Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Лия Мишкина

Тёзка

ПАРАДОКСЫ ЖИЗНИ

    БЫЛЬ


     Зинаида ждала ребёнка, после появления которого муж должен был получить квартиру. Молодые, весьма современные и романтичные, не боялись трудностей, вступили в брак по большой любви и были вместе безмерно счастливы. А пока семья ютилась в спартанских условиях в Старом городе, где снимала дешевую комнату с глиняным полом, с допотопной печкой буржуйкой, с трубой через всю комнату, оставшейся, видимо, ещё с войны.
    
     Зато окно выходило в роскошный фруктовый сад с виноградником, густо усыпанным тяжёлыми гроздьями винограда. От множества цветников всё обозримое пространство благоухало запахами царственных роз, душистого табака, мятного райхана, и казалось, что вы попали в некий сказочный Рай.
    
     Дворы, переулки, скверы и улицы города окаймляли арыки, по которым круглый год весело журчала вода. Город походил на огромный сад, где пышно зеленели деревья, били фонтаны и расцветали яркие ароматные цветы, которые никто никогда не обрывал! Всё это имело быть в городе, окружённом бескрайней пустыней, где вода является величайшей ценностью!
    
     В Старом городе, как встарь, водопровод находился на улице, откуда круглый год окрестные жители носили, надрываясь, в любую погоду воду вёдрами. Зимы были солнечными и тёплыми, ниже +10 температура не опускалась. Снег выпадал редко, ненадолго, тонким слоем. Однажды, когда температуре упала до -10, за ночь вымерзли все фруктовые сады!
    
     В декабре мужчины продолжали ходить в костюмах и плащах, и нередко вновь зацветали деревья! Уборная, то есть пятачок земли, ограждённый глиняным забором, без крыши и двери, с входом, завешанным мешком, и с медным кумганом с водой в углу, вместо туалетной бумаги, обычно находился в дальнем конце двора.
    
     Дело в том, что район Алмазар некогда был дачным посёлком. Город давно разросся, а посёлок превратился в городской район, но остался с тем же укладом жизни. Ни собак, ни кошек там не держали, сады и дома не охраняли. Все знали друг друга, как в небольшом кишлаке. Бескорыстная всеобщая помощь соседей при любых проблемах или строительстве - была традицией. Никакого общественного транспорта вблизи не существовало.
    
     Чтобы добраться до транспорта, нужно было долго-долго шлёпать в невыносимую жару по пыльным кривым переулкам до кинотеатра "Родина", где проходил трамвай, чтобы доехать до рынка, и попасть на сказочный Восточный базар, либо в противоположную сторону - в центр Ташкента, который представляли: "Дворец пионеров", в действительном роскошном дворце наместника русского царя; "Красная площадь", с фонтанами, цветниками, и неизменным мраморным мавзолеем Ленина, на котором правительство принимало парады и праздничные демонстрации трудящихся; огромное сумрачное здание издательства "Правда Востока", где печатались все республиканские и Союзные газеты и журналы; помпезный мраморный "Музей В.И.Ленина"; "Большой театр" оперы и балета; "Дом знаний" и Союз Художников Узбекистана, с выставочным залом.
    
     Посему в Старом городе в каждом дворе держали лошадь или осла. Этим "транспортом" обходилось местное население, отправляясь на базар. По улицам и переулкам, покрывая прохожих густой пылью от огромных колёс, тарахтели арбы, гружённые арбузами, дынями и другой снедью, или дровами и углем, на которых готовили еду и обогревали жилища. Управляли ими непременно седобородые старики, похожие на Хаттабыча, в полосатом стеганом халате, и в тюбетейке с чалмой. Чай пили жители из самовара постоянно.
    
     Истинный Восток окружал недавно испеченную семью, не знающую ни местных обычаев, ни языка. Зина приехала учиться из Казани и до замужества жила в институтском общежитии, но после третьего курса вышла замуж и взяла отпуск до рождения ребёнка. Муж вырос в детдоме, окончил художественное училище, затем институт, и работал в Худфонде. Его картины пользовались успехом и экспонировались на всех Всесоюзные выставках в Москве.
    
     С тех пор как супруги сняли жильё, а Зина "в интересном положении" нигде не бывала, занимаясь лишь домашним хозяйством, она обреталась дни напролёт, до прихода с работы мужа, в одиночестве, забытая всеми.
    
     Как-то, к большой радости, она обнаружила, что через дорогу от неё живёт с родителями в своём доме её однокурсница с архитектурного факультета мудрая Аня Лейбович, нескладное существо, с большим горбатым носом и редкими рыжими волосами. Она явно благоволила к горячительным напиткам и, проведав, что у Зины в доме всегда есть хороший ликер для гостей мужа, зачастила к ним в гости. Выпивать Зине супруг не разрешал, и она с удовольствием приобщалась к жарким профессиональным спорам о новой архитектуре и изобразительном искусстве.
    
     Однажды вечером во время такой беседы удивлённая хозяйка сообщила, что Зину срочно вызывает какой-то мужчина. Действительно, перед калиткой стоял незнакомый молодой узбек. Он не знал в лицо женщину, которую искал, долго не хотел уходить и требовал принять его, не придавая значения заметной беременности Зинаиды. Вышел муж и объяснил ему, что Зина его жена, никого не приглашала и он, видимо, ошибся домом.
    
     Дальше это стало повторяться всё чаще и чаще. Мужчины приходили поздно вечером, и ночью, и даже под утро, и требовали у хозяйки вызвать Зину и принять их, обещая хорошо заплатить, что превратило жизнь супругов в кошмар и всеобщий позор. Между ними и хозяевами начались скандалы. Соседи, не стесняясь, громко осуждали Зину и жалели мужа, намекая, что родится неизвестно чей ребёнок. Зине опасно стало выходить из дома. Пришлось срочно найти и перебраться подальше в другое жильё.
    
     С тех пор прошло два года. Постепенно это дикое нелепое недоразумение забылось. Зина благополучно родила дочь. Муж получил квартиру в новом районе в Доме Художников и там же на последнем этаже мастерскую. Отпуск Зины в институте закончился. Пришлось засесть за учебники и навёрстывать пропущенное, а дочку незамедлительно устроить в ясли.
    
     В это время в среде художников произошло неординарное событие - приехавший в командировку на несколько месяцев в Ташкент московский художник, любитель и знаток восточной экзотики, безумно влюбился в местную жительницу - буфетчицу местного театра, женился на ней, и на днях супруги переезжали в Москву. Свадьбу устроили в чьей-то мастерской в Доме Художников. Зина с мужем заглянули ненадолго на торжество, чтобы поздравить молодых. Москвич представил их супруге:
    
     - Дорогая, это будущий архитектор Зина и её муж - известный живописец Узбекистана Алексей Петров! Прошу любить и жаловать! Мы сердечно благодарим вас за визит и поздравления. Тронут! Я рассказывал Зинфире о вашей чудесной семье, и даже ставил её в пример в преодолении трудностей.
    
     Зинфира молча, не поднимая глаз, смущённо подавала маленькую холеную руку с длинными перламутровыми ногтями. Молодая супруга была бесподобно хороша, настоящая Восточная красавица - статная, смуглая, с густыми чёрными косами, длинными вскинутыми сросшимися бровями, с незабываемыми раскосыми глазами, как на древних гравюрах, и длинными точеными ногами, в лаковых белых лодочках на высоких каблуках, и в белоснежном атласном платье.
    
     Восхищенные редкой красотой Зинфиры, Зина с мужем вскоре попрощались, пожелав молодым всего положенного в таких случаях, подарили выставочный расписной керамический чайник, и поспешили восвояси. Алексей уже ушёл по длинному коридору вперёд, когда Зину догнала и остановила в дверях Зинфира. Она бурно покраснела и взволнованно зашептала бархатным голосом Зине на ухо:
    
     - Простите меня, пожалуйста, великодушно! Пожалейте! Я вас умоляю! Пусть всё будет тайной! Обещайте! Я долго была одинока и несчастна. Ни родителей, ни своего дома, ни профессии! По образованию, я учитель младших классов. Зарплата маленькая. Положение безвыходное. Пришлось зарабатывать самой, чтобы копить на квартиру и выйти в люди Мужчин интересовало только одно! Они вились вокруг меня, как мухи на сладкое! Никто достойный не предлагал мне выйти замуж. Это замужество - невероятное счастье, о котором я не могла мечтать даже во сне! Видимо, Аллах услышал мои молитвы, пожалел за все мои страдания и унижения! В Москве никто ничего не узнает, а сюда мы никогда не вернёмся!
    
     Она схватила руки остолбеневшей Зины и стала покрывать их поцелуями.
    
     - Я жила с вами рядом в соседнем переулке, в доме под таким же номером, - шептала она торопливо, удерживая Зину, - и мои КЛИЕНТЫ рассказывали, что попадали к вам. У вас были большие неприятности! Я знаю это от соседей, что вам даже пришлось срочно переехать.
    
     Её бил озноб, лицо покрылось пятнами, собравшись с духом, она выпалила:
     - Ведь МЕНЯ ЗОВУТ на работе, как вас, - ЗИНА!
    
     - Значит - тёзки? Живите спокойно! Я уже всё забыла! Бог вас простит! – ответила невозмутимо Зинаида и поспешила, стуча каблучками, за мужем.


    

    

Жанр: Рассказ


© Copyright: Лия Мишкина, 2007

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru