Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Иоганна - Маршруты Осипа
Иоганна

Маршруты Осипа

    Если Вы полны оптимизма, если Вы смело шагаете по выбранному пути, окруженные любовью и заботой близких –
    закройте книгу, она не для Вас.
    Всем одиноким путникам, бредущим в тумане по чужим маршрутам в поисках своего, посвящается...
    


    Глава 1
    
    
    
    
     Осип достал из холодильника бутылку с минералкой, тоскливо посмотрел на стоящее рядом пиво, и жадно сделал несколько глотков. Пора было на работу. Осип зажмурился, пропуская холодные пузырьки внутрь, и прислушался к окружающему миру.
     За стенкой кто-то глухо кашлял, сверху соседи что-то эмоционально обсуждали, преимущественно женским голосом, за окном тормозил протяжно автобус, и стучали капли по подоконнику. Не выпуская минералку, он подошел к окну.
     Тот кусок Москвы, что был предоставлен для обозрения Осипу, выглядел, как обычно.
    Не слишком многолюдная улица в не слишком историческом спальном районе жила своей привычной жизнью. Осип перевел взгляд выше, посмотрел на крыши домов и голые деревья. Серое небо серым дождиком постукивало по подоконнику. Взгляд его остановился на стекле. Оно было не особенно чистым, но прозрачным, и капли дождя, пролетающие мимо, были хорошо видны. Осип, думая о том, что надо бы еще погладить рубашку, а времени не так уж и много, сделал еще парочку глотков из горлышка бутылки. Пригляделся к каплям, которые настойчиво стучали за окном. Это были странные капли. Подумав, что надо бы удивиться, Осип всмотрелся пристальней. Стук происходил от малюсеньких человечков, сосредоточенно прыгающих откуда-то сверху на подоконник, пружинисто отталкивающихся и спрыгивающих вниз. Лица у человечков были будничными и сосредоточенными, словно это было их основное занятие, с годами перешедшее в навык, но требующее все же концентрации внимания. На Осипа они не обращали ни малейшего внимания.
     Героям голливудских фильмов, в таких случаях, полагалось зажмуриться и потрясти головой. Не имея альтернативы, Осип так и поступил, не особо надеясь на успех. Открывая глаза, он уже знал, что человечки никуда не денутся. Так и было. Человечки продолжали свой молчаливый десант, с неизвестной для Осипа целью. Больше всего задевало то, что никакой реакции со стороны человечков не происходило, не взирая на тот факт, что Осип не преминул тут же постучать пальцем по стеклу.
     Зазвонил телефон. Звонил сменщик, поинтересовался, когда Осип будет на работе, просил не опаздывать, поскольку куда-то торопился, и ему нужно было вовремя уйти. Осип засобирался, выполняя привычные действия и как-то неэмоционально удивляясь не столько увиденному, сколько отсутствию у себя удивления. Уходя из дома, подошел еще раз к окну. Дождь закончился. Человечков не было.
    
    
     Осип работал барменом в одной стильной московской кофейне. Вопреки расхожему мнению, работа была довольно скучной и однообразной, не имея ничего общего с тем образом, который показывают в кино. Не было ни искрометного юмора в общении с клиентами, ни сногсшибательных красавиц, внезапно влюбляющихся в молодого бармена. Не было даже задушевных психотерапевтических бесед с подвыпившим гостем. В основной своей массе разнообразность жизни придавали постоянные склоки и интриги, на которые был неистощим женский состав кофейни, во главе с управляющей. По большому счету, Осипа это мало интересовало, если бы не постоянная вовлекаемость его в эти интриги, по причине тесноты помещения.
     Работал он в кофейне уже полгода, место получил легко, не смотря на отсутствие опыта и 27 лет, что для начинающего бармена было неблагоприятным фактором. Принят был сразу, благодаря взбалмошности управляющей, пожилой девушки за сорок, и собственной, довольно привлекательной, внешности. Произошло это следующим образом. Накануне, управляющая кофейней Нина Леонидовна, в очередной раз получив нагоняй от хозяина, пошла разбираться с остатками в баре, и, как-то само собой, уволила всю смену. Поскольку работать было некому, а закрыть кафе нельзя, Осипа взяли безоговорочно и сразу. Текучка, надо сказать, в кофейне была сумасшедшая. За полгода состав менялся иногда посменно, иногда поштучно, но очень часто. Осип как-то прижился. Ему Нина Леонидовна благоволила.
     Однако именно это обстоятельство в последнее время его и напрягало. Нина Леонидовна в своем благорасположении перешла уже всякие границы, и откровенно зажимала его во всех тесных закутках подсобок, как только он ей там попадался. В связи с чем Осип и старался не попадаться, но, тем не менее, вынужден был по долгу службы периодически появляться на складе или в кухне, где его и подстерегали подвявшая крупная грудь и масляные губы, утыкаясь в него с жарким шепотом слюнявой слащавости.
     Конечно, выход из этой ситуации был простой – взял да уволился, раз противно, но Осип не был так просто устроен.
     Он рос тихим мальчиком в тихой интеллигентной семье инженеров. Книги, умные разговоры, песни бардов, которых почему-то плохой тон называть бардами, искусство, театр. Работа, на которую «ходят», обязательное высшее образование, которое «видно».
     После перестройки отец, как и положено советскому интеллигенту, «выпал из обоймы», «остался за бортом» и «потерял смысл жизни», но обрел философское объяснение своему прогрессирующему алкоголизму, что и стало его основным родом занятий. Мать, как и положено русской женщине, растила детей, работая на двух работах и забыв о личной жизни, являя собой трагически-героический образ в глазах детей, вызывая у них тем самым иррациональное подсознательное чувство вины за все происходящее. С этим вот чувством вины он и жил, пронеся его сквозь все свои двадцать семь лет.
     - Ося, там глинтвейн готов, забирай, - сказала, проходя мимо бара, Лена, низкорослая официантка с черными живыми глазами и гладкими темными волосами, убранными в тугой хвост. Осипа передернуло, он терпеть не мог этого сокращения своего имени.
     Имя Осип получил в честь Мандельштама, стихами которого увлекалась мать в молодости. В детстве оно ему сильно мешало, но, после двадцати, как это часто бывает, привык, и стал иногда чувствовать собственную оригинальность, особенно в глазах девушек, которые отличались начитанностью. Но вот сокращение почему-то не терпел, видимо, сказывалось бесправное детство, в котором по-другому к нему и не обращались.
     Поставив на стойку чашку с готовым кофе, Осип пошел на кухню за заказом. Надо было еще много чего сделать из обыденных дел по бару, а времени до прихода управляющей почти не оставалось. Раньше двенадцати она не появлялась обыкновенно, но, уж когда появлялась, не дай бог попадалась бумажка на полу или посуда неубранная после гостя, или еще что-нибудь. Скандал получался гарантированный, потому как, будучи натурой истеричной и самозаводящейся, она любила с порога включиться в руководство. Наоравшись по дороге до кабинета, дальше Нина Леонидовна могла себе позволить в качестве компенсации за моральный ущерб весь день пить кофе. Куря одну за другой сигареты, рассуждала она о трудностях руководства этими скотами неблагодарными. При чем собеседником мог оказаться и коллега, поскольку это была сеть ресторанов, и хозяин, зашедший перекусить, и сам скот неблагодарный, который брался в качестве свободных ушей за отсутствием других кандидатур.
     Вернувшись с заказом из кухни, Осип отдал его посетителю и вернулся за стойку. Девушка, которой он сварил кофе перед этим, куда-то ужасно торопилась, и, недопив кофе, дала кредитную карту для расчета. Аппарат для оплаты по кредитным картам находился в подсобном помещении за кухней. Осип взял карту и направился туда.
     В этой подсобке кроме аппарата, находилась Оксана, девушка очень приятной наружности и нрава превеселого. Ее голосок то и дело раздавался серебристым переливом, особенно в отсутствии управляющей. Работала Оксана калькулятором, но круг обязанностей ее был настолько многообразен, что в эту должность точно не вмещался. Девушка была ответственная, исполнительная, однако с норовом и амбициями, характерными для двадцатидвухлетней москвички, хорошо знающей себе цену. Вообщем, нравилась она Осипу. Сильно. А двусмысленность ситуации в отношениях с управляющей, о которых все окружающие знали гораздо больше подробностей, чем Осип, мешала отношениям с Оксаной развиться. К тому же, недавнее увольнение смазливой официантки из-за излишнего внимания к Осипу, было очень назидательно и наглядно. Впрочем, молодые люди все равно тянулись друг к другу и нет-нет, да и находили возможность невзначай поболтать.
     Вообще, жизнь Осипа мало его устраивала, особенно в последний период. До кофейни он успел сменить довольно много мест работы, поучился в паре институтов, сугубо гуманитарных, надо отметить. Один из них, филологический, даже закончил. Гуманитарные же выбирал потому, что имел первозданный страх перед техническими науками, и даже не пытался никогда вникнуть в их содержание, сам поставив себе диагноз атрофии того полушария, которое за них отвечает. Каждый новый род занятий поначалу имел интерес новизны, но как только эта новизна проходила, Осипу становилось скучно. С каждым годом это время новизны стремительно сокращалось, и жизнь становилась все более серой.
     Раньше серость проходила при влюбленности. Осип никогда не был лишен внимания женщин, но с годами, такого интереса, как в двадцать лет, они у него уже не вызывали. Теперь он как бы наперед знал сценарий развития отношений, иногда с точностью до реплик, подаваемых партнершей. Поэтому было скучно. Правда, когда он пытался анализировать свою жизнь и понять, что же его не устраивает, выходило, что живет он не хуже окружающих его людей, а в чем-то даже и лучше.
     Оксаны на месте не оказалось, а сама подсобка была заперта на ключ, поскольку предусмотрительная девушка всегда так делала, уходя даже не надолго. Осип предпринял короткие поиски в ближайших кабинетах и отправился на другой конец кофейни через зал. Клиентка, ожидавшая оплаты, сильно нервничала. Осип втянул голову в плечи и попытался пройти незамеченным. Увлекшись гипнотическим отведением внимания от своей особы, неожиданно столкнулся с хозяином.
     Тот только что зашел, и, критически возвышаясь посередине зала, выискивал непотребности, учиненные персоналом за время его отсутствия. Ойкнув, Осип извинился и попытался прощемиться по выбранному ранее курсу. Однако Александр Павлович величественно отстранился, поздоровался, и, усевшись за ближайший столик, попросил капучино.
     Деваться Осипу было некуда, кофемашина стояла аккурат возле нервной посетительницы. А не сделать тотчас кофе для шефа, означало, Осип даже не захотел представить себе, что это означало. Проклиная собственную невезучесть и испытывая комплекс той самой иррациональной вины, он поплелся за стойку. Девушка с готовностью протянула руку за картой, слезая при этом с высокого стула. Осип на нее старательно не смотрел, с деловым и суетливым видом стараясь создать видимость необыкновенной важности своего занятия. Девушка стояла, внимательно глядя на Осипа. Ее взгляд жег ему спину и затылок, которыми он ухитрился повернуться, дабы избежать объяснений. Пауза затянулась, кофе уже наливался без помощи Осипа, и тот не выдержал, вдохнул и повернулся.
     Девушки не было. Осталась только чашка из-под кофе, выпитого ею. По краю чашки медленно сползала коричневая капля. Осип присмотрелся. Это был человечек. Коричневый. Он старательно спускался вниз на блюдце, а когда осталось с сантиметр высоты, оттолкнулся и легко спрыгнул, не издав маленькими ножками ни звука. Бодро перелез через край блюдца, и вприпрыжку зашагал вдоль стойки по направлению к колонкам, которые стояли с краю. Осип проводил его взглядом, а когда тот скрылся из виду, дал себе слово ничего больше не пить, даже пиво.
     Кофе тем временем подоспел, и, поставив его на блюдце, а блюдце на поднос, Осип обреченно поплелся к шефу. Поставив капучино и автоматически заменив пепельницу, которая и так была чистая, он продолжил, опять таки автоматически, свой путь по поиску Оксаны или хотя бы ключа от подсобки.
     Многофункциональная девушка оказалась на складе, где принимала товар. Не переставая пересчитывать коробки, задумчиво выслушала просьбу Осипа и выдала ему ключ с наказом непременно запереть кабинет и вернуть лично ей. Осип послушно подтвердил обязательство и вышел. Закрывая дверь склада, услышал звонкий хохоток Оксаны, видимо водитель отпустил какую-то шутку. Осип почувствовал неприятный укол ревности. Укол тут же был подавлен сакраментальной мыслью, что все равно ничего не выйдет. Не смотря на сильную симпатию к девушке, Осип очень трезво оценивал свои возможности.
     Дело было даже не в количестве материальных благ. В отличие от Осипа, Оксана была очень цельной личностью. Например, она четко представляла себе свою карьеру. Цель – стать директором ресторана. Закончив в прошлом году профильный институт, она прекрасно понимала, что теоретических знаний недостаточно, нужен опыт. Именно поэтому легко бралась за всевозможные функции. За семь месяцев работы, Оксана уже вела весь учет в кофейне, выполняла такое количество обязанностей, что не перечислить. При этом совершенно стоически переносила все истерики Нины Леонидовны, похоже, даже не обижаясь. Все у нее получалось легко и радостно.
     Осип же ощущал себя с самого раннего детства как-то фрагментарно. Он никогда точно не представлял себе, кем же он хочет быть, а главное – зачем. Многие занятия давались ему легко, но всегда являли собой какой-то кусочек, который непонятно было, как приложить к остальным, поэтому даже и эти кусочки зачастую оставались незаконченными, а после и вовсе забывались. Свою жизнь он ощущал второстепенною, как статист в театре. Вот есть главные роли у людей, а есть его роль, второстепенная, и в принципе, если его вывести из сюжета, не изменится ровным счетом ничего. А какая же главная героиня по сюжету выйдет замуж за статиста? Нарушается концепция, обидно и неинтересно будет и самим артистам, и зрителю.
     Выйдя в зал, Осип обнаружил, что кофейня постепенно заполнилась посетителями. Равномерный гул разговоров и фоновой музыки перемежался ревом мелющегося кофе и звоном посуды. В баре суетились уже Сережа и Макс, их смена начиналась позже, чем у него и они только что пришли. Официантки мелькали как-то уж очень быстро и молчаливо. Осип повернул голову к столику, где сидел Александр Павлович, и понял причину – с ним сидела управляющая. Она была в верхней одежде, видимо только что вошла и еще не успела пройти в кабинет. Расплываясь высокими нотками елейного голоса, она громко рассказывала, как с семи утра околачивала порог какой-то инстанции. Это была не правда, и ее никто не обязывал приходить на работу раньше, график был свободным, но так уж она была устроена. К тому же и личность шефа располагала к постоянному оправдыванию. Это Осип знал по себе.
     Личность Александра Павловича с трудом помещалась в его ста тридцати килограммовом теле. Харизма выглядывала отовсюду: - и в жесте указующего перста, и в сдвинутых бровях, и даже в манере открывать телефон. Про зычный голос и праведный гнев уж и говорить не приходилось. Вот уж у кого главная роль, подумал с завистью Осип.
     Та самая грязная чашка была отставлена в сторону и сиротливо дожидалась транспортировки в мойку. Осип взял ее и потрогал в нагрудном кармане кредитную карту торопливой девушки. Мойка была по пути. Проходя по узкому коридору, Осип стал доставать ключ из кармана брюк. Чашка быстренько воспользовалась предоставившейся возможностью и резво сползла с блюдца. Осип тут же хватился, но было поздно. Лужица кофейной гущи и две половинки чашки нагло расположились на желтом кафеле. Подняв половинки, Осип донес их до мусорного ведра, а спасенное блюдце поставил в мойку.
     Отперев заветный кабинет, он в очередной раз удивился, как там помещается Оксана.
    Нагнув голову и протиснувшись к аппарату, Осип достал из нагрудного кармана кредитную карту и сделал необходимые операции. В окошке аппарата высветилась надпись:
     «ВВЕДИТЕ НОМЕР МАРШРУТА».
    Думая про интересную и наполненную жизнь Александра Павловича, Осип не обратил на эту надпись никакого внимания. При обычной последовательности операций сейчас следовало ввести сумму для оплаты. Осип и ввел те 120 рублей, что посетительница была должна за кофе. Задним числом странная надпись все-таки отпечаталась в мозгу Осипа, и, размышляя над словом «маршрут», и его значением, а так же над тем, что именно надо бы оторвать тому программисту, который к ним ходит для настройки аппарата, он увидел следующую надпись:
    «СПАСИБО. ВАШ МАРШРУТ УДАЧНО ИЗМЕНЕН. БЛАГОДАРИМ ЗА ПОЛЬЗОВАНИЕ УСЛУГОЙ»
    
    
    
    
    Глава 2
    
    
    
     Чек оказался правильным, поэтому Осип решил попозже разобраться с надписями аппарата и пошел в зал. Выходя из коморки, он очень больно стукнулся лбом, не смотря на то, что привычно пригнулся. Потирая ушибленное место, Осип почувствовал, что ему тяжело дышать, да и передвигаться. Коридор вдруг стал уже, чем обычно, а потолок ниже. Взгляд его упал на ту кофейную лужицу, которую он пролил по дороге вперед. Все существо Осипа вдруг залилось неимоверной яростью, смешанной с нечеловеческой усталостью от бесполезности этой ярости. Можно было подумать, что лужица эта пролита не на полу в подсобке, а на ослепительно белый смокинг Осипа, которого у него даже никогда и не было. Он поднял глаза и увидел Нину Леонидовну. Она тоже смотрела на эту лужицу, и ее реакция не замедлила проявиться. Набрав воздуху, она уже орала истошным голосом:
    - Зи-на-аа!!!!!!
     Осип поморщился от резкого звука и абсолютно неожиданно обратился к Нине Леонидовне:
    - Ну вот, голубушка, иллюстрация к нашему разговору. Засрали все.
    Он добавил еще непечатное выражение, и посмотрел на Нину Леонидовну со смутным чувством. То, что он говорил ей и как он это говорил, не лезло ни в какие ворота, но было логично.
    Интереснее была реакция. Нина Леонидовна заискивающе и подобострастно смотрела на него без малейшего возмущения или обиды.
    - Принц Павлович, ну что же поделаешь, ну если не стоять над этим быдлом, они же ничего делать не хотят! – заныла она.
     Осип оглянулся в поисках Александра Павловича, но в узком пространстве кроме него и Зины никого не наблюдалось. Уборщица Зина уже шустро вытирала лужу, предчувствуя расплату за недосмотр, при этом так почтительно и неодушевленно обходя Осипа, словно тот был дорогой статуей, к которой лучше не прикасаться.
    - Я ведь уже и не сплю дома, целыми сутками здесь ночую, прямо не знаю уже!!!! – ныла тем временем Нина Леонидовна.
    - Да уж! – многозначительно сказал он звучным голосом и направился в зал.
     Это само как-то сказалось и поставило логическую точку в разговоре, против чего ни у кого возражений не возникло.
     Оказавшись в зале, он почему-то сел за столик, хотя это было строжайше запрещено персоналу. К нему тут же подлетела официантка, имя которой он почему-то не смог вспомнить.
    - Света, - прочитал он на табличке.
    - Да, Александр Павлович, слушаю?
    - Нет, ничего, - отпустил он оторопело девушку.
     Света отошла, и Осип попытался собрать мозг хотя бы в подобие кучи.
    Для начала он осмотрелся. Все как обычно, полный зал народу, ага, опять никого официантов в зале, да что ж это такое-то? Менеджер-то где? Твою мать, ну, сколько можно одно и то же? Уволить блин на фиг эту дуру ленивую, развела бордель. А кого поставишь? С улицы-то страшно, самое прибыльное заведение из семи…
     Мысли были явно не Осипа, но какие-то родные, правильные.
    Он потянулся за сигаретой, хотя вроде бы не курил, и обнаружил, что пользуется для этого рукой, которая точно не его, Осипа, хотя и родная, это тоже точно. Пальцы на ней были длинные, зауженные к ногтям, а ногти совсем не сгрызенные и без заусенец.
     Что это не сон, Осип уже понимал. В отличии от состояния сна, где тоже не особенно удивляешься трансформациям, это состояние было очень подробным, и можно было абсолютно спокойно сидеть и курить, пытаясь найти хоть какое-то логическое объяснение. Смутно он понимал, что он вроде как теперь и не он, но вот в логическую цепочку это никак не выстраивалось.
     Однако мысли собрать никак не удавалось, они текли без его воли. Мысли не имели отношения к Осипу, но были очень понятными. Осип решил затаиться.
    Посмотрев в сторону бара, он увидел за стойкой среди барменов себя. Похоже было на видеозапись, только видно было лучше, объемнее. Тот, другой Осип занимался чем-то, разговаривал с людьми и двигался. Узнавание было, но была и полная отстраненность от своей личности, не было даже воспоминания об этой съемке.
     Разглядывая этого себя, Осип вдруг почувствовал неприязнь и раздражение. Чувство было явно не новым. В этот момент к бару подошла Оксана. «Опять эта девица по залу шляется», - независимо от сознания подумал Осип. «В последнее время что-то часто она стала общаться с этим малохольным барменом. Не к добру это. Мутят что-то у Леонидовны под носом. И вообще, девицу эту надо убирать. Ржет целыми днями и ни хрена не делает.»
     Оксана что-то спросила у того, чужого Осипа, он ей коротко ответил, и она звонко расхохоталась. «Наверняка трахаются, как пить дать» - подумало что-то за Осипа. «Вместе спят и вместе воруют».-подвело итог это что-то.
     Тем временем бармен с видом Осипа достал из кармана какой-то ключ и передал его Оксане. «Во обнаглели!!!! Прямо у меня на глазах!!!!!» - праведному возмущению не было предела. Такого эмоционального ощущения Осип не помнил давно. Что за ключ был передан, он тоже не помнил. Резко встав, он в волнении направился в кабинет к управляющей.
    - Нина Леонидовна! Нужно поговорить.- этими словами сдуло всех толпящихся возле открытого кабинета управляющей.
    - Вы до чего довели заведение??!! Чем они там занимаются, не в курсе?! – продолжил, закрыв за собой дверь, Александр Павлович. Осип вжался от ужаса и онемел. Теперь он ясно понимал, что попал каким-то странным образом в организм Александра Павловича, а тот не имеет о нем ни малейшего понятия.
    - Никто ни черта не делает, только создают видимость работы, - продолжал с багровым лицом Александр Павлович, - Прямо у меня на глазах все прут!
    - Объясните, за что я Вам плачу такие бабки?? – закатив выразительные глаза, вопросил он.
    Пока Нина Леонидовна пыталась завести привычную пластинку о неблагодарных скотах, Осип судорожно стал искать путь выхода из грозного организма. Получалось, что физически он никак не мог этого сделать. Ментально, или астрально, или как это точно называется, Осип не знал, он тоже не мог, потому что никакого влияния на сознание Александра Павловича не имел.
    - Хорошо, объясните мне, чем занимается Кузнецова? Оксана кажется? Не можете…? Я…. так и думал, так я Вам скажу…, чем она занимается! – гремел тем временем хозяин, - трахается с Вашим любимым барменом и ворует с ним на пару! Удобно устроились – он в баре мутит, она … товар заказывает, потом все списывают на …– и концы в воду! Что бы завтра же духу их не было, принять дела и пусть убираются на …! И не надо мне рассказывать, … что работать некому, в Москве … двадцать миллионов …!
     Сколько миллионов и с кем живет в Москве, Александр Павлович на самом деле не знал, но звучало очень убедительно. Вообще все, что бы ни говорил Александр Павлович, всегда звучало очень убедительно. Даже самые близкие к нему люди, будучи уверенными в своей правоте, теряли безвозвратно все свои аргументы перед его безапелляционными высказываниями.
     Посчитав, что разговор закончен, Александр Павлович достал разрывающийся уже минуты две телефон.
    - Ты где? – сухо и отрывисто спросил немного кукольный женский голос.
    - Уже еду, солнышко! Выходи, через 5 минут буду, - ответил он неожиданно послушно и направился к выходу.
    Одевшись, он подошел к компьютеру за стойкой, на котором была установлена учетная программа. Нужно было погасить тот заказ, который повис на его столике. Пошарив в кармане, он нащупал магнитную карту доступа и провел ею по аппарату. На мониторе компьютера высветилась надпись:
    «ВВЕДИТЕ НОМЕР МАРШРУТА»
    Нецензурно выругавшись, Александр Павлович потыкал отмену. Появилась новая надпись:
    «ХОТИТЕ ВЕРНУТЬ ПРЕДЫДУЩИЙ НОМЕР МАРШРУТА? НАЖМИТЕ ENTER ДЛЯ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ»
    Побагровевший Александр Павлович со всего размаха треснул по клавиатуре, собираясь пустить на перезагрузку нежелающее правильно функционировать устройство, но тут появилась надпись:
    «СПАСИБО. ВАШ МАРШРУТ УСПЕШНО ИЗМЕНЕН. БЛАГОДАРИМ ЗА ПОЛЬЗОВАНИЕ УСЛУГОЙ»
    
    
    
    Глава 3
    
    
    
     Окончательно потеряв всякое терпение, Александр Павлович жахнул по корпусу компьютера. Жалобно и укоризненно пинькнув, тот выключился. Одновременно перестала играть и музыка в зале, поскольку работала от этого же компьютера. Кассовый аппарат тоже погас, демонстрируя солидарность в борьбе за права старой техники. Короче, работа заведения остановилась.
     Не дрогнув ни одним мускулом на лице, покоритель программного обеспечения нажал властвующим перстом на кнопку POWER. Ожидаемого эффекта не последовало. Невозмутимо отодвинув корпус компьютера от стены, Александр Павлович со знанием дела пощелкал выключателем на задней панели. Нажал еще раз кнопку. Натужно застонав, пожилая машина завелась. Победоносно оглянувшись на перепуганный персонал, он поднялся и посмотрел на монитор. На ядовито голубом фоне, вместо привычной картинки, белела надпись. Первая половина ее состояла из английских слов, из которых, по мнению Александра Павловича, выходило, что жесткий диск С отказывается работать в таких условиях. Вторая же половина содержала странные краказябры, из которых выходило, что, по мнению компьютера, Александр Павлович не прав в антигуманном отношении к электронному другу.
     Не теряя убедительности, шеф шумно вздохнул и пошел снимать пальто и звонить программисту. Пытаясь выйти из-за стойки, ему пришлось чуть ли не силой отодвинуть с дороги того самого свежеуволенного бармена. В отличие от остального персонала, во время всех военных действий тот никуда не прятался, а так и стоял рядом безвольным столбом.
    
     Осип очнулся от грубоватого прикосновения хозяина и окончательно пришел в себя. До этого момента он отстраненно смотрел на действия Александра Павловича, не осознавая происходящее. Осипу вдруг стало очень просторно, как будто из низкого маленького помещения он попал в огромный пустой ангар. И еще: без его воли НИЧЕГО не происходило. Он мог стоять и молчать, мог передвигаться и говорить, но он это делал САМ.
     Осип подошел к монитору и взял лежащую рядом карточку. Осип ее узнал сразу, это была та самая кредитная карта.
    - У меня люди уходят, Ось, чек нужно!! – умоляюще посмотрела на него официантка Танюша, - почини, а? Быстренько, а?
    Возле стойки беспомощно скапливалась уже почти вся смена, зал был полон, и заказы нужно было пробивать все время.
    Осип посмотрел на монитор и быстро взялся за дело. На предыдущей работе ему приходилось иметь дело и со старым железом, и с основами программирования. Девчонки в кафе об этом знали, и всегда звали его, если что-то случалось.
     Спустя несколько минут Александр Павлович вышел в зал. До штатного программиста ему не удалось дозвониться, и он шел попробовать разобраться в этом «куске железного хлама» сам. Вообще с программистами была вечная головная боль. Когда требовалась помощь – они всегда были вне зоны, или отключены. Сами появлялись только тогда, когда деньги были нужны. А деньги им были нужны немалые. Только за что, спрашивается? Как только проблема какая-нибудь – у них один рецепт – заменить оборудование. «- Что же Вы хотите, на 98-м эта программа работать и не будет качественно, сейчас 2008…» «А чем плох 98-й?» Александр Павлович терпеть не мог современного вида новых компьютерных систем. Он всегда демонстративно переключал вид на классический, не желая понимать этот «интуитивный интерфейс». В мыслях о нерадивости всех российских программистов, а заодно и Билла Гейтса, хозяин подошел к стойке бара. Чеки спокойно пробивались, музыка играла привычным джазовым фоном, Вообщем, никакого аврала, все своим чередом. Он поймал пробегающую мимо официантку:
    - Кто включил компьютер?
    - Да Осип, конечно, он же всегда чинит все, Вам что-нибудь принести?
    - Нет, спасибо. Или нет, воды без газа. Со льдом.
     Александр Павлович облокотился на стойку. Внимательно стал разглядывать Осипа, как будто видел его впервые. Тот факт, что в мозгу такого существа, как бармен, могли оказаться способности починить компьютер, тогда, как ему это не удалось, был обиден. Но Александр Павлович не был ординарной личностью. Он очень легко признавал свои очевидные ошибки, даже бравируя этим. По его глубокому убеждению, это свидетельствовало о широте его натуры.
    Принесли воду, и он уселся за свободный столик рядом со стойкой, продолжая бесцеремонно разглядывать молодого человека. Состояние его стало великодушным и милостивым, как и всегда бывало после бури.
     Внешность изучаемого объекта была не типичной для бармена. Чуть выше среднего роста. Черты лица правильные, но какие-то не русские, и не понятно было, к какой национальности его можно бы отнести. В прежние годы, когда популярно было делать бизнес на интуристе, он бы вполне сошел за иностранца. Александр Павлович благодушно потеплел, вспомнив активную юность. Особенно отличались от барменской братии глаза. Взгляд их был всегда задумчив и отстранен. Даже улыбался он как-то внешне, словно все время о чем-то напряженно думал, не мог решить какую-то сложную задачу. Точно малохольный. Громко двинув стулом, Александр Павлович резко встал. Подошел к стойке закрыть свой столик. Пошарив в кармане, достал оттуда еще одну карточку, на этот раз именно ту, которую нужно. Молча протянул ее Осипу. Тот тоже молча взял ее и, мгновенно произведя нужные действия, так же молча отдал.
    - Ты сайты делать умеешь? – вдруг неожиданно спросил Александр Павлович.
    - Писал когда-то, а что?
    - Завтра к 10-ти в офис – лаконично приказал Александр Павлович.
     Александр Павлович гордился своим умением производить ротацию сотрудников. Решение он, по обыкновению, принимал мгновенно, не задумываясь обо всех последствиях, которые это решение влекло. Если ему вдруг нравилась какая-нибудь мысль или фраза, сказанная к месту подчиненным, карьерный рост мог оказаться таким головокружительным, что дух захватывало. Бывали случаи, когда сотрудник после двух недель работы из официантов взлетал в управляющие.
     Чрезвычайно довольный своей мудрой деятельностью, Александр Павлович, наконец, ушел из кофейни. Он уже опаздывал, как всегда, в пять мест. Садясь в машину, набрал номер Нины Леонидовны и смягчил меру немедленного увольнения Кузнецовой двух недельной отработкой перед этим. Решений своих он принципиально не менял.
    
    
     В памяти Осипа сохранились все события, которые происходили во время его пребывания не в себе. Осип отлично помнил все, что было, пока он гостил в могучем организме Александра Павловича. Помнил и все, до мельчайших подробностей, что происходило с «пустым» Осипом. Справедливости ради нужно отметить, что того, о чем следовало бы помнить, с ним не происходило.
    
     Оксана. Знает уже? Улуча момент, Осип направился к ней.
    Девушка сидела в своей каморке, глядя в зеркало и припудривая распухший носик. Покрасневшие глазки и возмущенный вид говорили о том, что до нее уже донесли радостное известие.
    - Две недели, ага, да меня завтра же здесь не будет, - увидев Осипа, возмущенно зачастила она, - меня в японский ресторан давно уже зовут, он в январе открывается, без работы я не останусь, или еще куда-нибудь, - не ожидая ответа от Осипа, она схватила чистый листок и принялась что-то писать.
     Осип понимал, что нужно что-то сказать, возмутиться, поддержать девушку хотя бы морально. Но слов не находилось.
    - Они думают, я тут за эту зарплату работаю? Мне папа давно уже все время говорит, что я здесь делаю, он не понимает, каждый день дома слезы, как я терплю это все, - продолжая писать, бормотала Оксана, - а я только рада, сама уйду, даже если просить будут, не останусь.
     Промычав что-то невнятное, долженствующее выказать сочувствие, Осип, стараясь не смотреть в глаза девушке, ретировался. Чувство вины опять затопляло все его существо.
     Собственная судьба его мало заботила, и от того, уволили его или нет, не менялось ничего. Ну, придется поискать работу опять. Это даже хорошо в какой-то степени, да и тетка эта отстанет, наконец.
     Тетка не замедлила появиться; ее кабинет и курилка располагались по соседству. Едва услышав голос Осипа, она тут же высунулась:
    - Осенька, мальчик, зайди ко мне, - слащавый голос не сулил ничего оптимистического.
     Мальчик с послушной обреченностью поплелся в кабинет. В течение получаса слушал историю о невероятной несправедливости высшей власти, особенно в лице супруги этой самой власти. Узнав ряд интересных подробностей из биографии супруги монарха, и получив напоследок уведомление о своем увольнении, Осип был отпущен.
    
     Он отправился в бар. Взглянув на часы в зале, очень удивился. Часы показывали 12.30. Осип почему-то считал, что уже вечер. Оказывается, с момента посещения девушки с загадочной кредитной картой прошло не больше часа. Теоретически, девушка за ней должна вернуться.
    Что дело в этой карте, Осип уже не сомневался, и
    решил попробовать разобраться хоть в чем-нибудь, пока карта была у него.
     Компьютер в баре был свободен, и Осип, убедившись, что вокруг не было свидетелей, провел карточкой по бороздке. Появилось меню. Меню было простеньким и содержало вполне понятные действия. Кроме выбора маршрута, был еще алфавитный указатель. Осип нажал на первую попавшуюся букву «Т», и увидел список, напоминающий телефонную книгу. Слева были имена, справа – номера. Имена были записаны, как попало, где-то была фамилия с именем, где-то просто имя, а где-то и вовсе странное обозначение. Например: «Трубка Усы Портфель» или: «Тот еще гусь». Самое интересное, что Осип без труда понял, о ком идет речь. Трубка, усы и портфель мгновенно вызвали образ одного клиента, которого Осип с месяц назад от нечего делать разглядывал. Дело было днем, посетителей почти не было, и тот сидел напротив стойки один, читая газету и периодически разговаривая по телефону. При этом он курил трубку, что и привлекло внимание Осипа. Рядом на стуле стоял потертый, желтоватого цвета портфель. Пшеничные усы придавали облику мужчины респектабельно-книжный вид, заставляя вспомнить старые прибалтийские фильмы о жизни начала 19 века. У Осипа с детства была привычка представлять жизнь незнакомых ему людей, случайно привлекших внимание. Ему нравилось пытаться угадать род занятий этих людей, отношения в семье, быт, просто на основе своих ассоциаций. С этим гражданином Осип зашел в тупик, потому что, разглядывая внимательнее прибалтийского дядечку, он заметил у него на шее шнурок. На шнурке висел плеер. Обыкновенный МР3 плеер, с которым ходят тинэйджеры, только не выставляя его напоказ. Дядечка явно лет тридцать назад перешагнул тинэйджерский возраст, и резонанс был сильный.
     «Тот еще гусь» тоже не вызвал затруднения в опознании. Осип как-то, по дороге на работу, случайно столкнулся с ним в кассе метро. Это был вполне прилично одетый молодой человек, напоминающий менеджера среднего звена. Очередь в кассу была огромной, по причине начала месяца, и молодой человек предлагал купить поездки у него, с какой-то наценкой. Осип очень удивился виду бизнеса, и почему-то подумал про себя: «Тот еще гусь»
     Перелистывая странички на другие буквы, Осипа осенило: в этой странной книжке записаны номера маршрутов абсолютно всех людей, которых Осип не просто знал, но и помнил! У него перехватило дух. И можно переходить на любой маршрут!? Осип открыл букву «А» - Ананьев Александр Павлович - номер 120. Точно. Он же тогда ввел 120 рублей, за ту чашку. Какой же номер у него, у Осипа? На букве «О» он нашел только Мандельштама, и очень удивился, тот ведь давно умер! Выходит, можно не только в пространство, но и во время?
    Еще до этого, в меню он обратил внимание на вкладку «таймер», и теперь нажал на нее. Действительно, можно было задать дату и четкое время маршрута, можно было даже ограничить время пребывания на другом маршруте. Например, поставить таймер ровно на 45 минут. Или на сутки. Судя по комментарию рядом, это касалось только текущего времени. На прошлое или будущее стояло ограничение в 5 минут.
     Не отыскав себя ни на букву «Я», ни первым в списке, Осип стал внимательней изучать меню и вскоре заметил в правом верхнем углу информацию о пользователе. Его номер был 1981/RU-М/VMM/623.
     - Осип, чек срочно, - прибежала Светик,- пусти скорей.
    Осип быстро все закрыл и вернулся в действительность. Действительность была настолько серой и будничной, что Осипу безумно захотелось куда-нибудь испариться.
    Но, хочешь - не хочешь, а до конца смены дотянуть надо. Внезапно у Осипа возникла гениальная идея. Это же получается, что можно путешествовать, как на экскурсии? И при этом скучное время пройдет незамеченным.
     Приняв решение, Осип дождался, когда освободится компьютер, и опять вошел в меню. Выбрав наугад букву «З», он стал внимательно читать список. Среди прочих, ему попалась любопытная запись: «Зашибись блондинка». Как и в случае с гусем, Осип сразу вспомнил одну постоянную клиентку. По всей видимости, она жила недалеко и частенько бывала в кофейне. Иногда заходила с подружками, иногда – с молодыми людьми. Но когда бывала одна, непрерывно общалась по телефону. Вообще телефон она из рук никогда не выпускала, поскольку, если не разговаривала, то давила смс-ки. Имени девушки Осип не знал, и про себя называл ее «Зашибись блондинка», по двум причинам. Во-первых, слово «Зашибись» было ее любимым, она частенько так заканчивала фразу в разговоре. Содержания разговора слышно не было, а это слово она произносила громко, и с таким многообразием интонаций, что оно вполне могло заменять любое другое. Во-вторых, она была яркой блондинкой, очень сексуальной и знающей себе цену, при взгляде на нее действительно можно было сказать: «Зашибись!»
     Осип, с секунду помешкав, сделал выбор. Это было то, что надо! Увлекательная экскурсия в совершенно другой мир. В мир дорогих машин, роскоши и беззаботного счастья обладанием такого шикарного тела. Женского тела.
     Давно не испытывая такого возбуждения, Осип поставил таймер на полночь, т.е. на конец своей смены. Целый день приключений! Предусмотрительно положив заветную карту в карман, Осип ввел нужный номер маршрута.
    «СПАСИБО. ВАШ МАРШРУТ УДАЧНО ИЗМЕНЕН. БЛАГОДАРИМ ЗА ПОЛЬЗОВАНИЕ УСЛУГОЙ»
    
    
    
    
    
    Глава 4
    Очень Вам благодарна, если Вы добрались до четвертой главы. Продолжение есть, но мне очень важно Ваше мнение, нужно ли его публиковать? Очень жду откликов.
    


    

    

Жанр: Роман
Тематика: Фантастическое


© Copyright: Иоганна, 2007

  


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

23.02.2007 13:16:22    mikko (Михаил Козлов) Отправить личное сообщение    
Понравилось, жду продолжения!
     
 

Главная - Проза - Иоганна - Маршруты Осипа

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru