Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Братислав Либертус - Девушка с рыжими кудряшками
Братислав Либертус

Девушка с рыжими кудряшками

    Как-то по весне я помогал тёте Свете разносить корреспонденцию по почтовым ящикам. Был март, на улице была самая обыкновенная в здешних местах погода: сухая, безветренная, пропитанная первым теплом весны... Я шёл от подъезда к подъезду, делая эту неблагодарную работу автоматически: поднимался на площадку между первым и вторым этажом, открывал специальным ключом ящики, и расфасовывал газеты... Часто ключ по каким-то причинам не открывал ящиков, и тогда я пользовался перочинным ножом, вскрывая ячейки поквартирно, а потом захлопывая их с грохотом... Жильцы, проходя мимо, как правило, молча косились, обходя меня стороной, - когда заставали меня за таким занятием, с ножом в руке... В иных же случаях часто ругались, заявляя, что от этой почты только мусора больше в подъезде. В таких случаях я спокойно и вежливо отвечал, что за воспитание жильцов не отвечаю...
    
     Кроме того, что почтальон рискует напороться на грубость или на домогания пьяных бездельников, на такой работе ещё здорово устают ноги: побегать по лестницам - там пролёт, там пролёт (6 ступенек на первый этаж плюс ещё 13 до площадки между первым и вторым) - и это, считай, без передыху в течении часов около шести подряд - работа, скажу вам, для спортсмена... Тут и ноги потерять недолго!
    
    В общем, довольно скоро я понял, что почтальон - это не женская работа; но мизер, который за эту работу платят, - просто оскорбителен для мужчины, поэтому эту работу таки выполняют именно женщины.... Мне было жалко тётю Свету, потому что она была хорошей женщиной, и была ко мне добра и выручала не раз, - поэтому я ей помогал, когда имел возможность... Знали бы вы, какие изумительные она печёт пирожки! М-м-м-м! Ради них одних таки стоило побегать каких-то часика три по этим подъездам!.. Хоть и глупая, скажу вам, работа. Если б хотя бы платили нормально, хотя бы раз эдак в пять больше, то ещё куда ни шло, а так... Честно, мне было просто жаль искренно тётю Свету, что она вынуждена соглашаться на такую унизительную работу ради дополнительного дохода к своей маленькой пенсии... Мне нравилось бывать у неё, пить вместе с нею чай и слушать её безмятежную болтовню ни о чём и обо всём на свете... Ах, что за пирожки она пекла!... Впрочем, я отвлёкся на несущественные мелочи, - я хотел рассказать о другом....
    
    И вот, был обычный мартовский день... Было сухо и безветренно, только морозно чуть-чуть... Я шёл от подъезда к подъезду, и уже разнёс половину корреспонденции, так что у меня была только одна рука занята, а вторая свободна... Работа скучная, поэтому я развлекался разными неосознанными мечтаниями, в основном на тему любви... Трудно не мечтать о любви, когда видишь проходящих мимо красавиц: то спускающихся навстречу тебе, то навстречу тебе поднимающихся, то спускающихся или поднимающихся вместе с тобой, позади тебя или впереди, - и при этом не знаю, что чувствовали они, но у меня сердце непременно начинало биться чуть более учащённо, чем обычно...
    
    И вот один раз, выйдя из очередного подъезда, с пакетом в руке, я вдруг увидел невиданное доселе диво!.. Не передать словами, что это за явление, что за ощущение такое, что за чувства, когда ты вдруг ни с того ни с сего видишь явное чудо! Это немой восторг, это удивление, это... гипноз, если хотите!...
    
    Диво это было осязаемо, и двигалось прямо в мою сторону, перпендикулярно моему собственному направлению...
    
    Вообще-то, знаете ли, я ярый поклонник брюнетной красоты. И, как на мой вкус, волосы девушки должны быть прямыми, и чем прямее, тем лучше.... А тут, к своему изумлению, я увидел юную шатенку с копною ярко-рыжих кудрявых-кудрявых волос!... И эти кудри - точнее, кудряшки, так как они были мелкими-мелкими, - ей были так к лицу, что никакой иной причёски невозможно было и вообразить!
    
    Она не шла, а плыла... Что это была за походка! Вы видели когда-нибудь движения лошадиного крупа при шаге? Может быть, какая женщина и оскорбится, что её сравнивают с лошадью, но уверяю, что для ценителя истой красоты нет другого аналога, как сравнение женщины с породистой лошадью! Что это были за бёдра! Тяжёлые, плавно двигающиеся в такт походке, движения ног от бедра... Это была не походка, это было искусство! Это танец, вальс! Каждое движение её бедер непроизвольно запечатлевалось в моей памяти как в замедлённой киносъёмке... Я до сих пор помню каждый кадр.... Я был просто заворожен...
    
    Одета была девушка в очень короткую курточку, обнажающую её талию, и коротенькую юбочку-клёш, ещё более акцентирущую внимание на очаровании походки, - так что на всеобщее обозрение, несмотря на мартовскую погоду, была выставлена напоказ узкая, совершенно обнажённая талия, подчёркивающая шикарность тяжёлых бедёр, подаренных ей Создателем, чтобы приманивать к себе взгляды мужчин... Увидев этот голый нежный живот, и обнажённый изгиб беззащитной поясницы, я непроизвольно почувствовал в себе желание защитить это создание от холода, укрыть её, сняв с себя куртку, и подарить ей свою любовь, которая согрела бы её... Она обогнула клумбу, и уже шла прямо навстречу мне... Мы стремительно сближались, глядя друг другу в глаза, - я стеснялся откровенно любоваться её бёдрами в то время, как сама она смотрит мне прямо в глаза, поэтому тоже смотрел ей в глаза, любуясь её милым обликом, и удивляясь, до чего же к лицу ей её рыжие кудряшки...
    
    Она шла не одна. За нею, шага на два отставая, шёл паренёк. Ростом он был, возможно, выше неё на несколько сантиметров, но оттого, что он сутулился, то казался одного роста с нею, а то и чуть ниже. Он был худ, даже тощ, очень бледен, и на носу его уродливо сидели толстенные очки... Парень был явно влюблён в эту девушку, - я это каким-то чутьём угадал, - и явно закомплексован. Что их связывало? Не знаю. Скорее всего, она его просто деликатно сносила, как очередного поклонника... Парень был настолько некрасив и настолько закомплексован, что напоминал квазимодо, волокущегося тенью за своей красавицей... А ещё я почувствовал, что она тяготилась им, - это можно было угадать по её глазам, затаившим немое страдание... Такое было чувство, словно она идёт с этим квазимодо на эшафот.... Идёт по-королевски, не теряя достоинства, словно загнанная в угол птица или лань, стыдящаяся бесполезной отчаянной борьбы ради своего спасения, загнанная в угол, но не покорённая, не сломленная... Словно умереть для неё было легче, чем потерять чувство собственного достоинства... И всё же, несмотря на эти затаённые скорби, на меня она смотрела по-особому, тепло, и даже сказал бы, дружелюбно... Возможно, что-то в моём облике или глазах моих привлекло её внимание, - может быть, моё искреннее восхищение? - я не знаю. Но мы смотрели друг другу в глаза, и нам было приятно обоим смотреть прямо в глаза друг другу... Всё это происходило быстро, гораздо, гораздо быстрее, чем я описываю, но было настолько ёмко своей энергетической наполненностью, что описать в двух словах это просто невозможно...
    
    Мы разминулись. Девушка настолько взволновала меня, что я не смог не оглянуться. Чтоб посмотреть не оглянётся ли она. А она - о чудо! - тоже оглянулась! и в глазах её в этот миг была такая мольба, такое отчаяние, такую тоску по любви увидел я, что меня словно током пронзило, и я просто в тот же миг понял, что необходимо задержать её, сию же секунду, и не дать уйти!!! Словно во сне, я бросил пакет на землю и тут же схватил её за руку, - именно в тот миг, когда она уже хотела отвести свой взгляд от меня, и уже начала отводить, опуская свой взор, - я схватил её за руку, глядя жадно прямо в глаза её, читая желания этой юной королевы, чтобы тут же поймать их на лету - скорее, чем она сама осознает их, и исполнить их!...
    
    Я ещё не понимал, что делаю, и зачем, но мне было необходимо в тот момент хоть на минуту, хоть на секунду, или, может, на целую вечность, - продолжить наш взгляд глаза-в-глаза, это наше с нею нечаянное таинство!... В этот миг я читал её душу словно раскрытую книгу, напечатанную крупным шрифтом, - и плевать на квазимодо! Пусть стоит и смотрит на нас, - смотрит на меня, сумевшего завоевать её в течении пяти секунд от момента, как я увидел её и она увидела меня, - в то время, как он безуспешно пытается завоевать её любовь в течении нескольких месяцев, а может и лет!... И пусть смотрит на неё, - отдавшую мне сердце за пять секунд, - на неё, такую недосягаемую для него!... И пусть я ещё ничего не значу для неё, но я всё же завладел её вниманием, завладел!...
    
    Словно лань, удивлённая чем-то неведомым, она взглянула мне в глаза в этот миг по-иному, с любопытством, перебарывая инстинктивное движение, чтоб сохранить свою неприкосновенность, хранимую доселе ото всех, и выдернуть руку, но что-то новое сработало в ней, - быть может, интуитивное желание этого прикосновения, - и она не выдернула руки, оставила, и посмотрела на меня смелее, с ожиданием чуда в глазах... И, скажите, как же я мог не дать ей это чудо, когда она ТАК смотрит?!?...
    
    Я не знал, что нужно делать дальше... К счастью, события развивались сами: я сделал полушаг к ней, и застыл, ожидая появления сценария в её глазах, чтобы угадать, чего она хочет... Она затрепетала взволнованно, ресницы задрожали едва уловимо, и я понял, что она сама ещё не знает, чего хочет от меня, но чего-то хочет определённо.... Разве могла она поверить в реальность того, что какой-то случайный прохожий может вдруг так чутко откликнуться на её умоляющий взор?!? Она не ожидала этого, и пребывала в растерянности. Я понял, что должен что-то придумать сам... Но что? Может, поцеловать её?
    
    Нет, во всяком случае, не вот так сразу... Она может подумать, что я принял её за проститутку, и ещё чего доброго, влепит мне пощёчину... Или не влепит?
    
    Миги, опережая друг друга, летели... Я, словно охотничья гончая, сделавшая стоечку, чутко вслушивался в неё; она - трепетала, взволнованно дыша, и её волнение завладевало и мной... Не отрываясь, мы смотрели друг на друга, и я чувствовал, как её ладонь становится всё горячее... Аккуратно скользнули мои пальцы меж её пальцев, и вот, наши пальцы переплелись... Она впустила меня в свою личную территорию, и это кое-что, да значило!...
    
    Квазимодо ревниво засопел, увидев невиданную дерзость, и с нервным возмущением посмотрел мне в лицо, потом в лицо ей... Тень раздражения, словно облачко, пробежала по её лицу, и я понял... и одним резким движением свободной руки, не глядя, толкнул квазимоду в грудь... От неожиданности тот покачнулся, и, споткнувшись о низенькую оградку клумбы, хватая воздух руками, выпуская из рук книги, упал на грядку... В глазах её заплясали искорки смеха, и она пырснула, весело и смущённо... Опустив глаза, посмотрела на своего неудачливого кавалера... Посмотрел и я.... Книги, рассыпавшись, валялись по клумбе: одна из них, раскрывшись, лежала на земле страницами вниз, другая застряла, стоя ребром, в сухом кусте хризантем, который так и не обрезали с осени...
    
    Квазимодо молча поднимался, состряхивая с себя мелкие комочки земли и пыль, и отчаянно пыхтя злобой и ревностью...
    
    Дива моя снова посмотрела на меня и, внезапно потянувшись, поцеловала меня в щеку, у самого уголка губ... Это был лёгкий поцелуй благодарности, не более. Инстинктивно я ответил ей, - таким же лёгким поцелуем, как и её... Задохнувшийся от волнения, я не мог произнести ни слова: аромат её бархатной кожи опьянил меня, и я непроизвольно потянулся снова, чтобы повторить поцелуй, и, похоже, она почувствовала то же самое.... Я обнял её обнажённую талию, исполняя свою новую мечту согреть её, проводя руками вдоль обнажённого тела, и почувствовал, как жар бросился под её кожей, согревая тело, её дыхание стало горячим, глаза томно прикрылись веками, и она уже была не против чего-то большего, чем просто поцелуй благодарности... Она таяла в моих руках, и я таял вместе с нею.... Я прикоснулся губами к её губам, и она ответила мне... Ах, что это были за губы!... Мы ничего не замечали вокруг, а были пьяны друг другом так, словно ничего вокруг нас не существовало....
    
    Не выдержав, Марина воскликнула, полная праведного негодования:
    - Да ну, ты врёшь! Да не бывает такого! Стала бы, как ты говоришь, королева, вести себя так!
    - Как "так"? Она королева, и как хочет, так и ведёт себя! И не обязана ни перед кем отчитываться! - ответил я, защищаясь.
    - И всё равно ты врёшь! Нагло врёшь! Не бывает такого!
    И я невозмутимо сдался:
    - Ну и что ж? Если и вру, то согласись, вру красиво! не преувеличиваю...
    И, прищурив глаза, улыбнулся:
    - Ну, дай поврать немного!
    - Не хочу я слушать твоё враньё! Для чего ты мне всё это рассказываешь? Чтоб показать, какой ты мачо?.. Иди отсюда! Мне твоё враньё и даром не нужно!
    И она бесцеремонно столкнула меня с дивана. Грохнувшись на пол, я удобнее улёгся на полу, подумал немножко, и сказал:
    - Да не так уж я и вру!
    - Да ну?
    - Хочешь слышать, как всё было на самом деле?
    - Ну, и как же?
    - Когда я схватил её за руку, она удивлённо посмотрела на меня, вырвала руку, и пошла своей дорогой.
    - И правильно сделала! Я бы на её месте тоже отреагировала так же.
    - Ну, вообще-то я так и предположил, что она так отреагирует. Поэтому, когда у меня появилось желание схватить её за руку, то подумал: "А вдруг я буду выглядеть глупо?"... Я страшно почему-то испугался, что может получиться нелепая ситуация, что я буду смешон в глазах этого квазимоды, и подумал, что, пожалуй, лучше в другой раз как-нибудь её встречу, и тогда и познакомлюсь с ней... Я специально оглянулся вокруг, чтобы запомнить номер дома, куда она вошла, и подъезд, и подумал, что когда освобожусь, то непременно буду ждать её у этого подъезда до тех пор, пока снова не увижу её... Но, увы, времени у меня так и не нашлось. Я ещё несколько раз после того бывал там, но так её и не встретил более... - грустно поведывал я, передислоцировываясь с пола на диван.
    - Ну, вот это уже похоже на правду! И скажи, для чего ты мне наврал всю эту историю?
    - Просто. Чтоб тебе со мной не скучно было. А то ещё соскучишься со мной, да и убежишь к какому нибудь Вовке или Сашке...
    - Ну знаешь! Если ты будешь вести себя как в своих рассказах, то точно сбегу! - пригрозила она не шутя.
    - О, а ты меня уже ревнуешь к привидениям?
    - К каким привидениям? - не поняла она.
    - Ну, мне пригрезилось, я рассказал, а ты - вот, уже ревнуешь! - улыбнулся я играючи.
    - Знаешь что? - рассердилась Марина ещё сильнее, - И ничего я не ревную! И пошёл вон отсюда!! - закричала она, снова сталкивая меня с дивана. И добавила:
    - Иди к своей рыжей!!...
    
    
    Братислав Либертус
    июнь 2009
    
    Источник: http://www.proza.ru/2010/10/18/1404


    

    

Жанр: Новелла


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Братислав Либертус - Девушка с рыжими кудряшками

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru