Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Юлия Охотина

Усталость

    Иван Петрович лихо прогнал машину по лежачим полицейским. Настроение у него было отменное – скоро он получит новую должность. Марина практически не слышала, как ей рассказывали про предстоящие выборы в Госдуму. Она слышала лишь, как громко и медленно бьется ее сердце. Она еще не понимала, что сдерживает себя и вот-вот сорвется. Машина резко тормознула у подъезда. Радостно кивнув на прощанье будущему заместителю мэра, девушка скрылась в темном подъезде. Глаза резало. Немного трясло. С каждой ступенькой она отчетливо слышала удары своего сердца. И хотя она быстро взбежала на четвертый этаж, казалось, что шла она неимоверно медленно. Поворот ключа, и вот под ногами уже путается одинокая кошка. Сняв сапоги, Марина прямо в шубе прошла в комнату. Стянув меховую одежку, она села на краешек кровати и положила шубу на колени. Несколько секунд она еще слышала удары сердца, не понимая, что обида и растерянность уже давно заглушили ее сердцебиение. Марина легла на кровать. Крепко сжимая телефон в руках, она набрала его номер. Но вызов ожидали на параллельной линии. Мгновенье – и по щекам потекла соленая черная тушь.
    Было обидно, что мужской коллектив не пытался быть с ней хоть иногда деликатным. Хоть капельку уважительным. Ощущение от грубых слов Рената было удушающее и воспринималось как предательство. В очередной раз Марина убедилась, что у мужчин нет никаких принципов, что они часто бывают трусливы и потому свои ошибки не признают, а предпочитают спихнуть на кого-то, кто послабее. А слабее, вернее беззащитнее, была она. Марина вновь набрала номер. Но там все так же была параллельная линия.
    Нет, она не слабая и не дурная, просто не будет опускаться до низости разборок. Марина понимала, что что бы она ни сказала, все равно никогда не выиграет, что нужно просто в очередной раз промолчать и не обижаться. Надо проявить ту самую женскую мудрость и гибкость. Пусть они думают, что сделали ее виноватой и крайней, но ведь каждый из них знает, в чем виноват перед ней, что говорил ей. Но как они, мужчины, боялись показать друг другу свою обязанность ей. И Марине больше ничего не оставалось делать, как глотать их упреки и насмешки, грубости и развязность, быть выше этого, потому что она знала, что все они перезвонят ей и попросят прощения. Но это будет потом, наедине. А тут они никогда не признаются в своей неправоте. И она никогда не выдаст тайны, что каждый из них – такой же ранимый человек со своими страхами, который может плакаться по ночам. Но она устала, чертовски устала работать с четырьмя мужланами наравне. Тем более, что на ее плечах еще и лежало бремя подстраиваться под каждого, успокаивать и не допускать их опущенных рук. Кто может вдохновить мужчину, если не женщина? Кто сохранит гармонию, если не она? Она вновь набрала телефонный номер. Трубку никто не брал.
    Марина не двигаясь смотрела в потолок и ждала, когда минута отчаяния пройдет и она вновь обретет спокойствие и силы. Просто она устала, просто не выспалась, вот и расстроилась, вот и дала волю чувствам. Она ждала звонка, который непременно будет. Вот с минуту на минуту. И услышав его голос, ей станет легче. Он обязательно поймет и немного поддержит ее.
    Девушка закрыла глаза и вспомнила его. Образ уже размылся. Они не виделись полтора месяца. Срок небольшой для чувств, но приличный для его зарождения. Однако Марина все равно верила, что вскоре все наладится, что скоро они будут вместе и ее груз станет значительно легче, ведь она будет не одна. А пока просто бы услышать голос. Поговорить, успокоиться. Но телефон молчал. Марина вновь набрала номер.
    - Как день прошел?
    - Как сказать… Я лежу на кровати в одежде, кошка мурчит где-то рядом, по щекам тушь течет… Я устала играть в мужские игры.
    - У, понятно, - словно незаинтересованно ответили в трубку.
    - Я устала. Мне хотелось бы, чтобы рядом было крепкое мужское плечо.
    Ответа не было. Марина сглотнула слезу. Хоть бы соврал, что станет этим плечом, что готов им быть. Неужели так сложно? Просто обмануть девушку, которая хочет обмануться. Которая устала от грубых коллег и хочет быть обычной женщиной для своего мужчины. И он, ее мужчина, обязательно будет ее понимать, жалеть, заступаться, любить… Ну пусть не любит, но ведь мог просто обмануть. Чтобы сделать приятно, и в ее сердце стало бы хоть немного радостно.
    - Расскажи мне что-нибудь. Так хочется голоса.
    - Я вообще-то бриться собирался.
    - Я снова не вовремя?
    - Да, немного не вовремя.
    - Все, пока. – Резко оборвала разговор Марина.
    Если бы он позвонил, когда ему плохо, она бы все отложила, она бы все бросила, лишь бы поговорить с ним. Лишь бы помочь. Сделать так, чтобы ему стало легче. Ее же не смущают звонки ночью. Да, она просыпается, но просыпается счастливой от его звонка, даже в половину пятого утра… Он знал, что она плачет, он понял, что тяжело, но разве мужчина будет откладывать свои дела ради капризов настроения какой-то девчонки? Будет, конечно. Если любит. Но он-то даже не влюблен. Это она меряет отношения чувствами и пытается все еще сохранить в своем сердце, вопреки разуму, веру в мужчин. А он меряет все работой…
    Она положила трубку не из вредности. Просто не хотелось расстраиваться еще больше или чтобы он услышал ее всхлипывания. Он все равно на них никак не отреагирует. Слезы стекали по щекам все чаще и чаще. Она вновь одна. Наедине со своими мыслями. Наедине с выбором. Как ужасно делать выбор и принимать решение! Это ему легко – сорваться с привычного места работы, поменять все, ничего не боясь, начать жить вместе. А ей нелегко. У нее множество страхов и вопросов. И самый главный вопрос - для чего сюда хочет он? Для перспектив работы или все-таки ради нее? Кто ответит?
    Марина думала, что если бы он захотел, то нашел бы возможность увидеться, он бы поддерживал ее. Он бы не предпочел лезвие бритвы нежному разговору. Он бы успокоил. Он бы захотел помочь. Он бы позвонил ей сразу как проснулся, как и обещал. Но ведь этого не происходило. А значит…
    Девушка вновь села на кровать. На белую шубку капнули черные слезы. Она включила ноут и сделала музыку погромче. Нужно было выводить себя из транса. Тем более что соседи сверху радостно праздновали день рождения трехлетней дочери. И этот счастливый смех с песнями отзывался еще большей грустью в ее душе.
    У нее нет детей. И неизвестно, когда будут и будут ли. И сколько бы она ни пыталась себя убедить, что не хочет детей, что не готова к ним и не знает, что с ними делать, инстинкты твердили обратное. Но как можно рожать без брака? Но как возможен брак без любви? Она так не может. Она еще наивно верит, что в ее жизни появится мужчина, способный оградить ее от жестокого мира и сделать ее счастливой. А он говорит жить вместе… Если ради работы, если он считает, что может получить это место только через постель, то как же сильно он ошибается. Она и так устроит все. Главное – быть с ней честной. Она ведь просит только этого.
    Зазвонил телефон. Прозвучали первые слова прощения. Коллеги не боялись показывать ей своих чувств, но вечно трусили друг перед другом. Это и обидно и смешно. Какие же они жалкие в таких вопросах!
    Марина закрыла глаза и представила себя на старой работе. Сцена. Как ей хочется на сцену! Вот куда нужно идти за зарядом положительных эмоций, вот что заставит тебя в любом настроении быть радостной и счастливой. Ведь когда тебе светят софиты в лицо, и ты чувствуешь энергию зала, благодарные аплодисменты – это незабываемо прекрасно. Это дает силы жить. Это другой мир. Но тут нет сцены… Тут нужно только сделать выбор: жить или не жить с ним. Вот так, взять и начать жить. Это не сложно. Но зачем? Все-таки, что первичнее: она или работа? Его поведение уже дало ответ, но ведь в этот ответ так не хотелось верить! Думалось, что в очередной раз нужно прогнуться и проявить женскую гибкость, но ради чего? Ради того, чтобы обречь себя на одиночество вдвоем? Разве он сможет быть чутким к ней? Если он сейчас не готов поболтать с ней пару минут, то чего ждать дальше?
    Марина понимала, что срочно надо что-то делать. Выходить из состояния, становиться сильной, не давать себе раскисать. Она встала и подошла к зеркалу. Рубашка мужского покроя. Отчего же тогда она ждет к себе отношения как к женщине? Нет, она не устала от мужских игр на работе, она устала от мужского равнодушия. От жадных взглядов чуть ниже спины и полного равнодушия к ее душе.
    В зеркало смотрели два уставших глаза. Больших и бездонно голубых. Даже сквозь испорченный макияж они были прекрасны и выразительны. В них не было обиды, не было злости. Только усталость и разочарование. Марина провела ватным диском по лицу и убрала остатки теней и туши. Так было симпатичнее. Девушка сделала усилие и улыбнулась: все хорошо, она все так же в строю, просто немного проявилась усталость…
    


    

    

Жанр: Эссе, Рассказ, Новелла
Тематика: Психологическое, Любовное


11 февраля 2011 год

© Copyright: Юлия Охотина, 2011

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru