Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Юлия Охотина - Место, где свет
Юлия Охотина

Место, где свет

    Элина невзначай рассматривала прохожих на автостанции Выхино. Она старалась подметить, кто в чем ходит, как себя ведет, что слушает. Девушка не дрожала от тридцатиградусного мороза в отличие от соседей по перрону и несказанно радовалась, что открыла для себя такую простую вещь, как шуба. Ее любимая беленькая шубка, подаренная ей покровителем и любимым человеком, была оригинальна на фоне мрачных и бесформенных кусочков бывших зверушек. Огромный капюшон с обильным мехом и свисающими лапками закрывал лицо от холода. О сильном морозе Элина догадалась лишь тогда, когда пришлось снять перчатку из плотной шерсти и протянуть свой билет контролеру. Элина прошла в салон автобуса и с облегчением вздохнула: сидит у окна и людей не много. Девушка поставила лаковую сумку на колени и улыбнулась подсевшей рядом худенькой девочке. Элина сделала пару дежурных звонков по поводу завтрашних встреч и с ожиданием ждала, когда проводник включит какой-нибудь фильм. Увидев, что сейчас начнется «Любовь и голуби», Элина достала наушники и включила плеер на телефоне. Она не то чтобы не любила этот советский (или совсем не советский) фильм, но сейчас не хотела думать ни о любви, ни об изменах. Она смотрела в окно на мелькающую рекламу о предстоящих выборах и думала, что все эти революции ни к чему не приведут. Нет никакой свободы выбора, да и выбирать на самом деле никто не хочет. Людям просто надо сидеть и обсуждать на кухне, как все плохо и не обустроено в их жизни и стране. Да и Элина никогда бы не поверила, что все политические игры не расписаны по ролям на самом верхнем уровне. Все куплено, проплачено. И даже если какой-то смельчак захочет что-то изменить, он сначала должен занять определенный уровень, а значит – войти в эту систему. Но если он не примет ее – система его съест и не подавится, потому ему приходится ни год и ни два в ней крутиться, и в итоге он уже не может жить иначе. И вроде персона он новая на горизонте, да только новизна его в том, что не было раньше публичности. Люди его на фотографиях пестрых политических реклам не узнавали, и фамилия его ни о чем никому не говорила. А тут вдруг все сразу, и соперники в том числе, разрешили ему вылезти. Ага, вот так без договоренностей и пустили нового артиста на арену. Как же. Просто очередной фокус с политическим переодеванием: момент – и человек в новом костюме, а сзади-то его страхуют все те старые надоевшие всем личности. Так чего же обманываться и стесняться, если можно без лишнего пафоса все сделать красиво? Именно так сейчас и происходило. И Элина ничего плохого в этом не видела. Она понимала, что нужна стабильность, пусть плохая, но она должна быть. Она уже один раз пошла против системы, и разве стало лучше? Город окончательно погряз во мраке, потому что ни админресурса, ни достойных денег у властей не оказалось. Одни желания и жалкие «потуги». Так к чему эти революции?
    - Алло, нет я не занята. Ты хочешь, чтобы мы сделали предвыборную нескольким депутатам? От какой партии? А, самовыдвиженцы. А известность первоначальная есть? Ну и то хоть ладно. Но сделать что-то за месяц в этом городе без админресурса, даже не знаю как. Нет, конечно, отработаем по полной, но гарантий никто не даст, к выборам люди готовятся заранее. А регистрацию кандидатов он уже прошел? Узнай, когда и где жеребьевка СМИ. Это важно. Как узнаешь, так сразу звони. Я спать не буду. Из Москвы еду. Да, все-таки решила покончить с этим гнусным делом. Не пропадать же мне всю жизнь там. Ни семьи, ни перспектив, ни даже моря, где погоды подождать можно. Я не грущу. Это просто революция. Нет, на этот раз не политическая, мне трех хватило за последние два года. Это революция в душе. Ну все, жду завтра звонка.
    Элина поправила воротник на шубке и случайно заметила, как спутница смущенно посмотрела на нее. Казалось, девочка испуганно вгляделась в Элину, словно узнав, и, замешкавшись, пересела на свободное кресло. Элина была рада, что теперь она может положить сумку на соседнее сиденье, сесть полубоком и расслабиться. Но взгляд девочки, наверняка студентки младших курсов, задел Элину. Он напомнил ей свою первокурсную молодость, когда красивая, богато одетая молодая женщина, с ухоженными руками держала в руках дорогой телефон и спокойно разговаривала о чем-то важном и недосягаемом. Тогда студентка Элина чувствовала себя как-то неловко, хотела отдалиться от такой женщины, в тайне мечтая стать однажды такой. И вот она такая, и от нее, как от греха подальше, бежит простая девушка. Сейчас, в образе этой самой женщины, Элина не чувствовала себя надменно или богато, но вдруг ощутила это со стороны. Подумав немного об этом, Элина с радостью устроилась в кресле поуютней.
    Что такое революция в душе? Это совсем не запланированный, но никогда неизбежный процесс. Он назревает независимо от наших желаний, вытаскивая из подсознания все тонкие моменты жизни, о которых мы старались забыть, или, наоборот, которые так пытались себе «зарубить на носу».
    Элина давно уже занималась выборами. И никогда надолго не задерживалась в одном городе. А тут, в небольшом областном городке застряла, словно пустив корни. Но куда пускать? Политика не терпит честных и так любит молодых. Любит, потому что они, амбициозные - дешевая рабочая сила. Пока они разбираются в собственной цене, они делают дело с таким рвением, что догнать их невозможно. И Элина сделала именно это. Ей казалось, что в России есть шанс изменить свою жизнь и потому без зазрения совести, по большой девичьей любви, бросила все в родной Беларуси и примчалась сюда. Тут было столько планов и возможностей, что кружилась голова. Только став директором одного из муниципальных учреждений, голова стала не просто кружиться, а болеть. И эта боль привела ее к первой самой сильной революции в ее душе – разводу. Целый год Элина мучилась, принимая решение, и когда конфликт назрел, легко совершила оранжевый переворот. Но бежать из города она не стала. Зачем? Тут столько перспектив, любимый коллектив, столько обещаний от руководства. Только один мэр сменился на другого, а обещания так и остались обещаниями, а она – марионеткой в чужой войне. И она отлично понимала это с первого дня, но никак не могла найти в себе силы все бросить, и надеялась, что долгожданный момент наступит, мэр оценит ее старания, вспомнит, кто его поставил на это место, и в руках у нее будет не только любимое дело, но и ключи от квартиры. Дело было в руках, теперь она имела свой небольшой бизнес. Но полностью зависимый от мэра. Ни шага в сторону. И потому доходы с нервотрепкой превратились в постоянный вопрос: где взять деньги. Себе и коллективу. Не то чтобы купить машину, а хотя бы просто жить. А ключи от квартиры так и не были получены. Ни первый мэр, получивший славу благодаря ее труду, ни второй, чей имидж она постоянно реабилитировала, обещаний не сдержали. Да и не могли они. Не вписывается такая щедрость для молодой одинокой девчонки в систему.
    Этот город застрял во вранье,
     Как "Челюскин" во льдах,
     Погрузившийся в ад
     И частично восставший из ада.
     Наше общее детство
     Прошло на одних букварях,
     Оттого никому ничего
     Объяснять и не надо.

     Элина усмехнулась: Макаревич поет словно про ее заброшенный городок. Власти уже сами не знают, кому они враги, а кому друзья. Не закончив одну войну, начинают другую, объединившись с противником. И никому нет дела, что пока там они договариваются и воюют, страдают от этого простые люди, далекие от мира власти. Но почему они страдают? Потому что не хотят ничего менять сами, не хотят изучать законы и отстаивать свои права, а предпочитают сидеть на кухне и выпивать очередную «Столичную». Так и кто кому врет и кто в чем обманывается? Вот уж, действительно, буквари были у всех одинаковые, потому и ряд совсем необъяснимых и нелогичных вещей – ясен и понятен всем.
     Что же мы все кричим невпопад,
     И молчим не про то,
     И все считаем чужое,
     И ходим, как пони по кругу?
     Вы не поняли, сэр,
     Я совсем не прошусь к вам за стол.
     Мне вот только казалось,
     Нам есть, что поведать друг другу.

    А ведь действительно, сколько всего Элина может рассказать. Не компромата ради, а просто так. Только зачем и кому это нужно? Все идет по кругу, по замкнутому кругу, из которого на самом деле никто выходить не хочет, только мечтает. Но ничего для этого не делает. А что она делает? Сидит и пытается где-то в подсознании отыскать веру в лучшее будущее и ищет очередную, самую последнюю, зацепку, чтобы снова отложить свой переезд в столицу и трудиться на благо тридцати тысяч людей. Какое вранье! Не тридцати тысяч, а на карман не более пяти человек.
     Место, где свет
     Было так близко,
     Что можно коснуться рукой,
     Но кто я такой,
     Чтоб оборвать хрустальную нить -
     Не сохранить.
     Прошло столько лет,
     И нас больше нет
     В месте, где свет.

    Да, как было все близко. Как была четко распланирована жизнь: дети, аспирантура, работа… Потом планы поменялись: работа, квартира, машина… Но почему все не удалось? Разве она мало старалась и лезла из кожи вон, работая по двадцать часов в сутки месяцами? И кто она такая, чтобы надеяться, что какой-то дядя с пивным животиком вдруг поймет, что она – молодая и перспективная - должна где-то жить. Зачем ему это надо? С голода она не помирает, значит, и беспокоиться не о чем, и забивать себе голову думами о чьей-то служебной квартире – глупо. Этот небольшой городок казался местом, где свет, где есть еще место человечности и благодарности. В городе есть. Во власти нет. И Элина, может, готова снова и снова ринуться в бой ради идей и надежд тысяч людей, но она знает, что ничего за этим не стоит. Одни или другие, купленные выборы или честная революция – итог все равно один. И можно только представлять, как она отсюда уедет, а здесь ничего не поменяется. Даже свет на улицах не станет ярче.
     Этот город застрял в межсезонье,
     Как рыба в сети -
     Стрелки все по нулям,
     И ни больше, ни меньше.
     Мы почти научились смеяться,
     Но как ни верти -
     Что-то стало с глазами
     Когда-то загадочных женщин.
     Хочешь, я расскажу тебе сказку
     Про злую метель,
     Про тропический зной,
     Про полярную вьюгу?
     Вы не поняли, мисс,
     Я совсем не прошусь к вам в постель.
     Мне вот только казалось,
     Нам есть, что поведать друг другу.

    Как-то общаясь с главным редактором одного федерального издания, Элина рассказала историю деления власти в их городке. Сидел один властный человек. Двенадцать лет сидел. Для города многое сделал, про себя не забыл. Подвела его, на самом деле, не жадность, а неумение доверять людям, чрезмерное властолюбие. И замену достойную он себе не подготовил. Тут протестный электорат выступил под знаменем по сути никому не известной партии. Удачно выступил, половину мандатов в совете депутатов взял. Еще половина перепала админресурсу. А посередине оказались коммунисты. Они-то, как безобидные самые, и встали у руля. Да только ничего не изменилось в городе. А потом пришли беспартийные и все разрушили. Нового не построили. И потом все проиграли по своей неумелости. Против государственной машины без сноровки не попрешь. И тогда к власти пришли люди далекие от власти, но любящие голосовать за эпатажных кандидатов, обсуждая их скандальность и интеллигентность на кухне. Только «готовить» в администрации оказалось сложнее. И в итоге город просто погряз в политических разборках, всемогущая партия довольствуется малым, выжидая лучших времен практически в осадном положении. Руководство разноцветное и договориться между собой никак не может. Всем хочется карманы набить, сроки-то небольшие. И делиться не хочется. Вот и грызутся, пока внимания на них никто не обращает. Послушал редактор историю и спросил: «А вы что, не в России живете? У нас же демократия только на бумаге». Да уж, демократия в городке процветает. Только городок чахнет. Так что же лучше: админресурс с мохнатой рукой или безграмотный демократизм с мохнатой рукой? И от этих мыслей глаза и вправду тускнеют. И жизнь вроде лучше для отдельных личностей становится, а счастья в глазах нет. Одна усталость. Вот и Элине недавно комплимент перепал:
    - Ты для меня женщина, в первую очередь, а не деятель. И вижу я перед собой красивую молодую женщину. Просто немного уставшую.
    Немного? Да опустошенную изнутри этой политикой! Вернее, балаганом в политике. Мальчишки во дворе играют в футбол лучше, чем новоявленные политики в этом городе. И, конечно, как же нам без женщин? Почему бы не считать, что любая, Элина в том числе, попала в это дело через «это дело»? Все ведь по-честному, а то откуда возьмутся еще длинноногие девушки во властях. Не из университетов же, в самом деле. Там с мозгами женщин нет. Все с мозгами дома сидят, пирожки стряпают и никуда не лезут. А если мозгов нет, то что она тут делает. Ясно что… Как противно! Как она устала от этих сплетен и надуманных историй, разборок с женами, о которых она никогда раньше не слышала и даже толком не знает их мужей…
    Мне никто не указ,
     Да и сам я себе не указ -
     Доверяю лишь левой руке,
     Маршруты рисуя.
     Ну а тот, кто - указ,
     Он не больно-то помнит про нас,
     Да и мы поминаем его в беде или всуе.

    И кто поверит, что Элина имеет свою точку зрения, потому ее хоть немного уважает руководство и любят подчиненные? Хотя подчиненные любить не могут, только при получении премий… Кто ей указ? Кто может ей, свободной женщине, запретить поменять место работы и отдать свой готовый сформированный бизнес администрации города? Никто! Совесть? Совесть говорит, что пользоваться чужим интеллектуальным трудом – несусветная наглость. Так почему она должна им все отдать? За какие такие заслуги и подарки? И надо только решиться сделать шаг, уехать из этого забытого богом места и жить свободно. Без выборов, политики, бессмысленной ответственности и безденежья. Что ее тут держит? Это не ее малая Родина, не ее город, где живут родные и дома ждут детки. Это город несбывшихся надежд и первого становления. Первого огромного опыта и щелчка по носу. Тут уже ничего сделать нельзя. Тут света больше нет. Для нее нет.
     Что, казалось бы, проще -
     Вот Бог, вот порок,
     Что же снова ты смотришь
     В пустынное небо с испугом?
     Вы не поняли, Лорд,
     Я отнюдь не прошусь к вам в чертог.
     Мне вот только казалось,
     Нам есть, что поведать друг другу.

    Это ведь так просто: сказать «нет». Сказать и уехать. Снять квартиру в Москве, найти работу, которую она будет не меньше любить. И жить полной жизнью, не заботясь о каком-то уставе или бюджете. Но разве она так может? Не может. Но что делать, если машина сожрала ее в этом городе, и сколько бы она ни пыжилась, она ничего уже не изменит тут и сделать ничего уже не может. Только закопает себя и растопчет. А так, повзрослеет, поставит себя снова в жесткие рамки и выживет. Может, наконец-то, все-таки поверит в бога…
    Что делать, когда все наболело и назрело, когда сознание уже достало оранжевый флаг и стоит с ним перед сердцем? Надо понять, что свет он разный и всюду. И надо идти туда, где он есть. Где тебя ждут. Где ты можешь дать что-то себе и людям, обретя гармонию. Надо идти, а не ждать чьего-то прозрения. Надо решиться и обрести себя. Надо идти вперед, разрывая старые нити сознания и обязательств, чтобы однажды все-таки прийти и сказать:
    - Вот оно, мое! Место, где свет…
    


    

    

Жанр: Эссе
Тематика: Философское, Психологическое, Общественно-политическое, Не относится к перечисленному, Гражданское


9 февраля 2012 года

© Copyright: Юлия Охотина, 2012

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

29.03.2012 19:00:12    Tory Отправить личное сообщение    
Нет на земле такого места...
     
 

Главная - Проза - Юлия Охотина - Место, где свет

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru