Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Владимир Кузин

Белогрудка

    Как-то в стационаре я познакомился с больной из терапевтического отделения. И вот какую историю она мне рассказала во время одной из наших встреч.
    
     Однажды я шла на день рождения к своей подруге в сопровождении Васи (несмотря на мои протесты, он все еще пытался за мной ухаживать), и в полутемном дворе к нам внезапно приблизились трое парней. Попросили закурить, начали приставать… Вася что-то им сказал и сразу получил кулаком в лицо. Шпана полезла ко мне… Вдруг со стороны арки к нам быстро направился проходивший мимо молодой человек в сером костюме с галстуком и букетом алых роз в руке.
     - В чем дело, ребята? – спросил он.
     - Вали отсюда, - выступил вперед широкоплечий верзила.
     Но ''красавец'', аккуратно положив цветы на скамейку, лихо подпрыгнул и нанес ему такой сокрушительный удар ботинком в челюсть, что вся компания тут же кинулась врассыпную…
     - Помочь? – наклонился наш ''спаситель'' над Васей, который, чуть не плача, размазывал кровь под носом:
     - Не надо, спасибо.
     Мне стало так стыдно за моего побитого ''ухажера'', что в тот момент я была готова провалиться сквозь землю.
     - Послушайте, - сказал мне молодой человек, - Вы – Катя. Я узнал Вас по фотографии, где Вы с Аленкой сидите за одной партой… Мы с ней недавно познакомились в доме отдыха, и она меня пригласила к себе на день рождения…
     Наспех попрощавшись с Васей, мы пошли с Романом к подруге…
    Как-то незаметно он взял менгя под руку…
     Во время застолья Роман за мной ухаживал, подливая вино и подавая угощение, приглашал танцевать…
     После этого мы с ним стали встречаться почти каждый день…
     Честно говоря, я боялась упустить свой шанс. Роман, как оказалось, не курил, практически не употреблял спиртного и занимался восточными видами единоборств. А недавно окончил институт, получив специальность программиста. Говорит, что сейчас она как никогда перспективна. Его отец, руководитель одной из крупных фирм, занимавшихся реализацией компьютеров, уже приготовил своему сыну высокую должность в своей организации. Словом, Роман был парнем, о коем любой девушке приходилось только мечтать!
     - Не то что твой ''голубятник'', - сказала мне однажды Алена, намекая на Васю, с которым мы в юности часто бывали в старом заброшенном доме, где подкармливали голубей.
     - В отличии от него, - ответила я подруге, - я давно не ребенок.
     … Через три месяца после нашего с Романом знакомства мы подали с ним заявление в ЗАГС. Мой будущий свекр купил нам трехкомнатную квартиру. Решив сделать в ней евроремонт и наняв с этой целью высококвалифицированных специалистов, Ромка с энтузиазмом и педантичностью распоряжался отделочными работами (в нем уже проглядывали черты будущего руководителя)… А когда я сказала ему, что забеременела, он тут же расцеловал меня и сломя голову помчался на отцовской ''Ниве'' в универмаг за детской коляской… Счастью моему не было предела: у меня будет сын или дочка и заботливый любящий муж… Да и Ромка все эти дни сиял!.. Лишь однажды он явился домой немного грустным и показал мне повестку в военкомат.
     - Конечно, - сказал, - отслужить обязан каждый настоящий мужчина, только знаешь… так хочется не терять эти два года, а поскорее начать заниматься любимым делом…
     - Рома, - успокаивала я его, - с армией у тебя проблем никогда не будет. Мой отец все сделает!
    (Полгода назад он получил высокую должность в военкомате).
     Роман сначала отнекивался, говоря, что не хочет иметь репутацию ''блатного'', но потом махнул рукой:
     - В конце концов, в своей фирме я принесу государству намного больше пользы, чем в окопах…
     Свадьба была в ресторане – да такая шикарная, что позавидовал бы любой толстосум. Столы ломились от дорогих вин и деликатесов, была приглашена известная в крае рок-группа… А вечером мы с ребятами устроили салют из петард!..
     Проснувшись на следующий день, Роман шепнул мне :
     - Давай не поедем к твоим, а посидим с пацанами у меня на работе.
     Я кивнула, поцеловав его в щеку…
     Правда, в компании Ромкиных дружков я чувствовала себя ''не в своей тарелке'': разговоры были о ''закупочных ценах'', ''конъюнктуре'', звучали замысловатые термины… Я шепнула об этом мужу, и он тут же захлопал в ладоши:
     - Мужики, имейте совесть! Даме скучно!
     Как по команде все заулыбались, наполняя бокалы шампанским.
    - Катрин, - обратился ко мне Роман (он любил иностранные имена). – Ты со своим
    поклонником больше не общаешься?.. Ну, с хлюпиком этим, которому тогда нос расквасили… Имя у него еще… как у кота…
     - С Васькой, что ли? Он мне нужен, как собаке пятая нога…
     - Парни, представляете? – Роман обвел взглядом сидящих за столом. – Этому типу – двадцать один год, а он все о птичках думает…
     - Случайно, в бантики с котятами не играет? – вставил кто-то, вызвав всеобщий хохот.
     Захмелев от шампанского, я лишь махнула рукой:
     - Если дать – будет!
     И прыснула со смеху вместе со всеми.
     - И голуби-то, говорят, давно разлетелись, - не унимался Роман. – Какого дьявола он в тот сарай шастает?
     - О, ребята, - я изобразила на лице грусть, - здесь романтическая история!
     - Да ну?
     - Точно, - кивнула я, уминая кусок торта. – Года четыре назад ему
    тетка привезла из деревни белогрудую голубку, которую там пацаны из рогатки подстрелили прямо сидящую на гнезде… Птенцам стала подбрасывать еду сама, а их мамашу-подранка приволокла племяннику, зная, что тот к живности неравнодушен. Мол, самой заниматься с ней некогда, а оставить погибать жалко… Вот он ее несколько месяцев и выхаживал. Да меня, молодую и глупую, втянул… Представляете, она научилась Ваську в губы целовать… А по весне от него сиганула… Он и пригорюнился… Сколько раз потом ему говорила: хватит там торчать, она же тварь безмозглая… А он… Балбес, в общем… Но консервную банку с водой и кормушку, говорят, до сих пор в чистоте держит; мальчишек оттуда гоняет… Мать сказала, сейчас опять на речку за водой поперся…
     - Парни! – глаза Романа блеснули. – Есть идея, как развеять скуку. Сделаем из этого сарая грандиозный факел! Пощекочем себе и этому переростку нервы! Один черт, до старой развалины никому нет дела…
     Все согласились. И, опрокинув по стопке коньяка, стали одеваться…
     … Заглушив ''Ниву'' у развилки дорог, мы взяли с собой канистру бензина и направились к полуразрушенному дому.
     В одной из его комнат нашли ухоженный уголок с кучей свежего сена, несколькими блюдцами и тряпьем. Усевшись у окна, стали ждать…
     - Идет, - минут через десять сказал один из ребят.
     - Наконец-то, - потер руки Роман и, обмотав тряпкой подобранную во дворе палку, полил ее из канистры. Затем чиркнул зажигалкой и, скомандовав нам: ''К машине!'', сам попятился назад… И вдруг, споткнувшись о выступающую из пола доску, повалился наземь. При этом горящая тряпка отлетела к канистре…
     Вспышка была столь мощной, что я на какое-то время ослепла…
    А когда пришла в себя, увидела в окно, как двое парней, крича и размахивая руками, кувыркаются в луже возле дома, сбивая с курток огонь…
     Подскочил Роман с перекошенным от ужаса лицом:
     - Дверь горит, не выбраться!
     Я взглянула на окно, через которое, видимо, вылезли ребята: оно уже вспыхнуло…
     Пламя мгновенно охватило прогнившие деревянные стены; мы заметались из угла в угол.
     Наконец муж сообразил:
     - В подпол, я видел из него второй выход!
     И, потянув на себя массивную дверь в полу, спрыгнул вниз. Я последовала за ним.
     В подвале было так темно, что мне пришлось идти, вытянув руки вперед, чтобы не наткнуться на какой-нибудь предмет…
     Вскоре мы попали в небольшое замкнутое помещение, типа погребка, в потолке которого имелось квадратное отверстие шириной около метра.
     Наверху огня не было, однако снизу из-за сильной тяги мощным потоком шел дым. Глаза слезились, мучил нестерпимый кашель.
     - Ищи лестницу или шест! – крикнул Роман и сам бросился шарить по углам. Я же, обессилев от страха и удушья, опустилась на карточки.
     - Чего уткнулась? – затряс меня муж. – Хочешь, чтобы мы сыграли в ящик? – Он вскинул голову. – Эй! Наверху! Кто-нибудь!
     Молчание.
     - Идея! – Его руки задрожали. – Вставай, соберись с силами! – Он поднял меня и подвел прямо под спасительное окно. – Скрести ладони, я на них обопрусь и встану тебе на плечи. Только держись на ногах крепче!
     - Я посмотрела ему в глаза:
     - А я?
     - Дура, я наверху веревку видел, сброшу ее тебе.
     - Я не заметила там никакой веревки… Да у меня и сил не хватит по ней взобраться. Лучше подсади меня, я постараюсь выбраться и позвать людей.
     - Куда тебе с твоим пузом!
     - Давай попробуем…
     - Некогда рассуждать, становись!
     У меня закружилась голова:
     - Свою задницу спасаешь?
     Тогда муж схватил меня за ворот свитера:
     - Если ты сейчас не будешь стоять, - взревел он, брызгая слюной, - я тебя в этой жиже зарою!
     И стал лихорадочно влезать мне на плечи… Когда же ему это сделать удалось, и, держась одной рукой за мои волосы, другой он стал тянуться к окну, - ноги мои подкосились…
     Роман шлепнулся лицом в грязь, тут же вскочил и с силой пнул меня ногой в живот.
     Я упала на спину возле стены, застонав от боли и страха за своего младенца. Тут же подумала, что теперь уже ни ему, ни мне не спастись…
     И вдруг сверху раздался знакомый голос:
     - Вы здесь?.. Я сейчас сбегаю на берег за веслом!..
     - Некогда бежать, - взвизгнул муж, - задыхаемся! Прыгай сюда, я знаю, что делать!
     - Вася, - хриплым голосом позвала я.
     Тот на миг застыл и тут же спрыгнул вниз:
     - Катя, ты?
     - Иди сюда! – скомандовал Роман. – Стой так! Понял?!
     Быстро забравшись на Васю, он достал рукой до окна и, лихо подтянувшись, выбрался наружу.
     Вася приподнял мою голову, из глаз у него покатились слезы:
     - Катенька…
     - Я… беременная, Вася… Ребеночка жалко…
     - Вставай, - сказал он и, поставив меня на ноги, опустился на четвереньки. – Садись мне на шею и держись за подбородок.
     А когда я сделала это, услышала его мучительный стон: Вася с трудом поднялся сначала на одну ступню, затем на другую… После чего, задыхаясь, проговорил:
     - Вставай… мне на голову и… хватайся за засов…
     Собрав последние силы, я поставила свою кроссовку, с которой стекала грязь, на его затылок, нащупала пальцами рук металлическую скобу, прикрепленную к доске; а когда Василий приподнялся на цыпочки, я подтянулась и, уперевшись о края окошка коленкой, сделала рывок и вылезла наружу…
     Затем, уже теряя сознание, поглядела вниз: упав на колени и тяжело дыша в сизом дыму, Вася смотрел на меня младенческим взглядом…
     … Очнувшись от плавного покачивания, я сообразила, что меня несут на носилках. Повернула голову: Аленка. Заметив, что я открыла глаза, она наклонилась ко мне:
     - Как ты?
     Я рассказала ей все, как было.
     - Прости меня, подружка, - она всхлипнула, - я думала, будешь с этим программистом счастлива, вот и смолчала… Он ведь, как узнал, что твой отец – заместитель военкома, так и подпрыгнул: ''Это, - говорит, - то, что надо. В армию сейчас одни ''лохи'' идут! '' И велел мне держать язык за зубами!.. И драку тогда он со своими дружками из секции разыграл, чтоб перед тобой выпендриться...
     - Где Вася? – спросила я.
     Алена отвернулась, и я поняла, что случилось непоправимое…
     А когда меня проносили мимо косой березы на берегу реки, я вспомнила: еще юнцами мы стояли с ним на этом месте вдвоем. Одной рукой Вася обнимал меня, а на ладони другой у него сидела голубка с белой грудью и смотрела вдаль…
     - Тоскует по птенцам, - задумчиво произнес Вася.
     - Жалко, если улетит, - промолвила я.
     Словно поняв, что говорят о ней, птица потянула шею в нашу сторону и принялась поочередно тыкать своим клювом нам в губы.
     - Прощается, - вздохнул Вася. – И благодарит за все.
     А когда голубка замахала крыльями, он подбросил ее кверху; и, описав над нами круг, она постепенно скрылась за горизонтом…
     Тогда мне стало так грустно, что , помахав ей вослед, я заплакала… А Вася, еще крепче прижав меня к себе, сказал:
     - Верь, Катюша, рано или поздно вернется наша с тобой белогрудка. Вырастит деток и прилетит. И мы опять будем вместе. Ведь настоящая любовь, однажды родившись, не умирает никогда…
    
    
    
    
    


    

    

Жанр: Рассказ


© Copyright: Владимир Кузин, 2010

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

17.12.2010 18:42:23    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    О белогрудой голубке
Интересный рассказ. Не очень понятна логика героини, когда она вместе с компанией и канистрой бензина идет в сарай. Но это, может быть, только мое, субъективное, восприятие. Сюжет движется очень динамично, читаешь с неослабевающим вниманием.
     
 


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru