Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Татьяна Лобанова

Ожидания

    Местом, где она провела бесконечное количество дней и вечеров, был широкий подоконник в однокомнатной квартире, которую она недавно купила и толком еще не успела обжить. Квартира казалась очень просторной, потому что в комнате ничего не было кроме тахты, зеркала на подоконнике и магнитофона, а на кухне стоял лишь огромный, доставшийся от родителей, холодильник, небольшой стол и табуретка. Стены были белеными и совершенно пустыми – никаких ковриков, фотографий и прочих финтифлюшек. Замечательными были полы: поскольку квартира была кооперативная, она могла отделать ее по своему вкусу и выбрала широкие неокрашенные доски, отшлифованные так гладко, что по ним можно было кататься, как по льду. Ей нравилось ходить босиком по теплому деревянному полу. И еще он прекрасно подходил для того, чтобы делать на них упражнения и вести борьбу за идеальную фигуру.
    Квартира была на первом этаже, а подоконник – на кухонном окне, которое выходило на тропинку из соснового бора – по ней проходили все, кто приезжал на электричках. Она садилась, подобрав под себя ноги, и часами смотрела на лес, тропинку, всматривалась в каждый силуэт, показавшийся вдалеке. Даже когда к ней приходили гости и все садились за стол, соорудив из оставленных строителями досок скамейки, она всегда садилась лицом к окну. Она ждала его. Она ждала его, даже зная, что, к примеру, сегодня и завтра или неделю он не появится – так они договаривались, но ждала. Друзья посмеивались над ней, иногда ругали, но она ничего не могла с собой поделать и ждала его каждую минуту, когда они не были вместе.
    Приезжали подруги, стаскивали ее с подоконника, включали магнитофон, и под пение Демиса Руссоса и «Аббы» все вместе отплясывали до глубокой ночи, потом укладывались на полу в спальные мешки, а она пыталась тихонько прокрасться к заветному подоконнику и бросить последний взгляд на едва виднеющуюся в темноте тропку. Ее отлавливали и укладывали спать, кто-то ворчал.
    Иногда приезжали знакомые ребята на велосипедах, и все дружной компанией ехали кататься по лесным дорогам, устраивали гонки, проделывали всяческие трюки или мирно катались под пахучими соснами, а потом ехали купаться на Клязьму: плавали, брызгались водой, рассказывали разные истории, хохотали и уже в темноте разъезжались по домам.
    Однажды, в пору сенокоса ходили в соседнюю деревню помогать заготавливать сено. Повязав платки по самые брови, ворошили подсыхающие пласты травы, вспоминая заученные в детстве движения. Потом сгребали в кучи просохшее сено и дурачились как дети, прыгая с уложенных копен; уставшие, мокрые от пота и чумазые от пыли, лежали под копешками, ели сваренные вкрутую яйца с черным подсоленным хлебом, запивая все холодной водой. Словом, время было чудесное. Она, казалось, с удовольствием принимала участие в вечеринках, никогда не отказывалась от купаний и велосипедных прогулок, но те, кто хорошо ее знал, понимали, что она присутствует как бы частично, наполовину, и мысли ее далеко.
    В солнечные ясные дни грусть ее и ожидание были тихими, даже умиротворенными, но однажды, возвращаясь с работы, она попала под проливной дождь и, пока добежала от электрички до дома, промокла до ниточки. Она постояла у окна, полюбовалась на всполохи молний, на раскачивающиеся от ветра деревья, на струящуюся по стеклу воду. С мокрого платья на пол капала вода. Она вдруг замерзла, но почему-то ей было радостно: казалось, что при таких яростных изменениях в природе и у нее вдруг все станет другим, и он придет сегодня, прямо в эту минуту – и не по договоренности, а просто потому, что захочет ее увидеть и побыть с ней. Наконец оторвавшись от окна, она пошла в ванную, полежала в горячей с душистой пеной воде, закуталась в теплый халат и, сварив себе кофе, уселась на подоконник в ожидании.
    Чуда не произошло – он не пришел. От обиды и тоски, вдруг навалившейся на нее, она немного всплакнула, потом включила любимую музыку, танцуя, покачалась из стороны в сторону и принялась стелить постель, бормоча стихи Роберта Бернса «...И буду я стелить постель...», а потом – «Мама, я плачу? Нет-нет – я не плачу. Просто мальчишки дразнятся снова, просто мне коротко школьное платье. Мама, купи мне, пожалуйста, новое» – уже из Вики Ветровой. «Да, – думала она, – девочка уже выросла, и никто не поможет спастись от боли и разочарования». Она не должна была обижаться на него за этот вечер с ливнем и грозой, ведь он ничего не обещал, а был человеком слова и при любых ситуациях держал его.
    Она оживала только, когда собирала и отправляла своих подруг на свидания. Доставала из коробок свои потрясающие наряды, благо все были примерно одного телосложения, делала им макияж, душила своими французскими духами и уже на пороге дома вкладывала им в рот ягоды: клубничку, малинку или земляничку – для незабываемого аромата и сладости первого поцелуя. В это время она становилась той озорной и веселой девчонкой, которую все знали, а сами сборы на свидания превращались в спектакль, где все веселились от души.
    Долго никто не был знаком с этим, уже ненавистным для всех друзей парнем, никто, даже издали, не видел его и, конечно, понятия не имел, как они проводят время вместе, потому что она никогда никому не рассказывала об этом, очевидно оберегая, сохраняя воспоминания для себя. Но со свиданий возвращалась всегда грустная и уже ожидающая. Все периодически приставали к ней с просьбой познакомить, и однажды, когда у нее собралась компания, чтобы отметить чей-то день рождения, он приехал.
    Дамы первыми сдали позиции, практически без боя, едва ли не на второй или пятой минуте общего разговора. Этот среднего роста, с карими глазами и пронзительным взглядом парень был просто потрясающим рассказчиком и слушателем, причем слушателем именно женщин, он теребил пальцами бороду, слегка улыбался, и казалось, что он знает даже следующую фразу, которая будет произнесена. Не было никакого мужского скептицизма, иронии к высказываниям тарахтевших девчонок, он будто понимал и уважал их взгляды, словно был одним из них. А поскольку он с удовольствием выпивал и нахваливал напитки, собственноручно приготовленные хозяйкой из ягод и лабораторного спирта, и при этом отлично закусывал, то вскоре потеплели в общении и мужчины. Она же выглядела счастливейшим человеком: искрилась радостью и весельем, при этом было видно, что она гордится не только каждым словом, произнесенным им, но и самим фактом его существования. Это был какой-то всеобщий гипноз.
    Наконец она получила то, чего хотела больше всего: он сделал ей предложение, и они поженились. Она просто боготворила его: что бы он ни говорил или ни делал, все было умно и талантливо.
    Прошло довольно много лет, прежде чем подруги стали замечать в ней перемены: она как будто вернулась назад, но не в ожидание, а в какую-то тоску, что-то тяготило ее, что-то мешало жить радостно и полноценно. Но она была из тех жен, которые ни при каких обстоятельствах не будут выносить сор из избы и охаивать мужа на всех углах. Лишь случайно все прояснилось, когда в одном общем разговоре он как-то зло и раздраженно раскритиковал ее совершенно не жизнеутверждающее и не имеющее в общем-то никакой особой важности высказывание. Это было так неожиданно для всех и так не похоже на него.
    Только через много лет, когда они расстались врагами навсегда, она призналась, что он так подавлял и подчинял ее себе, что, разобравшись в происходящем, она ушла от него: при всей огромной любви она не смогла выдержать такого испытания и позволить ему уничтожить ее как личность.
    Когда случалось в разговорах вспоминать те времена, она с грустной улыбкой говорила, что эти воспоминания все же чудесные, потому что параллельно ее тоскливым ожиданиям все так весело и интересно проводили время. Но для друзей было непонятно, о чем она грустит: о потере своей любви или о том, что не в полную силу, занятая ожиданием, веселилась со всеми - иначе говоря, как и все мы, – о прошедшей молодости…
    


    

    

Жанр: Рассказ, Новелла
Тематика: Любовное


2009г. Москва

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru