Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Юлия Охотина - Освобождение
Юлия Охотина

Освобождение

    Свежий воздух просто ворвался в сознание Катерины. Как только девушка вышла из подъезда, все ее тело, вся ее душа ощутили предутреннюю свежесть апрельского утра. Было половина пятого. Темные улицы и тусклый свет уличных фонарей из-за небольшого низкого тумана. Ни одной машины и даже ни одной кошки: все после ночной охоты спрятались в ближайшую теплотрассу. Катерина легко пробежала вдоль детского садика, прошла двор одной пятиэтажки и вышла на старую улицу, ведущую на вокзал. Здесь она и увидела, что не одна спешит на первый поезд. Настроение было спокойное, умиротворенное и вместе с тем немного озорное. Катерина чувствовала, каким огоньком загадочности горят ее глаза.
    Виной улучшенному настроению служила обыкновенная уборка. Генеральная уборка в квартире. Такая, которая бывает после зимы и застоя. Все вещи были переложены, перестираны, переглажены. Теплая обувь убрана в глубину шкафа. И хотя на улице еще лежал подмосковный снег, чувствовалось, что сегодня будет тепло. Весна должна прийти на улицы и поселиться в душе. И уборка была чем-то предвещающим эту весну. Конечно, махать веником удовольствие сомнительное, но теперь Катерина знала, что и это может быть одним из самых увлекательных моментов в жизни. Весь день она слушала его песни. Общаться было некогда, ведь совмещать постоянную переписку и уборку не представлялось возможным. Но ведь можно общаться музыкой! Сколько всего он сказал одними ссылками на нежные песни любимой женщине. Вроде ничего особенного, всего лишь песни, которые знают все не одно десятилетие, но именно они создали в девичьей душе тонкие порывы ощущения спокойного счастья. И хотя она пока не может определиться, не может всей душой признаться ему в любви, не принимая в себе никаких чувств (даже когда хотелось бы их увидеть), Катерина просто поняла, что настроение улучшилось. И уборка прошла незаметно и успешно.
    А потом они общались всю ночь, до самого ее ухода. Ночь была удивительна. В воздухе царило спокойствие и таинство. Отчего? Оттого, что в эту ночь в каждом православном храме шла Пасхальная ночная служба. И хотя Катерина не была приверженцем православных традиций, духовной связи с чем-то высшим ей было не занимать. И эту связь она особенно чувствовала в своей умиротворенной чистой квартирке под ласковый разговор. Постепенно пришло ощущение, что некуда торопиться, некуда бежать, а главное - незачем и не от кого. Жизнь шла и уже этим была прекрасна. Катерина вспомнила, как приятен был сюрприз от службы доставки цветов на Восьмое марта. Ему не помешали даже две тысячи километров, чтобы сказать ей нежным букетом цветов о своей любви. Было в этом что-то трогательное. Что-то такое, что задевало изнутри заледенелое сердце. И пусть она еще не умела чувствовать любовь, сгорая под ее теплыми лучами, но лед хотя бы на мгновение попал под вспышку тепла и любви. И несколько капелек скатилось с заледенелого сердца. Но это было столь маленькое изменение, что Катерина еще не могла осознать его, не могла ни уловить, ни почувствовать. И только там, где-то далеко наверху, где однажды загорелась Вифлеемская звезда, знали: лед тронулся…
    Катерина прошла на перрон. Тут был яркий белый свет и много сонных людей. Кто-то ехал с ночной смены домой, кто-то торопился на работу. Даже в Пасхальное воскресенье люди работали, куда-то спешили, что-то делали, жили. И Катерина стояла посреди вокзала, собирая заинтересованные взгляды мужчин. Сегодня она была одета не по форме. И джинсы, и спортивная куртка, и сапожки без каблука – все было не как всегда. И глубокое декольте на пышной груди, так привлекающее внимание. Разве она могла бы себе такое позволить на работе? Да нет, не только на работе, ведь одежда – это всего лишь отражение нашего состояния. Ей не хотелось сейчас ни пиджаков, которые так ей идут, ни романтической прозрачной блузки, подчеркивающей стройность фигуры, ни шпилек, на которых и без того стройные ноги были еще более великолепны. Хотелось простой молодежной одежды без обременения и подчеркивания статуса. Хотелось затеряться среди всех и быть неузнаваемой. Быть такой, как все, простой двадцатипятилетней девочкой. Но быть незамеченной, конечно, не получилось. Даже в таком виде Катерина притягивала всех своим взглядом и независимой осанкой. И сейчас хотелось еще больше вырваться из этой оболочки, выпорхнуть на свободу, ощутить каждой клеточкой своего тела весеннюю свежесть. Ожидающие пассажиры сжимались от холода, пряча свои носы в пуховые воротники и шерстяные шарфы. Катерине же хотелось избавиться даже от куртки, тело было разгоряченным, жаждущим прохлады. Она смотрела на проезжающий мимо поезд, на массивные колеса, пролетающие по рельсам, и вдруг ощутила, что это не вызывает, как прежде, в ней ужас. Вдруг стало ясно, что она свободна, что поездка в Москву не напрягает. Что снова в ней, как и много лет назад, появилась легкость. Легко было ехать, без какого-то груза в груди, легко было идти, ничто не мешало, не тормозило, легко было не думать, забывая о проблемной работе, легко было дышать. Появилась какая-то девичья легкость, забытая и, казалось, уже совсем невозможная. И замечательное, почти беспричинное, легкое хорошее настроение, которое заставляло улыбаться. Единственное, на что могла сейчас посетовать Катерина, что в телефон она не успела записать песни, которые он присылал ей. В которых было столько нежности, столько любви и надежды. Его мужской надежды на ее любовь и его мужской уверенности, что она лучшая, самая прекрасная из женщин, которую он непременно сделает счастливой. Это его долг, смысл его прихода на землю: сделать ее счастливой. Чтобы она забыла обо всем преходящем, о своем полупрозрачном прошлом и призрачном настоящем, чтобы она ощутила себя счастливой, раскрыв в себе самые сокровенные стороны. Он пришел к ней, отыскав через время и расстояния, чтобы дать ей жить. Дать ей дышать свободно.
    Девушка стояла под струями воздуха от проходящих поездов, слушая стук колес. И как только возникло несколько секунд природной утренней тишины, ей вдруг так захотелось, чтобы он сейчас подошел сзади и просто бережно приобнял за плечи. Тогда бы она почувствовала, как все в ней расслабляется и приобретает окончательное спокойствие. Тогда бы она почувствовала его дыхание на тонкой шее. Тогда бы она стала нежной и чуткой девочкой. Тогда бы она стала собой, открыв в себе то, что так надежно заперто под толстым слоем льда.
    Катерина зашла в поезд. Выбрав место в середине вагона, прислонилась лбом к холодному стеклу и внимательно посмотрела на надпись названия города на здании вокзала. Едва заметная усмешка проскользнула по ее лицу: ей был безразличен этот город, и, казалось, вся его отвратительная сущность где-то в параллельном мире, где-то рядом, но не с ней. И это чувство растеклось приятным ощущением по всему телу. Катерина отвернулась от окна и устроилась в кресле поудобнее, чтобы немного поспать в это Пасхальное утро. Но ей стало так стыдно, что она здесь, в таком сладком состоянии, а он там, в неведении и мучениях от ее бесчувственности, что Катерина достала телефон.
    Через несколько мгновений где-то на морском берегу другой страны брынькнула эсэмэска:
    «Так хочется ощутить тебя рядом…»
    


    

    

Жанр: Рассказ, Эссе
Тематика: Любовное, Психологическое


17 апреля 2012 г.

© Copyright: Юлия Охотина, 2012

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Юлия Охотина - Освобождение

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru