Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Юлия Охотина

Дай мне жить

    При небольшом надавливании на дверь замочная скважина сдалась, и ключ наконец-то повернулся. Марианна зашла в давно пустующую квартиру. Она еще хранила запахи хозяев, но уже чувствовалось, что тут никто не живет. Девушка сняла сапоги и стояла посреди прихожей в поисках тапочек. Обычно она не носила тапки, но пол был слишком холодным. Не найдя ничего, Марианна съежилась от холода и на цыпочках прошла в зал. Скинув пальто, она достала из сумки продукты и зашла на кухню. Окинув взглядом кухонную утварь, девушка решила, что приготовить ужин будет не сложно.
    Картофельные зразы с мясом поджаристо смотрели на Марианну. Она спрятала их в большом керамическом блюде, прибрала кухню и самодовольно улыбнулась: все успела. Теперь к его приходу на столе будет свежий ужин. Он обязательно оценит ее желание наполнить вечер позитивом и всякими вкусностями. А пока его нет, можно уделить внимание себе.
    Марианна достала из женской сумочки маникюрный набор и лак для ногтей. Наконец-то у нее появилось время сделать не спеша маникюр, есть возможность накрасить ногти темным матовым лаком. Обычно как только она пыталась это сделать, дома что-то происходило, срочно нужно было бежать, и ногти в результате выглядели неухоженно. А темно-бордовый лак особенно подчеркивает все неровности. Марианна красила ногти и смотрела канал новостей. Настроение было спокойное и наипрекраснейшее. Он сегодня обязательно приедет к ней.
    Прошло несколько часов, Марианна уже начинала беспокоиться, что от милого не было весточки. Пройдясь по пустой квартире, она села на двуспальную кровать и погладила сидящего на ней плюшевого мишку. Он смотрел на нее широко открытыми искренними глазами, выказывающими холодное удивление. Но сейчас Марианне казалось, что он грустит вместе с ней. Хотя нет, она не грустила. Она знала, что он просто не смог. И в этом нет ничего страшного, в следующий раз ее сюрприз обязательно удастся, и паручасовое свидание окажется семейным ужином.
    
    Марианна вернулась в пустующую квартиру через несколько дней. На этот раз она не стала готовить, а просто засунула в морозилку нарезанное для отбивных мясо. В любой момент она за пятнадцать минут приготовила бы ему ужин после напряженного дня. Девушка сразу же прошла в спальню и села на кровать. Она гладила темно-синее одеяло с дельфинами, ворсинки которого грубо касались ее ладони. Но ей эти прикосновения напоминали о нем. Марианна прилегла на кровать и свернулась комочком от холода. Конечно, можно было залезть под одеяло, но так не хотелось лишний раз пошевелиться, чтобы не спугнуть даже мысли о нем. Они были слишком светлы и радостны, чтобы отвлекаться на укрывание. Так Марианна пролежала полчаса. Потом он позвонил, стало ясно, что сегодня они не встретятся. Девушка спокойно направилась домой.
    Следующая встреча с пустующей квартирой также не увенчалась успехом. Марианна посмотрела телевизор, вновь накрасила ногти и приготовила ужин. Пролистав прошлогодний женский журнал, девушка внимательно прочитала гороскоп и сопоставила его с прошедшей действительностью. В большей части они совпадали. Не найдя больше ничего для чтения на диване, Марианна попыталась найти «Одиннадцать минут» Пауло Коэльо в книжном шкафу. Ничего не найдя, девушка покинула временное пристанище.
    Потом Марианна стала приходить сюда всякий раз, чтобы побыть наедине с собой. Дома такой возможности не было. И хотя она была весьма благодарна судьбе, что в свое время она не оставила ее одну в съемной квартире (еще неизвестно, как бы девушка пережила свои падения в одиночестве), сейчас как никогда хотелось одиночества. Хотелось прийти после работы в пустую квартиру, на скорую руку приготовить ужин, или вовсе не есть, закутаться в одеяло, включить ночник и либо смотреть на мелькающие картинки в телевизоре, не пытаясь их осознать, либо зачитаться рассказами о юном Наполеоне, либо просто спрятать свой носик в пуховой подушке и подумать о нем. Или подумать о них. Или подумать, отчего так случается: любовь есть, а возможностей нет. Отчего она должна ждать и терпеть. Отчего ей так не хватает терпения терпеть молча. Отчего их встречи так урывисты.
    Об этом можно было подумать здесь. В квартире никто не жил по непонятным причинам, и ей было поручено просто присматривать время от времени за ней. Здесь жило одиночество, которого ей так не хватало. Ей хотелось либо одной, либо с ним. Нервная система не могла справиться с рабочими проблемами, домашними неудобствами и стабильно нестабильными отношениями. И душе необходимо было запираться в самой себе или расслабляться. Но она не могла расслабиться без него или за те пару часов, которые он уделял ей после работы. Она была счастлива, но это счастье отравлялось окружающей средой. Встречи с ним последнее время превращались в обсуждение отношений и чувств друг друга, попытку объяснить свое поведение. И потому встречи были посвящены не им, а их отношениям. Или рабочим моментам, которые необходимо было озвучить здесь и сейчас. А ей хотелось быть просто рядом с ним. Прилечь к нему на грудь, трогать его ладонь и также обсуждать работу. Так же увлекательно думать над непростым лабиринтом политических игр, но в обнимку. Но он был так холоден. У него было все по полочкам: есть время для любви, а есть время для работы. И потому она не решалась смешать эти два понятия. Марианне вообще было страшно, что как только она ступит на дорожку семьи, в ее жизни не будет места чему-то еще. Она боялась, что как только в ее руках окажется трехкилограммовый младенец, Марианна посвятит себя целиком и полностью только ему. И станет совсем не важно, кто глава города и почему нет порядка во властях. Она станет просто женщиной, готовящей ужин, ожидающей с работы мужа, развивающей моторику у малыша. И от этого было страшно, что вмиг он, родной и любимый, поймет: Марианна не бизнес-леди, а простая женщина, ищущая семейного счастья. Но сейчас не было возможности быть этой женщиной. Не было ребенка, не было мужа, и потому приходилось заменять в себе эти пустоты работой. Да и кто ее будет кормить, если она не позаботится об этом сама? Потому Марианна увлеченно заглатывала работой свою невостребованную женскую сущность.
    Голова кружилась и плыла от множества мыслей. Марианна начинала осознавать, что с ней происходит нечто. Ранее неведомое чувство накрывало ее изнутри и она становилась неадекватно раздражительной. Она впадала в уныние, если он был не рядом. Она не хотела думать о работе, а только о нем, но он обижался, что Марианна не помогала ему, добавляя свою логику в его дела. Марианна не могла понять, чем может ему помочь, кроме случайно схваченной где-то информации и моральной поддержки. Он и так все знал и умел, лучше нее. И все, чего ему не хватало для полного успеха, – это уверенности в себе, которая приобретается у счастливых людей. Которая появляется, когда дома все спокойно, можно расслабиться и поговорить о делах насущных. Когда нервы не тратятся на разборки и ссоры, а поцелуй любящей женщины перед сном может обеспечить крепкий сон. И Марианна готова была дать ему это спокойствие. Но он уезжал. Никому не нужны й ужин одиноко стоял на столе, а Марианна грустно запирала вечно заедающую дверь.
    Очередной вечер прошел с урывистой встречей, которая принесла ей спокойствие. Он выслушал ее в машине, потом проговорил с ней всю дорогу по телефону. На душе становилось светлее, и казалось, все беды и проблемы отступили сами собой. Но вдруг он озвучил, что впереди у него еще одна ночная встреча, сердце упало в пропасть, слезы покатились по щекам. Марианна положила трубку и долго сидела в оцепенении. Слезы бесшумно скатывались по ее щекам. Марианна не могла понять отчего он, зная, как ей плохо, уехал от нее, отчего ревность душит. После стадии спокойной грусти пришло отчаяние. Время было уже позднее, Марианна металась по квартире как зверь в клетке, плакала навзрыд, хватала себя за голову, готовая биться об стенку. Она задыхалась физически. Ком стоял в горле, сердце колотилось с бешеной скоростью. Марианна не понимала, что происходит, но это ощущение было невыносимо. Она только желала избавиться от этого уничтожающего ее чувства и готова была уехать на край света, где нет его. Где она сможет спокойно привести свои мысли в порядок, освободиться от этой боли. Вытирая слезы, она заказала электронный билет и набросала письмо.
    
    «Привет... Даже не знаю, что написать. Ты ушел. И я снова одна... Я слаба и вызываю слабостью только раздражение. Прости, что я не смогла соответствовать твоим желаниям. Я не стерва. Я такая же баба, выносящая мозг, как и все. Я могу быть сильной только при определенных обстоятельствах. И эти обстоятельства для меня сейчас недоступны. А мне нужно жить дальше, я не могу больше издеваться над своей душой. Мне нужно стать сильной вновь, освободиться от всего, от этой боли. Мне больно... Ты знаешь как мне х... И вместо того, чтобы остаться со мной... Ты не смог даже найти время, чтобы услышать мое признание в любви на свой день рождения... В общем, не хочется много слов...»
    
    Алексей проснулся в скучном настроении. Вспомнив, что вчера Марианна неосторожно, или специально, написала ему сообщение, испортив встречу, появилось неприятное чувство, что его хотят толкнуть на какой-то шаг. И хотя он сам почти готов сделать этот шаг, осознание, что его на это толкают, делало жизнь кислой. И все-таки он думал о ней. Вспоминал, как она трепетно его любит и всего боится. Алексей набрал сообщение с ласковыми словами и отправил на любимый номер. Сегодня он решил прекратить все свои дела дома и остаться у нее. Он просто не вернется с работы домой.
    Спускаясь по лестнице на улицу покурить, он вдруг заметил, что дверь кабинета Марианны открыта. Она не ответила на его сообщение как обычно, и было странно увидеть открытым кабинет в такую рань. Сумка стояла на столе, пальто висело на кресле. Алексей прошел в бухгалтерию и увидел Марианну в дурном расположении духа. Он сразу понял, что что-то не так и она явно завершает срочно все свои дела, чтобы уехать. Но Марианна холодно ответила, что ничего подобного нет, не позволила к себе прикоснуться и лишь заметила, что обеденный перерыв у него должен быть свободен. Он должен быть с ней.
    Приехать вовремя не получилось. Работа как всегда неожиданно требовала срочных решений. Алексей переступил порог и застал Марианну практически в раздетом виде. Она ходила с мокрыми волосами и перебирала сумку. Чем-то взволнованная, Марианна практически не разговаривала. Алексей насторожился, сел на диван и просто наблюдал в ожидании объяснений. Марианна села напротив, стала немного качаться и упавшим голосом, с пересохшим ртом, стала говорить, что уезжает, что ей больно, что больше она так не может. Марианна практически не смотрела ему в глаза. Обида накрывала его. Он пытался сдерживать в себе эмоции и более или менее спокойно относиться ко всем ее словам. Ему было непонятно, что он сделал такого, что заставляет ее бежать и в очередной раз принимать решения самостоятельно. Словно он никто и незачем с ним советоваться. И к чему было тогда спрашивать его мнения, стоит ли уезжать, если она все равно едет. Она все решила, и он даже не пытался ее остановить. Он считал этот поступок не просто глупым, а предательским. Он не чувствовал ее любви, потому что видел нестыковки ее слов и действий. Порой ему казалось, что она запуталась и сама не знает, где правда, а где выдумка. Его бесило, что она могла написать ему в смс, в стихотворениях на весь город, даже скомпоновать двадцать семь минут музыки, включив туда свой голос, и таким образом признаться ему в любви. Но Марианна не говорила это ему, глядя в глаза, с той теплотой в голосе, с которой говорят любимым заветные слова. Срочный вызов на работу прервал их общение. От всего сердца он прильнул к ее губам, ведь она даже не сказала, надолго ли покидает его.
    Следующие два дня Алексей приходил к ней в кабинет, садился за ее стол и просто играл в войнушки. Он не мог простить ей такого поведения. Он не мог его понять. Он не мог его принять. На душе было слякотно и погано. Казалось, все кончилось, так и не начавшись. И это было так несправедливо. Ему показалось, что он нашел девушку, достойную стать его женой и матерью его ребенка, которую он полюбил. Ради которой готов был изменить свою жизнь. Но своими поступками она разрушала отношения. Он слишком много думал и анализировал. Мозг взрывался и в итоге он приходил к неутешительным выводам: будущего нет. Пропала вера, что она та единственная. Но любовь-то не пропала. Он звонил, слышал ее голос, и несмотря на кучу обидных слов, все равно не мог на нее злиться. Любовь жила в его сердце и упорно сопротивлялась его неутешительным выводам. Он катался на машине по ночному городу, слушал песни и, казалось, начинал понимать, что такое задыхаться от любви и как это больно. Он уже забыл это чувство, и вот оно вспыхнуло в нем вновь.
    Очередной звонок - и вдруг он узнаёт о каком-то наркозе. Понимание, что она что-то сделала с собой, не посоветовавшись с ним, даже не поставив его в известность, горечью отдалось в душе. И было жаль ее, хотелось сделать так, чтобы она не чувствовала ничего неприятного и была здорова. И было жаль себя, что она не считается с ним, что он не так важен в ее жизни. Через сутки она просто прислала ему номер поезда, время и вагон. Она возвращалась.
    Возвращалась не вовремя. Он давно хотел приехать к отцу и как следует с ним пообщаться. Марианна нарушала эти планы. Но он готов был отказаться от всего, лишь бы ее встретить. Тем более, она так просила его быть рядом. Она говорила, что он ей нужен. И он не может ее обмануть. В назначенный час, вопреки всем обстоятельствам, Алексей стоял на перроне.
    Марианна вышла с большим пакетом. Он посмотрел ей в глаза и протянул руку, чтобы забрать тяжелый пакет. Она холодно прикоснулась к его губам, и было видно, что сразу насупилась. Он не мог знать, что девушку расстроило. А Марианна лишь сделала вывод из его холодного поведения (ведь он не бросился ей на шею с горячим поцелуем, не держал в руке алых роз), что он ее не любит. Она ехала к любимому человеку, именем которого бредила под наркозом, а он так скучно встретил ее, не обняв. И все внутри сжалось. Комок снова подступил к горлу, и все, что произошло с ней за эти дни, померкло. Не осталось даже шанса на свет.
    
    Как только Марианна села в поезд, она поняла, что делает ошибку. Ей не хотелось от него уезжать. Не хотелось его оставлять. Хотелось быть с ним всегда и везде. И обижаться на него не хотелось. И хотя чувство обиды, что он не остановил ее, не попросил остаться, диктовало вывод «нелюбовь», сердце не верило логике. Оно билось и своим стуком шептало его имя.
    Марианна залезла на верхнюю полку, вставила наушники и стала слушать двадцать семь минут своего музыкального подарка ему на день рождения. Хорошо, что она не отправила ему то письмо, ведь на самом деле он прослушал ее запись и просто ждал, что она сама скажет ему «я люблю тебя». Сама, глядя в его темно-карие глаза. А она не сказала. И это было ужасно. Марианна поняла, что зря постоянно заморачивается и выдумывает, зря не ценит то, что он делает для нее. Ведь он много чего делает, а она, влюбленная дурочка, ничего не замечает. Она не замечает даже своей любви и пытается от нее бежать. Но хватит. Она больше этого никогда не сделает. Она примет эту любовь в себе к нему, расслабится и станет самой счастливой на свете рядом со счастливым мужчиной. Марианна не станет прятаться, она раскроется. Она не боится больше быть перед ним беспомощной. Она такая рядом с ним и есть. Она любит. Она любима. Так чего же нервничать и дергаться? Он прав, что беспокоиться не о чем.
    Прибыв наутро в место назначения, Марианна вздрогнула от холода. Минусовая температура с влажным воздухом и ветром никак не подходила под ее осеннее пальто. Пройдя на рынок, Марианна приобрела себе давно желанную дубленку. Но хотелось чего-то еще. Такого, чтобы его порадовать. Она зашла в бутик вечернего костюма, и ее взгляд остановился на коралловом коктейльном платье. Оно подчеркивало ее фигуру и цвет кожи. Сидело идеально. Марианна крутилась в нем перед зеркалом и представляла, какими влюбленными глазами, полными восторга, Алексей будет смотреть на нее. Как он будет гордиться ею на корпоративе. Она должна быть для него прекрасна и неотразима, она должна быть его женщиной, которая будет украшать его, настоящего мужчину. Она будет его тенью, которая лишь оттеняет его лучшие черты и качества. Она все сделает для него. Но примерка платья вдруг прервалась замечанием продавщицы:
    - Вам это понадобится сегодня, - заметила она, протягивая Марианне женскую прокладку.
    Марианна закачала головой, потому что была абсолютно уверена в своем состоянии, критических дней сейчас быть не могло. Но яркое пятно на коралловом платье заставило ее прислушаться к продавщице.
    - Где здесь ближайшая больница?
    - Возьмите такси. Просто так не найдете. А на машине домчите за 15 минут. Хотя я бы посоветовала медицинский центр при университете. Мичурина, 36. Немного дальше, но зато, если есть проблемы, решат точно.
    Марианна быстро переоделась в свою прежнюю одежду и вышла с рынка. Таксистов было предостаточно. Взяв ближайшую машину, Марианна по инерции села на заднее сиденье.
    - Начальник?
    - В смысле?
    - Начальники всегда сидят на заднем сиденье. Как в Европе.
    - Начальник… - задумчиво прошептала Марианна. Она уже начинала волноваться, потому что вдруг вспомнила, что недавно ее тошнило от яйц и любимых цыплят табака, желудок часто расстраивался, да и нервозность была какая-то повышенная. Марианна была уверена, что случилось нечто непоправимое, нежеланное и страшное.
    Персонал в центре действительно был внимательным и отзывчивым. Хорошие ухоженные палаты по смешным ценам. Доктор внимательно осмотрел Марианну и как-то участливо спросил:
    - Дети есть?
    - Нет.
    - Ну ничего страшного, еще будут. Просто немного не сейчас. Беременность желанная? Целенаправленная?
    - Нет, я даже не знала. Но да, конечно, да, желанная!
    - Ну… Ничего страшного… Так бывает. Кем работаете?
    - Начальником… в политике…
    - И куда вас занесло? Молодая, красивая, а в такую грязь. Интересно? Да уж видно, как интересно. Только при такой работе детишек вы явно не выносите. Давайте сделаем вам вакуум. Ничего страшного. Вам наркоз местный или общий?
    - Общий…
    Отходя от противного наркоза, с тошнотой и ноющим телом, Марианна молила только об одном: чтобы Алексей был рядом. Она прокляла себя, что не смогла уберечь, что не смогла вовремя даже определить. Она понимала, что ее должность и характер слишком явно душат ее настоящую натуру. Марианна уже не может принимать одна решения и переживать в одиночку. Она не одна. У нее есть Алексей. И это неправильно было, нечестно. Это было так показательно, что мир перевернулся, она неспособна жить без него. И больше не будет принимать решения одна. И не хочет. Хочет быть другой, той, прежней, до должности. Хочет, чтобы он увидел ее, понял, простил…
    Сердце Марианны билось учащенно, как только она увидела его в окно. Она уже ждала, что сейчас он бросится ей на шею, и после долгой мучительной разлуки их сердца воссоединятся. Хотелось прижаться, взахлеб попросить прощения за все. Но все вышло не так. И вот они ехали в метро как чужие, вот они в машине, рядом, а разговаривают на разных языках. Марианна понимала, что сделала непоправимую ошибку и теперь не знает, как ее исправлять. Он слишком болезненно воспринял ее отъезд. Слишком много надумал и сейчас этими мыслями разрушает их отношения. Они же любят друг друга, так какие могут быть сомнения? Но у него было уже слишком много сомнений. Марианна пыталась протянуть ему руку, они договаривались не ругаться, и все равно разговор не клеился. Марианна долго решалась рассказать, что не было никакого медицинского исследования, был простой и глупый выкидыш. Но язык не повернулся сказать правду. Он был холоден и зол. Разве она могла ему сказать, что была беременна от него?.. Он уехал, но обещал вернуться…
    Марианна снова впала в отчаяние. Мысль, что он ее бросает, была невыносимой. Паника поселилась в ее сердце. Она опять была на срыве. Погуляв у реки и вечного огня, загадав желание звездам, Марианна вновь решила навестить брошенную квартиру. Он обязательно приедет к ней сегодня. Он не откажется от любви, перестанет надумывать то, чего нет. Она тоже отдастся ему и не станет думать, что ей делать. Жить. Жить рядом с ним и наслаждаться жизнью. Надо только, чтобы он немножечко ей помог. Чтобы она постоянно чувствовала себя любимой и нужной. И тогда он увидит, как Марианна расцветет. Как она рядом с ним станет счастливой женщиной, а значит, сделает его счастливым мужчиной. Ее больше ничего не пугало, она была уверена, что их счастье недалеко, надо только переждать бурю. Надо только протянуть друг другу руки. И вместе строить будущее. С здоровенькими желанными детками.
    Марианна только сейчас начала осознавать, что произошло. Раньше она старалась не думать, почему судьба решила так зло над ней подшутить. Но сейчас ей стало ясно, что нервы и работа тут ни при чем. Просто судьба, она умная. Она знает, что и кому нужно в этой жизни. И этот ребенок был не нужен им. Они не способны жить вместе, ценить любовь и отдаваться ей. Они любят, но никогда не станут единым целым. Марианна понимала, что не может быть столь сильной, как ему кажется, но и не способна быть столь слабой, чтобы никогда не перечить и просто терпеть. У нее на все всегда было свое мнение. И их мнения всегда сталкивались, как встречные волны. И даже разговоры про детей и их воспитание всегда были сплошным спором. Марианна молчала на его желание воспитать одного ребенка эгоистом, хотя категорически была с этим не согласна. У ребенка должен быть еще кто-то, столь же родной и близкий, как родители, но не мама и папа, а брат или сестра. Чтобы он умел любить и мог поделиться всем, что на душе творится, с родным человеком. Значит, судьба сначала поверила в их любовь и счастье, дала им попытку, дала ребенка… Но потом разочаровалась и забрала… Забрала, даже не спросив, даже не постаравшись дать возможность что-то осознать и поменять. Разве они не побороли бы в себе те глупости отношений, ради любимого чада? Они бы смогли…
    Но Алексей решил не искать общих путей, не протягивать руки. Он принял решение: разойтись на время. Он устал от истерик Марианны, не понимал, что ее не устраивает в их отношениях, если он уже единожды сказал, что все будет, надо только подождать. И если она ждать не может рядом с ним, то ей придется ждать без него. Марианна отчаянно пыталась убедить Алексея, что нельзя так категорично принимать решение, что перерывов в отношениях не бывает. Бывает разрыв. И разрыв бывает только, если нет любви. Ведь надо попытаться сохранить отношения, расстаться люди всегда успеют.
    Заплаканная девушка сидела перед ноутбуком на диване, скрестив ноги. Они больше не перезванивались. Только переписывались в аське. Но эта переписка была лишь подтверждением, что все кончено, и взаимопонимания больше нет. И отражение друг друга исчезло. Марианна падала на бок, в слезах кривилась от боли, которая изматывала ее душу. И красными глазами смотрела в монитор:
    - Мне нужна помощь…
    - Ты сильная.
    - Я чувствую себя ненужной. Так хочется ощутить себя кому-то нужной… Понять, ради чего я живу. Я ведь для себя и ради себя жить не могу… Меня убивает все это… Ты мой воздух… Дай мне его, дай мне жить…
    - Спокойной ночи…
    Марианна судорожно взревела. Что она теперь без него? Кто она? Умывальников начальник? Ее предприятие вот-вот потерпит окончательный крах, оппоненты слишком сильны. Жена из нее при такой работе никудышняя. Мать не получилась. И он не любит. Он оставил ее деликатно, не желая грубых разборок, просто попросил разойтись на время. Иначе говоря, бросил по-культурному. И это было еще больнее.
    Разум мутнел. Вдруг Марианна замерла. Резко вскочив с дивана, девушка побежала на кухню. Достав аптечку, она нашла там две упаковки демидрола. Открыв бар, она взяла бутылку хорошей водки. Нарезанный лимон был в холодильнике. Марианна выпила сразу несколько рюмок водки, закусив лимоном, присыпанным сахаром. Ей не показалось это столь противным, как раньше, на банкетах. Нужно было выпить много водки, а потом димедрола. Чтобы сразу выключиться сначала от спиртного, а потом догнаться таблетками. Хорошо, что они осталось у нее от прошлой работы.
    - Сильная? Конечно сильная! Вот это сильный поступок. Кому еще по силам?
    Марианна запивала каждую таблетку простой водой, ловя каждое мгновение. Она отчетливо представляла, как утром ее обнаружат, но будет уже поздно. Она не Вероника Пауло Коэльо, которая решила умереть и не умерла. Она все сделает правильно. И обнаружат ее не раньше, чем завтрашним вечером, когда заметят ее отсутствие на работе, а длинные гудки в трубке станут подозрительными, и кто-то решит навестить ее. Жаль только родителей, которым придется пережить эту потерю. А у других будет лишь уникальная возможность похвастаться своим политическим красноречием над ее мраморным телом. А Алексей… Он оценит поступок сильной Марианны. Оценит и все.
    Девушка дошла до дивана пошатываясь, держась за стенку. Водка моментально овладела ею. А минут через двадцать начнет действовать димедрол. Марианна легла на бок, поджала колени и закрыла глаза. Спокойно, без слез, закрыла глаза навсегда…
    
    Алексей вернулся домой чуть раньше прежнего. Заварив чашку кофе, закурив сигарету, он включил аську. Марианны не было в сети. Ее и на работе сегодня не было. Коллеги жаловались, что она не отвечает на телефон. Но он сам не звонил. Он почти был уверен, что она по обыкновению забыла свой телефон где-нибудь в машине. И скоро появится в аське. Алексей глубоко вдохнул дым сигареты и напечатал в оффлайн:
    - Радость моя, разве я говорил тебе, что ты мне больше не нужна? Разве я говорил, что больше не люблю тебя?
    


    

    

Жанр: Рассказ, Новелла
Тематика: Психологическое, Любовное


25 октября, 1 ноября 2011 года

© Copyright: Юлия Охотина, 2012

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru