Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Владимир Кузин

Даун

    
     - Заходи… Заходи, мой лучший друг Лёха. И закрой за собой дверь. Не хочу, чтобы нас кто-нибудь потревожил. Из этих лизоблюдов. Ведь ни один из них сегодня не говорил искренне, когда, читая набившие оскомину поздравления, расплывался в сладостном упоении… Хорошо сказал? Всё ж филолог по образованию, как и ты. Хоть и этот… как нас величают… олигарх… звучит как аллигатор, правда? Ха-ха… Зато ты, Лёха, - учитель. Педагог!.. Эх, где мои молодые годы? Знаешь, я на хмельную голову иногда тоже декламирую.
    
     - Восстань, пророк! И виждь, и внемли!
     Исполнись волею моей!
     И, обходя моря и земли,
     Глаголом жги сердца людей!
    
     Правильно? То-то же. Я ведь, брат, всё помню. И не только Пушкина, но и наши с тобой мечты служить красоте и истине… Ты не думай: я хоть и напился сегодня (да и как не напиться на банкете по случаю собственного пятидесятилетия!), а всё соображаю. Оно даже лучше, что я напился. Именно сейчас. Когда мы с тобой так долго не виделись, а теперь вот сидим вместе, как когда-то на балконе нашей институтской общаги… Вообще-то я давно этого хотел - поболтать с тобой наедине. А то всё застолья, шум, гам… и анекдоты… Ух, как я ненавидеть стал эти анекдоты! И знаешь, за что? Будешь смеяться. Когда люди ржут, я не могу видеть их дрожащий язык и жёлтые зубы! Мне всё кажется, что передо мной двуногие лошади. Ха-ха…
     Не обращай внимания. Хватил я сегодня коньячку столько, что кажется, лечу куда-то… Уж не в преисподнюю ли? Скажи, Лёха: есть она, преисподняя? Или врут попы? Ха-ха…
     Значит, ты до сих пор пытаешься сеять разумное, доброе, вечное? Жечь глаголом сердца людей? И тебя слушают?.. Вот-вот, ты прав: сейчас в идеалах всё больше не Дон-Кихоты, а Абрамовичи. И я в их числе. Ну, так время такое. Я его тогда просёк, а ты нет. Помнишь начало девяностых? Когда учителям по полгода даже их мизерные зарплаты не выплачивали… Что? Вечные ценности? Только не надо, Лёха, меня учить, какие ценности являются вечными… Вот ответь, почему мы с тобой, будучи студентами, любили пофилософствовать, глядя на ночное небо с яркими звёздами? Помнишь?.. Да потому что сытые были. А отними у нас родительские переводы, так нас с тобой и от философии, и от твоих идеалов затошнило бы так, что из всех интересов остался бы один – чего-нибудь слопать… Физиология человека – это, брат, такая сила, против которой не попрёшь. Уж кто-кто, а я это знаю точно.
     Возьми мою секретаршу, Любочку, видел её? По правую сторону от моего зама сидела. Уж на что девка была с норовом. И с этими… идеалами… А как с полгодика походила под улыбочки своих сослуживцев в стареньком потёртом костюмчике (а иного на свой секретарский окладик она себе позволить не могла), да как я предложил ей ежемесячную надбавку в полтора куска баксов (конечно, не через бухгалтерию, чтоб другие не узнали, а в конвертике!) – за определённые виды услуг… понимаешь, да?… так она хоть и краснела первое время, а после ничего, втянулась, и теперь все мои причуды воспринимает как должное.
     Или Гаврик… То есть этот… Гаврилов. Сергей Николаевич… Коммерческий директор “Трансавто”, нашего поставщика. Когда-то отбрыкивался от нас, не хотел иметь с нами никакого дела. А я велел Никитке, нашему начальнику безопасности, со своими пацанами к нему домой нагрянуть… Ну, они его утюжком слегка и погладили… Да не морщись, по-людски, через тряпочку… И насчёт его сынишки Славика предупредили… Так буквально на следующий день контракт был подписан… Мы после такие бабки начали загребать – тебе и во сне не приснится!..
     Что говоришь?.. Понимаю, что тебе это неинтересно. Просто я тебе проиллюстрировал закон, который по своей силе и неотвратимости равен закону всемирного тяготения… Помнишь, как нас в школе учили: Ньютону яблоком по башке – шарах!.. Ха-ха… И ты, Лёха, ему подчинишься так же, как наш Гаврик, если попробовать. От родной мамы отречёшься, когда горячим утюжком по спинке или раскалённым паяльничком в задницу… Ну-ну, сиди… Обиделся, что ли? Брось. Мы же с тобой друзья детства…
     Слушай, а среди ваших учеников есть… как их… даунята?.. А, они учатся в спецшколах?.. Это которые для дураков?.. То есть они шизики, да?.. Нет, это я так спросил, из любопытства…
     Я побледнел? С чего ты взял? Ну, перепил слегка… Щас газировочки хлебну, и всё пройдёт… Бр-р! Колючая какая… Так о чём бишь я?
     Нет, первое время после института я о бизнесе не думал. Планировал устроиться в какую-нибудь частную фирму – хоть бухгалтером, хоть снабженцем… Бизнес – это уже после пошло. Загорелось во мне так, что дух захватило!
     Как зачем? Хм…
     Ты знаешь, я порой задаю себе тот же вопрос. А вместо ответа в голову всякая чепуха лезет. Типа жареных сосисок с кетчупом и… извини… голого женского зада. Ха-ха!
     Кстати, как твоя супруга?.. Ушла? И давно?.. Ну, этого и следовало ожидать. Что ты мог ей дать на свои учительские гроши?
     Да не обижайся! Какой ты, Лёха, вспыльчивый, ей-богу! Это жизнь, нормальная человеческая жизнь. А ты, если хочешь нести обществу свои идеалы, не взирая, как ты когда-то говорил, на испытания, - будь добр, не подвергай этим испытаниям других, которые желают иного. Тем более своих близких. Или я не прав?.. Уверен, что твоя бывшая жена сейчас замужем за каким-нибудь менеджером… Почти угадал? Серьёзно? Вот видишь! Я же говорю, что лучше тебя понимаю жизнь.
     А знаешь, как такой опыт приходит? Просто нужно в ответственные и судьбоносные моменты включать разум. Ох, брат, великая это вещь – разум! Животным он не дан, поэтому они и страдают. Вон, собака одного моего бывшего сослуживца, которого я за пьянки уволил. Захотел я как-то взять её себе… и колбаской, и даже шашлычком её подманивал – не идёт ко мне ни в какую. Всё за своим спившимся хозяином бредёт… Он её, соседи говорили, и не кормил уж, и лупил порой чем попадя, – а она от него ни на шаг… Что говоришь? Преданность? Да тупость – и ничего больше! Обычная дебильность! Потому как отсутствует ум! Инструмент, который дан человеку, чтобы он мог просчитывать ситуации и делать правильный выбор! Это ж прямо Божий дар! Вот кем бы я был сейчас без мозгов?! Дворником?! Или как ты?!.
     Да нет, я не раскричался… Просто тащусь от собственных мыслей. Которые опять же ум вырабатывает.
     Согласись, общество развивается благодаря людям высокого интеллекта, а не глупцам… тем же даунам… Которые только на нашей шее сидят и, как паразиты, пьют нашу кровушку. Вот на каком основании я обязан платить налоги из своего кармана на содержание этих нахлебников? Одни работают, другие – нет, а кушают все. Где справедливость?..
     Не хочешь газировочки? Нет? А я выпью… Фу! Дрянь стали делать газировку. Помнишь, какая в наше время была, в автоматах? М-м!..
     Да, в то майское утро мне тоже нестерпимо захотелось газировки... Было очень жарко. Я шёл с ночного дежурства (помнишь, я на третьем курсе подрабатывал сторожем на стройке) и изнывал от жажды. Поэтому свернул в переулок (там у продуктового магазина были автоматы с газировкой) и пропустил пару стаканчиков “Крем-соды”. Крякнул от удовольствия и направился к нашей общаге. Только решил не возвращаться к центральной дороге, а пройти напрямую, по частному сектору.
     Помню, глубоко о чём-то задумался, глядя перед собой в землю… кажется, о предстоящих экзаменах… Вдруг вижу - слева от меня, метрах в ста, дым валит.
     Я мигом туда.
     Горел деревянный дом. Двухэтажка. А вокруг – никого.
     Огнём были охвачены верх боковой стены и часть крыши. Окна были закрыты; и на подоконнике одного из них, с внутренней стороны, представляешь, стояла плачущая девочка лет пяти-шести, в белой сорочке – похоже, прямо с кровати… И больше в помещении, видимо, никого не было. Во всяком случае, живых.
     Я подбежал к дому, подёргал входную дверь – закрыто! Глянул в замочную скважину: на лестнице слегка клубился дым, но огня не было.
     Отбежал, осмотрелся.
     Телефонных будок нигде не было (мобильники нам тогда даже не снились!). Я кинулся к соседним домам. В одном из них у калитки лаяла собака, не пройти. В другом несколько минут бестолку пробарабанил в дверь… Наконец, в следующем какой-то подвыпивший мужик выглянул в щёлку, увидел горящий дом и поковылял к виднеющимся вдали пятиэтажкам – к сестре, кричит, у неё телефон.
     Я – назад. Гляжу, дело плохо. Пока этот мужик добредёт до домов, позвонит, пока приедут пожарные, - ребёнок задохнётся в дыму. Но что можно было сделать? Нужна была лестница, чтобы, приставив её к стене, взобраться по ней к окну второго этажа и выбить в нём стекло. Однако где её было взять? Опять бегать по соседним домам? Только время терять…
     Оставалось одно: высаживать дверь и проникать в комнату. Веришь, я так и собрался поступить. Как вдруг почему-то пристально всмотрелся в горящие брёвна… И увидел, что в одном месте крыша прогорела так, что были видны охваченные пламенем потолочные балки...
     И вот тут, Лёха, включился в действие мой ум.
     Знаешь, у меня в своё время друган был, Витёк. Уже когда я институт окончил. Так вот он был буквально помешан на философии. И утверждал, что мышление сыграло в развитии человека такую неоценимую положительную роль, что просто, как он говорил, дух захватывает. Я ему как-то сказал, что однажды присутствовал при тушении горящего дома.
     - Как пожарные действовали, - спрашивает он, - грамотно?
     - Да, - отвечаю. - Подъехали, развернулись, быстро наметили план действий и вперёд…
     - Вот. A теперь представь себе, - Витёк даже палец кверху поднял, - что вместо них прибежали бы какие-нибудь олигофрены.
     - Кто? – спрашиваю (я тогда не знал значение этого термина).
     - Ну, придурки, - говорит.
     - Например, дауны, - подсказываю я.
     - Во-во, - отвечает, - типа этих идиотов. Если даже предположить, что они вообще стали бы что-нибудь делать…
     Но я его тут же перебил:
     - А ты сомневаешься?
     Он глаза вылупил:
     - Да они практически животные, - говорит.
     - А вдруг он поймёт, что человек погибает?
     - Да если даже в его глупую башку, - почти кричит Витёк, - и влезет мысль кого-то спасать, то он не сообразит, как это сделать лучше! В отличие от человека умного!
     Не стал я больше ни о чём его спрашивать, чтоб не раздражать.
     Интеллект – это хорошо. Вон сколько люди всякой техники понаделали, в космос полетели… Только… Дай-ка я ещё коньячка хряпну… Мне много? Нет, Лёха, мне его много не бывает. Даже напротив: мозги с ним так работают – дай Бог каждому…
     О-ох! Хорошо!..
     Так вот, уважаемый Алексей Иваныч! Я тогда, на пожаре, и включил свой разум. Как всем Витёк рекомендует. С целью стать человеком более высокого порядка, нежели всякие, как он говорил, пьяницы, бомжи и дебилы. Включил - и жду его работы.
     И тут, к моему удивлению, он начал мне выдавать идеи вовсе не о том, как попытаться эффективнее помочь ребёнку. Обработав только что полученную по зрительным каналам информацию, он сразу задал мне вопрос: а не будет ли тебе самому худо, если ты полезешь в это пекло? Тем более что потолок уже горит! И может рухнуть в любую минуту.
     - Так может, - попытался я уточнить, - или точно рухнет?
     - Главное здесь, - ответили мне мои мозги, - высчитать вероятность такого исхода событий (есть такой термин в математике).
     - А какая она, вероятность? – поинтересовался я и взглянул на горящие балки.
     - Да в общем-то невелика, если не сказать - совсем мала, - был мне ответ.
     И я шагнул к двери, намереваясь вышибить её ногой… Но мимолётно опять взглянул на бушующее пламя под крышей, и вдруг с ещё большим удивлением услышал от своих мозгов такое:
     - А пожалуй, и не мала. Где-то половина на половину.
     Я замедлил шаг.
     - Нет, выдержат – вон они какие крепкие! – пронеслось опять в моей голове...
     - Спятил? Повалятся если не сразу, то по пути из комнаты - точно! - выдал мне мой интеллект, когда я был уже метрах в пяти от двери. - А то и вообще придавят, едва войдёшь!
     Я остановился, соображая.
     И тут, представляешь, в моей башке - то есть в моём разуме, делающим меня высшим существом! - стали один за другим мелькать… не удивляйся!.. сосиски с кетчупом, пирожные Эклер и стакан с “Крем-содой”. Кои мы с упоением уминали с тобой в кафешке после институтских лекций. Да, не улыбайся. Закружились в шумном хороводе!.. Тут же к ним добавились наши кокетливые девушки-однокурсницы… А через пару секунд я уже видел себя в элегантном пиджачке с дипломатом в руках, выходящим из крутой иномарки. И поджидающих меня подчинённых, которые протягивали мне руки, чтобы поздороваться, и заискивающе улыбались… А дальше - свою будущую жену, своих маленьких детишек, которым я тыкался в личико своим носом, отчего они смеялись и визжали…
     Будто вся моя настоящая и будущая жизнь промелькнула передо мной. Причём, в несколько мгновений... Позже я понял: мой мозг предупреждал меня, что всё это я могу потерять, если меня сейчас накроет горящими досками…
     В общем, это была настоящая комедия. Смотри: когда я отходил от пылающего дома где-то метров на двадцать от него и видел задыхающуюся в дыму девочку, разум говорил: “Балки выдержат, вон они какие толстые! Ещё с полчаса прогорят и не дрогнут!” Однако едва я приближался к двери дома, тот же самый биокомпьютер решал: “Нет, точно не выдержат. Рухнут или сразу при входе, или, в крайнем случае, когда пойдёшь с девчонкой обратно”. И тут же опять сосиски, бабы и я в пиджачке и с дипломатом…
     Представляешь, я несколько раз так бегал – к дому и обратно…
     И вдруг меня осенило: я свою ЭВМ просто включил не до конца – как говорят, не совсем врубился. Мой разум выдал мне несколько вероятностей исхода событий, а окончательный вывод должен быть сделан, так сказать, на высшем руководящем уровне. Прямо как в бизнесе!
     И вот тогда, как и полагается у высшего существа (я беру терминологию Витька), мой интеллект заработал, что называется, на всю катушку (то есть до того момента он действительно спал!).
     Итак, рассуждал я, если я сейчас выломаю дверь и вбегу в комнату, где на подоконнике стоит просящий о помощи ребёнок, то, согласно среднему арифметическому выдаваемых моим мозгом данных, половина на половину, что горящие балки в этот момент рухнут и похоронят под собой меня и эту девчонку. Хм, пятьдесят процентов. Это ведь не пять и не десять!..
     А теперь подумай (это мне мой интеллект выдавал!): если ты откажешься войти в дом, то, оставшись в живых, - а значит, со временем окончив институт, - ты дашь образование сотням и тысячам людей, если пойдёшь работать по специальности; или осчастливишь их приобретением новых квартир (я тогда подумывал о риэлторстве). А если сейчас погибнешь, то и здесь ребёнка не спасёшь, и другим людям уже никогда не сможешь стать полезным. Сравни: лишь пятьдесят процентов вероятности спасения одной жизни - и, с другой стороны, стопроцентная гарантия принесения пользы тысячам людей. Представь себе, что сейчас рядом с тобой стоит, скажем, молодой Альберт Эйнштейн. Готовый ринуться в огонь. Разве, зная о его предназначении в качестве гениального физика и той пользе, которую он принесёт всему человечеству, ты не схватишь его за шиворот? Да ведь тут, как говорил Достоевский, математика. А с ней не поспоришь!..
     Что говоришь? Трусость? Лёша, дорогой, эта категория есть не что иное, как отражение работы нашего ума и, соответственно, того решения, которое он выдаёт. Это мне Витёк сказал. Когда мозг (чаще всего на подсознательном уровне) выдаёт большую вероятность положительного исхода того или иного поступка, который намеревается совершить человек или отказаться от него, он это действие совершает. Если же такая вероятность мала, то воздерживается от него. А окружающие в первом случае превозносят такого человека как героя, во втором же – хают как труса. Не подозревая, что дело здесь в простом вычислении, а не в эмоциях.
     Согласен, что в одинаковой ситуации люди могут поступать по-разному. Но только потому, что одни из них просто ошиблись в расчёте…
     Однако и этого мало. Я тогда ещё вот о чём подумал.
     Представь себе, что два человека – даже, допустим, закадычные друзья! – попали на необитаемый остров. На котором только пресная вода. А пищи никакой нет, одни голые скалы да редкие деревца. И этим бедолагам нужно продержаться до проходящего мимо корабля где-то около месяца. Естественно, за это время человек должен погибнуть от голода. И вот тут разум этим людям подскажет, что было бы логичным одному из них съесть другого. Конечно, не сразу. А растянуть процесс настолько, насколько может в их условиях сохраниться мясо. То есть не протухнуть. И это будет делом более справедливым, чем умереть обоим. По той простой причине, что выживший из этих двух продолжит приносить обществу пользу, тогда как два покойника людям совершенно ничего не дадут. И даже более того, этим двум нужно не какой-нибудь там жребий бросить, кому приносить себя в жертву. Здесь опять же должен быть трезвый расчёт. А именно: прикинуть, кто из них может впоследствии дать обществу больше всевозможных благ. То есть нужно будет учитывать уровень образования, профессию, квалификацию и так далее. А сам… скажем, процесс… провести цивилизованно, как и полагается людям высокого интеллекта. То есть не глотку там перерезать, а, допустим, сделать из ремешка брюк петлю, привязать её к ветке дерева и... Причём, один другому обязательно должен в этом помочь... И такие люди, Лёха, высшего полёта, герои! Поскольку руководствуются не личными интересами!..
     Давай-ка ещё коньячку. Не будешь? Дело твоё. А я выпью…
     В общем, я когда в тот момент всё это понял, подошёл к стене дома и глянул в окно. В комнате уже появился дым, и девочка неистово ревела. Правда, за наглухо закрытыми оконными рамами слышно ничего не было. Я начал показывать ей, чтобы она попробовала толкнуть их рукой. После продемонстрировал, как нужно открыть задвижки. Но девчонка – видимо, ничего не понимая (вот она, проблема с интеллектом!) - смотрела на меня широко раскрытыми глазами и что-то быстро лепетала, не переставая плакать. А что я мог сделать? Мы словно попали с ней на тот самый необитаемый остров.
     Глядя на девочку, я пожал плечами – мол, извини, но сделать ничего не могу: условий для моей безопасности при спасательной операции нет, нужно ждать пожарных… А ещё я подумал, что она, если бы спаслась, со временем стала бы красавицей. О чём говорили её пухлые губки и карие глазки. И детишки у неё могли быть красивые… Но и у меня, подумал я тогда, тоже могут быть дети. Не рисковать же ещё и ими…
     Заметь, Лёха, что с момента, как я достучался до того мужика, опять примчался к дому и принял окончательное решение, прошло… ну, от силы три минуты. А ощущение у меня было такое, будто я за это время прожил целую жизнь.
     В тот день я вернулся в общагу совершенно другим человеком… Что? И ты в определённый момент заметил во мне перемену? Я стал более замкнутым? Себе на уме? Ха-ха! Просто я тогда не хотел ни на что отвлекаться, ибо выстраивал в своей голове новую модель человеческих взаимоотношений. Не ухмыляйся. Именно так. Ради одной простой цели. О которой мы с тобой мечтали, будучи студентами, - принесения обществу как можно больше пользы. И просчёта всех вариантов достижения подобного. Скажем, если я понимаю (то есть просчитываю!), что могу построить бизнес так, что прибыль получу гораздо более офигенную, чем какой-нибудь Гаврик (да-да, тот самый, которого мои ребята утюжком погладили, чтоб у этого лентяя заработали мозги!), то почему бы мне не присоединить собственность этого самого Гаврика к своей, чтобы, модернизировав его производство, начать выпускать товаров почти вдвое больше того, чем мы оба выдавали прежде! Естественно, получая за это дивиденды. А что ты можешь иметь против оплаты за выполненный труд?
     А коньячок или там расслабуха с Любочкой – не более чем психологическая разгрузка после утомительного рабочего дня. Здесь ничего неразумного нет. Потрудился бы ты с моё да понервничал, как я, - заговорил бы по другому.
     Неразумное в другом… Знаешь, до поры до времени мне тут всё было ясно… Щас, ещё стопочку хряпну и расскажу… Во-от…
     Видишь ли, во время того пожара внезапно появился один тип, на которого мне тогда было наплевать, но который позднее стал подтачивать меня изнутри, словно червяк яблоко…
     Короче, из стоявшего неподалёку полуразвалившегося дома, в оборванных трико и майке, на слегка кривых и коротких ножках выскочил он... Я как глянул в его рыло, у меня мурашки по спине побежали… Нет, мне и раньше приходилось таких встречать…ну, этих… с синдромом Дауна… ты сам, наверное, таких видел… все на одно лицо и взгляд придурковатый… Но этот скорчил такую ужасную гримасу – натурально как у макаки… Сразу – шасть ко мне, я аж отпрянул (я их побаиваюсь, ведь они и впрямь наполовину животные, мало ли что в голову ударит!). И начал мне на окно показывать, где девочка стояла. И мычать: “У-у… у-у”. То есть вдобавок глухонемой был.
     У меня вообще чуть ноги не подкосились.
     А он всё машет руками и мычит…
     После подбежал к окну, где стоял ребёнок, и там замычал…
     И вдруг подскочил к двери. Дёрнул её на себя. Раз, другой, третий. Но она не открывалась.
     Он опять ко мне. Показывает на дверь и мычит…
     Я тогда ему руками показал, что балки могут рухнуть.
     Он на них глянул… и снова мне на девочку в окне показывает… и мычит…
     И вдруг с разбегу – бах в дверь плечом!
     Та не поддалась.
     Он разбежался и опять – бах!
     Бестолку.
     Потёр ушибленное плечо и снова – бах в неё…
     Только где-то после десятой попытки замок сломался.
     Этот тип сразу в коридор сунулся - и тут же отпрянул. Потому что оттуда повалил густой дым и показались языки пламени.
     Тогда он опять подбежал к окну и, глядя на плачущего ребёнка, в который раз начал махать руками и громко мычать… А когда девочка сползла вниз (очевидно, от удушья теряя сознание), этот тип снова подскочил к двери… на секунду застыл… и, загораживая лицо рукой и заревев, как леопард, кинулся в дом…
     Э-эх, славный коньячок. Так по мозгам бьёт!.. Где-то здесь у меня лимончик был… Во-от он, родимый… Щас, отрежем кусочек и…ам… Здорово…
     Что? Чем всё закончилось? А ты угадай…
     Нет, брат, разум – великая вещь. Не обладал этот тип способностью… вернее, возможностью посчитать вероятность исхода событий – вот и получил по заслугам. Недаром говорят: заставь дурака Богу молиться, он себе лоб расшибёт…
     Да-а… Зато представь себе моё упоение (у меня тогда от восторга даже мурашки по спине побежали!), когда примерно через пару минут после того, как этот идиот вышиб дверь, поехала крыша… Ха-ха. Ну ты, Лёха, шутник… Нет, не у меня. У дома… Правда, вся она не упала, повалилась только её небольшая часть. А за ней рухнуло несколько потолочных балок. И как раз в той комнате, где был ребёнок… Да какое кощунство?! Что ты сегодня на меня ополчился?! Мне и тогда было эту девочку жаль, и сейчас… Упоение на меня нашло от осознания того факта, что мой расчёт оказался верным. Пусть и с небольшой погрешностью, дело это не меняет… А значит, если бы я не заставил тогда работать свои мозги, скорее всего не сидел бы сейчас здесь с тобой. Просёк? И не было бы того успеха в бизнесе, который нынче эта фирма имеет. А значит, тысячи… а скоро и миллионы людей остались бы без наших “Рено” и “Шевроле”. Скажи, не окупилось ли за все эти годы моё тогдашнее… скажем, хладнокровие? А, Лёха? Только честно.
     Что говоришь? Особой пользы от моего бизнеса не видишь? Ну ты, брат, даёшь. Если бы мой бизнес не имел пользы, люди нашу продукцию не покупали бы. Это закон экономики… Как? И наркотики с удовольствием берут? Ну, ты за базар-то отвечай. Сравнил хрен с пальцем… Причём тут жаргон! Между прочим, на зоне очень меткая лексика. Бьёт, что называется, не в бровь, а в глаз…
     Тачки мои, видите ли, ему поперёк горла встали… А ты не имеешь? Хочешь, подарю? Как старому другу… Скажем, “Мазду”… Или “Тойоту”, скоро из Японии придёт партия. Хошь металик, хошь чёрную. Или красненькую, как вишенка. М-м, загляденье…
     Тут один мой знакомый, Шурик Валяшкин, свою такую “вишенку” о столб возле троллейбусной остановки грохнул. Сам ушибами отделался, а вот толпу здорово помял. Одного насмерть, троих “Скорая” увезла… Ничего, этот со своими бабками любого судью с потрохами купит… А всё из-за пустяка. К Нинке, тёлке своей, торопился. Он мне сам после сказал. Так у него зачесалось, что не рассчитал скорость, и на повороте его занесло… Дела-а…
     Гляди, какой закат красивый. Помнишь, как мы с тобой с балкона общаги на такой же смотрели? И всё философствовали… мечтали…
     А? Не о сосисках и не о бабах? Это уж точно. Ха-ха…
     Что-то я всё не о том…
     Тебе пора? Да посидел бы чуток. Столько лет не виделись… Ну, как хочешь… А вообще, я рад был с тобой повидаться. С кем же мне ещё поговорить по душам? Не с этими же… Слышишь? В пляс пустились. Ведь я им по большому счёту до лампочки. Одни пришли вкусно пожрать да в баньке молодых баб за задницы потискать (во-во, какие мне порой мерещатся!), а другие… потому что надо прийти. Потому как я их шеф. А шефа не просто уважают (даже вообще не уважают!), его боятся. А мне от этого на душе так сладко!.. Пусть бы только попробовали не прийти. Ха-ха…
     А ведь я однажды застал Любочку ревущей… Нет, при мне она так улыбается, что просто ягодка. А вот наедине с собой прямо волком взвыла. И чем не довольна? Вроде всё ей дал. И проблем никаких не должно быть, у неё ведь ни семьи, ни детей… А Гаврик. Приручить-то я его приручил, а душу, чую, не покорил. Знаешь, как он однажды на меня посмотрел, стоило мне только отвернуться. Я в зеркале увидел. Казалось, готов был зубами мне в глотку вцепиться!… А едва я к нему опять повернулся, он морду такую скрючил – сама преданность… Эх, и сволочи меня окружают. Вот так, Лёха. Ты хоть и критикуешь меня, да говоришь обо всём честно. А эти… Того и гляди, всадят тебе нож в спину. И главное, не знаешь, когда и где… Видишь, не совсем моя теория работает. Да? Ха-ха…
     Где моя рюмашка?… О-ох, здорово…
     Вот ты мне, Лёха, скажи: может ли дебил…ну, то есть тип с напрочь отключёнными мозгами… принимать какие-то решения? Что? Только на уровне физиологии? Это как?… А-а, здесь я согласен. Пожрать там да потрахаться…То есть как скотинка.
     А теперь более конкретно. Какой-нибудь шелудивый пёс, попав на тот пожар, бросился бы спасать девчонку?.. Во-от, в этом всё и дело. Он в лучшем случае полаял бы, глядя на огонь, и побежал бы дальше… А этот… ну, который дверь вышиб… вот именно, даун… если бы он был как пёс, только в человеческом обличии, то просто стоял бы, глазея на горящий дом, и от удивления ковырял бы у себя в носу… Понял?.. Ну, что ты тормозишь! Я пьяный, и то врубаюсь… Если у него мозги были в отключке (а это действительно так, потому что эти типы даже элементарной арифметики не понимают!), раз он не мог посчитать вероятность падения крыши, если не мог даже ошибиться в расчёте – а значит, не имел возможности осознать, что не сгорит! - то что заставило его броситься в огонь?! А?! Какая фигня его на это толкнула?! И главное, Лёха, почему её не оказалось у меня?!
     А что если этот даун знал… вернее, ощущал… не только больше пса, но и больше нашего с тобой? Чуешь? И мозги у него для того и были отключены, чтобы не мешать это ощущать?..
     А не приходило тебе в голову, что, возможно, он кинулся бы в дом даже тогда (лично я подозреваю, что кинулся бы точно!), когда осознал бы наверняка, что вероятность краха была бы не пятьдесят процентов, а, скажем, девяносто! То есть когда потолок начал бы рушиться прямо на его глазах!..
     Что говоришь? Опять побледнел? Я, Лёха, давно такими припадками страдаю. Внезапного побледнения. Это ещё Любочка заметила…
     Пошёл? Ну, давай. Ты извини, я тебя проводить не смогу, шатает меня… Переборщил, ты прав…
     Щас вот ты уйдёшь, а у меня, блин, опять тоска…
     Что? Надо отоспаться?.. Да, пойду лягу…
     Только… что-то я хотел…
     А, вспомнил… Где тут у меня… Вот, возьми… Да я не тебе, гордый какой… Попросить тебя хочу, для того и звал… Купи на эти деньги букет…ну, гвоздички там…или розы… какой хочешь… Вот бумажка… здесь номер участка и могилы… Найдёшь… её ни с одной не спутаешь: травой заросла, без оградки… крест вообще сгнил… Отнеси туда цветы…
     Что? Я сам? Нет, Лёха, я боюсь… Чего? Э-эх, не поверишь…глаз его… Ну, того самого, который без мозгов… И кому только в башку ударило фотку на крест присобачить... с таким дебильным взглядом...
     Зачем цветы, говоришь? Какая тебе разница. Положи и всё… И…это… скажи ему чего-нибудь… от меня…Ну, откуда я знаю?.. Ты лучше меня должен знать, что говорить…
     Всё, иди… Шагай, брат Лёха, и не поминай лихом раба Божьего…как бишь… фу, чёрт, допился… забыл, как меня и звать…
     А может, так и надо?.. без имени… Зачем оно мне?.. Кто меня добром вспомнит?.. Кому я что хорошего сделал?..
     Жизнь, Лёха, промелькнула, как сон… Все свои годы на эти железяки угробил!.. От которых такая вонь кругом да грохот, что башка трещит!.. На которых - пойми! - не хлеб людям возят, а такие, как Шурик, сломя голову к своим проституткам летят!.. Да не ору я, и на соседей мне наплевать!.. Направление-то пути ему не сердце показало, а хрен его торчащий! Лёха, ты только вдумайся: хре-ен! Как стрела компаса!… Да не трогай ты меня, я спокоен! Иди своей дорогой!.. Ступай, Лёха! Ты, может, ещё дойдёшь! Я – уже никогда! Никогда! Понял?!.
    
    
    


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Философское


© Copyright: Владимир Кузин, 2011

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

26.05.2011 06:43:30    Лауреат Ежегодной премии Клубочка Татьяна Лобанова Отправить личное сообщение    
Много эмоций вызвал Ваш рассказ. О серьезных вещах пишите. Очень понравился: и сюжет и способ изложения(что у трезвого в голове, то у пьяного...) Так хорошо выстроены многочисленные диалоги,ничего не напрягает, и в них раскрывается опустошенность человека и конец хороший и правильный и правдивый. Рано или поздно всякий прозревает, а ему этот букет зачтется...Искренне - успехов Вам! Читала, о редакции не думала, но кое- где,все же отшлифовать надо,Вы сами,конечно, это поймете.
     
 


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru