Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Юлия Охотина

Ревность

    Аккуратно ступая по скрипучим деревянным полам в подъезде, Катерина зашла в не больную прихожую. Иван Иванович только снимал свои ботинки. Раздеваться быстро не хотелось, хотя девушка не исключала, что сегодняшняя встреча будет холодной и закончится весьма быстро. Иван Иванович принес ей тапки. Розовые, но совсем не те.
    - А где мои? – Словно между делом спросила девушка.
    - В комнате лежат. Я же знаю, что они тебе малы, вот и подобрал новые, - мужчина по-хозяйски ущипнул девушку за попу, забрал шубу и ушел в комнату. Катерина медленно снимала сапоги. Сердце забилось чаще.
    «Отчего он решил мне купить новые тапки, и почему не спрятал их в прихожей, как обычно? Раньше его не смущало, что они на размер малы. А тут вдруг подумал. С чего такая забота? Может, дочь тут бывала? Но он столько лет не покупал ей тапок! – Катерина взяла тапок и посмотрела на подошвы. – Новые, одевали максимум один раз по чистому полу… А размер? Ого, подошел размер. Может я заморачиваюь, и он действительно позаботился обо мне?»
    Катерина осторожно, будто боясь что-то увидеть, прошла в комнату. Иван Иванович уже хозяйничал на кухне с чаем. Девушка вглядывалась в детали и находила все на своих местах. Нужно было раздеваться, но она не спешила. Катерина прошла в спальню и нашла ее в привычном состоянии. Покрывало на кровати было, как и прежде, идеально застелено. По нему нельзя понять, кто его застилал: она сама, месяц назад, или он. Девушка рывком откинула покрывало, замерла и улыбнулась. Именно она оставляла последний раз так смятую простынь, именно ее розоватые пятнышки остались свидетелями их встречи. Он вряд ли бы уложил другую в такую постель. Катерина свернула покрывало и с облегчением покинула спальню.
    - Я так соскучилась по нашим настоящим встречам, - полушепотом произнесла Катерина на ухо Ивану Ивановичу, мешающему сахар в ее чае.
    - Моська моя, - передразнил любя ее мужчина. – В душ пойдешь?
    - Я из дома. Иди, я сделаю тебе кофе.
    Катерина сделала кофе, взяла свой чай и ушла в комнату. Сев на кресло, она грела руки о теплую чашку и вспоминала, что вот так, с чашечки теплого фруктового чая в кресле все началось три года назад. Он был так нежен, что она совсем потеряла голову. Но отчего же сейчас она так беспокоится? Разве он стал к ней хуже относиться? Разве перестал ее любить? Ах да, он никогда не говорит о любви. Но о ней говорят его глаза! Столько всего было за эти годы! Какая страсть, какая нежность! Неужели она все это потеряет из-за своего дурного настроения, потому что подозревает что-то. Но что она может подозревать? Он не ее муж, он всего лишь месяц не встречался с ней. Разве ему плохо с ней? Она ведь становится ручная рядом с ним, и вместе с тем, ее спесивость его заводит. Нет, он просто устал на работе, ему просто некогда.
    - Ты все еще одета? Иди ко мне. – Иван Иванович сел на диван. На нем было бордовое полотенце. Круглый живот с седыми волосами без штанов казался не таким уж и маленьким. Но ей он был мил.
    - Я чай пью, видишь? Мне просто хочется побыть здесь, с тобой.
    - Да, Моська, соскучилась по мне? – У него было игривое настроение.- Я тоже по тебе соскучился. По таким вот теплым встречам. Чтобы и поговорить, и не только. – Мужчина поставил чашку кофе на пол и потащил Катерину за подол платья.
    - Ну-у-у…
    - Ну что нуууу? Я соскучился, я уже весь дымлюсь. Брось свой чай, потом допьешь.
    Катерина поставила чашку на пол и прошла на середину комнаты. Подойдя к статуэтке, каменному леопарду, изогнувшемуся в прыжке и рычащему, Катерина начала гладить пальчиками изгиб животного так, чтобы Иван Иванович это видел. Она не торопясь сняла с себя серьги и кольца, потеребила волосы и словно между делом, извиваясь как змея, повернувшись к Ивану Ивановичу спиной, сняла с себя платье. Грациозно и легко.
    - Ну ты и сучка…
    - Разве ты в этом когда-нибудь сомневался?
    Катерина понимала, что стоит перед ним сейчас желанна и до ужаса хороша. Колготки она сняла, пока он был в ванной, и потому перед ним сейчас стояла в нежном розовом белье. Пусть он видит ее при свете, пусть запоминает каждое ее движение, пусть хочет до изнеможения даже глазами, чтобы никто не мог позариться на его желание. Но Катерину не покидала съедающая ее изнутри грусть. Она понимала, что должна быть хороша и беззаботна, а иначе на что же ему еще любовница? Любовница, как унизительно… Нет, как здорово, что он тут, он с ней! Так что еще надо? Чего переживать? Да она всем любовницам любовница! Сдерживая тоску, Катерина подошла к Ивану Ивановичу.
    - Смотри какой у меня животик. Хорошенький? А талия какая? Мммм…
    Но как девушка не пыталась расслабиться в постели, себя обмануть она не могла. То ей казалось, что он не так нежен, то, что не так сильно ее хочет. Она прислушивалась к себе, всматривалась в него и что-то искала, вместо того, чтобы просто отдаться и забыть обо всем. Подозрения, что начался конец, ее не покидали. Она долго лежала под ним, не тревожа его сон, и думала что же это: интуиция или злые шутки разума? Вроде бы все как прежде, но отчего-то все не так. Может, дело не в нем, а в ней? Может, она слишком изменилась? Что-то же должно подтвердить ее догадки или развеять сомнения. Да, пусть страсть не такая как прежде, он привык к ней, работы много, возраст поджимает, все вроде закономерно. А может потому ему и захочется другую, которая будет трогать его за живое сильнее, потому что она новее и моложе. Но куда уж моложе! И так разница у них в тридцать лет!
    Катерина по-кошачьи мягко вылезла из объятий Ивана Ивановича и прошла из спальни в комнату. Его одежда, барсетка, крестик… Телефоны. Два телефона. Может, в них что-то есть? Сердце билось до изнеможения.
    «Нет, нет, я не имею права, - думала Катерина. - Я не должна смотреть, это низко. И зачем мне знать правду? Узнаю, ведь только хуже будет, если что. Или наоборот полегчает? Нет нельзя… - Но Катерина уже не могла остановиться и сама себе не отдавала отчета. Пальцы бегали по кнопочкам, глаза искали сообщения. Но сообщений не было вообще. Парочку только от нее, с просьбой забрать домой. Входящие вызовы. Все только по работе, несколько от дочери и, как и ожидалось, ни одного от жены. – Дурная я, как и прежде, мой он. И хватит подозревать его и проверять!»
    Катерина слегка спала в теплой ванне, когда Иван Иванович ее потревожил.
    - Моська, ты знаешь, сколько времени?
    - Нет…
    Катерина знала, что сейчас уже четыре утра, знала, что он встанет под утро как обычно и начнет ворчать, что вот, опять под утро домой вернется, а она, бессовестная, совсем за временем не следит.
    - Четыре утра! Как обычно все! Давай вылезай, домой пора.
    Катерина без спешки вышла из ванной и оделась. Сев на заднее сиденье, она как обычно молчала в дороге домой. Через пару часов они встретиться на работе.
    - Все, давай. Завтра на корпоратив не пойдем вместе. И так все трындят.
    - Всегда трындят, уже все устали и никто не верит. Пока-пока.
    Катерина никак не реагировала на его жесткий тон, ни про утро, ни про дом, ни про корпоратив. Он всегда такой якобы жесткий. А с ней все равно мягкий. И на корпоратив он без нее не пойдет, она знает. Так, немного пошумит, первую часть банкета перетанцует со всеми бабами, а потом все равно будет только ее. Да и как это она не пойдет? Вот тогда уж точно все трындеть начнут…
    
    Прошел еще месяц. Иван Иванович снова не находил времени и места для Катерины. Она не беспокоилась, также поддерживала его по телефону и занималась только предновогодним хаосом в работе. Пятница всегда была предоставлена ей самой себе и потому Катерина решила провести ее с новой коллегой, с которой собиралась пойти куда-нибудь отдохнуть. Красивая сорокалетняя удмурдка уговаривала Катерину на игру в бильярд, когда на пороге неожиданно появился Иван Иванович.
    - В бильярд? Пойдем. Я сейчас домой смотаюсь, подождите меня минут двадцать и поедем вместе.
    - Чего это он? – спросила Алина.
    - Да это бывает, иногда Иван Иванович проводит вечера с коллегами.
    Бильярд был заполнен, но для него был приготовлен лучший стол. Катерина толком не умела играть в бильярд и давно просила Ивана Ивановича ее научить. И вроде бы вот он, момент, но что-то шло не так. Он ходил по периметру стола подальше от Катерины, охотно посматривая на Алину. Настроение девушки портилось. Катерина поймала себя на ревности. Девушка отдала кий Алине и присела на диванчик. Потягивая коктейль с текилой, Катерина наблюдала, как Алина арканит Ивана Ивановича. Она была стройна, хотя и не большого роста. Никто бы ей не дал сорок лет, максимум – тридцать. Недавно она приехала с севера после развода. И здесь у нее не было ни друзей, ни подруг. Но Иван Иванович лишь делал вид, что не смотрит на Алину, вставшую в стойку перед ударом. Катерина ловила его скользящий взгляд и гнала от себя мысли подозрения. Но получалось плохо. Алина была слишком хороша, а Иван Иванович как-то чересчур холоден с Катериной. За весь вечер она ни разу не почувствовала его шлепок по попе, как обычно, не вырвала случайный комплемент.
    - Хороша? – спросила Катерина у него, подойдя к столу.
    - Она? Так, - махнул он рукой. – Ничего особенного.
    - Я лучше?
    - О чем ты говоришь? Все, прекрати.
    - А че прекрати, я просто спрашиваю, хорошая она или нет. Ты вот весь вечер от меня бегаешь, даже кий правильно держать не научишь.
    - Отстань.
    - Вань, да что с тобой? Ты как чужой?
    - Не говори глупости.
    Катерина выдержала минуту тишины и уверенно спросила.
    - Вань, это что, и есть конец?
    Иван Иванович отошел от стола, ничего не сказав.
    Через час Катерина закрыла за собой дверь в своей квартире. Была полночь. В это время он всегда потом возвращался к ней. Выждав десять минут, она написала ему сообщение. Этого времени как раз достаточно, чтобы он довез Алину до дома и остался один в машине. Через пять минут Катерина написала еще раз. Ответа не было.
    Катерина легла в кровать. Отчаяние не приходило. Грусть разве что. А чего отчаиваться? Он не ее муж, она всего лишь любовница. Так бывает, что и хорошие любовницы наскучивают. И хотелось устроить ему сцену ревности, заплакать, высказать всю боль ему, но она не могла. Не могла, потому что кто она ему, чтобы так себя вести? Она всего лишь любовница, которая должна быть ему лишь счастьем и радостью. А если она таковой не будет, то зачем она ему тогда? Негатива ему хватает и дома… Почему он не ответил? Не заснул же он за рулем? Мог бы просто ответить, что уже спит. Раньше ему ничто не могло помешать написать ей… Ревность сжимала горло и все сжигала изнутри. Но почему сейчас? Почему она никогда не ревновала к жене? Почему она испытывает это чувство именно теперь, хотя поводов было и до этого предостаточно? Потому что раньше чувствовала, что все хорошо, все беспричинно. А тут какая причина? Не написал? Редкие встречи? Так все можно объяснить! А что объяснять, что требовать, что горевать? Что делать? Ничего. Она ничего не может сделать, потому что она любовница. И все что она может – это смириться и снова быть для него лучшей, чтобы никто не мог занять ее места. Но отчего же так больно? От ревности? От безысходности? От смирения?
    Катерина не спала, когда первые лучи солнца стали пробиваться в окно. Девушка включила компьютер, зная, что сейчас он может не спать и будет в сети. Пробежавшись взглядом по контактам, Катерина заметила, что с половины первого Алина в он-лайне. Улыбка проскользнула на лице девушки. Через полчаса пришло сообщение «Извини, вчера просто отрубился».
    - Отрубился, - грустно с надеждой прошептала Катерина. – Ну что ж, пусть будет так…
    Катерина отправилась в холодный душ, чтобы выглядеть на работе свеженькой и красивой. Лучшей для него.
    


    

    

Жанр: Новелла, Рассказ
Тематика: Любовное, Психологическое


31 марта 2012 год

© Copyright: Юлия Охотина, 2012

  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru