Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Смирнова Галина Ефимовна

Филиппок в юбке

Жизни боли наконец изведав,
Все стерпев, что приготовит Бог,
Не забудь своих казачьих дедов,
Свет степной, свой Угол и Порог.
***
Блещут вам звезды, как нам горели,
И шепчут саги о светлой цели...
Павел Поляков

    
    - Бабушка, а ты боялась?
    -Да, Ванечка, боялась… Но больше, помню, удивлялась, не понимала... Мне и сейчас иногда бывает так же удивительно и непонятно, когда я думаю о том, что такое человек и что такое жизнь…
    Мы с внуком шли по лесной тропинке, ведущей к реке. Тропинка бежала, петляя среди дубов, украшенных блестящими желудями в кругленьких шапочках. Ясный летний день неохотно клонился к вечеру. По дороге говорили о том, о сём. Почему-то всплыла в памяти та давняя история. Вдруг похолодело в затылке, побежали по спине мурашки...
    - А потом? Что было потом? Рассказывай, бабушка!
    Внук ждал продолжения рассказа, а у меня пересохли губы, запершило в горле, как будто я снова та девчонка, в коричневом платьице и чёрном фартучке. Медленно иду по этой самой тропинке, изо всех сил стараясь не побежать. Позади – стайка одноклассниц. Они бросают мне вслед камешки и обидные прозвища. Похолодевшим затылком я «вижу» тесную группку подружек по детским играм. «Атаманшей» у них в этот день была высокая, очень худая девочка, переехавшая не так давно с родителями в наш хутор. В совхоз тогда приезжали работать новые люди.
    -За что же они так тебя, бабушка?
    -За то, что не провела день с ними в лесу, а пошла в школу. Я любила учиться.
    -Разве за это бьют?
    -Бьют, Ванечка, если не понимают, не могут понять.
    -А почему ты не побежала?
    -Я не могла побежать. Не хотела.
    -А потом?
    -А потом я дошла до речки, остановилась и повернулась к ним лицом.
    -А они?
    -Они прошли мимо меня на мост.
    -А ты?
    -А я села на песок и заплакала, потому что дальше идти не могла. Ноги больше меня не слушались. Подняла голову, вижу сквозь слёзы, белый свет потемнел среди ясного, погожего дня. Побежала к мосту. Только добежала, хлынул проливной дождь. Остановилась, смотрю, а дождь льётся только до деревянных перил моста с левой от меня стороны, а за перилами капают редкие капли. Я удивилась. С одной стороны моста в реку льёт дождь, а с другой – нет. Так я и стояла, наблюдая за этим чудом до самого конца, пока тучка не унесла остатки дождика вниз по реке. И тогда я увидела еще одно чудо – в небе засияла двойная радуга…
    
    ***
    -Ну вот, Ванечка, мы и дошли! Здравствуй, моя Медведица родная!
    Умывшись, я присела на берегу. Внук сбросил футболку и побежал по горячему еще песку к воде. Вдруг, прямо ему под ноги прыгнула большая зеленая лягушка. Он оторопел. За лягушкой метнулась черная блестящая змея. У меня сердце остановилось. Тут мы оба заметили желтые знаки на змеиной головке.
    - Это уж, бабушка!
    -Испугался?
    -Я не успел. А вода, кажется, холодная.
    -Давай посидим на берегу.
    -Здорово, правда? Вчера мы были в Москве, а сегодня сидим у твоей любимой Медведицы…
    -Да, здорово...
     Обратно до Даниловки мы добежали под веселые песенки. Вечером долго сидели во дворе на лавочке у кустов благоухающих роз, смотрели в небо. В Москве нет такого неба.
     -«Открылась бездна, звезд полна»…
    -Смотри, бабушка, спутник летит…
    
    ***
    Мой мальчик устал от обилия впечатлений и крепко уснул.
    А мне не спалось. Воспоминания нахлынули все разом, и я стала перебирать и укладывать их по порядку. С самого начала моей памяти: с крепкой тёплой руки моей доброй старшей сестры, с бабуниных теплых оладушков со сметанкой, с бега наперегонки до совхозного гаража с папой. Маму в это время я не помню. Я её почти не видела: она спасала нашего младшего четырехмесячного брата. Тогда я не знала, как называется его болезнь. Малыш, родившийся восьмимесячным, заболел двухсторонним воспалением легких. С тех пор, пытаясь вспомнить маму в этот период, я вспоминаю только свою тоску по ней. В сентябре Валюша пошла в первый класс, а мне шёл четвертый год.
    Иногда папа был вынужден возить меня с собой в кабине грузовика, когда Валя уходила в школу, а бабушка была занята хозяйством. Однажды он велел мне сидеть в кабине, а я стала потихоньку выбираться из неё вслед за ним. Уверенный, что я послушалась, папа сильно хлопнул дверцей мне по пальцам. Я вскрикнула. Он обернулся. В его синих глазах была такая боль, что я не смогла плакать. Терпела, пока мазали йодом и бинтовали ободранные пальцы в фельдшерском пункте. Слава Богу, обошлось без переломов. Папа не ругал меня. Просто молча погладил по голове.
    
    ***
     Время от времени папа отводил меня по утрам в уютный дом маминых двоюродных тётушек: бабы Дуни и бабы Луши. Я любила у них бывать. На стенах в коричневых деревянных рамах висели старинные фотографии бравых казаков с шашками, красивых молодых казачек в длинных юбках и кофточках с оборками. Железные кровати с «шишечками» были покрыты пуховыми перинами, убраны кружевными подзорами и покрывалами. Горки пуховых подушек в наволочках, расшитых ангелочками высились с двух сторон. Крашеный деревянный пол застелен кругленькими плетеными ковриками. Кованый синий сундук хранил в себе «несметные богатства». Из него добрая бабушка Дуня доставала карамельки для меня и Валюши. Крышка сундука изнутри была оклеена обертками от конфет ещё с царских времён. Все они были разные, с нарядными девочками и мальчиками, барышнями и цветами. Строгая бабушка Луша разрешала мне их рассматривать, не позволяя трогать руками.
    
    ***
    По вечерам бабуня молилась о нашем братике, мы с Валей стояли рядом с ней и тоже просили Бога спасти нашего малыша. Бабуня давно научила нас своим молитвам. С рождения мы носили старообрядческие крестики. Мне больше всего хотелось, чтобы мама была дома, и я просила Бога об этом. Мама вернулась. Врачи перелили братику мамину кровь, и он выжил. Люди в белых халатах сделали ему так много уколов, что он ещё долго плакал при виде белого цвета. Он часто плакал и днём, и ночью. Бабуня качала его в зыбочке, которая была подвешена к потолку, и пела ему тихим голосом свои староверские песни. Я долго помнила одну из них, про Прекрасного Иосифа, которого продали в рабство родные братья. Братьям казалось, что отец больше любил Иосифа, и они решили от него избавиться. Отцу сказали, что его разорвал дикий зверь, показав для убедительности окровавленную одежду брата. Иосиф попал в Египет, перенёс много испытаний. Потом он разгадал сон фараона про семь тучных и семь тощих коров, спас Египет от голода и за это стал советником фараона. Через несколько лет отец и братья, гонимые голодом приехали в Египет. Иосиф узнал их, открылся им и простил братьев, помог отцу и всему своему роду. Песня начиналась со слов: «Кому повем печаль мою?» Подпевая бабуне, я представляла себе всю эту историю в картинках. Фараон был для меня царём в короне. Изображение фараона мне тогда нигде не попадалось на глаза. Жаль, я не помню этой песни.
    
    ***
    Для меня и сейчас загадка, почему в нашей семье был такой уклад. Я знаю, что, по крайней мере, около четырёх веков, наши предки были казаками. Растили хлеб и скот, строили дома, сажали сады, воевали. Это не были учителя, врачи или другие сельские интеллигенты. Правда, они были «письмёнными», то есть грамотными. В доме всегда были книги. У меня и сейчас есть несколько старинных книг, спасенных бабушкой вместе с иконами в трудные времена. Почему-то в нашей семье никогда не было брани, крика, ссор. Папа запрещал даже такие слова, как «дурак» или «дура». От него самого, прошедшего войну и плен, я никогда не слышала грубых слов, а слушалась его не только с первого слова, с первого взгляда. Мы не называли друг друга: «Валька, Галька, Витька». Только Валя, Валюша, Витя, Виктор. А меня все называли – Галинка.
    Мама и бабуня любили порядок, чисто убирали дом, вкусно готовили. Папа любил покупать новые вещи. В дом, который они построили с мамой, он купил красивый желтый шкаф для одежды, стиральную машину, трюмо, круглый стол, диван, радиолу. Мы слушали пластинки, пели, танцевали. У мамы от городской жизни оставались нарядные платья. Бабуня сердилась на папу за радиолу, но не перечила. Только в пост просила нас не петь и не танцевать. Папа пост не соблюдал, но бабунину просьбу уважил. По ночам он пытался сквозь шум и треск слушать «Голос Америки», а мама до слёз боялась, что об этом кто-нибудь узнает, и умоляла выключить.
    
    ***
    Зимой, в 1960 году, мне исполнилось шесть лет. Каждый раз, когда Валя приходила из школы и принималась за уроки, я сидела рядом. К шести годам научилась хорошо читать, считать и решать задачки. Трудно было писать буквы. Чернила капали, перышки разъезжались, пальцы не слушались. Я хотела в сентябре пойти в школу. Мечтала об этом остаток зимы, всю весну и всё лето.
    Весной и летом мы сажали и пололи картошку в степи, помидоры, огурцы и капусту в огороде, подметали наш двор, встречали овечек и корову из стада, собирали траву для курочек, поросёнка и теленка. Поливали наш большой огород на озерке у Мишиной ямы и молодой сад у дома, огород бабы Дуни и бабы Луши, а потом купались в Медведице. По вечерам собирали вишни и смородину в маленькие ведёрки, ходили с бабуней на бахчи за арбузами и дынями. Накладывали в авоськи, сколько кто унесет, да еще паслен в бидончики собирали: бабуня пекла вкусные пирожки с пасленом. Среди всех забот, успевали поиграть в «Масляного», в «Захват знамени» и в другие игры на Лужке.
     Этим летом на одной из наших молодых яблонь уцелело от непогоды только одно яблочко. Мама попросила нас не трогать его, дать ему поспеть. Я смотрела на яблоко каждый день и терпеливо ждала, но когда оно стало большим и бело-розовым, подобралась к нему совсем близко, чтобы понюхать. Яблоко пахло так вкусно, что я не удержалась и куснула его снизу. Осознав, что натворила, тихо сидела в уголке целый день, но так и не решилась признаться. Яблоко продолжало расти, следов от моих зубов не было видно.
    В день яблочного Спаса мама и папа позвали нас к молодой яблоньке. Я стояла за спиной сестры, сильно зажмурившись, как будто это могло меня спасти. Папа сорвал яблоко и увидел следы моего «греха». Показал маме, сестре и бабушке и даже маленькому брату. Все засмеялись. Я открыла глаза и тоже засмеялась вместе со всеми. Папа разрезал яблоко на шесть частей. Всем досталось по одной. Мне – со следами моего первого «преступления». Вкусное было яблоко.
    
    ***
    
    Последняя неделя августа прошла в разговорах о том, пойду ли я в школу. Первый класс набирал Василий Иванович. У него были умные глаза и добрая улыбка. Я встречалась с ним иногда в библиотеке у тети Жени. Библиотеку я обожала. Там было очень много полок с книгами, а на окнах стояли необыкновенные цветы: красные фуксии. Живые аленькие бубенчики висели на тоненьких веточках круглый год, даже студёной зимой. Казалось, тронь их, и они тихонечко зазвенят. Тетя Женя была особенная: всегда красиво одета и причёсана, в туфельках на каблуках, как артистка. В библиотеку меня привела Валюша, как только я научилась читать. Тетя Женя составила для меня список книг, которые я должна была читать в той последовательности, в которой они шли в списке. Когда я возвращала книгу, она задавала мне вопросы, чтобы убедиться, что все прочитано и понято.
    Я «дежурила» на крылечке библиотеки и, наконец, дождалась. Василий Иванович шёл со своим зембелем, большой соломенной сумкой, по Набережной улице мимо библиотеки. Я поздоровалась и спросила, можно ли мне пойти в первый класс в этом году. Учитель назвал меня «Филиппком в юбке» и сказал, что примет меня в школу, но поставил условие. Если я получу за первое полугодие только пятёрки, то буду учиться в первом классе до конца года. А если нет, то придётся мне покинуть школу и ждать до следующего сентября. Я согласилась, не раздумывая.
    
    ***
    
    Собрали меня в школу легко и быстро. Вещи, из которых выросла Валя, перекочевали ко мне. А вот портфель купили новый, синенький, с блестящей застежкой. 1 сентября, вне себя от счастья, я пришла в школу. Меня посадили с Васильком, за которого в прошлую зиму понарошку «выдавали замуж». Валины подружки нарядили меня невестой: на пальто набросили белое покрывало, на пуховый платок надели фату с цветочками. Васильку прикрепили на пальто и шапку яркие бумажные цветки. Посадили нас в широкие деревянные сани и катали с весёлыми песнями по всему хутору. У Маруси в летней кухне нас ждал «свадебный» стол с угощением. Когда вернулись, оказалось, что компот в стеклянных бутылках замерз, и они лопнули. Свадебный пир не состоялся.
    На первом уроке Василий Иванович рассказал нам удивительные вещи. Он говорил, что живем мы в двадцатом веке. Что это особенный век. Мы узнаем об интересных открытиях, которые сделали и ещё сделают учёные в этом веке, своими глазами увидим новые приборы и машины, которые придумают и сконструируют инженеры. Он сказал, что после 2000 года наступит новый, двадцать первый век. Попросил посчитать, сколько нам будет лет в этом году. Я умела считать такие круглые числа. Был 1960 год. До 2000 – сорок лет. Мне шесть. Значит, будет – сорок шесть. Больше, чем папе сейчас. Ему – сорок два. Папа мечтает, чтобы Валя была учительницей, а я – врачом. А я тоже хочу стать учительницей. Неужели все это будет?!
    
    ***
    
    Вскоре нас принимали в октябрята, Василий Иванович сказал нам, что Бога нет, что октябрята – внучата Ильича, в Бога не верят. Человек, вооруженный знаниями, сам может всего добиться. Я поверила своему учителю. Дома сняла и отдала расстроенной бабушке свой крестик. Она молча положила его в шкатулку. Прости меня, бабуня.
    
    ***
    
    Училась я на пятерки. Только писала плохо. Не давались мне нажимы и волосяные линии в буквах. Прописи мои были в кляксах, буквы получались неровные и «валились» в разные стороны. После очередного напоминания учителя о нашем уговоре, я решила тренироваться. Мама купила мне две новые тетради–прописи. Целый месяц вставала пораньше, тренировалась до занятий. Забросила игры, книжки, тренировалась до самого сна. Вскоре мы написали свой первый коротенький диктант за полугодие. Я сдала свою тетрадку и ждала, как решится моя судьба. На следующий день, на первом уроке, Василий Иванович показал всем мою первую пятёрку по письму. Потом взял меня за руку и отвел в четвёртый класс, старший в нашей начальной школе. Показал мою тетрадь строгой Марии Михайловне и ребятам:
    - Смотрите, как правильно и красиво написано. Если человек чего-то очень хочет, то обязательно этого добьётся. Надо только постараться.
    
    ***
    
    Теперь я стала настоящей первоклассницей. Дома все были рады. Бабуня тоже похвалила меня и рассказала, что её отец не позволил ей ходить в школу, хотя ей очень хотелось. Все братья учились, а она – нет. После революции ходила в ликбез, её хвалили учителя. Но была уже замужем, и у неё был маленький сынок, мой папа. Успела выучить буквы, и складывать их в слова, только писала плохо. Я немного помогла бабуне, учитывая свой опыт, и с тех пор моя первая ученица сама писала письма своим дочерям в город. Зимой бабуня получила письмо от своего младшего брата Павла, которого ещё совсем молодым выслали с женой и маленькой дочкой в Таджикистан. Павел Дементьевич работал хлопкоробом в колхозе «Ленинград», и за доблестный труд его наградили Звездой Героя социалистического труда. Только получив эту награду, Павел решился связаться с родными. А вскоре приехал сам. Моя бабуня была счастлива. Павел Дементьевич говорил, что никак не может надышаться воздухом родной стороны. Нам он привез хлопок, целое растение вместе с коробочками, чтобы мы посмотрели, как он растёт. Так я узнала, что бабунина семья была раскулачена и потом частенько приставала к ней с расспросами.
    
    ***
    
    Этой же зимой к нам из Волгограда приехал папин двоюродный брат. Красивый, нарядный, весёлый молодой человек. С собой у него был только чемоданчик, который назывался «балетка». Когда мы сели за стол, дядя открыл чемоданчик, и я ахнула. Он был доверху заполнен шоколадными конфетами. Я прочитала название: «Озеро Рица». Никогда не видела так много конфет на столе. В магазине конфеты были, но мама покупала грамм сто, в бумажном кулёчке и давала нам по одной. Это была роскошь. Дядя сказал, чтобы мы брали столько конфет, сколько хотим. Я увидела, что Валюша взяла одну, и тоже не решилась взять больше.
    
    ***
    
    В апреле 1961 года случилось настоящее чудо. В космос полетел первый в мире человек – Юрий Гагарин. В школе был праздник. Василий Иванович показал нам газету с портретом первого космонавта. Он был красивый и весёлый. Учитель рассказал нам о Константине Эдуардовиче Циолковском. Сказал о том, что скоро люди полетят на Луну, Марс и другие планеты. Телевизор в нашем хуторе был только у управляющего. В каждом доме было радио, которое никогда не выключали. По радио мы слушали новости, песни и даже спектакли. А кино смотрели в клубе.
    
    ***
    
    Портфель с книжками и тетрадками был слишком тяжел для меня. Поэтому, возвращаясь из школы, я размахивалась и бросала его как можно дальше. Потом снова поднимала и бросала. И так до самого дома. Мама заметила этот способ экономии сил только к концу учебного года, когда бедный портфель совсем вышел из строя. Папа уже не раз чинил его. Пришлось покупать новый. Мне строго-настрого запретили применять мой способ доставки портфеля домой.
    
    ***
    
    Я была в третьем классе, когда папа решил повезти нас с Валюшей в Москву на зимние каникулы. Мы были в восторге. Папа с мамой после войны жили в Московской области, он часто бывал в Москве по работе. До Москвы мы ехали на поезде. Событие для меня необычайное. Мы читали много книг о Москве, но все равно не представляли себе, что Москва такая большая и красивая. Метро с его роскошными вестибюлями и лестницами-чудесницами, Выставка достижений народного хозяйства, Третьяковская галерея, старинные дома на улицах Москвы, Красная Площадь с Курантами, Царь-пушка и Царь-колокол, московское эскимо на палочке…. Впечатлений хватило на много лет.
    ***
    Пролетели четыре года с тех пор, как я пришла в первый класс. Василий Иванович научил нас, казачат, правильно говорить и писать по-русски, легко справляться с примерами и задачками. Он рассказывал нам о нашей стране и о дальних странах, показывая их на карте и большом глобусе. Водил на экскурсии в степь и к реке. Рассказывал про Космос и звезды. Моё желание знать и уметь как можно больше с каждым днем крепло. Мы попрощались с нашей маленькой уютной начальной школой и перешли в среднюю.
    Теперь мы с сестрой каждое утро шли к магазину, где собирались все краснянские школьники. Вместе шли по деревянному мосту через речку, по лесной дорожке, мимо большого озера, к Центральной улице, а потом через сквер с петуньями, мимо памятника Ленину, к нашей школе имени Антона Семёновича Макаренко. Незнакомые даниловские ребята называли нас «кадетами», а мы их – «хохлами», но в школе все дружили. В нашем «В» классе учились ребята со всех окрестных хуторов. Они жили в интернате, а мы каждый день проходили путь в шесть километров: к школе, и обратно. Зимой, когда снег заваливал все тропинки, впереди шли ребята-старшеклассники и прокладывали путь младшим. Мне нравилось учиться в Даниловке, в большой красивой школе, брать книги в районной библиотеке. Какие праздники у нас были! К премьере спектакля «Двенадцать месяцев», которая состоялась в канун Нового года, Елизавета Васильевна Терновая, учительница литературы, принесла в корзине настоящие ароматные ландыши. Петь и танцевать на сцене я стеснялась, а стихи читала. В любую погоду бежала в школу, через лес, вместе с одноклассницами, вслед за мальчишками.
    В лесу в это время водились лоси, кабаны, лисы, зайцы, ежи. Частенько они перебегали и переходили нам дорогу. Все вместе мы лосей не боялись. Когда лось выходил нам на встречу, просто стояли и ждали, когда он снова уйдет в чащу. Старшеклассники в хорошую погоду иногда так и оставались в лесу, а потом, как ни в чем не бывало, шли домой «из школы». Это называлось «гонять лосей».
    
    ***
    Я училась в шестом классе. Была моя любимая пора: середина мая. Почти лето в наших краях. Деревья в шапках из новых блестящих листьев, желтые и красные рябчики-колокольчики на лужайках. Этот день обещал быть счастливым. Валентина Ивановна предупредила, что мы будем писать сочинение о том, кем мечтаем быть в будущем. Я уже знала, о чём напишу: о своей мечте стать учительницей. А после уроков, на классном часе, по поручению классного руководителя Антонины Ивановны, сделаю доклад о летаргическом сне. В поисках интересных фактов уже прочитана статья в энциклопедии и несколько книг, даже иллюстрации подготовлены.
    Утром мы пошли в школу. День был солнечный, тёплый, даже жаркий. А в лесу – красота! Шёлковая травка на лужайках, кружевная тень деревьев, аромат весенних цветов. Вот тут-то новенькая и предложила нам, шестиклассницам, «погонять лосей». Девочка была года на два старше меня и выше на две головы. Смелая, ловкая, громкоголосая. Никто из девчонок не отказался. А я пошла в школу. В школе у меня все учителя спрашивали, где краснянские шестиклассницы? Я отвечала, что не видела их сегодня, шла в школу одна.
    Классный час закончился. Доклад заинтересовал всех, даже мальчишек на последней парте. Из школы я вышла, когда все хуторские ребята уже ушли. Идти через лес одной было очень страшно. Когда я прошла половину пути, из-за кустов выскочили мои подружки. Я обрадовалась и бросилась им навстречу. Но «атаманша» сказала: «Огонь», - и в меня полетели камешки. От неожиданности я резко повернулась и пошла в сторону моста. Было и страшно, и больно, и одиноко. Камешки меня почти не задели, а вот слов таких обидных я не слышала никогда. Я шла и не понимала: почему я должна делать то, что требует от меня эта чужая девочка? Почему, когда она придумывает для меня прозвище пообиднее, все так весело смеются? Мы дружили с детства, они знают обо мне всё, а она только появилась в хуторе. И я поняла, что человеку бывает плохо, не только тогда, когда он действительно в чём-то виноват.
    
    ***
    
    Пока я болела, семья новенькой опять переехала куда-то искать своё счастье. Я забыла обиду и никогда никому не рассказывала, да и не вспоминала об этом дне, наполненном событиями, окрашенными в такие разные цвета и оттенки: от большого горя до восторга и счастья. Вряд ли помнят о нём и мои подруги. Восемь классов я закончила в четырнадцать лет и уехала из дома учиться на учительницу в Михайловку, а потом – в институт, в Москву. Прошло больше сорока лет, как я не живу в родном краю, но возвращаюсь сюда каждый год, едва дождавшись отпуска, как перелетная птица.
    
    ***
    Смахнув слёзы о том, чего уже нет нигде в мире, кроме моей памяти, я все-таки уснула, хоть и под утро. Мне снова приснился сон, который повторялся иногда, особенно в трудные периоды моей жизни. Я опять была шестиклассницей, металась с портфелем по Центральной улице Даниловки, искала попутчиков, чтобы пройти домой через мрачный лес, в котором живут чудовища. Когда поняла, что идти придется одной, душа моя похолодела от страха. И тут случилось то, чего раньше никогда не происходило в моих страшных снах. Подъехал папа на своем грузовике, я села в кабину, и он домчал меня до самого дома. Я вышла и помахала ему рукой. Папа улыбнулся, аккуратно закрыл за мной дверцу, и машина быстро скрылась за поворотом.
    Я проснулась с улыбкой и вышла во двор, в прохладное ясное утро. Рассветный мир встретил меня радушно. Он тоже улыбался навстречу сиянию, которым осветилась в родном краю моя душа.
    
    
    


    

    

Жанр: Рассказ, Мемуары, дневники
Тематика: Гражданское


28.06.2010-03.09.2011, Даниловка-Москва

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

07.09.2011 00:22:38    Член Совета магистров Уваркина Ольга Отправить личное сообщение    
Галя! Ьы так интересно, увлекательно написала о своём детстве...Я зачиталась. Сколько ты помнишь всего! Как с этим легко жить дальше!..
     
 

07.09.2011 08:57:09    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
Спасибо, Оля! А на фотке ты меня узнала? Я слева от Василия Ивановича в белом фартучке, а Василек - у моих ног. Я тебе очень благодарна, что читаешь. Грустно, когда нет никаких отзывов, никакого диалога.
     
 

07.09.2011 09:56:57    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
Замечательное сочинение девочки на тему: "Как я провел ДЕТСТВО". Неспешный пересказ позволяет вспомнить и о своем, и часто это "свое" совпадает с Вашим. Особенно: заинтересованность взрослых в нашем развитии, у Вас -библиотекарь,учитель,родители. Да, и у нас было так.
     
 

07.09.2011 19:18:04    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
Спасибо, Анна. Внук-семиклассник тоже так сказал, что похоже на сочинение. Как-то так написалось, как клубочек разматывался.
       

04.11.2011 23:58:16    viktor zubov Отправить личное сообщение    Виктор
Очень увлекательнын произведения,на самом деле.Так и хочется подсмотреть - а что же там еще "за кадром" осталось недосказанного,необычного,потаенного,увиленного детским взглядом.
     
 

05.11.2011 09:23:12    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
Спасибо, Виктор. После того, как написала, многое еще вспомнилось. "Разматываются" воспоминания, как ниточка из клубочка.
       

04.09.2012 21:33:06    Надежда Буранова Отправить личное сообщение    
Прекрасная проза, читается легко, на одном дыхании. Читала и вспоминала свое детство... Спасибо Вам, Галина!
     
 

04.09.2012 22:34:31    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
Счастлива, что Вы, Надежда, прочитали мой рассказ. Спасибо.
       


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru