Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Надежда Буранова - Обретение друга
Надежда Буранова

Обретение друга

    Встреча
    
    Он устал. Устал от страха и неизвестности, от постоянного шума движущихся машин и мелькания незнакомых, спешащих куда-то людей. Устал от долгого ожидания и напряжённого, пристального вглядывания в подъехавший к остановке транспорт. У него стали слезиться глаза, и могло показаться, что он плачет. Но он не плакал. Он умел прятать в себе своё отчаяние. Иногда он, лавируя между летящими машинами, перебегал на противоположную сторону улицы и сидел там на остановке. Он не помнил, сколько дней он здесь, в этой людской круговерти, которая затихала только вечером и давала ему вздремнуть ненадолго. Но даже и во сне он ждал и был чутким к любому движению рядом. Время то сжималось, то растягивалось, как пружина. Он забыл о еде. Прохожие иногда доставали из своих пакетов колбасу, хлеб и отламывали ему кусочки, но он оставался равнодушными и к этим запахам, и к этому участию. Откуда-то появилась миска с водой. Воду он пил. И ждал.
    Она увидела его, когда поливала цветы на окне. Рабочий день у Неё начинался рано, и толпа на остановке напротив была постоянной и необходимой деталью в привычной картине утра. Скользнув по ней взглядом, Она заметила, что сегодня в картине появился новый персонаж. Он явно нервничал, кого-то ждал и держался на расстоянии от людей. Она решила в обеденный перерыв пойти туда и получше рассмотреть его.
    Он не обратил на Неё никакого внимания – Она была частью толпы. И только. А Она почему-то весь день потом думала о нём и, уходя домой, всё время оглядывалась и искала его глазами на той стороне улицы, где он оставался. Так продолжалось несколько дней. Пока не пришло решение – привести его в дом.
    Утром, собираясь на работу, Она взяла вместо одного два кусочка сыра, с которым любила пить чай.
    Он сидел в стороне от людей, исхудавший, с печальными глазами, и, как обычно, ждал. Она положила рядом с ним на траву сыр. Сыр был ароматный, с большими круглыми дырками и на солнце заблестел и заблагоухал ещё больше. Но он даже не взглянул ни на Неё, ни на сыр. Он не шелохнулся. Только сделал судорожный глоток. Она отошла на несколько метров. Оглянулась. Он ел.
    В течение четырёх дней Она брала с собой сыр для него. А он сидел на том же месте, надеясь, что Она придёт. Но поскольку он знал, что такое достоинство, то оставался с виду равнодушным и не показывал Ей, что ждал, и как он голоден.
    На пятый день он всё же решился сказать, что доверяет Ей. И когда Она наклонилась, чтобы положить очередной ломтик сыра, он лёг на спину, подставив солнцу свой рыжий тёплый живот, раскинул лапы, и Ей показалось, что он улыбается. Она погладила его по животу, не понимая ещё, что всё это значит. У Неё не было опыта общения с собаками, но Она почему-то совершенно не боялась его. Она знала, что завтра придёт сюда с поводком.
    Была суббота, выходной день, и Она приехала на остановку часа на два позже обычного. Его не было… Она в растерянности оглянулась по сторонам – его не было! Стало больно и тоскливо. Она прошла по дорожке, присела на скамейку около парадного входа здания, не зная, что делать. И вдруг Она увидела его! Он лежал под деревом, свернувшись калачиком, а рядом оставался нетронутым кусок мяса – видимо, сторожа, поделились с ним. Всем своим видом он показывал, что огорчён, и Ей это напомнило обиду ребёнка. Он уже не ждал Её. Тогда Она поднялась и осторожно застегнула на нём ошейник. Он встал, ещё не совсем понимая, что происходит. Она опять села на скамейку, а он продолжал стоять в какой-то неестественной и напряженной позе, оцепеневший, вытянув шею и наклонив голову. Так продолжалось несколько минут. И вдруг он ожил. Он подошёл к Ней, стал лизать ей руки, колени своим горячим шершавым языком. Она склонилась над ним, гладила его голову, спину. И почему-то у Неё были солёные щёки… Когда они уходили, он оглянулся на оставшуюся позади остановку, попытался вернуться, но потом передумал.
    
    Дорога к дому
    
    Они ехали долго. Половину дороги он сидел в углу на задней площадке дребезжащего нервного троллейбуса, который постоянно дергался, что-то в нем щелкало, стучало, шипело. Она прикрывала его собой от пассажиров. Люди входили и выходили. Ему видны были только их ноги. Но он прижался к Ее ногам и мелко дрожал.
    Потом они добирались на автобусе. Автобус ехал плавно, без шума, людей в нем было немного, и Она села, а он улегся на пол возле Нее. Всю дорогу он, успокоившись, дремал. Но на малейшее Ее движение он тут же открывал глаза.
    Когда они приехали и вышли на улицу, он бежал за Ней, оглядывал окрестности и ловил новые, не знакомые ему запахи.
    Она открыла дверь дома и, легонько потянув за поводок, пустила его вперед. Но он вошел и тут же сел на коврик возле двери, не зная, что будет дальше. Он понимал, что это Ее дом, что он здесь гость. Надолго ли?
    Она сняла с него ошейник и показала на коврик за вешалкой:
    - Вот там твое место!
    Он поднялся и прошел в свой угол. Пока Она ходила по дому, стучала на кухне посудой, он лежал и думал, что место очень даже неплохое. Мягкий коврик, полукруглая стена, повторяющая изгиб его тела, вешалка, на которой висит Ее плащ и создает ощущение укрытия, напротив комната, а налево коридор, там другие комнаты... Но это чужой дом, и дальше идти нельзя – его место здесь. В доме было солнечно, тепло, тихо… Он впервые расслабился после всех своих волнений и задремал.
    Она принесла ему воды. Он поднялся и стал лакать. Она села рядом и гладила его по голове, по спине. Он был шелковистый, рыжий подшерсток проглядывал сквозь блестящую черную шерсть, и рукам было тепло и ласково.
    - Как же тебя зовут?
     Она перебирала разные собачьи имена, которые знала, но ни на одно из них он не реагировал. И тогда Она сказала:
    - Ты будешь Джек. Джек. Понимаешь?
    Продолжая гладить его, Она повторяла только одно слово – Джек, Джек, Джек….
    Затем Она принесла ему сухарик и кусочек сыра. И после того как он все съел, надела снова на него ошейник, чтобы вывести на прогулку на улицу. Но он уперся и не хотел вставать. Он не хотел на улицу. Он решил, что его выпроваживают из дома, что снова начнется бродячая жизнь, что снова он будет один, ничей. Он прижимался к стене, стараясь всем телом слиться с ней, только бы его не выгоняли, только бы оставили здесь!
    - Не бойся, я тебя не брошу. Мы идем гулять.
    Она взяла его на руки и вынесла из дома..
    На улице Она ходила с ним, то отпуская поводок на всю длину, то подтягивая его к себе, и все время повторяла: Джек, Джек, Джек…
    
    Семья
    
    Короткий осенний день близился к вечеру. Джек лежал в своем углу весь в ожидании – чутким носом он сразу, как пришел в этот дом, уловил, что здесь есть еще и другие жильцы, кроме Нее. И вот теперь он ждал, когда же они придут, и кто это будет. Но главное – как они отнесутся к нему.
    Дверь быстро распахнулась, и в дом вошли мальчишки. Джек напрягся – он помнил школьный двор, который был рядом с остановкой, где он неделю ждал хозяина, помнил камни, которыми бросались мальчишки …. Неужели все плохое вернется?
    Ребята подошли к Джеку, прижавшемуся спиной к стене и стали рассматривать его.
    - Ой, какой шерстяной, - сказал Младший. – А можно его погладить?
    - Можно, - ответила Она.
    - А глаза какие умные у него! – Старший присел рядом с собакой и стал осторожно гладить ее. К нему присоединился Младший. Они гладили собаку своими теплыми ладошками по очереди от головы до самого кончика хвоста. Потом Младший сказал:
    - Ты будешь наш шерстяной друг!
    Джек перевел дух – мальчишки оказались добрыми. Они искренне радовались знакомству с ним. И как здорово, что их комната рядом! Можно часами наблюдать, как они живут, чем занимаются, и если позволят, приходить к ним. Джеку очень хотелось познакомиться и с их комнатой, и поближе разглядеть их книжки, игрушки, но он не решался покинуть свое место. Он помнил, что Она определила его место здесь, в углу около вешалки. И он всячески старался показать Ей, что он послушный и все понимающий пес.
    Немного погодя он почувствовал, что за дверью появился еще один человек. Он снова напрягся. Человек открыл дверь и сразу же их глаза встретились. Хозяин – определил Джек. Он встал, поджав хвост от неуверенности, ожидая, какой будет реакция человека.
    - Привет! Ну, как тебе мой Джек? – Она, улыбаясь, вышла навстречу.
    - Красивый, - отвечал Хозяин, - я думал, что он побольше. И окрас такой интересный – черный с рыжим. Умный, должно быть – вон какие глаза внимательные! И имя Джек очень ему подходит. Что ж, будем жить вместе!
    Хозяин подошел к собаке и провел рукой по ее спине. Джек тут же радостно поднял кверху свой пушистый роскошный хвост – страха как не бывало!
    - Ты не представляешь, какой умный пес, - говорила Она. – Моментально понял, где его место, начинает понимать, когда его зовут по имени. А выходить на улицу боялся! Наверное, думал, что выгоняют. Бедняжка, сколько натерпелся он в своей жизни!
    Они, разговаривая, ушли в другую комнату, а Джек снова улегся на свой коврик. Уф, самое страшное позади, - подумал он, - кажется все неплохо. И Джек задремал, свернувшись калачиком и уткнув нос в свой пушистый хвост.
    А вечером Она и Хозяин вдвоем повели Джека на улицу. Он уже не сопротивлялся, как в первый раз, а радостно бежал рядом с Хозяином, стараясь запомнить дорогу и виляя хвостом.
    
    Новая жизнь
    
    Новая жизнь нравилась Джеку. У него было главное, что нужно собаке – Хозяин и дом. Налаживался и быт. Появились две плошки – одна для еды, а другая всегда стояла, наполненная водой. Еще специально для него выделили большое мягкое полотенце, мыло и расческу.
    Поначалу Джек не очень любил мыться и всячески старался избежать этой процедуры, но скоро он запомнил слова «мыть лапы» и после прогулки, даже не ожидая команды, шел сразу в ванную комнату, запрыгивал в ванну и ждал, когда ему вымоют лапы и живот.
    А с каким удовольствием он подставлял спину и бока, когда Она вытирала его полотенцем и расчесывала! Джек прогибался под расческой, закрывал глаза, топал задними ногами, и на его аккуратной мордочке было написано блаженство. Шерсть его становилась пушистой, отчего казалось, что он увеличился в размерах.
    Днем его выгуливали дети. Но он больше всего любил прогулки с Хозяином и с Ней и терпеливо ждал вечера, когда они возвращались домой. Как только открывалась входная дверь, он срывался со своего места и радостно лая, бежал навстречу. Он, повизгивая, прыгал вокруг Нее, пока Она раздевалась, пытался лизнуть ее руки, а потом сопровождал ее на кухню, идя на задних лапах и обхватив передними пакет, который несла Она, и от которого шли вкусные запахи. На кухне он садился так, чтоб не мешать ей и смотрел влюбленными глазами, как она достает продукты и готовит еду.
    Обычно Она всегда расспрашивала детей, как прошел день, что нового у них. И Джек внимательно слушал их рассказы. Однажды Младший стал рассказывать, как Джек на улице испугался большой собаки. Но ведь это была неправда! Джек тут же стал громко лаять, глядя на него и не давая ему продолжить рассказ. Когда Младший замолкал, Джек тут же прекращал лаять. Но стоило тому посмотреть на Джека и раскрыть рот, как снова поднимался лай.
    - Вот видишь, - сказала Она – собака говорит, что ты сочиняешь, не было такого, правда, Джек?
    Вообще Младший был еще тот озорник. Он прекрасно знал, что Джек очень любит сухарики. И однажды, когда Джек улегся на живот, обхватив лапами желанный сухарик – что означало «мое!», Младший опустился перед ним на четвереньки и стал всячески изображать, какой он голодный, как он хочет съесть этот сухарик. Он смотрел на сухарик, не отрывая глаз, чмокал языком, губами, облизывался, приближаясь все ближе и ближе. В конце концов Джек не выдержал, встал и ушел, оставив Младшему сухарик.
    - Как тебе не стыдно! – сказала Она Младшему. Вот теперь ешь сухарик! Джек тебе его уступил.
    Младшему стало стыдно. Он взял сухарик, пошел к Джеку и стал уговаривать его съесть. Но Джек так и не притронулся к сухарику.
    В доме часто бывали гости. Тогда накрывали большой стол, и ароматы всего, что было на столе дразнили Джека. Ему очень хотелось все попробовать. Он он был воспитанным псом и к тому же хорошим психологом. Разглядывая гостей, он безошибочно выбирал самого мягкого по характеру. И когда все садились за стол, он подходил к этому человеку, клал свою рыженькую лисью мордочку ему на колени и закрывал глаза. Конечно же гость тут же проникался самыми нежными чувствами к Джеку и доставал для него самые лакомые кусочки с общего блюда!
    Джек знал, что Она не одобряет такое его поведение. Поэтому, получив желанный кусочек, он прятался под столом возле ног любимого гостя и ждал, когда тот незаметно от Нее протянет ему еще немножко лакомства. Тогда из-под края скатерти появлялась черная пуговка – влажный нос, зубы аккуратно, чтоб не царапнуть дающую руку, хватали добычу, и снова все было пристойно.
    А еще у Джека во дворе появились друзья. Это была большая старая рыжая овчарка из соседнего подъезда и молодая лайка черной масти с белым пятном на груди. Овчарка была добрая, спокойная. Поприветствовав Джека, она шла дальше по своим делам. А вот лайка, которую звали Ринго, взяла Джека под свою опеку и всегда пресекала любые попытки других собак приблизиться к нему. Завидев, что какая-нибудь собака направляется к Джеку, Ринго тут же неслась наперерез, всем телом перекрывая дорогу.
    Рано утром Джека всегда выгуливал Хозяин. Джек любил эти часы, когда над землей висел туман, когда было тихо и безлюдно, а мир был полон новых запахов. Хозяин снимал ошейник, и Джек мог свободно носиться по пустырю. В нем просыпался охотничий инстинкт. Он начинал рыть землю, почуяв крота, который за ночь насыпал небольшие террикончики земли, поднимал птиц, задремавших в траве, и просто летал, счастливый, радуясь новому дню.
    
    Беда
    
    Незаметно пролетели два года. Джек совсем освоился и в доме, и в своем дворе. Он знал все тропинки на пустыре за домами, куда обычно выводили гулять собак. Он помнил целый букет запахов и безошибочно мог определить, кто пробежал по тропинке перед ним. Всякий раз он старательно обнюхивал, словно изучал, кусты и траву. Для него это было равносильно чтению увлекательнейшей книги.
    Она часто отпускала его без поводка, зная, что он никуда не убежит и никого не обидит. Нрав у собаки был ровный, спокойный, дружелюбный. Через дорогу находился магазин, и Она часто, выведя Джека на прогулку, оставляла его на пустыре, а сама шла за продуктами. Джек приходил к магазину, садился в сторонке и ждал Ее, внимательно вглядываясь в выходивших оттуда людей.
    В тот день все было, как обычно. Он бежал рядом с Ней, радуясь солнцу, теплу, свободе, тому, что Она идет рядом. На него нахлынуло такое веселье, что он вдруг рванул за проезжавшим автомобилем и с громким лаем помчался за ним. Другой автомобиль, идущий следом, увеличив скорость пошел на обгон… Даже не притормозил.
    Она услышала рев мотора, набиравшего обороты, визг собаки, который показался ей бесконечным… Когда она прибежала, то увидела, что посреди дороги волчком вертится окровавленный шерстяной комок, а вокруг него стоит толпа.
    - Нет, не жилец, - сказал один мужчина.
    - Да, досталось собаке, - протянул другой.
    - Не выживет, надо его добить, чтоб не мучился…
    Она подхватила Джека на руки и понесла в дом. Положила его на коврик, принесла воды, промыла перебитые лапы. Собака дрожала и откашливалась. А Она сидела рядом и плакала. Ей тоже было больно. Она укоряла себя за беспечность, винила себя в случившемся. Что-то надо было делать, но что?
    Утром она положила Джека в большую дорожную сумку и поехала в ветлечебницу. Там ей сказали, что обычно в таких случаях собаку усыпляют. Были повреждены задние лапы, а на передней порвано сухожилие. Можно ампутировать лапку, либо загипсовать, чтоб была прямая негнущаяся конечность. Несколько дней Она ездила по разным врачам, но приговор везде был один – усыпить.
    Джек ничего не ел эти дни, только пил воду. Она клала ему на язык раздавленную таблетку обезболивающего, вливала в рот воду, чтоб он проглотил. Смазывала ему лапы. Днем выносила во двор и оставляла ненадолго на траве в тени дерева. Он лежал, беспомощный, тихий с печальными, полными боли глазами. Приходили его друзья – старая овчарка и лайка Ринго. Ринго садился рядом и не подпускал к нему никого. А старая овчарка зализывала ему перебитые лапы. Так они и сидели, пока Она снова не уносила Джека в дом.
    В доме была непривычная тишина. Все разговаривали шепотом. И всякий раз, проходя мимо Джека, каждый старался погладить его, сказать что-то хорошее и ласковое.
    Прошла неделя. Джек стал понемногу есть. И даже пытался подняться. Но ноги не держали его, и он падал на коврик. Прошла еще одна неделя. И вдруг Джек поднялся! Он держался еще неуверенно, но ведь держался! С этого дня дом ожил. Все повеселели. Джек уже мог недолго погулять во дворе. Он шел, прихрамывая, передвигаясь практически на трех лапах и иногда опираясь на сустав передней перебитой лапы, подгибая безжизненно висевшую лапку внутрь.
    Она бинтовала ему эту лапу, чтоб нежная кожа не терлась об асфальт. Самое страшное осталось в прошлом. И еще больше любви и тепла стал ощущать Джек – он стал всеобщим любимцем двора. И когда он выходил, прихрамывая, на прогулку, у него непременно спрашивали:
    - Как дела, Джек?
    И Джек радостно вилял своим рыжим пушистым хвостом – все отлично!
    


    

    

Жанр: Не относится к перечисленному
Тематика: Не относится к перечисленному


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

24.04.2012 14:56:23    Дмитрий Ильин Отправить личное сообщение    
Совершенно беспроигрышный текст.
Ещё с "Холстомера" и "Каштанки"...
Братья наши меньшие сразу задевают струну, что ещё сохранилась в душах у большинства.
Это не сантимент - человечность.
И это радует.
Где у нас магистры, которые "жмут на золото"? :)))
     
 

24.04.2012 15:18:34    Надежда Буранова Отправить личное сообщение    
Спасибо, Дмитрий! Это я о своем Джеке. . 14 лет прожил с нами как член семьи. Вот осталось две маленьких части дописать сюда. А магистры - это не так уж и важно. :)
       

26.04.2012 20:38:05    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    
Магистры на месте ,Дима, и с удовольствием "жмут на золото". Жаль несколько раз не нажать за качество, за слог. Добрая проза, из сердца.
Комментарий изменён: Сергей Тимшин (Мартовский) - 26 апреля 2012 г. в 20:40:43
       

26.04.2012 01:26:16    Юлия Охотина Отправить личное сообщение    
Трогает за живое. Эмоции:))
     
 

26.04.2012 23:18:48    Надежда Буранова Отправить личное сообщение    
Спасибо!
       

Главная - Проза - Надежда Буранова - Обретение друга

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru