Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Леонид Шустерман - Дневные сказки Шахразады (день четвертый)
Леонид Шустерман

Дневные сказки Шахразады (день четвертый)

    Велик Аллах — повелитель и защитник праведных! Да бегут нечестивые от одного звука имени Его! Да продлятся годы монарха, царствующего с верой в единого творца мира! Да не иссякнет могущество справедливого государя, и да не будет у него недостатка в мудрых и верных советниках!
    
    Однажды, рассказывают предания, Шахрияр вернулся из дивана погруженный в размышления и был настолько рассеян, что даже забыл пообедать. Как только Шахразада узнала о состоянии супруга, она отложила древний индийский манускрипт, чтением которого занималась с утра, и поспешила в залу, где пребывал удрученный владыка. Вначале царица развеяла государеву печаль беспечной беседой, а затем отвела его в опочивальню, где употребила все известные ей ласки и любовные приемы, с помощью которых женщины умеют отвлечь мужчин от раздумий о насущных заботах.
    
    Убедившись, что настроение царя заметно улучшилось, Шахразада спросила мужа о причине его тревог.
    
    — Дошло до меня, о любезнейшая из женщин, — ответил государь, — что шах Забулистана вознамерился удвоить количество боевых колесниц. Это весьма неприятно, ибо тогда у него будет больше колесниц, чем у меня. С другой стороны, я вовсе не собирался сейчас тратить деньги на увеличение войска.
    
    — О величайший из венценосцев! Разве ты полагаешь, что, построив новые колесницы, шах Забулистана станет могущественнее тебя?
    
    — Нет, конечно! Моя армия намного сильнее! Но я не хочу давать ему повод возомнить, что он хотя бы частично превзошел меня в военной силе. Ведь сказал древний поэт:
    
    Быть грозою пернатых орлы рождены,
    И над малым зверьем торжествуют слоны.
    Что же царства возвысит одни над другими?
    Лишь число и размеры орудий войны!

    
    — Но стоит ли огорчаться, если войско противника всё равно слабее? — продолжала спрашивать Шахразада. — Пусть тешит свое самолюбие и думает, что сравнился с тобой в могуществе. Это успокоит его и отвратит от стремления вооружиться еще лучше. Ведь сказал поэт:
    
    Перед схваткой с могучим и гордым врагом
    Не страшись показаться ему слабаком.
    Пусть уверен он будет в своем превосходстве.
    Шансов нет у него при раскладе таком!

    
    — С каких это пор женщины стали разбираться в военных делах? — возмутился царь. — Неужели ты полагаешь, что я последую твоим бестолковым советам?
    
    — Не гневайся, о государь! — взмолилась Шахразада, целуя руки супруга. — Известно, что, по воле Аллаха, женский ум намного уступает мужскому, поэтому будь великодушен и не суди мою глупость строго. Я ведь только хочу отвлечь тебя от тяжких мыслей. Наш разговор напомнил мне рассказ о приключениях дочери багдадского халифа. Не желаешь ли послушать эту историю?
    
    — С охотой и удовольствием! — милостиво кивнул Шахрияр, поудобнее устраиваясь на подушках.
    
    Рассказ о приключениях дочери халифа
    
    — Дошло до меня, о счастливый царь, что некогда правил в Багдаде мудрый и справедливый халиф и была у него красавица-дочь по имени Амаль. Девушка не только отличалась необыкновенным изяществом, но также преуспела в различных искусствах, причем, как женских — пении и игре на музыкальных инструментах, так и мужских — стрельбе из лука и фехтовании. Амаль часто присоединялась к царской охоте, и случалось, своей меткостью принцесса посрамляла самых искусных лучников халифа.
    
    На одном из таких охотничьих выездов кобылица девушки понесла, испугавшись змеи, которая внезапно с шипением выползла из-под камня. Усилия наездницы остановить обезумевшее животное оказались тщетными, и Амаль, с трудом удерживаясь в седле, молила Аллаха о спасении (а Он милосерд и всегда внимает человеческой мольбе).
    
    Вдруг лошадь захрапела и остановилась, и если бы принцесса не держалась двумя руками за шею животного, то упала бы и разбилась насмерть. Спрыгнув на землю и возблагодарив Всевышнего за чудесное избавление, девушка осмотрелась и увидела, что на расстоянии пятидесяти локтей в капкане, накануне поставленном охотниками, билась какая-то необычная тварь. Это была покрытая густой шерстью женщина с головой львицы. Пальцы чудовища заканчивались когтями, подобными кинжалам, а из пасти торчали саблевидные клыки. Амаль поняла, что это — гуль, и, сдернув с плеча лук, вложила стрелу в тетиву, намереваясь прикончить мерзкое существо.
    
    — О царская дочь! — взмолилось чудовище. — Знай, что, выстрелив в меня, ты совершишь убийство, ибо пошел уже второй год, как я уверовала в Аллаха, а Всемогущий не прощает пролития крови праведных!
    
    — О лживая гуль! — воскликнула принцесса в ответ. — Слыхано ли, чтобы оборотни становились праведниками? И как можешь ты верить в Аллаха, если ваш род питается человечиной?!
    
    — Клянусь, что верую в Аллаха Всесильного и чту Посланника Божьего (да благословит его Господь и приветствует)! Ведь если уверовали многие из джиннов, ифритов и маридов, то почему бы и гулям не последовать их примеру?! Знай, девушка, уже несколько лет я и мои дети едим только мясо тех животных, которых Аллах позволил правоверным употреблять в пищу. Но люди не верят нам и в слепоте своей преследуют нас. Заклинаю же тебя именем Господним — не дай мне погибнуть, и Всевышний вознаградит твое великодушие!
    
    — Если так, то долг всякого мусульманина — помочь тебе, — сказала Амаль, опуская оружие. — Но знай, если, освободившись, ты причинишь мне вред, Аллах сурово накажет тебя, ибо нет преступления более мерзкого в глазах Господа, нежели обман доверившегося!
    
    С этими словами принцесса отвязала от сбруи лошади короткое копье и, действуя древком, как рычагом, раздвинула стальные челюсти ловушки и освободила пленницу.
    
    — Хвала Аллаху, пославшему тебя ко мне, о благороднейшая из женщин! — вскричала гуль, выдергивая из капкана кровоточащую ногу. — Сейчас я должна скрыться, ибо слышу всадников халифа, скачущих по твоему следу. Но я разыщу тебя, чтобы отблагодарить чем смогу, а остальное воздаст тебе Господь!
    
    Произнеся эти слова, гуль, несмотря на хромоту, умчалась так быстро, что через несколько мгновений совершенно исчезла из виду.
    
    На горизонте, между тем, показались конные охотники. Слуги халифа несказанно обрадовались, обнаружив, что принцесса жива и невредима — ведь теперь вместо кары их ожидала награда за спасение царской дочери. И действительно, отец так обрадовался возвращению Амаль, что осыпал нашедших её охотников дорогими подарками, а затем приказал установить столы под открытым небом и запировал с дочерью и приближенными, не забывая время от времени благочестиво славить Аллаха.
    
    Когда Амаль вернулась в свой шатер, то обнаружила там скромно одетую молодую женщину, которая тут же опустилась на колени и поцеловала край одежды принцессы.
    
    — Кто ты такая и как попала в мой шатер? — строго спросила царская дочь.
    
    — О благословенная! — ответила женщина. — Я та, которую ты спасла сегодня утром. Господь наделил наш род необыкновенными свойствами, в том числе способностью менять свой облик. Поэтому я легко проникла сюда, не привлекая внимания стражи. Известно нам и искусство предвидения. Мы часто знаем, что должно произойти, хотя лишь немногое можем изменить — ведь только Аллах властен над будущим, равно как и над прошлым. Я пришла, чтобы предупредить об опасности, нависшей над тобой.
    
    — Поднимись же с колен, о гуль, вступившая на путь веры! — ответила принцесса с чувством. — Ведь если утром я помогла тебе, то теперь ты платишь мне той же монетой, и, следовательно, мы равны!
    
    — Знай же, — сказала гостья, вставая, — в ближайшее время тебя постигнут тяжкие испытания. Всё, что случится с тобой — кара твоему отцу за смерть визиря Омара, казненного по ложному навету.
    
    — Ax, возможно ли, чтобы Аллах наказывал халифа за зло, совершенное по незнанию?! Ведь визиря оклеветали, и все были уверены в его виновности. Теперь же, когда истина прояснилась, отец денно и нощно молит Всевышнего о прощении!
    
    — Этого мало, ибо царь, в руках которого жизнь и благополучие сотен тысяч людей, не должен быть столь доверчив к доносам и поспешен в своих решениях. Визирь погиб, а его сын едва спасся бегством, не успев даже оплакать отца и проводить его в последний путь. Теперь же пришел черед халифа узнать, каково лишиться любимого человека. По милости Всевышнего, ты не умрешь, но надолго разлучишься с отцом.
    
    — Я уповаю на милость Аллаха! — воскликнула принцесса. — Ведь Он справедлив, даже если человек этого не понимает. Видимо, участь детей — расплачиваться за ошибки родителей своих. Как тут не вспомнить слова поэта:
    
    Не умел торговать нерадивый купец —
    Плохо дело повел, разорился вконец.
    Дочь его за долги продадут на чужбину.
    Пострадает она, хоть виновен отец.

    
    — Да будет крепкой твоя вера, о дочь халифа! — сказала гуль и вынула из дорожной сумки небольшой кожаный мешочек. — Я отыскала у себя в закромах немного волшебного порошка. Возьми его, ибо он обладает удивительным свойством — превращать сталь в серебро. Тебя ожидают скитания, а вдали от дома трудно выжить без денег. Жаль только, порошка осталось совсем немного.
    
     С этими словами гуль отдала принцессе мешочек, а затем поклонилась и выскользнула вон.
    
    Между тем, наступила ночь. Амаль, охваченная тревожным предчувствием, легла, не раздеваясь, и долго не могла сомкнуть глаз, прислушиваясь к каждому ночному звуку. Наконец она задремала, но перед рассветом девушку разбудили звуки лязгающей стали и крики воинов. Выбежав из шатра, принцесса увидела, что на лагерь напали мятежники, которые, узнав, что халиф направляется на охоту, решили устроить ему засаду. К своему ужасу, девушка обнаружила, что враги оттеснили воинов отца и она не сможет пробиться к нему.
    
    Осознав, что бегство — единственный возможный путь к спасению, Амаль отвязала кобылицу, вскочила в седло и во весь опор помчалась прочь из лагеря. К несчастью, разбойники заметили её и пустились в погоню. Некоторое время казалось, что принцессе удастся ускользнуть, но преследователи оказались быстрее, и один из них, изловчившись, накинул на девушку аркан и сбросил её наземь.
    
    Увидев, что на пленнице грубое охотничье платье, разбойники весьма огорчились, ибо воображали, что царская дочь одевается только в шелка и бархат. Амаль не стала развеивать их заблуждение, справедливо полагая, что, попав в руки врагов халифа, она имеет большие шансы выжить, если скроет свое происхождение. Поэтому принцесса сказала, что приходится дочерью одному из местных охотников, которого наняли люди халифа. Огорченные мятежники уже думали отпустить девушку, но один из них сказал, что в большом городе такую красивую пленницу можно продать за немалую цену. Остальные согласились с ним и решили отвезти Амаль в Дамаск, который славился своими невольничьими рынками.
    
    Дорога заняла почти неделю, и принцессе пришлось весьма худо, ибо большую часть времени она провела, лежа связанной в кибитке. Однако девушка непрестанно укрепляла себя молитвами Аллаху, и это помогло ей перенести тяготы плена.
    
    Наконец караван прибыл в Дамаск, и похитители передали Амаль женщинам, которые отвели девушку в баню, где вымыли её, умастили благовониями и нарядили в шелковые одежды. В тот же вечер разбойники попытались продать дочь халифа, но та дерзко разговаривала с покупателями и отказывалась выполнять их требования, так что, в конце концов, никто не решился приобрести такую строптивую рабыню. Это привело в ярость хозяев девушки, и они уже собрались хорошенько проучить принцессу плетью, когда её вызвался купить некий франкский рыцарь. Франк выглядел, как дикарь — заросший черной бородой, с ног до головы покрытый дорожной пылью и пахнущий, как человек, давно не бывавший в бане. Разбойники злорадствовали, ибо сочли, что Амаль досталась как раз такому господину, какого заслуживала.
    
    — О иноверец! — обратилась принцесса к своему новому хозяину, когда тот вывел её за пределы рынка. — Знай, что, несмотря на теперешнее положение, я происхожу из весьма благородной семьи. Мои родственники могущественны и жестоко отомстят любому, кто посмеет обесчестить меня!
    
    — Не очень-то я боюсь твоих защитников, — усмехнулся в ответ рыцарь, — если они оказались неспособны постоять за тебя, то вряд ли сумеют и отомстить. Но можешь не волноваться — мне нужна невольница для стряпни, уборки и ухода за конем. Более ничего я от тебя не хочу.
    
    Этот ответ успокоил девушку, но также немного и огорчил — Амаль считалась первой красавицей в Багдаде и ей было неприятно услышать, что франк купил её только для домашних работ.
    
    Между тем, рыцарь привел принцессу на постоялый двор, где он снимал комнату и, приказав состряпать ужин, куда-то ушел. Через некоторое время он вернулся, вымытый, с подстриженной бородой и в чистой одежде. Вместо дикаря-франка перед дочерью халифа предстал блестящий молодой воин, который мог бы занять далеко не последнее место среди багдадских щеголей. Самого рыцаря, однако, ждало разочарование — Амаль не приготовила никакой еды, потому что не имела понятия, как это делается. Вопреки ожиданиям, франк не стал наказывать невольницу и даже не накричал на неё, но заметил, что девушке придется научиться стряпать, несмотря на благородное происхождение, ибо у него нет денег, чтобы купить ей помощницу.
    
    Наутро Амаль встала пораньше и, выскользнув из комнаты, пробралась на кухню постоялого двора, где несколько женщин готовили завтрак. Принцесса попросила кухарок научить её стряпать. Те посмеялись над незадачливой невольницей, но показали ей несколько приемов приготовления пищи и дали множество советов на будущее. Вернувшись, девушка попыталась применить полученные знания, и её хозяин остался доволен.
    
    Закусив, рыцарь заметно повеселел и рассказал принцессе, что зовут его Альбер и что он направляется на Мальту — принять участие в турнире, который устраивает правитель острова. На турнир съедутся славнейшие христианские рыцари, а также высокопоставленные гости, в том числе некоторые короли франков и, возможно, император румов. Победитель состязания получит большую награду. Альбер жил бедно и рассчитывал поправить свои дела в случае удачи на турнире.
    
    Тем же вечером Амаль и её хозяин отправились в долгий путь. На протяжении путешествия рыцарь был неизменно добр к принцессе и проявлял учтивость, которая редко встречается в отношении господина к невольнице. Из благодарности девушка старалась выполнять свою работу как можно лучше и день ото дня чувствовала растущее расположение к галантному франку. Она часто думала о нем, даже когда рыцаря не было поблизости, и напевала при этом чувственные стихи:
    
    С востока солнца диск взошел — таков красавец молодой!
    А в облаках парит орел — таков красавец молодой!
    Завижу только я его — к нему летит душа моя!
    В моем саду жасмин расцвел — таков красавец молодой!
    С тех пор, как встретила его — лишилась отдыха и сна.
    Он сердце в плен мое увел — таков красавец молодой!
    

    По милости Аллаха, которому девушка не забывала усердно молиться положенное число раз на дню, путешествие завершилось без неприятных приключений. Прибыв на Мальту, Альбер принялся готовиться к турниру, а Амаль отправилась на рынок, купить что-нибудь к ужину. Вернулась она весьма взволнованная и, застав рыцаря за чисткой оружия, обратилась к нему с вопросом:
    
    — О господин мой, известны ли тебе правила предстоящего турнира?
    
    — Нет, — пожал плечами рыцарь, — у меня не было времени с ними ознакомиться. Да и не вижу я в этом смысла — тот, кто силен и отважен, победит по любым правилам!
    
    — На базаре я подслушала разговоры приезжих рыцарей и узнала, в чем состоят состязания. Кроме традиционного конного боя тупыми копьями, рыцари должны будут продемонстрировать искусство владения различными видами оружия. Но самое главное — в конце рыцари сойдутся все вместе, вооруженные луками, и будут пускать друг в друга стрелы до тех пор, пока только один из них останется стоять на ногах. Этот единственный и заберет награду, а остальные либо погибнут, либо получат тяжелые ранения!
    
    — Ну, что ж! — воскликнул Альбер, сверкнув очами. — Счастье воина — в наконечнике его стрелы!
    
    — Но ты не всё еще знаешь, — продолжила девушка. — Среди состязающихся есть воин, которого называют Черный Рыцарь. Он самый могучий боец во всем христианском мире! Он так громаден, что, даже сидя, кажется выше тех, кто стоит! Панцирь же Черного Рыцаря настолько толстый и крепкий, что его не могут пробить ни стрела, ни копьё! Вот с каким чудовищем тебе предстоит сражаться насмерть!
    
    — Ах, девушка, оставь пустые речи! — возмутился молодой франк. — Уж не думаешь ли ты, что я отступлю?! Займись-ка лучше делом — начисть до блеска мои доспехи и оружие!
    
    С этими словами рыцарь покинул Амаль и отправился отдыхать перед завтрашним состязанием. Принцесса же осталась во власти тревожных сомнений, ибо она поняла, насколько франк ей дорог и насколько она хочет отвести от него любую опасность. Девушка провела ночь в размышлениях и молитвах, а утром, когда Альбер облачился в доспехи и взгромоздился на коня, собираясь ехать на состязание, она украдкой посыпала наконечник его турнирного копья волшебным порошком, который некогда подарила ей гуль.
    
    После обеда франк возвратился в ужасном настроении — серебряный наконечник его копья расплющился о панцирь противника, а древко рассыпалось в щепья. Копье же неприятеля вышибло Альбера из седла, и, таким образом, он проиграл поединок. Принцесса с болью наблюдала, как тяжело переживает рыцарь позор поражения, но она твердо решила не отступать от своего плана.
    
    На следующий день рыцари состязались в искусстве владения мечом — они должны были на скаку рубить толстые жерди, на которых висели глиняные горшки. И опять девушка незаметно для франка посыпала клинок волшебным порошком. Как только Альбер взмахнул своим оружием, меч развалился надвое, и опозоренный рыцарь удалился с ристалища под смех и улюлюканье публики.
    
    Не менее бесславно закончилось для франка и состязание на боевых топорах. По условиям турнира, рыцарь должен был перерубить одним ударом дубовую колонну, толщиной с человеческую ногу. Но лезвие расплющилось о крепкое дерево и не оставило на столбе даже царапины. Зрители надорвались от хохота, а противники не стеснялись выкрикивать в адрес Альбера всевозможные обидные слова.
    
    — Теперь мне остается только погибнуть в последнем смертельном состязании! — горестно воскликнул рыцарь. — Злой рок преследует меня, но смерть лучше позора!
    
    Вечером Амаль отправилась к гончару и попросила изготовить глиняный наконечник для стрелы. Тот весьма удивился, но выполнил просьбу девушки. Вернувшись домой, принцесса всыпала остатки волшебного порошка в глиняный наконечник и насадила его на одну из стрел. Затем, держа стрелу в руках, дочь халифа бросилась на колени перед рыцарем.
    
    — О сильнейший и искуснейший из воинов! Знай, я явилась причиной твоего поражения и позора! При помощи волшебства, я обращала в серебро сталь твоего оружия!
    
    — О недостойная! — воскликнул Альбер. — Как же ты решилась на такое гнусное предательство?!
    
    — О господин мой! Всё что я хочу — оградить тебя от смертельной опасности и обеспечить победу в завтрашнем смертельном бою. Взгляни же — другие рыцари полагают тебя бессильным и не представляющим никакой опасности. Поэтому завтра никто из них не будет стрелять в тебя, пока не расправится с более грозными, по его мнению, противниками. Нет сомнения, что всех победит Черный Рыцарь — остальные не смогут даже пробить его панцирь. И когда в живых останетесь только вы двое, великан будет медлителен, ибо устанет, а кроме того, он будет уверен, что ты не можешь нанести ему вред. Ты же будь скор и меток — сначала пусти в него эту стрелу — в её глиняном наконечнике скрыт порошок, обращающий сталь в мягкое серебро. Затем, не мешкая, выстрели еще раз и постарайся попасть в то же самое место — твоя сталь легко пробьет серебряную броню!
    
    — Воистину ты хитроумнее десятка мудрецов! — воскликнул пораженный франк. — Клянусь, я поступлю в точности по твоему совету, и да дарует Господь мне завтра удачу!
    
    Всё произошло именно так, как описала принцесса. Когда Черный Рыцарь, расправившись с остальными противниками, обернулся к Альберу, неторопливо вкладывая стрелу в тетиву, франк сделал один за другим два метких выстрела, и гигант рухнул наземь под пораженные возгласы зрителей.
    
    Вечером радостный Альбер вернулся домой в сопровождении двух прислужников, которые тащили внушительных размеров сундук, наполненный золотом и драгоценностями. Это была награда за победу на турнире. К изумлению Амаль, рыцарь совершил омовение и принялся молиться по мусульманскому обряду.
    
    — Ты — мусульманин? — вскричала принцесса, не веря своим глазам.
    
    — Слава Аллаху — да! — радостно ответил воин. — Мое настоящее имя — Али Барак ибн Омар. Я — сын багдадского визиря, казненного несколько лет назад по ложному доносу. Мне пришлось скрыться, чтобы спасти свою жизнь. За эти годы я собрал доказательства, что отец мой невиновен, но мне нужны были деньги, чтобы нанять опытного вакиля, который бы представил мое дело в суде. Теперь мы сможем вернуться в Багдад, где я освобожу тебя, ибо такой женщине, как ты, не подобает носить оковы рабства!
    
    — Знай, о благородный воин, — взволнованно ответила принцесса, — тебе не придется доказывать в суде невиновность отца. Халиф уже знает правду, и ты можешь вполне положиться на мои слова. Я — дочь повелителя Багдада!
    
    Услышав речь Амаль, Али Барак бросился к ногам девушки, но та подняла его с колен и, не в силах более скрывать свои чувства, осыпала поцелуями.
    
    Молодые люди, не мешкая, отправились в Багдад, где старый халиф обнял их, не сдерживая рыданий. Он считал Амаль погибшей и уже смирился с этой мыслью, полагая потерю дочери карой Аллаха за несправедливую казнь визиря Омара. Узнав, что мужчина, сопровождавший его дочь — сын визиря, халиф полюбил молодого воина, как собственное дитя. Разумеется, повелитель с радостью согласился на свадьбу Амаль и Али Барака. И свадьба эта была столь пышной и великолепной, что осталась в памяти многих последующих поколений.
    
    Приходила на свадьбу и гуль-мусульманка, некогда подарившая принцессе чудесный порошок. Но женщина-оборотень не долго пробыла в гостях — она опасалась, что чародеи халифа узнают её и начнется паника. А гуль не хотела испортить принцессе праздник.
    
    ***
    
    — Удивительна твоя история, о Шахразада! — воскликнул Шахрияр, дослушав до конца рассказ супруги. — Выходит, что Али Барак победил, потому что казался слабым всем своим противникам!
    
    — Истинно так, о великий государь! — с поклоном сказала царица. — Война — это путь обмана, как говорили древние мудрецы. Поэтому, если ты силен — кажись слабым, а если слаб — представляйся могучим.
    
    — Воистину так! — промолвил царь и еще долго лежал молча, глядя в потолок опочивальни и размышляя о чем-то важном, пока не заснул.
    
    Убедившись, что супруг спит, задремала и Шахразада. Восславим же того, кто, сам не нуждаясь в отдыхе и сне, в милосердии своем, дарует их людям.
    


    

    

Жанр: Рассказ, Притча, сказание, сказка
Тематика: Юмористическое, Фантастическое


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Леонид Шустерман - Дневные сказки Шахразады (день четвертый)

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru