Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Смирнова Галина Ефимовна

Федора

Как лицо твое похоже
На вечерних Богородиц,
Опускающих ресницы...
А.Блок

    В рассказе описаны события конца IX, начала XX века. Рассказ о жизни и любви.


    Хорошо стоять босыми ногами на нагретых весенним солнышком деревянных половицах! Дом уже сияет чистотой. Стены выбелены, окошки блестят, неокрашенные полы вымыты и застелены новыми половиками. Вся семья: отец, мать и трое младших братьев уехали с раннего утра на мельницу. В доме непривычная тишина. Федора - единственная дочь, кому же еще убирать дом к празднику? Дом у них большой, с двумя крылечками, окна высокие, комнаты большие. Федора девушка взрослая, шестнадцатая весна идет. Сначала матери помогала, да вот уж третий год одна ко всем большим праздникам управляется. Роста она небольшого, стан тонкий, а сноровка не хуже, чем у матери. Осталось вымыть крыльцо, и уборка закончена.
    Братья Илларион, Диней и Павел отцу во всех делах помогают. На каждого сына семье казака полагается земляной пай, поэтому земли у них много. Отец, Дементий Сильвестрович, легок на подъем, сидеть без дела не любит, да и не может, наверное. На скотном дворе у них быки, коровы, овцы, козы, домашняя птица. Весной отец покупает верблюжат у калмыков, растит их все лето, а осенью везет продавать в Астрахань. Лето-то у них в Черемухове жаркое, а зима снежная и холодная.
    В доме достаток. Отец любит, чтобы в хозяйстве были машины: всякие сепараторы, маслобойки, крупорушки, косилки, молотилки. Старики-староверы его осуждают, ворчат. Молодые казаки дивятся. Все у него получается, ладится. Привезет из города новую машину, разберется по бумажке и запускает. И семье в работе облегчение, и заработок. Казачки несут молоко на сливки перепускать, масло взбивать.
    Одно крыльцо у них обычное, а другое - вход в лавочку, где отец продает разные женские украшения. Привозит он их с базаров да с ярмарок. Выручит деньги за все, что с Божьей помощью выращивает семья: зерно, муку, мясо, масло и набирает товар. Приезжает довольный, веселый, всегда с подарками.
    Все у них в хуторе живут своим трудом. Люди старой веры, строгие, работящие. Трудятся, не покладая рук на своей земле. Вместе в будни, вместе и в праздники. Праздники отмечают по-старинному, всем хутором. Строго соблюдают обычаи старой веры и казачьего круга.
     Хутор Черемухов богатый и очень красивый, весь в садах. У них тоже большой сад. Мать с отцом любят эту пору. И друг друга любят. Федора знает их непростую историю. Шестнадцать лет прошло, а ее еще помнят в хуторе.
    Ранней весной после службы в полку вернулся Дементий в родной дом. У отца полный дом дочерей, а земли мало: на девчат землю не давали. Как ни старался отец, а из бедности выбиться не мог. Дементию его пай земли отмерили у лесочка. Он построил себе шалаш, коню своему навес и стал на своей земле трудиться. Сильный, ловкий, смелый. Видный был парень. Огонь, а не казак. Он и сейчас молодчик. Как-то увидела его Катя Рожнова - и пропала. Только не верила она, что любовь ее может быть счастливой. Хоть и оглядывались парни на ее фигурку, любовались на ее походку, лицо у Кати было испорчено. В детстве, лежа в беспамятстве в оспе, расчесала она зудящие щечки. Плохо ей тогда маманя ручки связала. Не уберегла девичью красу. У братьев, метавшихся в жару, развязать руки сил не хватило, хоть и кричали от страшного зуда. Теперь у них чистые лица. А у нее остались на щеках темные следы – рябинки.
    Дементий не сразу ее приметил. Но как-то прошла мимо легкой походкой, обернулся ей вслед, загорелось и его сердце. То ли она своей любовью зажгла, то ли само вспыхнуло. Решился, уговорил отца прислать сватов в ее богатый дом. Фатей таким сватам удивился и отказал, можно ли отдать дочь за парня, живущего в шалаше, каким бы героем и красавцем он не был? Ну и что ж, что лицом темновата, а приданное-то за ней какое! Катя отцу не перечила. Попробовала жить без любимого, да не смогла, только о нем и думала. Как она решилась уйти из отцовского дома без родительского благословения? Сама не помнила, как пришла лунной ночью в шалаш к Дементию, упала в руки: «Хочешь – бери, хочешь – гони». Утром счастливые молодые сплели себе из хвороста «дом» попросторнее, и дружно прожили в нем до самой осени. Дементий ни минуты без дела не сидел. За любую работу хватался. Все мог починить, отвезти-привезти, полечить скотинку. За что ни возьмется, все может. В начале лета завели трех овечек, а к осени у них в плетеном сарайчике была своя маленькая отара. Уж как был сердит Катин отец, а все же простил свою беглянку и отдал ее приданное. Тут они быстро встали на ноги. Развели скот, построили большой круглый дом с балясами, крытый железом, помогли собрать приданое Деминым сестрам.
    В этих трудах Катерина Фатеевна каждый год рожала детей. Приносила и по двойне, и по одному. Частенько случалось это прямо в поле. Только тогда много деток умирало в младенчестве. Врачей-то во всей округе не было. Да и непривычны были к врачам староверы: на Бога надеялись. Оспа, а то и корь, скарлатина, дифтерия и еще какие-то неведомые болезни не давали малышам подняться на ножки. Младенцев торопились окрестить, чтобы Бог их принял в свое Царствие Небесное, пустил в свой райский сад. Плачущих матерей, родивших в муках и потерявших своих детей, больше утешить было нечем: «Крепись, милая. Бог дал, Бог и взял». Всего за свою жизнь Катерина Фатеевна оплакала горькими слезами семнадцать своих малюток. Уберегла-отмолила мать только старшую дочь Федорушку, да троих сыновей.
     А теперь уж у Федоры готово богатое приданное. Перины, подушки, покрывала, полотенца, расшитые своими руками, кружевные наволочки и подзоры, много красивой посуды. Больше ста юбок, много кашемировых и шелковых шалей, блузок, лент, украшений. С каждой ярмарки отец что-нибудь добавляет в ее сундучок. Только две обиды у Федоры. Первая – это ее имя. Родилась она в конце ноября, могли бы назвать Степанидой. Звали бы все Стешенькой. Так хорошо, так ласково! Попов-то у них нет, сами младенцев в воду с молитвой погружают и нарекают им имя по старинным книгам. Почему ей выбрали такое нескладное, мужское имя? Не знала она, что «Федора» по-гречески означает «Божий дар». И еще в одном ее отец обидел. Все братья грамотные, как говорят казаки – письмённые. В доме есть старинные книги в толстых коричневых обложках. Даже маленький Паша читает вслух по вечерам про житие святых угодников Божьих. А они с матерью не умеют ни читать, ни писать. Федора очень просила отца разрешить ей ходить в школу, но он категорически запретил, а теперь ей уже шестнадцатый год. Какое теперь ученье? Но братья ей нужные буквы показали. Написать свою фамилию и имя она может.
     Федора вышла на деревянное крыльцо. Поставила ведро с теплой водой. Мама всегда говорит: «Крыльцо – девичье лицо». Если в доме есть девушка на выданье, крыльцо всегда должно сиять чистотой. Федора старалась. Во дворе пахло черемухой. Стукнула калитка. Она испуганно обернулась. Вдруг кто чужой? Федора была в белой рубашке с расшитыми рукавами, красной юбке, подоткнутой у пояса, чтобы не замочить, босиком, без платка, с растрепавшейся черной косой. «Кто там?» У ворот стоял однополчанин отца, дядя Игнат Коновалов. «Выросла-то как, Федорушка! Ну, здорово была! А отец где?» - «Скоро уж вернется, проходи, дядя Игнат, в хату». Игнат Иванович вошел, перекрестился на иконы. Пока он умывался у рукомойника с дальней дороги, Федора быстро привела себя в порядок. Стала угощать гостя, чем Бог послал: поставила на стол теплую картошку из печи, соленые огурцы, квашенную капустку, грушевый взвар, душистый свежий хлеб, испеченный на капустном листе. К чаю подала бурсачики с медом. Сама пекла. Гость ел-пил и похваливал.
    Вскоре и родители с братьями вернулись. После долгого разговора отец вышел проводить полчанина за ворота. Утром сказал, что на Пасхальной неделе звал их Игнат Иванович к себе, в хутор Филин, на реке Медведице. Федора очень понравилась казаку, и он решил посватать ее за своего семнадцатилетнего сына, Исая. Надо ехать на смотрины.
    Дорогой было весело, много проехали хуторов и станиц. Федора волновалась: как все будет? Как ей дома-то хорошо, а теперь батюня замуж отдаст. Братья песни играли, ехали весело, а Федорушка молитвы творила Богородице. Доехали до хутора, который назывался «Красный», с высокой мельницей над полноводной по весне Медведицей. Проехали вдоль зацветающих садов, кольцом окружавших хутор. Скоро Филин. «Не бойся, дочка. Не понравится – не отдам!» - смеялся отец. Но сердце что-то не унималось. Проехали меловые горы, аккуратные, будто кем-то посаженные, лесочки. Вскоре показались чистенькие, беленые мелом хаты, крытые соломой. В этом уютном хуторке тоже расцветала весна. Отец остановил коней у большого дома, крытого железным листом. Игнат Иванович уже открывал ворота. Ему помогал высокий молодой казак. «Здорово была, Федорушка. А это вот мой сын, Исай». Федора прошептала приветствие, не поднимая глаз. Только за столом решилась на него посмотреть. Подняла глаза и поймала заинтересованный взгляд его голубых глаз из-под вьющегося черного чуба. Осмотревшись, удивилась и обрадовалась. На ней была темно-синяя юбка с оборочками и белая кофточка, расшитая маленькими букетиками анютиных глазок по воротничку и манжетам. На нем были темно-синие брюки военного покроя и белая рубашка. Они одинаково оделись к обеду. Федора подумала, что это хороший знак.
    После обеда отец попросил Исая показать гостье хутор. Они шли по улице, с бегущими по ней веселыми ручейками, а потом по берегу реки. Исай рассказывал, что когда-то давно казакам на Дону стало тесно, трудно стало выделять землю каждому сыну, как это было принято по обычаю. На Медведице, которую в старину называли Лазоревой рекой, в это время пустовало много хороших земель. Старые люди говорили, что казаки-то здесь жили испокон веков. Опустошили эти земли войска по приказу царя Петра I. То ли за участие казаков в бунте Кондратия Булавина, то ли за старую веру. Потом вновь разрешили заселить свободные земли.
     Река Медведица, приток самого батюшки-Дона, полна рыбой, леса – зверьем. В те времена даже медведи водились. Земля плодородная, чернозем. Кинули жребий между зажиточными казаками, кому ехать на эту землю. Жребий достался одному богатому казаку. А он ехать не захотел. Договорился со своим работником, чтобы тот вместо него ехал. Дал ему лошадей, коров и все, что необходимо для устройства на новом месте.
    Ехал казак на коне по берегу реки, наконец, добрался до места. Речка с прозрачной водой и родниками, лес вдоль реки, рощицы в степи. В лесу много птиц, в том числе – филинов. В степи тоже есть лесочки. Прадеды дали им потом свои названия: Дубовенький, Круглый, Осиновый, Березовый и другие. В лесах много грибов и ягод: клубника, дикая вишня, терн, ежевика. С одной стороны - меловые горы и речонка Меловатка, с другой - весной разливается река Хлобыстун. Летом эти маленькие речки пересыхают, а весной - полны водой, как и все овраги и балки в степи.
    Этот человек поставил большой дом, посадил сад. А фамилия его была Коновалов. Это был пра-пра-прадед Куприяна. А Куприян был дедушкой Игната Ивановича и ему про это частенько рассказывал.
    Теперь в хуторе целая улица Коноваловых. И дома все строят большие, и сады сажают. Многие уж и не родня друг другу, а всё Коноваловы. Из одного корня пошли. Теперь и другие фамилии есть: Лёвины, Поповы, Быкадоровы, Суховы, Тушкановы, но Коноваловых больше всех.
    Рассказывал Исай интересно, как пописанному. И серьезно, обстоятельно, и с шутками, прибаутками. Голос у него был приятный. Федора внимательно слушала и смотрела. Медведица несла свои большие весенние воды между пологим лесистым берегом и крутым, на котором стояли они. В ней отражалось лазоревое небо с редкими пушистыми облаками. Кое-где по берегу лежали темные коряги. Исай сказал, что река разделена между стоящими на ней казачьими хуторами. Их теперь много по берегам. После половодья каждый хутор чистит свою часть реки от коряг и камней, восстанавливает и обустраивает родники. Родников много и их берегут. Вода в них чистая, вкусная. И реку берегут. Старики говорят, что она такая же чистая, как глаза матери.
    От реки не хотелось уходить, но Исай повел гостью посмотреть филинские сады. Солнце припекало, и запах распустившихся бело-розовых цветов разносился далеко вокруг. Больше всего в садах было груш, много яблонь, вишен и слив. Уж на что их Черемухов был богат и красив, а этот хуторок как Божий рай над рекой. Взяв за руку, Исай помог девушке перебраться через низкий плетень, ограждавший сад. Сердце заволновалось так, что Федора испугалась. Наклонилась и поправила юбку, чтобы спрятать загоревшееся лицо.
    По улицам гуляли нарядные казаки и казачки, бегали вдоль ручьев детишки, догоняя свои кораблики-щепки. Исай здоровался с каждым, знакомил Федору. Федора смущалась, но люди были приветливые, поздравляли с праздником, шутили, радовались весеннему дню, хвалили новую парочку.
    Вернулись они, когда их отцы уже приняли решение. Они не сошлись по деньгам. Семья Исая была беднее. Абрамовы уезжали. Сватовство не состоялось.
    В молчании доехали до хутора Красный. Остановились передохнуть. И тут Федора упала отцу в ноги. Стала просить повернуть лошадей и уступить дяде Игнату, потому что Исай ей очень понравился. Она хочет жить в этом приветливом хуторе над лазоревой рекой, в этой доброй семье, с этим справным веселым казаком. Они вместе построят здесь самый большой дом, посадят самый красивый сад. Отец подумал немного, посмотрел на мать и повернул лошадей. На Земле была весна 1914 года.
    


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Любовное, Историческое


12.04.2010, Москва

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

29.10.2010 09:52:11    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
При регистрации я сделала что-то не так, вместо одного мне приходят сразу три одинаковых письма. Как исправить эту ошибку?
Комментарий изменён: Смирнова Галина Ефимовна - 15 мая 2012 г. в 22:36:19
     
 

01.11.2010 13:51:26    Член Совета магистров Уваркина Ольга Отправить личное сообщение    
Галя! О какой ошибке ты пишешь?
Мне рассказ очень понравился. Может быть и потому, что узнала много нового о твоей семье, о ваших казацких обычаях, о том, с какой теплотой ты пишешь о своих предках. У меня нет о своих такой богатой информации. Жаль... Хотя , я тоже люблю рязанскую землю и память об ушедших теплом живёт в моём седрце.
     
 

17.11.2010 12:14:37    Светлана Сухарева Отправить личное сообщение    :)))

И мои родные по другой линии - рязанские :)))
Салют, Ольга!
       

17.11.2010 12:50:42    Член Совета магистров Уваркина Ольга Отправить личное сообщение    
Света! У нас с тобой предки по одной линии))) Может быть, мы состоим в дальнем родстве?))
       

01.11.2010 15:24:51    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
Это я, Оля писала, когда никак не могла понять, какую техническую ошибку я сделала при регистрации на сайте. Спасибо тебе за щедрую оценку одного из моих первых рассказов. Сорок лет уже, как нет моей бабушки, но я очень любила эти ее истории и запомнила. Так и записала, как помню.
     
 

17.11.2010 12:13:50    Светлана Сухарева Отправить личное сообщение    Салют, Галина!

Года три и поживут счастливо... наших родных раскулачили... такая же семья была - целый хутор ихний был (сейчас не помнит уже никто точно - то ли Ростовские, то ли Краснодарские казаки), большой дом, современная (по тем временам) техника в хозяйстве, у каждой дочери - швейная машинка "Зингер" и даже свой инструментальный оркестр! Все играли и пели... наёмный труд не использовали - со всем справлялись сами. Не ленились и не пьянствовали. Но одной дочери не позволили за бедного выйти - выдали насильно за богатого (и до свадьбы всей семьёй за ней следили - руки на себя наложить пыталась...). Так этот богатый потом, после революции всю их семью кормил, а бедный - раскулачивал...
а потом... глава семьи в Соловках от голода умер...
     
 

17.11.2010 13:00:04    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
Светлана, спасибо за Ваше внимание. Я хотела передать впечатления от рассказов бабушки о жизни свободных людей - казаков- до революции. Мои впечатления были связаны с любовью, романтикой, трудолюбием и смекалкой, силой. Вот я и остановилась на этой весне. Мало они порадовались, но любили друг друга сильно. Исай Игнатьевич, мой дед, погиб под Сталинградом, а бабушка, оставшись вдовой, всю жизнь хранила ему верность и рассказывала о нем и своей любви к нему мне , внучке, в которой находила сходство с любимым. У меня есть рассказ "Ефим", где я описала эти простые для России, героические для мира судьбы после революции. Я его еще немного поправлю, а потом предложу в "Клубочек". Заходите, Светлана! Царство Небесное нашим родным, принявшим мученическую смерть.
Комментарий изменён: Смирнова Галина Ефимовна - 17 ноября 2010 г. в 13:02:10
       

02.12.2010 06:51:52    Людмила Остапчук Отправить личное сообщение    
Рассказ растрогал до слез.
Каждая семья хранит предания о своих дедах и прадедах. Насколько изменилась жизнь за полтора столетия! Не хватает нам сейчас этой чистоты, трудолюбия, привязанности к земле, к обычаям. Хотя трудно себе представить, смогло бы или нет испорченное и избалованное цивилизацией поколение жить на хуторе, занимаясь крестьянским трудом.
     
 

02.12.2010 08:47:48    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
Да, я тоже думаю о том, что теперь уже ничего не вернуть. Но эта история помогает мне в течение всей моей жизни. Спасибо, что вы прочли мой рассказ и поддержали меня своим отзывом.
Комментарий изменён: Смирнова Галина Ефимовна - 02 декабря 2010 г. в 08:48:20
       

04.12.2010 13:19:29    Ольга Божко Отправить личное сообщение    
Спасибо Вам. Читается на одном дыхании. Интересно и трогательно.
     
 

04.12.2010 13:27:45    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
Очень благодарна Вам, Ольга, за такой отзыв. Спасибо, что прочли. Эти воспоминания очень дороги для меня.
       

21.01.2011 12:38:55    Бальц Отправить личное сообщение    Федора
Написано очень хорошо, у автора талант рассказчика! Спасибо, такое чувство, будто сама побывала в казачьем хуторе.
     
 

21.01.2011 16:47:41    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    
Спасибо. Такой комментарий вдохновляет на продолжение.
       

10.09.2012 12:30:17    Смирнова Галина Ефимовна Отправить личное сообщение    Помню и люблю
Бабушке
Александр Кожейкин

Смерть нас сильней, но жизнь всегда права.
Ты умерла, но продолжаешь сниться…
На кладбище – кузнечики и птицы,
а в памяти живут твои слова.

Они, как после долгой тьмы заря.
Ты помнишь: за околицей горбатой
луга дышали чабрецом и мятой –
лечились после стужи января.

Там небо покорялось голубям.
Мы шли, и говорила ты, как с равным:
сказала мне тогда о самом главном,
что надо верить в Бога и в себя!

Когда в моей судьбе была зима,
по памяти твои я песни слушал.
Старинные напевы грели душу,
хотя и слов иных не понимал…

…На кладбище вьюнком цветок обвит,
но он живёт, растет и копит силы…
Здесь в тишине, у старенькой могилы,
мне верится: смерть не сильней любви.

     
 


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru