Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Александр Кожейкин

Парадигма

«Можно дурачить часть народа всё время, можно дурачить весь народ некоторое время, но нельзя дурачить всё время весь народ...»
( Авраам Линкольн)

    – Кирилл! К шефу!
    Молодой журналист с явным сожалением оторвался от дисплея. По интонации ответственного секретаря городской газеты он понял: дело важное и срочное. Пробежавшись, как пианист по клавишам клавиатуры и сохранив в памяти текст об обвальном росте наркомании в городе, Кирилл ловко крутанулся на своём вращающемся кресле и выскочил из комнаты.
    В кабинете главного редактора было, как всегда, накурено. Андрей Ильич просматривал на дисплее макет очередного номера, не выпуская изо рта любимой трубки.
    – А, Кириллыч! – улыбнулся он, – присаживайся, старичок, потолкуем.
    Кирилл Краснов восемь лет работал с главным и усвоил: Ильич по пустякам тратить на него своё драгоценное время не будет. С рядовыми сотрудниками он общался на оперативках или в срочном порядке – по телефону.
    Жадно затянувшись и выпустив клуб сизого дыма, Андрей Ильич начал, по обыкновению, издалека: поинтересовался текущими делами, здоровьем, посетовал на сырую погоду и как бы невзначай бросил:
    – Есть тут для тебя интересная тема. Очерк. По Краснозаводскому округу один гражданин интересный баллотируется. Солидный бизнесмен, председатель совета директоров химкомбината «Факел», генеральный директор торгового дома, кандидат юридических наук, меценат и поэт, наконец.
    Кирилл не смог сдержать ухмылки. Вспомнилось, третьего дня в рекламный отдел газеты, где он как раз пил чай, обратились два безусых пацана призывного возраста. Один был аж генеральным директором фирмы из трёх человек, а другой – её техническим директором. Как за три года в частных университетах получали высшее образование, а потом через год и учёную степень, он тоже был осведомлен.
    – Понимаю, старичок, что ты подумал, – будто бы уловил мысли Кирилла Андрей Ильич, – с двух киосков раскрутиться до такого уровня при наших-то налогах непросто. Под ним сейчас и автозаправки, и химкомбинат, и ресторан, и гостиница, и магазины, и недвижимость. Но ведь все, чёрт возьми, так вертятся. А попробуй иначе? Скажу тебе одно: я тут справочку навёл – с криминалом он вроде бы не связан.
    Ильич встал из-за стола, прошёлся по кабинету. Молчать было неловко и, чтобы как-то поддержать разговор, Кирилл брякнул:
    – Сколько строк надо? У меня ещё материалы забиты в плане...
    Андрей Ильич щедро улыбнулся не только ртом и глазами поверх модных очков с чуть затемненными стеклами, но всем своим простоватым с виду лицом, каждая веснушка которого излучала неподдельное радушие:
    – Вот и прекрасно, – шеф прошелся по кабинету. Затянулся, потом опустил тяжелую ладонь на плечо журналиста, – только тут, Кириллыч, дело серьёзное. Ты уж нарисуй его так, чтобы любая бабка его своим в доску посчитала. А другие твои статейки подождут... я распоряжусь. Покруче предстоит работёнка. И не ради каких-то двухсот строк на «чердаке» – бери выше! Скажу тебе по секрету: поступило предложение для нас войти в команду и участвовать во всей избирательной кампании. Ну, а что такое свой человек во власти тебе, думаю, объяснять не надо. И ещё. Усвой, старичок: за месяц-другой ты ТАКИЕ денежки ТАМ зашибёшь – больше, чем за пару лет на гонорарах да подработках...
    Кирилл потянулся за сигаретами. Он никогда ещё не упускал возможность заработать: готовил материалы для радио и телевидения, не упускал случая тиснуть заметку и в центральной прессе через знакомого собкора. Он сразу же догадался о ком идёт речь, но решил всё-таки уточнить:
    – Вы не Левского имеете в виду?
    Андрей Ильич утвердительно кивнул.
    – Левский в народе не очень популярен? Есть такое мнение...
    – В народе? Не очень? – голос Андрея Ильича обрёл металлическое звучание, – А ты? А все мы здесь? Мы-то здесь... зачем? Какое надо мнение – такое и сделаем! Только делать надо по-умному. Ты не волнуйся: в команде есть и психологи, и социологи, и политологи. А начальником пресс-службы у него знаешь кто? Известный писатель Олег Мухин! Ты, главное, делай, Кириллыч, свою работу! А я буду делать свою! Завтра с утра ко мне! Всё понял?
    В кармане у Ильича запиликал сотовый телефон, и он жестом дал понять, что разговор окончен.
     ***
    После развода с женой Кирилл вернулся к родителям. Старики жили неподалёку от редакции, и он решил прогуляться через небольшой сквер, благо погода стояла удивительная. Несмотря на середину октября воздух днём прогревался выше двадцати градусов по Цельсию, и старожилы свидетельствовали: такого не было пятьдесят лет! Деревья почти все облетели, и по шуршащему, слегка потускневшему красно-оранжевому ковру, как очумелые, носились дети и собаки. И тем и другим не так уж часто удавалось от души порезвиться, пока их взрослые опекуны сидели на лавочках, читая журналы и газеты, а то и просто наблюдая, как с оголившейся ветки тихо скользит к земле последний лист...
     – Кирилл!
     Краснов обернулся. В женщине на лавочке он узнал свою одноклассницу Наташку Сазонову. Она почти не изменилась и была так же хороша собой, хотя со дня их последней встречи прошло более пятнадцати лет. Рядом с женщиной в инвалидной коляске сидела девочка лет десяти с такими же грустными, голубыми глазами и такими же длинными пушистыми ресницами.
     Кирилл вспомнил, как в десятом классе был в числе поклонников на редкость красивой и стройной девушки. Как был, в числе прочих, отвергнут белокурой красавицей.
    После окончания школы их пути разошлись. Краснов поступил на факультет журналистики местного университета, а отличница Наташка пошла по стопам своего отца – работника химкомбината «Факел» и без труда преодолела высокий конкурс в Московский химико-технологический.
     Кирилл опустился на лавочку. Грустный ребёнок внимательно посмотрел ему прямо в глаза, оценивающе скользнул взглядом по модному кожаному плащу и стильному «дипломату» и перевёл опять взгляд на городок качелей-каруселей, откуда доносился вёселый смех и где без устали носились неугомонные дети.
    Кирилл внимательней вгляделся в лицо бывшей одноклассницы. Тот же высокий лоб, тонкие стрелочки бровей, сводящие его некогда с ума ресницы. Вот только глаза, покоряющие своей голубизной...Они не светились озорным блеском как раньше, а таили какую-то скрытую тревогу.
    – Ты сейчас где? – спросил он первое, что пришло в голову.
    – Нигде... Сижу с Настенькой...
     Кириллу хотелось узнать подробней, что с девочкой, но неожиданно он изменил своей циничной журналистской привычке задавать собеседнику самые бестактные и неожиданные вопросы и вымолвил дежурное:
    – Как твои родители?
    – Папа умер. Три года назад... сразу после пятидесятилетия. Рак лёгких... Мама на пенсии. Болеет сильно.
    Наташа вздохнула. Кирилл знал: родители её трудились на «Факеле», куда она попросилась по распределению, отвергнув заманчивые предложения остаться в аспирантуре, чтобы заниматься научной работой.
    – А я в газете работаю, – отрапортовал Кирилл, – может, читала?
    – Конечно, – улыбнулась женщина, – мой муж говорит: ты – один из самых талантливых и, главное, честных газетчиков. Он даже хотел встретиться с тобой, поговорить, только ему опять некогда. После того, что случилось с нашим сыном и дочкой, Ашот помешался на экологии и даже возглавил местное отделение гринписовцев, борется, бьётся, и так дома не бывает, а теперь ещё выборы... Неделю назад его зарегистрировали кандидатом в Государственную Думу!
    – А... так ты теперь Григорян, - догадался Кирилл.
    – Григорян! – подтвердила Наташа.
    – Что случилось с вашим сыном? – неожиданно для себя спросил Кирилл.
    – Ванечка умер... – голос женщины дрогнул, – понимаешь, мы с Ашотом работали по распределению на химкомбинате, он у меня способный. Быстро стал заместителем начальника цеха. Зарабатывали ... неплохо, стояли в льготной очереди на квартиру. Как молодые специалисты. Я оказалась в «положении», и он умолял меня уволиться. Но ... ты же знаешь мой характер?
    Я вбила себе в голову, что квартиру скорее получим, если буду на виду, дура я такая. Думала, когда оба спеца на предприятии – это поможет. Дотянула до последнего. Ванечка родился слабеньким и через два месяца умер... Это я его... загубила ... А квартиру нам дали... Рядом с этим комбинатом... в пяти метрах от санитарной зоны. Только ветер про эту границу не спрашивает. Иной раз ночью дым нас с постели подымает.
    Наташа достала из сумочки платочек, промокнула выступившую слезу.
    – Извини...– обронил Кирилл.
    – Да нет, ничего... С Настенькой тяжелая ситуация. Врачи говорят, она никогда не сможет ходить, бегать как все дети. И знаешь, сколько таких детей у нас в городе?
    Кирилл промолчал. Отчего-то в последнее время пресса обходила стороной эту тему, и давно ушли те времена, когда на химкомбинате «Факел» работали так называемые «химики» то есть условно освобождённые от отбывания наказания в колониях люди. Теперь из-за высоких и стабильных заработков в отделе кадров была очередь желающих устроиться сюда на любую работу.
    Руководители «Факела» часто выступали в прессе и по телевидению, доказывая, что рост спроса на продукцию и увеличение её выпуска даст городу всё, что надо: рабочие места, жильё, налоги в городскую казну и, в конце концов, поможет в итоге решить те же экологические проблемы. Возражения оппонентов, ссылающихся на то, что львиная часть налогов уплывает в центр, а в реке исчезла последняя рыба, терялись в стройном хоре рапортующих об увеличении объёмов производства, возведённых рядом с промзоной типовых десятиэтажках и повышении качества очистки воды.
    Кирилл припомнил как летом к ним в отдел пришёл молодой парень с претендующей на сенсацию заметкой о том, что гастролирующий у них в городе музей заспиртованных уродцев с лишними ногами, руками и двумя головами якобы заключил ряд секретных соглашений с местными родильными домами. Заметку отдали заместителю редактора для проверки фактов, но она так и не была опубликована...
    «Интересно, – подумал Кирилл, – что стало с этим материалом"?
    – Мама! – вывел его из раздумий голос девочки, – пойдём домой. Наверное, папа уже пришёл, он обещал купить диск с мультфильмами.
    – Да, доченька, пойдём, – согласилась Наташа.
    На прощание обменялись номерами сотовых телефонов.
    
     ***
    Кирилл возвращался домой осенним парком. Неожиданно ветер сменил направление, и до него донеслось зловонное дыхание «Факела». Краснов вспомнил как ещё в университете на одной из лекций старый профессор приводил факты о свёртывании вредных производств химии и цветной металлургии в так называемых развитых странах , о переносе их в государства «третьего мира» путём выстраивания на государственном уровне соответствующей ценовой политики и огромнейших штрафах за загрязнение природы.
    – А мы другой дорогой идём! Замечательно! – сказал вдруг вслух Краснов, – и, похоже, другого выбора нам не оставляют – причем тут народ, слишком большие деньги на кону!
    Было непонятно, кому адресовал он эти слова: работникам ли музея с заспиртованными уродцами, руководителям ли комбината или старичку, что тихо брёл себе по аллее с маленькой собачкой на брезентовом поводке.
    Придя домой и поужинав, Кирилл потянулся к пульту телевизора.
    Московские сплетни его мало интересовали, и вскоре он нашёл один из местных каналов.
    – Новости избирательной комиссии, – сообщила ему миловидная девушка с кокетливо укреплённым на отвороте платья миниатюрным микрофоном, – директор торгового дома «Краснозаводский» и председатель совета директоров химкомбината «Факел» Анатолий Левский зарегистрирован кандидатом в депутаты Государственной Думы по Краснозаводскому округу... А теперь криминальные новости. Как нам только что сообщили, два часа назад совершено покушение на председателя региональной партии «зелёных» и кандидата в депутаты Государственной Думы Ашота Григоряна. С тяжёлыми огнестрельными ранениями в грудь и голову он был доставлен в больницу, где, не приходя в сознание, скончался. Следственные органы в качестве одной из причин покушения называют политическую деятельность кандидата...
    
     ***
    
     На следующий день главный редактор газеты Андрей Ильич Воронов подписал заявление сотрудника отдела социальных проблем Кирилла Краснова об увольнении по собственному желанию.
    
    октябрь 2001 г.
    
    


    Парадигма – совокупность определенных представлений и определений, каких-либо терминов, а также ценностных установок. Здесь: п. социального поведения, как совокупности соответствующих реакций на определенные внешние стимулы.
    
    

    Парадигма – совокупность определенных представлений и определений, каких-либо терминов, а также ценностных установок. Здесь: п. социального поведения, как совокупности соответствующих реакций на определенные внешние стимулы.
    
    

Жанр: Рассказ
Тематика: Философское, Общественно-политическое, Гражданское


Октябрь 2001 г.

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

17.08.2010 19:23:45    Ведущий раздела Клубочек в лицах Сергей Тимшин (Мартовский) Отправить личное сообщение    
Прочёл ,возможно несколько бегло. Но и этого хватило, чтобы увидеть невесёлую "будничную" картинку нашего времени с его закоренелыми пороками - картинку ,опять же, переданую качесственно и ёмко.
     
 

18.08.2010 09:54:19    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо, Сергей.

Типичный город. Типичная ситуация. И нетипичное право на Поступок.
Кто-то способен на него, кто-то нет.

С уважением
       

17.08.2010 19:25:22    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Журналист уйдёт, но не придёт ли на его место другой, менее честный и менее обременённый моралью? Острая тема; герой, сделавший свой выбор, мне симпатичен. Чувствуется, не понаслышке написано? Саша, есть что-то наболевшее и из личного опыта?
     
 

18.08.2010 09:59:53    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Нет, Галя, ситуация по герою в личном опыте не присутствовала, несмотря на то, что я по специализации "журналист-политолог", всегда старался дистанцироваться в журналистике от грязной темы политических интриг и предвыборных баталий, предпочитая спорт, патриотическую тематику и даже промышленные темы - первое высшее помогало. Такая парадигма мной не переживалась - она выдумана от начала до конца, а вот обстоятельства и условия - герои, проблемы - типичны для наших городов.

С признательностью
       

17.08.2010 22:09:09    Юрий Ходарченко (марсовой) Отправить личное сообщение    
А ведь выбор необходимо делать. Как и нести ответственность за него. Вот второе мы и не умеем. И не желаем уметь. Как сказала недавно одна особа, мы живем чтобы получать необходимое и ожидаемое.
Сказала другой, столь же самостоятельной. Научившейся произносить слово "выбор"...
Видимо тебе тоже болит...
Хорошо сказал!
     
 

18.08.2010 10:01:06    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Проблема Выбора и проблема Поступка - все вокруг этого.

Спасибо тебе за чуткое прочтение.

С теплом
       

18.08.2010 11:03:07    Светлана d Ash Отправить личное сообщение    
Мне просто понравилось. Стильно. Жестко. Глубокий смысл.
     
 

18.08.2010 11:13:53    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо, Светлана.

Польщен.

С уважением
       

18.08.2010 15:37:02    Андрей Медведев Отправить личное сообщение    
Да, пожалуй, согласен, что парадигму можно рассматривать не только как совокупность методологических предпосылок, но переводить и в другие плоскости. В отношении аксиологии, как у Вас употребление этого понятия не сильно распространенно, но, теоретически, почему бы нет... Смена парадигм по Куну приводит к ценностным изменениям, что у Вас в рассказе, Александр, очень хорошо отражено.
     
 

18.08.2010 16:11:00    Александр Кожейкин Отправить личное сообщение    
Спасибо, Андрей!
Каждый имеет свою парадигму.
И строит в соответствии с ней жизнь, совершая (или не совершая) поступки.
Беда нашего общества - в засилье равнодушных.
Если бы таковых не было большинство, многие беды, например, тот же выгодный узкой группке людей беловежский сговор не прошел бы, и мы жили бы сегодня совсем в другой стране.

С уважением

       


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru