Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Андрей Хаустов - В гости – к Илье Муромцу
Андрей Хаустов

В гости – к Илье Муромцу

    Данный очерк – отклик души на всё увиденное и услышанное в ходе поездки по древней муромской земле…
    


    Девятый век…. На окраине Руси, на её восточных землях, возникает былинный русский град Муром.
    В «Повести временных лет», наряду с Новгородом и Ростовым, Муром, как поселение, упоминается под 862 годом.
    Холмистая местность, опоясанная неспокойными водами широкой Оки и окружённая непроходимыми девственными лесами, издревле привлекала людские племена, жившие охотой и собирательством. В лесах – просто невообразимое обилие дичи и зверя, грибов и ягод, папоротника и травок всяких. А широкие и быстрые речные раздолья – защита от неприятеля, рыбный промысел, да выгодный транспортный узел.
    И на семи холмах тогда стали закладывать поселение…. Лилось время, будто шумные нескончаемые воды Оки, город рос и населялся. Осевшие здесь славянские племена то и дело вели междоусобицу с соседней мордвой: ходили дружинами на ладьях по Оке и завоёвывали край. Ставили и насаждали языческие идолы и жертвенники и просили у неведомых сил дождя, урожая да защиты от серьёзного неприятеля с Востока. Ведь Муром (как и все тогдашние города Руси) подвергался опустошительным набегам злобных печенегов и не раз горел…
    Изначальную Русь, холодную и дикую, осветил тогда, сквозь туман, первый лучик Христианства…. Лампаду новой веры зажёг великий князь Владимир.
    Предстояло ему укрепить Русь, и многими делами прославиться….
    
    И вот уже его сын Глеб, первый муромский князь, строит неподалёку от своего замка, на берегу Оки, первый в здешнем крае деревянный православный храм. Пройдут годы, и вокруг него вырастет один из древнейших монастырей Руси – Спасский (Спасо-Преображенский), который датируется далёким 1096 годом и стоит поныне.
    
     *** * ***
    
    Так начинается история Мурома….
    В те времена, святые благоверные князья Глеб и Борис мученически страдают за новую веру и погибают от рук жестоких язычников.
    Но приходит новый князь, Константин: в поднятой правой руке у него – крест, но не меч, а в левой – православная икона, словно оберегающий щит. Позднее эта икона Божией Матери получит название Муромской.
    Константин вместе со своими верными чадами – князьями Михаилом и Фёдором крестит в водах Оки отступивших язычников и говорит им слова другой веры, что «Бог есть Любовь».
    
     *** * ***
    
    [Центр Мурома, Троицкая площадь].
    
    В основанном ими Благовещенском монастыре упокоены мощи этих троих святых русских князей. Их нетленные тела покоятся вместе, в одной раке, как бы символизируя нерушимую крепость семьи и верность единому делу….
    В Благовещенском соборе, что на территории этого мужского монастыря, удивительно хорошо и спокойно. Просторные залы собора дышат мирой и ладаном, горят свечи, и ещё это божественное пение…. Женский хор, его гармоничные, красивые, чистые голоса славят Господа и мелодично льются, будто прозрачный родник, проникая в душу каким-то особым добрым теплом…. Уходить не хочется.
     Радостная и искренняя служба.
    А искусно выполненный золочёный иконостас, каких в церквах Руси не столь много, радушно встречает прихожан своей насыщенной, изящной красотой и привносит в общее убранство храма элемент торжественности. Кажется, он даже напоминает своих старших собратьев из Успенского собора, что во Владимире и Москве, но он миниатюрнее и младше (датируется концом 18 века).
     В храме довольно просторно, и мы замечаем отсутствие несущих колонн, как таковых. Такую же конструкцию можем увидеть и в Угличе, в Спасо-Преображенском соборе 1713 года. Там своды держатся за счёт «стягивающих» металлических реек.
    Увеличенное внутреннее пространство для таких небольших соборов как нельзя кстати, особенно в дни праздников, когда под куполами собираются сотни страждущих.
    
     *** * ***
    
    Благовещенский собор является одним из трёх самых древних муромских храмов, возведённых в камне, и дошедших до наших дней.
    Как пишут в летописи, Иван Грозный перед походом на Казань летом 1552 года появляется в Муроме и даёт обет горожанам: в случае победы он возведёт в городе каменные храмы, которым уступят место прежние, деревянные.
    И вот, спустя 3 месяца, Казань пала. Царь Иван Грозный исполнил своё обещание - в городе один за другим начинают вырастать белокаменные красавцы-соборы, в числе которых и Благовещенский (ранее он был деревянным).
    Правда, в Смутное время, в период польско-литовской интервенции, ему, как и многим другим, суждено было пострадать от варварских рук оккупантов, – монастырь был разорён бандой пана Лисовского. От постройки времён Ивана Грозного до наших дней сохранился только подклет - нижний этаж здания, высотой не более 4 метров. Верх собора отстроили заново в 17 веке.
     Вообще же, Благовещенский монастырь - место «намоленное», чтимое, и славно ещё тем, что в войну 1812 года укрыло в своих стенах две реликвии, две православные святыни – Владимирскую и Иверскую иконы Богородицы.
    
     *** * ***
    
    Нерушимость семейных уз олицетворяют ещё двое муромских святых – Пётр и Феврония - особо чтимые не только в самом Муроме, но во всей Руси.
    
    Начало 13-го века, суровое средневековье…
    Славянские племена стараются подчинить себе скрытный мордовский народ, живущий в лесах, на лоне природы, и славящийся своим искусством врачевания и необычными способностями. Например, вызывать дождь и предсказывать погоду.
    Мордовцы всегда вели обособленную жизнь и старательно избегали чужаков, поэтому к ассимиляции с русскими народностями отнеслись враждебно, с непониманием.
    В ответ на неприязнь и сопротивление здешних племён русские дружины жгут посёлки, убивают непреклонных мордовцев, огнём и мечом покоряют таинственный здешний край…. Расчищают места для будущих поселений и ищут плодородные угодья…
    
     И вот, на фоне этой непрекращающейся вражды, муромский князь Пётр (Давид Юрьевич), знатного русского рода, и дочь пчеловода Феврония (Ефросиния), происходившая из затерянного в лесах мордовского народа, знакомятся по воле Случая, и влюбляются друг в друга.
    А случилось это так: молодой князь Пётр отправляется на битву с непобедимым «змеем-оборотнем», который, буквально, изводил его семью всяческими напастями. Перед походом Пётр останавливается в Крестовоздвиженском муромском монастыре и обретает в алтарной стене одного из храмов древнее оружие-артефакт – Агриков меч, от которого, по легенде, суждено погибнуть «змею».
     По преданию, этот меч-кладенец, дарующий победу над любым врагом, принадлежал Агрику – сыну и приемнику иудейского царя Ирода. Каким образом этот библейский артефакт оказался на муромских землях, и почему в последствии он был утерян, так и останется тайной.
     Одолев злые силы, князь отправляется на соседние рязанские земли, к местным знахарям в надежде на исцеление незаживающих ран, нанесённых врагом. Вскоре Пётр встречает девушку, которая, как выясняется, может его вылечить, но просит взамен, чтобы молодой князь на ней женился….. Приглянулся, люб ей стал князюшка.
    Пётр даёт ей обещание, и уже в скором времени обретает былое здоровье. Но взамен женитьбы на крестьянской дочери князь шлёт ей щедрые дары, как знак благодарности, и забывает о своём слове.
    Феврония дары те возвращает, но вместе с ними возвращается князю и болезнь его. Пётр снова навещает Февронию, окончательно выздоравливает и возвращается домой уже со своей законной супругою.
    Пётр и Феврония за свою жизнь претерпели множество испытаний и невзгод, но остались вместе.
    Муромские бояре, как могли, строили всяческие козни влюблённым - не желали они мириться с «простолюдинкой» в княжьих хоромах. И задумали они разлучить их - изгнать Февронию из города и «образумить» князя. В знак «откупа» бояре предлагают ей взять с собой всё, что она пожелает, но только больше не видеть князя.
    Феврония взяла с собой лишь одного Петра…
    Они сели на ладьи и уплыли из богатого Мурома, держа путь к затерянному в лесах селу Ласково, откуда происходила родом Феврония.
    И вот, уже на закате земного пути, супруги возвращаются в Муром и принимают монашеский постриг. Много благих дел совершают они: творят чудеса добрые, исцеляют недуги, помогают людям искать Свет…
    И оставались они верными друг другу всю жизнь, и не нашлось той пропасти, что смогла бы их разлучить. Даже смерть…. А умерли они в один день.
     Когда их тела вечером оставили в разных местах, то наутро чудесным образом обнаружилось, что они находятся рядом друг с другом. Перед отпеванием в течение трёх дней сие повторилось трижды. И тогда это невероятное событие было принято муромцами, как знамение, и погребли их вместе, а через 30 лет, когда хоронили их сына в семейной усыпальнице, нетленные их мощи были обретены.
    Для православных Пётр и Феврония являются покровителями любви и семейного очага. А день их памяти, 8 июля, почитается на православной Руси, как День влюблённых. Но, в отличие от Св. Валентина, покровителя всех влюблённых, Пётр и Феврония покровительствуют только тем, кто состоит в семейном союзе.
    
     *** * ***
    
    [Троицкая площадь, экскурсионные автобусы на причале, вереницы туристов…]
    
    В Свято-Троицком женском монастыре (1643 г.), который отделён всего одной крепостной стеной от Благовещенского мужского монастыря, почивают чудотворные мощи этих двух муромских святых. Они укрыты за высокими белокаменными монастырскими стенами, в Троицком соборе.
    Вход в монастырь открывает Казанская надвратная церковь, верх которой выполнен в шатровом стиле. А рядом с ней вырастает ровесница-колокольня (1652 г.), почти такая же, но повыше. Трудятся колокола её простым и незамысловатым звоном. Но как-то искренне, как-то трепетно, они своей мелодией радуют прихожан. Безо всякого пафоса, без потуга на «великое», - Просто и Чисто, с детской радостью!
    Троицкий собор – это центральная и самая древняя фигура Свято-Троицкого женского монастыря. Пятиглавый, почти чёрный верх куполов венчают пышные золотые кресты. Белые стены, украшенные цветными глиняными изразцами; большие пристройки, будь то колокольня или часовенка; приделы, наконец, само древнерусское изящество в целом, делают собор нарядным в глазах людей, пришедших сюда.
    Справа в пышной летней зелени стоит деревянная Сергевская церковь. А её маленькие и редкие оконца, решёткой поделённые на 6 частей, невольно уносят мысли к петровской эпохе, когда в 1715 году поставили и освятили этот сруб.
    А чуть поодаль от неё – необычный каменный фонтан-грот с тремя округлыми арками на ступенчатом пьедестале; оранжерея с разностями русскими всякими; и «изумрудные» вазы с незабудками в окружении камней окатанных. И ещё эти старинные уличные фонари; мощенные мрамором аллейки-дорожки; клумбы.
    И цветы, цветы, цветы…
    Неспешно гуляя по территории монастыря, увидим надкладезную часовенку (водосвятную), в которой пригубим водицы ключевой, холодной; лицо умоем, сил наберёмся….
    А какой удивительно красивый сад расцвёл неподалёку от неё! Трудолюбивыми монахинями посаженный, тёплом добрых рук ухоженный, любовью согретый! Цветёт пышный сад розами алыми, фиалками яркими, лилиями пёстрыми, да папоротником раскидистым; обнимает он своими цветами и живой зеленью прудик мраморный с фонтанчиком, воду чистую его, журчащую. Вокруг – красота, умиротворение, покой. Только птички щебечут высоко где-то, да водичка радостно плещется. И дышится здесь хорошо….
    Ещё чуть-чуть - и рай на земле, Эдем цветущий …
    
    Но вот, нас зовёт уже к себе третий, самый древний монастырь на муромской земле – Спасский (Спасо-Преображенский).
    С Троицкой площади автобус с путешественниками плавно отчаливает, и выезжает на ул. Ленина (Рождественскую). Вокруг, по сторонам, - тихие двухэтажные постройки конца 19 – начала 20 века, торговые площади и узкие улицы - в общем, незамысловатая прелесть российской глубинки. Но вот, они расступаются, и мы уже видим высокую кованую решётку городского парка. Шумят водой старинные фонтаны, доносится музыка, бегает шустрая детвора вокруг палаток с мороженым, а пёстрые разноцветные шары готовы вот-вот взлететь вверх. Уже праздник! Ведь наступило воскресение!
     Утопающий в летней зелени городской сад яркой картинкой проскальзывает в глазах спешащего путешественника, которому жаждется всё больше и больше новых впечатлений. И вот мы уже сворачиваем на ул. Московскую, которая даёт начало трём, сменяющим одна другую, улицам: Л. Толстого, Комсомольской, Октябрьской.
    Несколько минут пути по этой главной муромской магистрали, и мы - у стен Спасо-Преображенского монастыря, откуда, собственно, и берёт своё начало город.
    Толкаем тяжёлые бревенчатые двери и попадаем, кажется, в другой мир.
    Светлый и нарядный.
    Первым делом впечатляет, пожалуй, общая благоустроенность и какая-то особая ухоженность вокруг. Яркая, подстриженная травка; мощёные красным камнем дорожки; клумбы с лилиями и розами; прудик с кувшинками, выложенный валунами…. Всё так чисто, красиво, приветливо!
    А белая и зелёная расцветки доминируют в общей палитре древних построек: белокаменные стены и ярко-зелёный верх одевают в простой, но яркий наряд практически весь монастырь.
    Свежесть красок приятно радует глаз, а дыхание седой древности трепетом отзывается в душе. Здесь жили наши предки, здесь, в скорби и радости, творились кусочки истории нашей, здесь ступала нога многих великих мужей государства российского…
     Разношёрстная кучка туристов с фотокамерами на груди жадно и с нетерпением, шаг за шагом, обследует этот древний Муром, и старается разглядеть спрятанные тени далёких времён, ждёт своего откровения…. У каждого свой взгляд. Своё понимание. Своё ожидание.
     *** * ***
    
    И трудно поверить, что вот эти, стоящие впереди, белокаменные настоятельские палаты (17 век), дышащие тёплой стариной, в гражданскую войну служили молодому советскому государству воинскими складами. А расположенные за ними единственная в Муроме двухэтажная Покровская церковь (середина 17 века) и узнаваемый символ города – знаменитый пятиглавый зелёно-бело-чёрный Спасо-Преображенский собор - были отданы в аренду 41-му стрелковому полку под разные нужды. А после Великой Отечественной войны здесь, уже в стенах новоявленных владений училища связи, солдаты спокойно, под дымок «Примы», закатывали под бетон плаца кости усопших века назад славных горожан Мурома…
    И ни злобные басурмане с востока, ни алчные шляхтичи с запада не смогли так цинично осквернить святыню, это сердце Мурома, как осквернили её живущие в соседнем дворе воинствующие безбожники с алой звездой во лбу….
    Да…. Мы, не помнящие своего родства, сыны отрекающиеся; мы, спокойно созерцающие мир трусливые интеллигенты; мы, ведомые хитрым умом, шумные и непредсказуемые герои…. Нас очень легко обмануть. И в нас очень легко разжечь огонь беспощадной ярости.
    Мы – между Востоком и Западом, мы – другие. И мы – сами себе – враг изнутри, а, может быть, и мощь великая….
    И только тебе решать, что ты станешь делать на перепутье времён. Захочешь ли с трепетом вдохнуть дух истории своей великой, оставаясь верным памяти предков, или будешь кромсать её железными сапогами безразличия…. Тебе выбирать, ведь тебе жить.
    
     *** * ***
    
    А мы сегодня гуляем по дорожкам старого Мурома, смотрим вдаль, в туманную дымку, и пытаемся прочувствовать, что вот здесь 900 с лишним лет назад жил в своём замке на берегу Оки благоверный князь Глеб - сын крестителя Руси Владимира. И здесь он поставил первый в Муроме православный храм. И что вот здесь нашли свой земной последний приют святая княжеская чета - Пётр и Феврония; и что здесь молился преподобный Серафим Саровский; и здесь бывал царь Иоанн Грозный…. И происходило здесь множество событий разных…. Здесь началась история города.
     А потом монастырь рос, укреплялся, одевался в камень и четырежды подвергался разорению: в средние века – от войск Хана Батыя; в начале 17 века – от банды пана Лисовского; в конце 18 века – от реформ императрицы Екатерины; и ещё, сравнительно недавно, почти на нашей памяти...
    Стоит он на высоком холме на берегу Оки, преобразившийся новой красотой, ухоженный и чистый, и очень трудно поверить тем фотографиям на щитах, что запечатлели обитель в годину скорбную:
    разруха, ободранные стены, раскопанное древнее кладбище, распиленные «на дрова» иконы….
    
    За центральной фигурой монастыря, нарядным красавцем Спасо-Преображенским собором, открывается большое поле. Раньше здесь был строевой плац, а сейчас - некрополь Спасского монастыря.
    В 1918 году это древнейшее в Муроме кладбище решено было «очистить», и на его месте разбить плац….
    Помешала Война.
    И вот, уже долгожданный мир и наступившая новая жизнь.
    Новые стройки.
     Из осквернённых могил изымали кости, и большой кучей их сваливали к собору. Другие же кости просто и бесцеремонно закатывали под бетон…. Расчищали новое место, для другой жизни….
    И по сей день монахи находят и хоронят останки своих первых муромцев.
    Здесь был погребён сын Владимира Мономаха – Изяслав Владимирович, а также муромские князья Юрий и Владимир Георгиевич. Это поле было местом погребения знати, бояр, дворян, духовенства.
    Рядом стоит невысокая часовня-костница. Её ступени уходят под землю. Внутри неё покоятся останки едва ли не первых горожан. В специальных углублённых нишах лежат людские кости; стоят и безжизненно смотрят своими пустыми глазницами ветхие черепа.
    Их много. Очень много. И ещё горят свечи.
    Зрелище невольно поражает….
    
     *** * ***
    
    По дороге назад ещё раз порадуемся возрождению древней обители – «воскресшие» храмы, часовенки, гражданские сооружения 19 века (например, краснокирпичное здание семинарии и администрации) удивительно красиво сейчас выглядят, нарядно. На совесть отреставрированные, они, безусловно, особенно красят современный Муром.
    И прудик с кувшинками, «оберегаемый» образом Девы Марии в камне, окружённый большими океанскими раковинами; и пёстрые церквушки-часовенки, в память о том или ином событии; и недавно возведённая часовня в честь Георгия-Победоносца (символ мужества и героизма, где увековечена память о Воине-Евгении)1, - все они, естественным образом дополняют архитектурный ансамбль самого древнего муромского монастыря.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    *** * ***
    
    Много было сказано о Муроме, и его верных чадах святых, но есть ещё одно имя доброе, воспетое в былинах, и прославившее край сей.
     А было это в те далёкие и суровые времена….
     12 век…. Где-то из низины, покрытой на многие вёрсты дымкой густого тумана, прорываются шум и топот копыт лошадиных. Из бескрайней молочно-белой ватной пелены, похожей издали на озеро, вырастают сабли острые и шапки-шлемы басурманские…
     Свист, крики тарабарские, лязг металла под урчания лошадей - всё усиливаются и нарастают, – гудят они своим неровным гомоном, будто шум от вод многих…. Идут.
    И стоит на пригорке конь вороной, а на коне том – славный воин-богатырь в кольчуге непробиваемой, в шлеме остром. В левой руке у него копьё длинное и щит крепкий, а в правой - булава тяжёлая.
     Устремил Илья свой взор на гостя непрошеного. Не даст он ему, иноземцу окаянному, жечь да разорять сёла. Не допустит скверны в храмах и домах русских; не позволит в полон уводить девок красных…
    Твёрдо стоит богатырь былинный, Илья Муромец, за землю русскую, за собратьев своих, и голову за отчизну не страшится сложить – не пройти мимо него ордам ханским, не топтать им нашу землюшку!
     *** * ***
    
    В середине 12 века из села Карачарово, что под Муромом, вышел на защиту родных земель воин Илия Муромский…
    Былинный русский богатырь - реальная историческая фигура: в Киево-Печёрской Лавре и ныне почивают его святые мощи, а время смерти угодника божьего датируют 1188 годом.
    Защитник отчизны действительно «отлежал годы на печи» – его сковал паралич позвоночника. Исследователи утверждают, что причина этого недуга кроется в патологии строения позвоночника, – у позвонков были аномально длинные отростки, что могло привести к защемлению позвоночных нервов и потере подвижности.
     Однако, чудесным образом исцелившись от хвори, богатырь встал и пошёл творить благие дела на Руси, на века прославив именем своим град Муром…
    Свои последние годы жизни преподобный Илия Муромский посвятил Господу Богу, живя и трудясь иноком в Киеве.
    Кстати, день памяти этого славного богатыря отмечают в Муроме как раз в Новый Год, 1 января.
    
     *** * ***
    
    [Центр Мурома, смотровая площадка. Вид на Оку].
    
    Левый городской берег широкой Оки стоит на некотором возвышении.
    Подножие небольшого холма опоясывает крепостная стена, на которой, ещё издали, читается знакомое название…. Муром.
    Минута подъёма по многоярусной лестнице – и мы на площади.
    Впереди – нарядный, праздничный Никола-Набережный храм (17 век), одетый в ярко-песочную с белым расцветку. Главный золотой купол, в окружении четырёх чёрных, и изумительная колокольня в едином соборном ансамбле добавляют яркий и незабываемый штрих портрету города.
    Чуть поодаль увидим одну из немногочисленных гражданских построек старого Мурома, - высокую красно-кирпичную трубу – фрагмент Ермаковской водокачки (19 век), построенной купцом А.В. Ермаковым вместе с городским водопроводом на свои средства. Шесть лет он был главой города и за этот столь недолгий срок успел замостить все улицы, открыть приюты нуждающимся, построить первый в городе театр и провести телеграф.
    Однако, центральная фигура площади - это, бесспорно, величественный монумент славному богатырю Илье Муромцу. В правой руке он держит поднятый меч – память о его подвигах ратных. А в левой, покрытой плащом, у него крест, прижатый к груди - символ покаяния и новой жизни.…
    Устремил Илья Муромец свой взор на восток, через воды беспокойные, на леса дикие…
    Стоит он на страже земель русских и духовности народной, «охраняет» Муром….
    
    Муром! Древний великий град, кусочек настоящей православной России!
    Ты тянул меня к себе столько раз, и вот я здесь, в гостях у тебя!
    Ты радушно встретил нас, путников праздных, караваем тёплым из рук «Ильи Муромца», когда мы ступили на землю твою. А в музейных стенах своих удивил ты нас многовековым дубом, пролежавшим 3 сотни лет на дне, под водой. Впечатлил ты нас легендами, о богатырях былинных твоих, что с корнем рвали дубы такие и бросали их в воды здешние, дабы изменить русло Оки…. Познакомил нас со святынями древними и порадовал красотою тёплой….
    Поклон тебе, город святых многочтимых, и силушки богатырской!
    


    

    


август 2006

© Copyright: Андрей Хаустов, 2006

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Андрей Хаустов - В гости – к Илье Муромцу

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru