Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Уваркина Ольга

"Сухарь"

    Светлой памяти деда моего Гусева Сергея Петровича...
    
    


    Загудев тяжёлым, простуженным басом, пароход медленно отчалил от коломенской пристани. Сергей Петрович поспешно вернулся в каюту плацкарта, где ещё спала, беспокойно вздрагивая и всхлипывая во сне, семилетняя внучка Юля.
    Стараясь не шуршать купленными в ларьке на берегу газетой и маленькой детской книжкой, Сергей Петрович осторожно положил их на столик и решил позавтракать. Вчера он не ужинал и чувство голода противно щемило в желудке - давал знать о себе застарелый гастрит.
    «Может быть, сегодня обойдётся: Юлечка забудется, не станет так плакать и терзать его и свою душу?»- подумал он с тайной надеждой.
    «Вот и ситро купил в буфете, и булку сладкую, - продолжал, мысленно, дед. - Может, успокоится? Сколько ж можно и самой так надрываться?».
    Со вчерашнего вечера, с самой посадки, как только Юля поняла, что бабушка осталась на берегу, чтобы вернуться опять в деревню, на глазах у девочки не просыхали слёзы. Она не устроила истерику на глазах у пассажиров и обеспокоенного деда, не кричала громко и ничего не просила, а заплакала так сиротливо и безутешно, сначала навзрыд, потом уже тише, но от этого не менее пронзительно и горько. Бабушка тоже плакала, поспешно вытирая глаза краем повязанного на голове платка, и кричала, с надрывом в голосе и, сквозь слёзы, с берега, пыталась успокоить Юлю:
    «Не плакай, милка ты моя! Я приеду скоро… Вот помогу Нюрке выкопать картошку и тудыльче приеду… Слушайси деда, не плакай!».
    Бабушка долго стояла на краю шлюза, пока пароход не отплыл так далеко от берега, что пассажиров, стоявших на палубе, стало не видно.
    Юля продолжала тихо плакать до самой ночи, пока сон не сморил её, все уговоры деда были тщетны. Она просто не слышала их. Неведанная доселе тоска поселилась в душе ребёнка, как будто её оторвали от самого главного, того, с чем она жила свою маленькую и беспечную жизнь, безвозвратно, насовсем…
    Юля проснулась, как никогда, рано. Личико её было хмурым и Сергей Петрович, от природы неулыбчивый, даже строгий, испугавшись, что сейчас из глаз Юли опять потекут слёзы, засуетился, натянуто и заискивающе улыбнулся ей:
    «Ну, вот и проснулась. А я тебе книжку интересную: «Весёлые картинки» на пристани купил, да ситро со сдобой. Вставай, поешь, потом книжку почитаем».
    Юля и сама уже умела читать с пяти лет, дед научил. Теперь она уже читала бегло и с выражением, но именно сейчас дед, ничего не ведая ни в педагогике, ни в детской психологии, каким – то внутренним чутьём, понял, что он должен прочитать книгу сам, вслух. Юля должна слышать его голос, чтобы они вместе были заняты одним делом, чтобы, в конце концов, девочке не было так одиноко наедине со своими мыслями.
    
    Всю свою долгую и тяжёлую жизнь Сергей Петрович был добытчиком. Переживший три войны и голодовку, он многому в жизни знал истинную цену, смолоду плотничал, подолгу не бывал дома, ездил на заработки. Хозяйством и воспитанием детей, а их было семеро, занималась жена – Татьяна Григорьевна и, надо сказать, делала всё отлично. Дети стали взрослыми, обзавелись семьями, теперь, вот, вторую внучку до школы вырастили…
    Впервые оказавшись в такой ситуации, аскетичный, скуповатый на ласку, набожный и немногословный (в семье за эти качества «за глаза» прозванный «сухарём»), Сергей Петрович, теперь не знал, как вести себя и был подавлен и растерян.
    Он заварил чай, почистил сваренное вкрутую яйцо, посыпав его солью и, увидев, что внучка начала есть, тут же, открыл детский журнал «Весёлые страницы». Дед начал читать вслух, громко, расставляя акценты и, даже, излишне артистично, что было ему совсем не свойственно. Всё это время Юля молча жевала сдобу, прихлёбывая, её сладким чаем, и ни разу не улыбнулась. Она думала о своём горе. Когда книга была прочитана, Юля опять тихо заплакала и Сергей Петрович, в поисках выхода, поспешно произнёс:
    «Пойдём на воздух, погуляем. Там красота такая: солнышко светит, берега красивые, посмотришь». А, памятуя наказ Татьяны Григорьевны: беречь хрупкое здоровье Юлечки, добавил:
    « Только надень кофточку и платок повяжи, чтоб в ушки не надуло».
    На палубе, пассажир, тучный мужчина средних лет, увидев плачущую Юлю, обратился с вопросом к Сергею Петровичу:
    «Что это у Вас девчушка второй день в слезах - обидел кто? Может, помочь чем?»
    Сергей Петрович вначале возмутился такому вопросу, а потом, как - то душевно обмяк от
    простого человеческого участия и сопереживания к своему горю и беспомощности и, совершенно неожиданно для самого себя… заплакал. Слёзы потекли из его единственного глаза, (второй - он потерял в результате ранения ещё на Гражданской войне).
    «Сил моих больше нет! Извёлся весь! – запричитал Сергей Петрович, - всю душу из меня вытянула! Не знаю, как и чем успокоить? Домой везу, к матери, в школу ей идтить через две недели, а бабка в деревне осталась помочь Нюрке картошку копать. А она, (Сергей Петрович указал на Юлю), с двух лет с нами, матери и не видала почти, вот и плачет, как сирота… Я уж ей - и книжку, и ситра сладкого», - выговаривал дед, как бы, оправдываясь, за своё бессилие. » Не знаю, что ещё делать?..» – уныло закончил он свою короткую «исповедь». Кивая головой, пассажир, молча выслушал монолог Сергея Петровича и, совершенно неожиданно, предложил ему посидеть, поиграть в «картишки» да принять «по маленькой» для снятия, так сказать, напряжения.
    Сергей Петрович вдруг резко изменился в лице, вытер слёзы и сухо произнёс:
    «Извини, человек хороший, не пью, не курю и в карты не играю смолоду. Мы, пожалуй, пойдём в каюту, ветерок нынче свежий, кабы, внучка не простудилась». Он взял Юлю за руку, и они пошли вдоль по палубе к корме парохода. Девочка, неожиданно притихнув после дедушкиных слёз, тихо спросила:
    «Дед, а мы ещё поживём у тебя, правда? Мы не поедем сразу к мамке?»
    Обрадовавшись, что внучка уже не плачет, но, не умея лукавить, отведя свой взгляд от её покрасневших глаз, дед радостно, с нежностью в голосе, произнёс:
    «Конечно, малёнка моя, мы ещё побудем дома, ещё ночуем на Хуторской. Да ты не боись к матери - то ехать. Там ждут тебя, квартиру новую получили, в школу учиться пойдёшь, а мы с бабкой к тебе приезжать будем, гостинца привезём. Ты не плачь только, милка, всё хорошо будет».
    А сам в это время думал о другом: »Как она теперь будет одна без нас, а мы – без неё, уже привыкли друг к другу? Дома в семье, кроме Юльки, ещё двое девок, зять пьёт, а дочь Клавка, всё время на работе. Посудины лишней в доме нет, спать не на чем… Нищета. Эх, да ничего не поделаешь! Жить как - то дальше надо…».


    

    

Жанр: Рассказ


© Copyright: Уваркина Ольга, 2011

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

08.03.2011 08:43:51    Светлана d Ash Отправить личное сообщение    
Хочется что то написать простое и теплое, как этот текст. Уметь во "фрагменте жизни" уловить какие то общие церты - уже немало.. Проза требует этого умения... Вы им владеете..
Удачи в Творчестве. С праздником.
     
 

10.03.2011 00:27:43    Член Совета магистров Уваркина Ольга Отправить личное сообщение    
Спасибо, Светлана, за отзыв! Прозы у меня кот наплакал... Тогда было желание вспомнить, написать что -то автобиографичное, запечатлеть картины жизни на память о близких людях... Не очень у меня получается, как хотелось бы... Здесь, более, чем в стихах, не хватает слов и красок...
Я Вас тоже поздравляю ( теперь уже с прошедшим - опоздала, извините). Здоровья и творческих успехов!
       

10.03.2011 09:44:53    Светлана d Ash Отправить личное сообщение    
Взаимно, Ольга Александровна!
     
 

12.03.2011 13:53:58    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Читала я рассказ и меня не покидало ощущение, что девочку должны были звать Оленькой. )
Улыбка сквозь слёзы - написано так, что берёт за живое!
     
 

12.03.2011 14:21:58    Член Совета магистров Уваркина Ольга Отправить личное сообщение    
Спасибо, Галя! Да. Мой рассказ автобиографичен. Вспомнился этот случай, поскольку он - красной полосой по моей судьбе... А главное - это дедушка... Тогда не совсем понимала его...Теперь всё иначе...
       

16.03.2011 14:39:57    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
И грустно, и радостно, что все это - было. А то, что написано пером, уже не вырубить топором.
     
 

16.03.2011 14:41:40    Член Совета магистров Уваркина Ольга Отправить личное сообщение    
Согласна с тобою, Галя...Спасибо за прочтение!
       


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru