Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Александр Балтин

Пёстрый песок

    ПЁСТРЫЙ ПЕСОК
    Пёстрый песок жизни…Нежная пыльца детства легко стирается пальцами юности; виражи взросления, отчасти напоминающие ленту Мёбиуса, порою упираются в книжные шкафы, а не то в пустую мечтательность; зрелость вообще условна, учитывая скромные способности человека в области осознанья макропроблем; и вихрь, закрученный столбом (на котором не сможет разместиться ни один столпник-аскет) несёт этот пёстрый песок, кидает его в глаза сознанья, затрудняет духовный путь…
    
    ПЛОД СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
    …и соборы росли медленно, наполняясь соком смысла, мёдом веры; вера вообще была непреложной, как жизнь…
     Каменные города игольчатой готики крупно встроены в небо.
     Алхимик в лаборатории, заполненной причудливыми, изогнутыми, пузатыми сосудами, загадочными инструментами.
     Сколь страшна чума?
     Пьяный монах на осляти весело распевает.
     Спор студиозусов в коридоре университета кончается ссорой.
     Замок – как город в миниатюре, башни его, стены, которые невозможно разрушить.
     Мерцанье мистических тайн.
     Плод Средневековья…
    
    
    МАЙСКИЕ ЖУКИ
     Стояли, оцепенев, у куста сирени. В сумерках, густо разведённых детской мечтой, ждали, когда пролетит тяжёлый, крупный майский жук.
     Резко подпрыгнув, ловили, ладонью действуя, как сачком.
    Плотный, как крупный жёлудь, опушённый, жук приятно скрёбся в ладони.
    -У меня крупнее, - говорил один брат другому.
     Бывало сажали жуков в спичечные коробки, и слушали, как
    
    они скребутся там. А потом отпускали.
     А кто отпустит детские воспоминания?
    
    СМЕСЬ
     Логарифмическая линейка – плоскостной, цифровой, знаковый мир, будто добавляющий измерение к реальности, а на деле – толкующий уже имеемые три…
     Лоснящийся матовый баклажан – карнавальный нос крупного шута; венецианские щи, приправленные страстями.
     Что общего между линейкой и баклажаном? То, что и то и то существует в реальности? А существует ли сама реальность?
     Птица в темноте покидает ветку тополя, растущего около окна, и она качается, вздрагивает…
     Канделябры ветвей…
    
    ПЕРЕГОВОРЫ
     Чуть в отдалении сидит от сотрудников на кожаном диване, и медленно, плавными движеньями набивает трубку.
     Богатые апартаменты, старинные книги в шкафах, тёмная резная мебель.
     За блестящим массивным столом четыре человека, разделённые лаковой гладью. Круглые шары фраз.
     Быстрый взгляд на хозяина, медленно закуривающего трубку…
     Как строятся переговоры?
     Сшибка воль, сабельный блеск предложений, едкая кислота острот? Всё подходит – лишь бы был результат.
    …который не стоит выеденного яйца.
    
    НУЖЕН СВЕТ
     Когда засыпала квартира тихий, мечтательный ребёнок выбирался из-под одеяла, шёл осторожно к окну, забирался на стул и разглядывал ночь Он прислушивался – не скрипнет ли половица, не произойдёт ли какого движения, но нет, только холодильник изредка забурчит, да в трубах живёт вода. Впрочем, ребёнок быстро забывает про звуки, ибо перед ним – чёрная отполированная даль в золотом и серебряном севе звёзд, воплощенье мечты, безбрежность. Ребёнок глядит напряжённо, внимательно, и ночь мерцает властно, щедро, не желая принять в себя.
     Но однажды ребёнку стало страшно и он заплакал. Всполошились взрослые, успокаивали, но ребёнок не мог им сказать, что произошло.
     Он понял: нужен свет.
    
    СТАРЫЙ ПИЛАТ
     Искажёнными возрастом пальцами сжимает подлокотник кресла, а лицо сереет, когда вновь и вновь приходит это воспоминание.
     Кто был тот нищий, с его попустительства отправленный на смерть? Слова его оживают в старом мозгу, и от них идёт сияние.
     Роскошная вилла в зелёной пене богатого сада, бесконечное сине-прозрачное небо, долгая, богатая событиями жизнь – всё это сжимается до клочка боли.
     И думает старик – а что было бы если бы он послал легионеров отбить того нищего? Легионеров, закамуфлированных под зилотов?
     Пилат вздыхает тяжело, и больными слезящимися глазами всматривается в прошлое, какое не изменить.
    
    ПЕСТРОТА
     Сгущается пестрота, воспоминания теснят душу. Почему так многоцветно? Вот букеты Первого сентября – стреловидные гладиолусы, махровые астры. Гулкая пустота классов пугает. 2 сентября слёг с ангиной, и остров кровати заполнялся постепенно игрушками, книжками. Мир коммуналки высок, потолки – три метра, соседи…нормальные соседи; а из окна виден скверик. В школу возили на троллейбусе. Помнишь ли кого-нибудь из одноклассников? С четвёртого класса перевели в другую школу – переезд: и тяжёлую мебель грузчики втаскивают на шестой этаж. Где это всё? Обрывки, листки, исписанные судьбой мелькают – не поймаешь…
     Снег, мерцающий синевой...
    
    КОНТРАБАС
     Некто в метро везёт контрабас в футляре. Контрабас стоит возле него, огромный, чёрный, и футляр этот кажется человеческой фигурой – несколько карикатурной впрочем, принадлежащей скорее роботу, а ручка, впечатанная в соответствующее гнездо, напоминает грустную рожицу.
    
    
    
    


    

    

Жанр: Очерк, заметка


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru