Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Галина Булатова - Термитник поэзии в Казани
Галина Булатова

Термитник поэзии в Казани

    Удивительное название придумали основатели сайта «Термитник поэзии»! Всякому известно, что термитник – это жилище термитов. Но мало кто знает, что это – одно из крупнейших сооружений, создаваемых животными: за сотни лет термитник может вырасти до 5 (а в редких случаях – до 10-12) метров в высоту!
    
    Созданный в 2000 году группой поэтов, в числе которых был Владимир Шевчук из Днепропетровска, ныне сайт со свободным размещением стихов насчитывает свыше пяти тысяч авторов, общающихся между собой и участвующих в конкурсе на лучшие произведения за определённый период.
    
    10 июня 2012 года музей Аксёнова в Казани гостеприимно распахнул двери для поэтического вечера Термитника, на который приехали московские поэты, чтобы выступить дуэтом с казанскими. «Наш дом – не мёртвый музей, – сказала, открывая праздник, директор Ирина Аксёнова, – а место, где продолжается жизнь, жизнь в тонких измерениях…». Идея провести встречу принадлежит казанско-московскому коллективу: поэтессе Лилии Газизовой, организатору многих литературных мероприятий в Казани, москвичу Юрию Конькову, главному редактору «Термитника», Андрею Новикову, одному из редакторов сайта.
    
    Юрий Коньков, дирижёр мероприятия, отметил, что в российском зале поэзии всё громче звучит Казань. Третья столица представляет несомненный интерес для поэтов страны. «Термитниковские чтения», как назвал их Юрий, повысят интерес к сайту, где у каждого есть возможность быть услышанным. «Пишущих много, талантливых много, но известность есть не у всех», – подытожил главред перед презентацией трёх альманахов «Термитника», вышедших соответственно в 2005, 2010 и 2011 году. Причём самый свежий из них представляет собой шорт-лист стихов-2011. Юрий наугад прочёл три стихотворения из «Шортов»:
    
    Иван Зеленцов «Яблоки»
    
    Словно белые-белые ялики,
    в синем-синем плывут облака.
    С яблонь падают красные яблоки,
    переламывая бока.
    Окрылённое птичьим окриком,
    лёгкой музыкой из окон,
    хочет яблоко белым облаком
    стать, ньютонов поправ закон.
    Хочет пасть, будто в пасть Везувия,
    в пропасть синюю поутру.
    Ну, а яблоня, как безумная,
    машет ветками на ветру.
    Только разве укроешь листьями,
    это яблоко от дождя?
    Правит осень, шажками лисьими
    в облетающий сад войдя,
    в каждой чёрточке мира явлена,
    льёт туманы, как молоко.
    Пало яблоко, но от яблони
    не укатится далеко.
    
    Звёзды осенью обесточены.
    Так темно, словно смерть близка.
    ...То ли в яблоке червоточина,
    то ли просто тоска, тоска,
    то ли просто душа разграблена,
    иней выступил на жнивье.
    Не печалься об этом, яблоня.
    Скучно яблоку гнить в траве.
    Сдюжит, вытерпит злое времечко,
    продувной и промозглый век.
    Прорастёт золотая семечка,
    новой яблоней дёрнет вверх,
    чтобы к белым своим корабликам
    ближе стать хоть на полвершка…
    …И с неё будут падать яблоки,
    переламывая бока.

    
    Вторым автором оказался Дмитрий Мурзин:
    
    ***
    В старом кресле старый Бунин
    Новый замысел лелеет.
    Говорит: мол, все там будем,
    Пишет «Тёмные аллеи».
    
    В новом маленьком рассказе
    Много воздуха и солнца,
    Всё, что он придумал в Грассе,
    Нас сегодняшних коснётся.
    
    Героиня роковая
    Никого не пожалеет.
    Бунин пишет, Бунин знает,
    Есть ли свет в конце аллеи...

    
    И наконец, Алексей Григорьев со стихотворением «Короткие сны»:
    
    Дядя Володя жив – носит из леса грузди.
    Бабка моя жива. Кот – это так, не в счёт.
    А под ногами вдруг жёлудь созревший хрустнет –
    Не утащить в стихи – нету стихов ещё.
    В этих непрочных снах если что есть, так осень:
    Жёлтый соседский клён, серые облака...
    Бабкин сосед умрёт через неполных восемь
    В жёлтом грибном лесу – я не запомню, как.
    Странно: был целый мир, яркий, живой, надёжный,
    И обратился в сны: в едкий осенний дым,
    Запах сырой травы, груздь на короткой ножке,
    Жёлудь, что захрустит под каблуком моим.

    
    На мой взгляд, на самом деле, высокая поэзия. Респект редакции сайта и на будущее – сборников потолще, если публикуются такие авторы!
    
    Из прочитанных затем Юрием собственных стихотворений легли в душу «зернистые буквы, пеньковые петли»:
    
    Доменщик
    
    Осиные гнёзда сигарного пепла
    На скатерти там и тут.
    Навстречу печному угарному пеклу
    Позёмки с утра метут.
    Зернистые буквы – пеньковые петли –
    В газете «Напрасный Труд».
    
    Хоть еле сидишь, не ложишься: задремлешь –
    Появится личный бес,
    Решительный злобный хохочущий гремлин,
    Повалит, укусит, съест.
    Во рту твоём дым и в глазах твоих кремний,
    Ты доменщик этих мест.
    
    Не смазан затвор, не пришиты погоны,
    Немного осталось дней.
    И прапорщик старший, и бывший полковник
    Сгорают в одном огне.
    Пропитаны красным и липким по полной
    Попоны твоих коней.
    
    Рассвет занимается трудно и долго,
    Уж больно сыра земля.
    Не рвётся, где тонко, а толку-то, толку,
    Смолкаешь на верхнем ля.
    Совсем недалёко, за малой бетонкой,
    Поля для тебя, поля.

    
    Кроме того, Юрий представил новый прекрасно изданный литературный журнал «Homo Legens» («Человек читающий»), презентация которого была намечена через день.
    
    Вячеслав Харченко (Москва), приняв эстафету, прочитал несколько коротких прозаических произведений. Живой отклик в зале вызвал рассказ «Запах любви», привожу небольшой отрывок:
    
    «У Люды постоянно текла кровь из носа. В свои три года она бегала и резвилась, падала с качелей, таскала котят и щенков, прыгала с крыши беседки, но от всего этого кровь не текла, а вот непонятно отчего – текла. И вот уже розовые сопли свисают до пола, красные горошины утыкали пол, а сама внучка ревёт и держится за нос.
    Первым одну странную закономерность заметил дедушка. Он утверждал, что в отсутствии некоторых предметов кровь у Люды не течёт. Вот не было у деда Севы телевизора, и любила у него бывать внучка. А у родителей зомбоящик. Там постоянно течёт кровь у Люды.
    Стали проверять на различных объектах: радио, телевизор, мамины духи, папина электробритва, прокисшее молоко, не вовремя вынесенное ведро, использованный презерватив в подъезде, смердящая помойка – всё это вызывало у малолетней внучки кровотечения.
    Все бы так и гадали, в чём причина, если бы приехавший дядя Коля не сказал: «Она их по запаху чувствует. Где запах – дрянь, там кровь и течёт».
    Стали проверять, выносить подозрительные предметы, а потом уже и Люда подросла, объяснила.
    — Вы видите и слышите, а я на запах».

    
    Соло Наиля Ишмухаметова (Казань). Красный цвет футболки ему очень к лицу. В числе прочих («Пока печаль моя светла», «Дважды два» и др.) как-то по особому прозвучало стихотворение «Между Волгой и Уралом»:
    
    Между Волгой и Уралом,
    Между дудкой и кураем,
    Меж аулом и селом
    Жизнь, что девушка с веслом,
    Замерла в немой тоске,
    Всё решает, дура, с кем
    Ей идти, верней, грести
    По стремнине горести.
    Русский чёлн, татарский парус –
    Что главнее в этой паре?
    
    Дура дурой – что главней,
    Ни за что не выбрать ей.
    Знай живи себе, не мучась,
    Всё равно настигнет участь
    Буриданова осла –
    Смерть на кончике весла.

    
    Выход Вадима Гершанова (Казань) был не простой, а поздравительный: дело в том, что именно в этот день, 10 июня, главред Термитника Юрий Коньков отмечал свой 36-й день рождения. И Вадим вручил имениннику настоящий татарский подарок – зелёную расшитую тюбетейку, которая тут же водрузилась на надлежащее место и была там до конца праздника. А Вадим Гершанов виртуозно прожонглировал перед зрителями палиндромами, омограммами и прочими формами комбинаторной поэзии, которую слушатели обозвали «высшей математикой». Особый восторг вызвали следующие перлы:
    
    омограммы, где все буквы двух частей фраз одинаковы:
    
    Кто по Руси гнал – к топору сигнал
    Мираж есть – мира жесть
    Я сноха милая и богема томная – ясно хамила я, ибо гематомная
    О Руси речь – ору сиречь
    Пути на ЦИК – личность / Путина – цикличность
    Икра была базами – и крабы лабазами
(аплодисменты)
    
    палиндромы:
    
    Боли чела – лечи лоб
    Тупа крыса, а сыр капут
    Я не мил? Шли меня!

    
    Также Вадим продемонстрировал палиндромы в стихах и слоговые палиндромы:
    
    Кто нищ? Никто
    Бил люто за всё, зато любил
    Ломалась дама, далась мало.

    
    На Термитнике настоящее гнездо палиндромистов, заметил Юрий Коньков в адрес Вадима Гершанова и затем предоставил слово даме – москвичке Алёне Бабанской. Запомнилась тихая, нежная лирика «Сьерры Невады», «Средней полосы», «Ночи», загадочность «Иеронима»:
    
    Ну, здравствуй, Босх Иероним,
    Кого сегодня полоним?
    Поймаем осень за грудки,
    За паровозные гудки.
    Её избыточный колор
    И стадо красное коров,
    Солому жёлтую в валках,
    Синицу мёртвую в руках,
    Лесную царственную лень
    В короне солнца набекрень.
    
    Ну, здравствуй, Босх Иероним,
    Кого сегодня поманим?
    Кухарку в фартуке до пят,
    Торговок, грузчиков, солдат,
    Мальцов, играющих в лапту?
    Я завтра, может, к ним уйду,
    В пейзаж, исполненный холмов,
    Блестящих шпилей и домов,
    Где слышится за десять вёрст,
    Как дождь слепой идёт на холст.
    Где сводит медленно с ума
    И светотень. И полутьма.

    
    На контрасте прозвучал Эдуард Учаров (Казань), поэзия которого отмечена «ожогами» души и необычными хрупкими и ранящими образами: «Лядской Сад» со старой рябиной, чей «глухой, искорёженный донельзя ствол/ не выстрелит гроздью по вымокшим спинам», «В кашемировом небе на вырост» герой улетает в детство (или в будущее?), чтобы «мама с папой увидеть смогли/ голубые, как вечность, прожилки/ зарифмованной сыном Земли», «Когда открыта вся судьба» – «и знойней тени и длинней,/ но счастье так проклюнет тонко», «В понедельник», «синицы, сипя на татарском,/ минаретные гнёздышки вьют», «Керосин» полыхает писчей бумагой, и «Время» бессильно помочь. А самым трогательным мне показалось «Фото»:
    
    На груди ли меня хранишь,
    как напёрсток хранит иголку?
    Уголок ли обгрызла мышь,
    что устроила в сердце норку?
    
    Береги меня, береги –
    отпечаток на тонком глянце.
    Но в любви уже перегиб:
    ожидать, ненавидеть, клясться.
    
    Мы засветим совместный кадр,
    но проявимся по-любому.
    Глянь: как в камере миокард,
    утекают года с альбома.
    
    Поистреплется твой сафьян –
    время выдумает затею,
    где в старушечьих лапках я
    хрусткой осенью отжелтею.

    
    Представляя казанцам одного из редакторов Термитника Илью Леленкова, Юрий Коньков предупредил слушателей о харизматичности и брутальности его творчества. В чём они, слушатели, убедились на собственной шку… пардон, на собственных ушах.
    
    ***
    приходит смс от мчс –
    товарищ, не ходите с бабой в лес
    
    а я лежу и, кажется, страдаю
    за всех и вся
    и лес внутри меня
    
    в лесу бутылки, ложки, чешуя
    шприцы, газеты, фантики, стаканы
    грибы, костры, колёса, труп коня
    менты, опять колёса, и опять
    
    там перелётных жаворонков стая
    и бесполезный снег лежит до мая
    
    там наркоманы бродят по просёлку
    там баба убивает поросёнка
    
    свинья визжит как «молодежный блюз» –
    я жизнь люблю и смерти не боюсь
    
    в лесу темнеет, катится луна
    лесник сирожа кажный день в умат
    
    и наркоманы прячутся в орешник
    и колются, и пыхают пореже
    
    бабища поросёнка освежует
    и даже кризис – всех народов жупел
    
    не остановит бабье естество
    лесник сирожа свалится под стол
    
    и перелётных жаворонков стая
    противным криком обругает сталина
    
    а я лежу – еловые иголки
    мне колют в сердце
    задевают лёгкое
    
    свинья в крови, но – всё визжит визжит
    в моих ушах –
    берите вашу жизнь
    
    я в чёрный чай бросаю сахарок
    и вижу лес
    и бабу с топором

    
     «Ешьте свои ириски», «Маринеско», «Андрей Иванович повесился», «Утихни, мамба, молчи, гитара» – и вдруг:
    «Много вокруг ещё злобы и подлости, мало любви и добра» – строчки из стихотворения «Четвёртое мая» – прозвучали нечаянным выдохом обычного, уставшего от эпатажа человека.
    
    Глеб Михалёв (Казань) – едва ли не единственный, кто читал стихи наизусть. Вслушиваясь в негромкий, глуховатый голос Глеба, я отметила для себя интеллектуальность и афористичность его поэзии:
    
    так жить – отточия оттачивая
    и даже не понять когда
    вдруг приплывет твоя трёхмачтовая
    под чёрным парусом беда…(«Так жить – отточия оттачивая…»
    
     во мне однажды кончится завод
    и мой матрас меня переживёт («Во мне однажды кончится завод…»)
    
    вот чайник маленький лопочет о любви
    сковорода ему, уверенная, вторит.
    на этой кухоньке кого ни назови
    все о любви теперь, наивные, гуторят
    
    и кран ворчащий, и картина над столом,
    и полка старая, и самый гнутый вертел –
    на этой кухоньке, напоенной теплом,
    все – о любви теперь
    и только я – о смерти («Вот чайник маленький лопочет о любви»)

    
    Завершил термитниковские чтения Дмитрий Плахов (Москва). Запомнились строки: «Я рак речной и здесь перезимую», «Я видел так: внизу была вода»… А полностью хочу привести «Cancer carsus – 2» (как оказалось, многие стихи Дмитрия имеют латинские названия):
    
    где вервие поддерживает тын
    где ехал хмурый через реку грека
    тебе цена в базарный день алтын
    мой одинокий голос человека
    
    прогнивший остов сумрачный причал
    гуляет ветер меж дырявых крыш но
    мой голос здесь во славе не звучал
    руин среди его совсем не слышно
    
    но слышен шёпот будто из воды
    я рак речной и здесь перезимую
    зыбуч песок и не хранит следы
    не то душа хранит любовь земную
    
    сегодня ночь безлунна как на грех
    лишь над волной звезда семиконечна
    примкнуть штыки грядёт рекою грек
    не вдоль реки а поперёк конечно

    
    Полтора часа пролетели на одном дыхании. Думаю, зрители, а среди них были известные поэты и прозаики, критики и деятели культуры – Лилия Газизова, Андрей Новиков, Борис Вайнер, Наиля Ахунова, Айрат Бик-Булатов, Никита Васильев и другие – получили массу ярких эмоций. Спасибо, друзья-термиты! А можно тоже…в ваш термитник?
    
    Фото:
    
    1. Вячеслав Харченко
    2. Наиль Ишмухаметов
    3. Вадим Гершанов
    4. Алёна Бабанская
    5. Эдуард Учаров
    6. Илья Леленков
    7. Глеб Михалёв
    8. Дмитрий Плахов
    9. Ирина Аксёнова и Юрий Коньков
    10. Обложка журнала «Homo Legens»
    
    
    
    
    
    


    

    

Тематика: Об искусстве


© Copyright: Галина Булатова, 2012

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

12.06.2012 09:40:13    Член Совета магистров Эдуард Учаров Отправить личное сообщение    
Ты становишься штатным корреспондентом казанских литературных встреч... )))
     
 

12.06.2012 21:12:03    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
С этим надо что-то делать! ))
       

12.06.2012 18:33:50    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    
И опять интереснейший материал. Спасибо за труд, Галя!
Комментарий изменён: Сергей Тимшин (Мартовский) - 12 июня 2012 г. в 18:48:14
     
 

12.06.2012 21:17:52    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Ни один термит не ускользнёт от нашего взора! )))
       

13.06.2012 20:38:17    yurrikon Отправить личное сообщение    Спасибо!
Если позволите, два уточнения:

1. У Плахова "Я рак речной..." - рак, не раб. Это важно.

2. Журнал Homo Legens не имеет отношения к ТЕРМИтнику поэзии.

с уважением,
Юрий Коньков
     
 

13.06.2012 21:36:58    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Спасибо большое, Юрий, я поправила!
Новых встреч, презентаций, конкурсов и книг!!!
       

13.06.2012 21:45:59    yurrikon Отправить личное сообщение    
Спасибо!

А еще ссылка на рассказ Харченко почему-то не открывается.


(Вы уж простите за придирки - профдеформация, наверное))
       

13.06.2012 22:24:24    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Действительно, не открывается...((( Испробовала все варианты копирования - не помогает. Придётся тогда её вообще убрать - кто захочет, легко найдёт рассказ в интернете сам.
       

Главная - Проза - Галина Булатова - Термитник поэзии в Казани

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru