макушке горы Эгисхорн – головокружительной высоты почти в три тысячи – отметиться: «Здесь был…» и взглянуть на знаменитый ледник Алеч.
    Но больше были потрясены (и головы действительно кружились) не видом вечного ледника, а тем, что немало умельцев (а на их взгляд – сумасшедших) начинали горнолыжный спуск именно отсюда. «Никогда! Никогда мы не будем так делать!» – клялись, ужасаясь, «пыжницы», хотя трудно было представить кого-то, кто мог бы заподозрить их в таком экстриме. Позже узнали, что в этих местах находятся излюбленные маршруты летних трекингов – пеших походов, да и козочки с барашками по доброй воле, самостоятельно добирались до этих высот, и существовала программа ночного лыжного спуска с горы. Обалдеть!
    Потом спустились к стойбищу в Фишеральпе, лежали на шезлонгах – как в кино показывают. Раздеться до купальников не решились, но носы и щеки у всех подгорели. Сидели в кафе с кружками горячего глинтвейна и чашечками кофе, обозревая великолепные виды, катающуюся и прогуливающуюся публику. Удивляло, что никто из малых детей не вопил и не безобразничал, и никто из родителей не суетился: «Осторожно!», «Не упади!», «Не ходи!». Стыдливо отводили восторженные взгляды от малышей, сцепленных друг с другом в длиннющий поезд и лихо лавирующих по склону. Никак не могли надышаться воздухом и своей свободой!
    Сами же намотали еще несколько километров по улочкам высокогорных деревень, изумляясь: неужели и тут живут? Умилялись встречным мамашам с младенцами в заплечных спальниках – с сосками, в солнцезащитных очках – и старичкам, бодро пробирающимся по тропинкам. Было совершенно невозможно представить соотечественницу бабушку Маню не на грядке или скамеечке у подъезда, а вот так – вышагивающую «для здоровья» с лыжными палками.
    День закончили в компании соотечественников, стосковавшихся по родине, у камина при свечах под перебор гитарных струн.
    
    Победа
    Приобретенные навыки неожиданно проявились на пятый день их мытарств на горе. Все вдруг «понеслись» по трассе, осмысленно группируясь для прыжка перед трамплинчиками или объезжая их на вираже (ну… почти на вираже). Восторг! Осмелев, даже оставили у подъемника лыжные палки, которые, по правде сказать, только путались в ногах, добавляя проблем. И ни разу никто не упал! Победу крепко отметили вечером отечественным коньячком: не везти же его обратно!
    Дело стронулось с места, и по утрам уже с энтузиазмом, походкой «бывалых», шоркали подошвами тяжелющих ботинок по асфальту и встряхивали на плечах лыжи на дороге уже любимого городка Фиш к подъемнику на уже любимую гору.
    В последний день катания, счастливые и довольные собой, вернулись в отель, и «было им счастье»: хозяин гостиницы собирал группу для поездки в Лейкербад, в бассейны с минеральной термальной водой. «Там мгновенно возродитесь заново!» – уверял он.
    
    Чудные «мелькания»
    Прелесть пребывания в этих местах заключалась еще и в том, что можно было вообще сидеть на месте, никуда не передвигаясь, но восхититься, лишь взглянув на вид из окна номера. Передать словами обуревавшие подруг эмоции не удавалось, но фраза: «Взглянул – и жить хочется!» была понятна каждой, потому как панорама величественных, заснеженных гор, окружающих их долину, темные бревенчатые дома, шале на склонах и поляна напротив отеля, периодически менявшая окраску – белый – зеленый, – была одна на всех. А перезвон колоколов кирхи по соседству с затерявшимися в горах добавлял эмоций. Но в предвкушении очередного чуда отправились на минеральные источники. Термальные воды высоко в горах, бассейны?.. Было непонятно, но будоражило воображение.
    И вновь не могли оторвать глаз от мелькавших за окном ухоженных виноградников на больших и крошечных террасах, грушевых и сливовых садов из каких-то карликовых деревьев, и восторгались каждой коровой или овечкой в загонах, будто сроду их не видели.
    Ненадолго заехали на комплекс радиолокационных антенн и посетили небольшой музей в огромном куполообразном ангаре. Громадные чаши антенн, а главное, свободный доступ к ним – впечатлили: никакой секретности, а в музее, балуясь на выставленных демонстрационных установках, даже смогли припомнить кое-что из усвоенных на уроках физики законов об электромагнитных волнах и передаче сигналов.
    
    «Три в одном»
    К термальному центру Лейкербада прибыли уже в сумерках, срывался снег, а скалы на подъезде к комплексу были довольно мрачными, и не верилось, что впереди ждет что-то приятное и радостное. И ошиблись!
    Прямо у терминалов входа были оглушены музыкой, идущей откуда-то снизу, поэтому тут же выскочили на балкон полюбопытствовать. Под балконом в открытом бассейне на плавучей (так показалось) эстраде разряженные в яркие пестрые карнавальные балахоны (в кантоне проходил карнавал) оркестранты дули в духовые инструменты, били в барабаны и звенели тарелками! Сквозь поднимающийся от воды пар проглядывали темные головы посетителей, сидящих в воде по шею… Музыка была зажигательной, поэтому подруги почти стремглав промчались через раздевалку и душ и присоединились к зрителям,.. или пловцам... или отдыхающим… статус определить было сложно.
    Дальнейшее освоение территории комплекса проходило под музыку. В закрытом огромном бассейне прошлись вдоль стенки под массажными струями и размяли мышцы от пяток до шеи, посидели в гроте паровой сауны, а после нее, как положено – стиснув зубы и сдерживая дыхание, окунулись в бассейн с ледяной водой. Еще разок проплыли в открытый бассейн и попрыгали под музыку, обливаемые струями всевозможных душей (им самим был знаком только душ Шарко). Полежали на скрытых под водой лежаках в кипении всё тех же массажных струй.
    Красиво посидели в шезлонгах под искусственными пальмами (что удалось запечатлеть на фото), а в одном из открытых бассейнов – в бочках с более горячей термальной водой среди пузырьков джакузи; поплавали, полюбовались темным звездным небом… Сверху на головы и лица падали снежные хлопья… Ах!..
    Периодически терялись в лабиринтах комплекса, а добраться на верхний этаж с аквапарком уже не хватило сил. Но без потерь все встретились в кафе при выходе, за чаем и другими напитками, и добрым словом помянули древних римлян и ирландцев, когда-то придумавших такую «развлекуху».
    
    Прощальное
    По возвращении, возрожденные и восстановившие опорно-двигательный аппарат, но все же едва передвигающие «ластами»: что ни говори – день был насыщенным, зашли «отметиться» в ресторан, где вновь повстречались с карнавальными персонажами. За одним из столиков тихо-мирно, без труб и барабанов, сидели «доктор» со стетоскопом на шее (в одной руке он держал клистирную трубку, в другой поллитровую кружку с пивом) и два полосатых черно-желтых гибрида: пчелоосы. Допив пиво, прихватив полагающуюся корзину гостинцев, выставленную хозяином, и «выполнив» обязанности врача: осмотрев языки у пары посетителей и пощупав пульс, ряженые выкатились вон. Подруги недоуменно переглядывались: где веселье, задор, скоморошество?
    Но через пару дней закончилась масленичная неделя, и «оторвались» по-русски: соорудили из папье-маше пугало Масленицы и под пляски и масленичные куплеты сожгли ее в гостиничном дворе: прощай зима! Конечно, у всех окон гостиницы собралась прислуга, официанты и отдыхающие.
    Это был их прощальный вечер. Вернувшись в ресторан, получили в подарок от хозяина и поваров наивкуснейший десерт – тирамису и еще какой-то с невыговариваемым и незапоминающимся названием, а по-простому – мороженое, залитое дорогущими крепкими напитками, которые симпатичный официант, пригасив свет, поджигал на их глазах для доводки блюда до кондиции. Феерически!
    
    ***
    Наутро, выходя из гостиницы со своими баулами, разглядели на клумбе под открытой верандой набухающие бутоны крокусов и примул! Этому чуду: не успели попрощаться с зимой – весна на дворе, уже даже не удивились!
    …Последние снимки из самолета в воздухе. Ровненькие зеленые заплатки полей, темные горы со снежными шапками, яркое солнце и ясное небо Швейцарии… Серое туманное небо, дождь вперемешку со снегом, размытые темные дороги, осевшие, побуревшие сугробы на полях – здравствуй, родная сторона!
    
    
    *пыжницы (пыжники) – начинающие горноЛЫЖНИКИ, сленг


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Юмористическое, Дружеское


Отель «Fiescherhof», Швейцария. Февраль – март 2010 г.

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

11.03.2013 08:34:50    Антосыч Отправить личное сообщение    
Насыщенный отдых!
Приветушки!
:)
     
 

11.03.2013 08:38:37    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
Привет, Анатоль!
Да, и еще бодрят воспоминания))), мои подруги по десять раз перечитали, взбодрились и строят планы.
И всякий раз, возвращаясь, с трудом вписываемся в трудовые будни.))))
Хорошего тебе дня!
       

11.03.2013 08:52:07    Антосыч Отправить личное сообщение    
Хорошо, когда такой отдых не отбивает желание отдыхать, а вносит новые планы! Живём!
С лучиком,
Толя.
:)
       

12.03.2013 06:46:45    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    *
В Вашем репортаже (хочу порекомендовать в рубрику Очевидец) Швейцария, Татьяна, так восхитительна, что захотелось немедленно всё бросить и рвануть в путешествие, подобно подругам. ) Браво!
     
 

12.03.2013 06:50:39    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
Галя! Ваше впечатление ( впечатлительность))))) само по себе - ВОСХИТИТЕЛЬНОЕ! Так приятно автору.
Спасибо!
       

12.03.2013 06:51:55    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    *
Пора Вам окончательно становиться Татьяной! ;-)
       

15.03.2013 08:44:49    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    Ответ для
Спасибо всем!!!
Присоединяйтесь!))))
Комментарий изменён: Татьяна Лобанова - 15 марта 2013 г. в 08:48:31
     
 

06.04.2013 18:00:25    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    *
Да, в ЗС,конечно. Отлично, Татьяна!
     
 

06.04.2013 20:18:30    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
Спасибо, Сергей! Рада, что путешествия увлекли.)))
       

22.06.2013 17:12:55    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
Докладывают, что пеший подъем на ледник летом - впечатляет. Кругом грибы, ягоды, цветущий мох и лишайники....
     
 

21.10.2013 16:58:23    не определено Отправить личное сообщение    
АХ!
АХ!!
АХ!!!

А что ещё можно сказать???
Мысленно вместе!

А можно и так:
ПРЯМОЙ ЭФИР!
     
 

21.10.2013 17:38:15    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
)))) Это моя гениальная подруга- редактор придумала репортажность.)))
       

21.10.2013 17:10:31    Дмитрий Ильин Отправить личное сообщение    
Ну никак не может меня определить - видимо фигура крупная... Ахи были от Дмитрия Ильина...
     
 

21.10.2013 17:28:44    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
АХ!!! Дон Димон!
Еще до февраля-марта ахать мысленно.. ЭХ!((((
       

09.12.2013 08:00:12    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
"Лучше гор могут быть только горы, на которых никто не бывал!" Но ТЯНЕТ именно в эти!)))
     
 

Главная - Проза - Татьяна Лобанова - Незабываемые путешествия "пыжниц"*

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru