Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Гурина Юлия - Третий угол
Гурина Юлия

Третий угол

    Сам факт измены не решает, любишь ты или нет.
    Решает чувство, которое ты после этого испытываешь. ©
    Pecorella


    «Здравствуй, Машенька!
    Представляю, как ты удивишься, получив это письмо! После того как изобретение Александра Белла, в виде телефона, столь прочно вошло в нашу повседневную жизнь, эпистолярный жанр потерял свою актуальность. Но ситуация, в которую я попала, такова, что придется снова прибегнуть к столь архаичному методу общения. В первую очередь потому, что мне это будет полезно.
    Даже не знаю, с чего стоит начать свое повествование…
    Перед твоим отъездом в Лондон у нас с Сергеем все было превосходно, но теперь многое изменилось. Я попытаюсь по порядку изложить тебе, что произошло и может быть сама смогу понять, не совершила ли ошибку, поступив так, как поступила.
    Ты помнишь Олега Мурадова? Такой высокий, симпатичный мужчина восточного типа. У него карие с прищуром глаза, худощавое лицо и слегка выступающий подбородок. Он еще встречался с девушкой по прозвищу Синичка, невысокой тоненькой брюнеткой со стрижкой «а-ля Кобзон». Во всяком случае, если не знать, то слышать ты о нем должна была. Наверное, задаешься вопросом, какое отношение он имеет к тому, что я хочу тебе рассказать? Потерпи еще немного и узнаешь.
    Как-то Сергей потащил меня в гости к Мурадову. Если помнишь, до того как открыть галерею, Олег сам долгое время занимался живописью, и даже приобрел под это дело мастерскую, которую потом сдавал всем кому не лень для кратковременных интимных встреч. Вот в этот вертеп мы и были приглашены в тот день. Хотя, справедливости ради, замечу, что все было вполне прилично. Собралась хорошая компания, приготовили «водочку-селедочку» и прочие приятности. И вот сидим, общаемся, а меня не покидает чувство, что что-то не так. Сергей, понятное дело, вообще ничего не замечает. Но эти взгляды, которые в течение вечера бросал в мою сторону Олег… Если ты симпатичная девушка – внимание со стороны противоположного пола явление вполне нормальное. Скажу более – закономерное. Исключение составляют случаи, когда подобное исходит от друзей твоего парня. Ситуация, поставившая меня в тупик. Игнорировать его повышенный интерес к моей бесценной персоне удавалось ровно полчаса, а потом я начала по-настоящему нервничать. Казалось бы, из-за чего? Во-первых, из-за Сергея. Ведь заметь он, или еще кто, этот обмен взглядами – непременно вспыхнул бы скандал, закончившийся банальным мордобоем. Во-вторых, из-за себя самой. Как бы там ни было, мне это внимание льстило. Но в тоже время за этим могла стоять какая-нибудь глупейшая «проверка на вшивость». Одно неверное движение – и я попалась. В любом случае, стоило как можно быстрее улизнуть из-за стола, что и было сделано. Должна признаться, меня не оставляла смутная надежда, что Олег сделает то же самое и, наконец, как-то объяснит свое поведение.
    Я немного побродила по мастерской, пока не наткнулась на полку, где лежали альбомы с репродукциями картин известных художников. Одна из них – «Подсолнухи» Ван Гога – очень меня заинтересовала, поэтому появление Мурадова стало некоторой неожиданностью.
    - Странное дело, - заговорил мужчина и указал на репродукцию. – Девушек этот художник интересует только потому, что однажды отрезал себе ухо. Неужели в вас так велика тяга к сирым и убогим?
    Не поверишь, насколько насмешливым был его тон. Но я захлопнула альбом и сказала:
    - Не знаю. Лично меня, как флориста, интересуют исключительно растения.
    - Даже так? – он окинул меня придирчивым взглядом, и, хромая, направился прочь из комнаты, на ходу доставая пачку сигарет.
    Ну что мне было после всего этого думать? Захотелось просто сбежать оттуда, никому ничего не объясняя. Вроде бы ничего особенного не произошло, и в то же время произошло что-то изменившее мой взгляд на наши с Сережей отношения. Если до сего момента казалось, что они подобны монолиту, который ничто не способно поколебать, то после этого случая я уже не была так в них уверена. Но знаешь, что самое интересное? Вернувшись в комнату, Олег вдруг стал вести себя на удивление осторожно. После этого поймать на себе его взгляд мне удалось всего два раза. Ты не поверишь, но как только Мурадов столь внезапно ко мне охладел – я уже не могла отвести от него глаз. И у меня не находилось разумного объяснения своему интересу. Это было просто приятно и все. Наблюдать за его ленивыми, лишенными всякой резкости движениями, слышать этот мягкий голос. Машуля, я сидела там, как завороженная, наверное, даже не шевелилась. Про Сергея вообще думать забыла. Поэтому, когда он предложил поехать домой, я согласилась весьма неохотно. Олег подошел попрощаться с нами, пожал Сереже руку, потом они даже обнялись и клятвенно обещали друг другу звонить. И уже провожая нас до дверей, он вдруг коснулся моего локтя. Видела бы ты, как меня в тот момент передернуло! Сама не ожидала подобной реакции на какое-то прикосновение. Что-то похожее на разряд тока. Возможно, всему виной было напряжение, в котором я пребывала остаток вечера. Сергей ни сном, ни духом не ведавший о том, что происходило за его спиной, предположил, что я замерзла. А Олег так просто ловил мой взгляд. Что он в нем хотел прочесть – одному Богу известно.
    На этом приключения в тот вечер не закончились. Мы с Сережей взяли такси и поехали к нему домой. Я украдкой поглядывала на него и все недоумевала: чего же мне не хватает? Рядом красивый, уверенный в себе мужчина, с копной белокурых волос и обворожительной улыбкой кинозвезды. Меня устраивало в нем все, кроме склочного характера. Раздражающей манеры создавать конфликт на пустом месте. В тот раз он тоже не упустил случая сесть на любимого конька и принялся меня отчитывать. Мол, я что-то там, в гостях, такое сказала не к месту и поставила его в неудобное положение. Не знаю, что при этом думал таксист, но мои мысли точно были очень далеко. То вертелись вокруг Олега, то вокруг факта, что эту ночь нужно будет провести у Сергея, а мне ужасно, просто до тошноты не хотелось у него оставаться. Поэтому и решила воспользоваться одной маленькой хитростью.
    Едва мы добрались до дома, и Сергей отправился в душ, я выждала некоторое время, тихонько поскреблась в дверь ванной и жалобно объявила, что еду к маме, мол она звонила и сетовала на плохое самочувствие. Пока мужчина что-то неразборчиво бормотал за шумом воды, входная дверь за мной захлопнулась.
    Знаешь, если бы я имела хоть на каплю больше наглости, то непременно поехала бы к Олегу. Просто для того, чтобы расставить все точки над «i». Ради себя самой и собственного спокойствия. Мурадов мне всегда нравился. Самоуверенный, временами циничный, но всегда очень внимательный по отношению к дамам. Меня даже не смущала его хромота, хотя эта беда стала проявлять себя всего пару месяцев назад. (Сергей говорил, что это последствие какой-то там травмы.) Понимаешь, появился шанс получить нечто большее, чем я имела сейчас. Мне тогда даже в голову не приходило, что прежде, чем этот мужчина станет принадлежать мне, придется причинить боль Сереже, объяснятся с мамой и друзьями. Маловероятно, что они в такой ситуации примут мою сторону.
    Но, конечно, я тогда поехала не к Олегу, а домой. Мама была в шоке, увидев меня на пороге. У нее так дрожал голос, когда она спрашивала, не поссорились ли мы с Сергеем. Оказалось, что благоверный, едва выпрыгнув из душа, тут же позвонил ей и справился о здоровье. Слава Богу мама у меня сообразительная! Поохала, поахала и перевела разговор в другое русло. С моей стороны скрывать от нее что-либо было бы некрасиво. Даже, несмотря на то, что она во всем на стороне Сергея. Мама никогда ни на чем не настаивает, но часто дает понять, что принимаемые мной решения до добра не доведут. Я не знала, как ей рассказать про Олега. И главное о чем рассказать? Что я, как школьница, из одних только взглядов сочинила себе роман в трех томах? В таком-то и себе самой признаться стыдно! Или может, стоило ей рассказать, что меня уже тошнит от Сергея только потому, что я чувствую перед ним вину и бегу от этого, как от чумы? Вобщем, мама так и не узнала всей правды. Я решила, что непременно расскажу ей все, как только сама буду хоть в чем-то уверена. На первых порах сошла история о том, что по дороге домой Сережа меня чем-то обидел, и я в отместку решила пожить несколько дней у нее.
    Почти целую неделю мне удавалось под разными предлогами избегать встреч с Сергеем, Мурадов же себя никак не проявил. Хотя я втайне надеялась, что он найдет повод для того, чтобы встретиться. Но, увы! Порой мужчины бывают весьма несообразительны. В итоге, я сделала неутешительный вывод, что произошедшее в тот вечер, скорее всего какое-то досадное недоразумение, и причиной ему могло стать мое неуемное стремление принимать желаемое за действительное. А тут и мама намекнула, что если и дальше продолжу избегать Сергея, то в скором времени его потеряю. Поэтому я, захватив приглашение на выставку флористов, куда было отобрано несколько моих творений, отправилась на работу к любимому, планируя устроить маленький сюрприз. Однако, этот самый сюрприз ожидал скорее меня. Вместе с Сережей в кабинете восседал Мурадов собственной персоной. Мое сердце бешено подпрыгнуло, едва наши взгляды встретились. Вот объясни мне, как можно было столько лет равнодушно проходить мимо друг друга? Почему именно сейчас все изменилось, а не год или два ранее?
    Олег расплылся в улыбке и поздоровался первым, а вот Сергей сидел насупившись, и по всему было видно, что он всерьез на меня обижен. А значит, стоит Мурадову выйти за дверь и тут же последует обличительная проповедь. У меня даже живот заныл от дурного предчувствия. Ненавижу когда люди, а тем более мужчины, все до такой степени усложняют. Я положила на стол приглашение, и мысленно послав Олега к черту, подошла к Сергею, чтобы обнять его. Мужчина долго хмурил брови, отворачивался, но в итоге сдался и уже мягко погрозил, что в следующий раз подобная выходка мне так просто с рук не сойдет. Я обернулась в сторону Мурадова: на его губах играла обычная ухмылочка, но вот глаза не по-доброму сузились. Вобщем-то, если он и испытывал нечто сродни ревности, то прочесть это по его лицу было невозможно. В тот момент я окончательно (как мне показалось) решила выбросить Олега из головы. Даже если он был во мне заинтересован – дружбу с Сергеем это перевесить явно не могло. Обидно, досадно, но ладно.
    Сережа вертел в руках мое приглашение и вкрадчиво объяснял:
    - Викуша (ненавижу, когда меня так называют), мне конечно приятно, что твои букетики (это он так говорит о сложных композициях, над которыми я мучалась несколько недель) высоко оценили. Но, видишь ли, у меня на этот день запланирована служебная командировка. Ты уж не обижайся. Сфотографируй свои работы, а я вернусь – посмотрю. И потом, что тебе даст мое присутствие? Я же все равно ни черта не смыслю в цветах.
    Знаешь, у меня слезы на глаза наворачивались от его речей. Так было обидно. Я столько труда вложила в эти работы! Мне не нужно было его мнение как эксперта. Просто в такие моменты хочется, чтобы тебя за руку держал близкий человек. Кто-то, кто поддержит, если все закончится провалом. И что мне оставалось делать? Я понимающе покивала головой, пообещала в этот вечер быть у него ровно в восемь, попрощалась и ушла настолько расстроенная, что вообще забыла о существовании там Мурадова. В принципе потом жизнь текла своим чередом. Но недолго.
    Накануне открытия выставки мне позвонила наша одноклассница Ира Волкова и предложила сходить в клуб. Жаловалась, что «…как окончили школу, так все разбежались в разные стороны и нигде, кроме как в Интернете, не встречаемся, а на выпускном кровью расписывались друг друга не забывать». Сергей пальцем погрозил, но разрешил мне пойти. Тем более Ирка ему обещала, что соберется чисто женская компания. Так оно и вышло, потому что из приглашенных, кроме нас двоих, никто больше не пришел.
    Волкова надула губы пуще прежнего, но после первых двух бокалов шампанского расслабилась и стала подмигивать ребятам за соседним столиком. При других обстоятельствах я бы с удовольствием составила ей компанию в этом занятии, но чувство вины перед Сергеем из-за этого глупого увлечения Мурадовым все еще давало о себе знать. Ветреность – самое скверное качество в женщинах, но все же хочется о себе думать лучше, чем ты есть на самом деле.
    Окрыленные Иркиным вниманием ребята подсели к нам. Они оказались прекрасными собеседниками, остроумными, не лишенными чувства юмора к тому же весьма щедрыми, поскольку не скупились на дорогие напитки и даже цветы. Я решилась-таки немного пофлиртовать, сделав заключение, что от этого вреда никому не будет. Впрочем, счастье длилось недолго. Очень скоро кавалеры стали намекать, что пора переместиться в более интимную обстановку. Стоило и раньше догадаться, что за угощения и галантные расшаркивания расплатиться улыбкой или простым «спасибо» не получится. Волкова к этому времени уже совсем «поплыла» от выпитого и расточаемых в ее адрес комплиментов, поэтому готова была ехать хоть на край света, нимало не заботясь о последствиях. А вот меня уговаривали долго, но здравый смысл (или интуиция) подсказывал, что путешествие в подобной компании редко заканчивается счастливо. В очередной раз получив мой вежливый отказ, ребята, наконец, отстали. Ирка тоже куда-то исчезла, осмелюсь предположить, что укатила с кем-то из их компании. Я же подумывала выпить еще шампанского и поехать домой, как вдруг кто-то крепко ухватил меня за локоть и мужской голос довольно грубо поинтересовался:
    - Где твоя сумочка?
    Мне был знаком его обладатель. Мурадов. Представляю, какое у тебя сейчас выражение лица! Да, это был он. И не спрашивай, как Олег там оказался. Всей правды об этом я не знаю до сих пор. Так вот, мужчина нашел мою сумочку, которая почему-то оказалась под столом, а не на спинке стула, где я ее оставляла в начале вечера, и практически силой потащил меня к выходу, бесцеремонно расталкивая всех, кто попадался у него на пути. Я, пребывая в состоянии некого шока, даже сопротивляться не пробовала, и смогла прийти в себя только когда мы оказались в его машине.
    - Надеюсь, мне это не показалось, - тихо пробормотал Олег, высыпая содержимое моего ридикюля себе на колени.
    - Что за беспардонные выходки?! – завопила я, вцепившись в свое добро.
    И тут Мурадов извлек из этой кучки небольшой пакетик с белым порошком и спросил:
    - Это тоже твое?
    Я отрицательно покачала головой, понемногу соображая, откуда он мог там взяться. Ребята, с которыми мы так превосходно проводили вечер, скорее всего, воспользовались моментом во время моей отлучки в дамскую комнату. Ведь я, в надежде на Волкову, спокойно оставляла свои вещи на стуле. Олег больше вопросов не задавал, предоставив мне время осознать произошедшее.
    - Что в этом пакете? – наконец решилась выяснить я.
    - Не знаю, - мужчина пожал плечами. – Может наркотическое вещество, а может и мука. Все зависит от финансовых возможностей твоих новых друзей.
    - Ну и зачем им подсовывать мне муку?
    - Не так давно мне довелось услышать, об одном оригинальном способе развести девушку на секс, - пояснил Олег. – Схема в принципе проста. Жертве подкидывают пакетик с порошком. На выходе из клуба ее задерживает охрана или даже сотрудник милиции, с которыми «шутники», как правило, в сговоре. Просят предъявить вещи к досмотру, потому что в заведении совершена кража дорогостоящего мобильного телефона. Ничего не подозревающая девушка, уверенная в собственной невиновности охотно открывает сумочку и … опа! Пакетик с порошкообразным веществом белого цвета, предположительно кокаин, героин и прочее… Жертве предлагают или решить дело на месте, обслужив всех желающих, или проехать в отдел для составления протокола. При этом популярно объясняют, что доказать свою непричастность в подобных обстоятельствах практически невозможно. Такой психологический прессинг мало кто выдерживает. Для запуганных девушек, не имеющих представления о том, как вообще производится процедура обыска, это становится самой настоящей ловушкой. Поэтому я и решил вмешаться, когда заметил, что один из этих типов колдует над твоей сумочкой.
    Как тебе новость? Вот-вот, а мое состояние было еще похлеще! Я же из тех дурочек, что до смерти перепугались бы и предпочли договориться на месте, чем быть впутанными в сомнительную историю с наркотиками. Олег очень выручил меня, вовремя вытащив из клуба. Немалую роль сыграл его решительный вид, потому что охрана заведения так и не рискнула нас остановить. Может Мурадов и поступил, как рыцарь в сияющих доспехах, но в остальном, он был такой же, как и все мужчины, потому что, едва я оправилась от шока, тут же начал поучать:
    - Эх, Вика, и о чем ты только думаешь?! Мало того, что знакомишься с какими-то неблагонадежными типами, так еще бросаешь вещи без присмотра! Чего тебе в этой жизни не хватает?
    При этом он посмотрел мне прямо в глаза, но я предпочла отвернуться. Ну что можно было ему сказать, если для самой себя не был найден ответ на этот вопрос! Единственное, что меня волновало, так это реакция Сергея, когда он узнает о том, что произошло. Сама бы я ни в жизни не рискнула ему о таком рассказать, но вот Олег вполне мог проговориться.
    Словно прочитав мои мысли, мужчина вдруг предложил:
    - Давай Сереге ничего говорить не будем. Хотя бы для того, чтобы поменьше нервировать человека, которому ты очень дорога. Я не предлагаю лгать. Просто промолчать, если он прямо об этом не спросит.
    Мне нечего было возразить на его вполне логичные доводы. Да и ситуация складывалась весьма удачно. Так у нас появилась своя маленькая тайна. А тайны, да будет тебе известно, порой очень сближают людей. Олег подвез меня домой, с улыбкой предупредив, что очень скоро мы снова встретимся. Я восприняла это, как намек на свидание, но все оказалось намного проще.
    На следующий день Мурадов явился на выставку. Ты бы его видела! Вот есть такая категория мужчин, которым женщины оборачиваются вслед. И Олег из их числа. Он подошел ко мне, похвалил некоторые работы, дав настолько лестные, но в то же время точные характеристики о которых и мечтать не приходилось. Оказалось, что Мурадова сюда пригласил один из спонсоров, и он молчал об этом до последнего, чтобы не вызвать излишней нервозности с моей стороны. Я слушала его объяснения вполуха, больше наблюдая за реакцией окружающих. Особенно женщин. Приятно было осознавать, что многие завидовали вниманию, которое оказывал мне Олег. Возможно, они даже строили некоторые домыслы относительно связывавших нас отношений. Не могу сказать, что я сама не грешила подобным. У меня не было твердой уверенности в том, какие именно чувства он испытывает по отношению ко мне. С того памятного вечера в мастерской Олег ни разу не прокололся и был настроен подчеркнуто дружественно. Подробно интересовался Сергеем и его делами. И это меня ужасно разочаровывало, ведь хотелось пылких ухаживаний, комплиментов, многозначительных взглядов, какой-то интриги… А все было до безобразия скучно. Ситуация не стоила ничьей зависти. Скорее жалости или насмешки. Я снова сбилась с пути истинного и не знала чего (или кого) хочу. С одной стороны был Сергей – такой знакомый, почти родной, а с другой Олег – мужчина лишь на минуту высказавший мне внимание, но словно по волшебству пришедший на помощь в опасной ситуации и мягко оказавший мне поддержку здесь и сейчас. Когда на общий суд вынесено то, чем я живу и дышу последние три года. Машка, ты не представляешь, какая каша творилась у меня тогда в голове! Если бы была не противоречащая общественной морали возможность иметь при себе двух мужчин сразу, можешь не сомневаться, я бы ею тут же воспользовалась.
    День, который казался мне самым напряженным – пролетел, как один миг. Возможно потому, что рука Олега время от времени лежала у меня на плече, я постоянно слышала слова ободрения, едва кто-то фыркал в сторону моих работ. Лишний раз убеждаюсь, что в подобных случаях мужчина должен быть всегда рядом, вне зависимости от того разделяет он твои увлечения или нет.
    Перед уходом Мурадов оставил мне свою визитку со словами:
    - Вик, что бы не случилось – ты всегда можешь на меня рассчитывать. Жизненные ситуации бывают разные, но я всегда помогу, если это будет в пределах моих возможностей.
    Он хотел, чтобы я позвонила. Это читалось в его прощальном взгляде. Но я не решалась. Слишком много было сомнений. Сделать этот проклятый звонок, все равно, что дать ему шанс, надежду… А я не готова была оставить Сергея. Сказывалась сила привычки… Но если до этого я еще сомневалась в чувствах Олега, то после выставки все круто изменилось. Нет, Мурадов не проявлял настойчивости. Он ведь тоже не дурак, и в полной мере оценивал щекотливость ситуации. Поэтому оставлял последнее слово за мной, ограничиваясь долгими взглядами или случайными прикосновениями, когда мы оказывались в одной компании. М-да… пресловутый «третий угол»… Неизвестно, сколько бы все это продолжалось и чем закончилось, если бы не вмешательство провидения.
    Я решила поучаствовать в фото-сессии в стиле боди-арт. Имея прекрасное во всех отношениях тело – почему бы и нет? Тем более все было обставлено вполне прилично: знакомые художники, обнажение – максимум – топлес. Оставалась одна загвоздка: получить на это согласие Сергея. Ухмыляешься? И не безосновательно. Благоверный, только заикнись я об этом, в асфальт бы закатал. Он ведь придерживается мнения, что подобное искусство – это изврат. Но тут меня выручила Юлька Смирнова. Ты же ее помнишь? Та еще авантюристка! Сыграла перед Серегой на совесть. Вроде как ее тетка продает участок в дачном кооперативе, но сегодня приболела, а туда должны нагрянуть покупатели. Она-де боится встречаться с ними одна и просит отпустить меня для моральной поддержки. Так его уболтала, что Сергей нам даже такси оплатил, чтобы добраться до места. И тут еще такой нюанс, что фото-сессия проходила за городом. Туда-то мы добрались, но пока нас расписывали, пока шла съемка, пока то да се – уж минуло одиннадцать вечера.
    Некоторое время стояли в сумерках на проселочной дороге всего в километре от магистрали и не знали, что делать. О том чтобы вызвать такси и речи быть не могло. Сережина «доброта» имела одну отрицательную сторону – впопыхах ни одна из нас не догадалась прихватить с собой деньги, а ловить попутку в такое время было очень рискованно. Остаться ночевать в коттедже нам никто не предлагал, а напрашиваться – неприлично. Звонить и просить о помощи Сергея…? От одной мысли о подобном развитии событий подкашивались колени! Наверное, в этот момент я и вспомнила о визитке Олега (если вообще когда-нибудь о ней забывала).
    После третьего гудка Мурадов снял трубку. Его голос звучал лениво-тягуче, но стоило мне изложить свою просьбу – мужчина отдал решительное указание к трассе не приближаться и ждать его приезда, после чего уточнил наше местонахождение. Спустя час «Мерседес» Олега показался из-за поворота. После этого я со вздохом облегчения отключила свой мобильный телефон, так как Сергей мог в любой момент позвонить с резонным вопросом, почему столь затянулся визит на дачу, а более-менее правдоподобных ответов у меня не было. Олег тоже был не в восторге от моей выходки, потому что довольно грубо спросил, едва мы сели в машину:
    - Ты что творишь, а?
    Но, слава Богу, только этим и ограничился. До города оставалось совсем чуть-чуть, когда у Мурадова вдруг зазвонил телефон. Бросив на него быстрый взгляд, Олег нахмурил брови и объявил:
    - Это Сергей.
    Я покачала головой:
    - Не вздумай ему сказать, что мы сейчас с тобой.
    Мужчина вздохнул:
    - Не слишком ли много тайн для одной маленькой девочки? Я не буду ему лгать. Даже не проси. И без того себя чувствую героем дурацкой пьесы… Во всяком случае, могу обещать одно: если он не станет упоминать о твоем отсутствии в разговоре – я тоже буду молчать.
    - Ты хоть понимаешь, какой скандал меня ожидает?
    Телефон продолжал надрываться, чем очень всех нервировал. Юлька так и вовсе вжалась в сиденье, предчувствуя надвигающуюся грозу. Я вцепилась в руку Олега, мешая ему не только ответить на звонок, но и вести машину:
    - Погоди. Ну потерпи до города. Мы выйдем у ближайшего метро. К тому времени я найду какое-нибудь объяснение для Сергея.
    Но куда там! Мурадов был неприступен, как скала. И не потому, что он такой честный до мозга и костей. Просто ситуация обещала обернуться выгодой. Олег спокойно стряхнул мою руку и самодовольно рявкнул в трубочку:
    - Да, Серега!
    У меня даже живот скрутило от волнения. Но разговор у них вроде шел ровно и опасных тем не касался. До определенного момента. Я это поняла по тому, как вдруг изменилось выражение лица Олега. Мужчина стрельнул в мою сторону взглядом и, выдержав некоторую паузу, заговорил:
    - Не переживай, все с ней хорошо… Откуда знаю? Да собственными глазами вижу… Ага, угадал.
     После этого он на некоторое время замолчал и в итоге протянул мне телефон со словами:
    - Он хочет поговорить с тобой.
    У меня тряслись руки, но, бросив испепеляющий взгляд на Олега, я все же нашла в себе силы взять аппарат.
    - Не понял, что за ерунда? – прозвенел прямо в ухо сердитый голос Сергея. – Твой телефон отключен, на дворе ночь, а рядом почему-то Мурадов. Я чего-то не знаю?
    - Понимаешь, - я откашлялась и попыталась придать голосу уверенности. – Мы с Юлей задержались на даче, а когда собрались уезжать, то выяснилось, что нет денег на такси. Пришлось попросить Олега помочь…
    Не меняя тона, Сергей сказал:
    - Напрашиваются два вопроса. Первый: неужели нельзя было оплатить поездку по прибытии в город? Не все люди звери, таксист вошел бы в ваше положение. Второй: почему ты позвонила ему, а не мне? Ведь это было бы логичнее.
    Я ухватилась за первый вопрос, как за спасательный круг и зачастила:
    - Но ведь не факт, что кто-то согласился бы отвезти нас на таких сомнительных условиях. И потом, такая мысль просто не пришла мне в голову.
    - Ясно, - хмыкнул Сергей. – Ты меня как обычно не услышала. Спрошу у другой стороны. Отдай ему трубку.
    Я с готовностью протянула телефон Олегу. Если бы заранее знала, чем все это обернется – выбросила бы его в окно. В этот раз вопросы Сергея были мне хорошо слышны, потому что разговаривал он на повышенных тонах:
    - А скажи мне, Олег, тебя не насторожило, что моя девушка обратилась за помощью к тебе?
    - Нет, - просто ответил Мурадов и снова бросил на меня взгляд.
    - И могу я узнать почему?
    - Потому что ситуация была крайне щекотливая и она знала, что я ей не откажу.
    - Щекотливая? – Сергей вроде бы рассмеялся. – Да ты знаешь больше, чем можно представить! Ну так поделись, чтобы я себя совсем идиотом не чувствовал.
    Олег притормозил у обочины и, не обращая внимания на мои многозначительные тычки в бок, выложил всю историю с фото-сессией (во всяком случае, ту часть, о которой знал с наших слов). А Сергей его будто не услышал, потому что зацепился за новую идею-фикс. И стал расспрашивать, почему же Мурадов столь благородно очертя голову бросился мне на помощь. Вот тут Олег и выдал:
    - Потому что я люблю ее.
    Немая сцена. Я смотрю на него – он на меня. Юлька, вытаращив глаза – то на него, то на меня, а Сергей… не знаю, куда он там пялился. Но спустя мгновение благоверный решил уточнить, знала ли я о чувствах Мурадова. И Олег ответил что-то в смысле того, что догадывалась… После этого Сергей отключился. Но потом перезвонил снова и потребовал, чтобы мы оба приехали к нему для «окончательной расстановки акцентов».
    Я готова была разорвать Олега на части. Вот объясни мне, какого черта нужно было все начистоту выкладывать Сергею, прекрасно сознавая, какой он сложный и не гибкий к пониманию человек? Это же чистой воды самоубийство! Эх, Машуля, и зачем тебя понесло в Англию? Была бы ты тогда рядом, а не Юлька, все, возможно, обернулось бы по-другому.
    Вобщем, Смирнова покинула нас у первой же станции метро, и я уже спокойно попыталась уговорить Олега не являться пред светлые Сережины очи. Во всяком случае, не теперь, почти ночью, да еще когда он так взвинчен. Пообещала, что сама все улажу, и если наутро у кого-нибудь из них еще будет желание говорить о произошедшем, то вмешиваться не стану. Мурадов в свою очередь психовал, доказывал, что ничего страшного эта встреча не сулит, что это нужно всем нам для того, чтобы поставить во всех спорных моментах жирную точку.
    Олег шел ва-банк. Надеялся на чудо, взрывной характер Сергея и мою крепнущую симпатию. Даже не просто симпатию. Мне слишком часто хотелось запустить пальцы в его жесткие на вид волосы, чтобы почувствовать какие же они на самом деле. Или уткнуться носом в ключицу и вдохнуть его аромат. Даже просто обнять. Потому что в отличие от Сергея с ним не нужно было притворяться или что-то скрывать, а это создавало неповторимый комфорт. И теперь, когда Олег так открыто признался, все мое существо не могло не петь от восторга. Но триумф неизбежно перешибала мысль о предстоящем объяснении с Сергеем. И я не хотела, чтобы Мурадов при этом присутствовал. Тет-а-тет подобные недоразумения решаются намного быстрее и мне знаком целый ряд «запретных» приемов, способных заставить ревнивца сменить гнев на милость. Но как их осуществить в присутствии Олега, при этом, не ранив его чувства? Немалую сложность составляло то, что в мои планы пока не входило делать какой-либо выбор и тем самым отталкивать от себя одного из мужчин. Да и о существовании любовного треугольника знали лишь три его угла (в молчании Юльки я не сомневалась), можно было не волноваться об общественном порицании.
    Уже не помню, какие еще доводы я приводила Олегу, но он вдруг сдался. Высадил меня у дома Сергея и, язвительно буркнув: «Желаю счастья!», уехал. Скорее всего, решил, что мой выбор сделан.
    Сергей сидел у окна на кухне, а на подоконнике покоилась пепельница с изрядным количеством окурков. Его обличительный монолог, в который при всем желании невозможно было вставить даже слова, занял добрых двадцать минут. Первое время я пробовала возражать на его абсурдные обвинения. Но кто меня слушал? Пришлось молчать в тряпочку в смутной надежде, что когда-нибудь придет час произнести «последнее слово». Конечно, доля истины в претензиях Сережи была. Например, он очень возмущался, что я, осведомленная о чувствах Олега, практически поощряла его, прибегая за помощью, тем самым, дискредитируя уже существующие отношения. Пока обвинительные доводы Сергея строились исключительно на фактах – возразить мне было нечего, но когда они перешли в раздел домыслов – я стала потихоньку злиться. Потому что он вдруг стал предполагать, что это длиться не каких-нибудь пару месяцев, а несколько лет и даже стал припоминать обстоятельства, которые подтверждают это. Но знаешь, что самое невероятное? Меня Сережа почти ни в чем не винил. Мысль о том, что друг положил глаз на его девушку, оказал губительное действие на память. Я ожидала скандала по поводу боди-арта, а Сергей, увлеченный совершенно другим, о нем даже не вспоминал. И вообще он был настолько уверен, что я никуда от него не денусь, что к горлу невольно подкатывала тошнота. Пока мужчина разогревал в себе неприязнь к другу, во мне разгоралось подобное чувство к нему самому. Собственно с чего было так злиться на Олега? Он ведь ничего плохого не сделал. К тому же поступил честно, по-мужски во всем признался, в первую очередь, рискуя навлечь мое недовольство. А что влюбился… Так от этого никто не застрахован. Более того, стоит лишний раз оценить, какая замечательная рядом с тобой женщина, раз некоторые рискуют ради нее крепкой мужской дружбой. Сергей мог повести себя более достойно. Но нет! Последней каплей в мой чаше терпения стала его фраза, адресованная Олегу (пусть тот даже и не слышал этого):
    - А на что ты собственно рассчитывал? Привык получать каждую бабу по щелчку пальцев! Не тот случай! Потому что мы с ней будем жить долго и счастливо, а ты смотри, как она будет рожать мне детей и наслаждайся собственным ничтожеством, гнида!
    После этого я просто развернулась и ушла, на прощание, громко хлопнув дверью. В этих словах таилось уж слишком явное неуважение ко мне. Получалось, что я для него просто идеальный инструмент, чтобы насолить бывшему товарищу. Лучше бы они морды друг другу набили! Очень хотелось плакать. Но какой в этом был смысл? В итоге я решила ехать не к маме, как планировала изначально, а к Олегу. Прекрасно осознавая, что это последнее, что в данной ситуации стоит делать. Но меня словно черт науськивал.
    Мурадов распахнул дверь, какое-то время удивленно хлопал глазами и недоверчиво спросил:
    - Ты?
    Глупый вопрос. Взвинченная после «разговора» с Сергеем я довольно агрессивно ответила:
    - Нет, дядечка, вы галлюцинируете!
    Олег только хмыкнул и пригласил меня войти в дом. И вот, поверишь ли, после этого не задал ни одного вопроса. Просто принял мое появление, как должное. Словно по-другому и быть не могло. Дальше представь себе картину: первый час ночи, мы сидим у телевизора, пьем чай с эклерами и смотрим какую-то романтическую мелодраму. Просто благородное семейство… Но что творится в голове и душе каждого? Пару раз я пыталась подвести разговор к интересующей меня теме, но Олег умело уводил беседу в сторону, тем самым давая понять, что его она мало интересует. В итоге я тоже махнула на все рукой, успокоилась и расслабилась.
    Мы обсуждали фильм, посмеивались над главными героями, которые уже полчаса сновали по экрану, заламывая руки в тоске и всячески оттягивая момент признания. И тут он взял меня за руку. Наши пальцы переплелись, взгляды встретились… Ух, Машка, если у моего здравого смысла существовала кнопка отключения, то Олег ее безошибочно нашел. Естественно от поцелуев мы перешли к чему-то большему, потом перебрались в спальню… А потом наступил рассвет…
    Однажды в какой-то книге я прочла фразу «…дневной свет безжалостен…», там еще героиня сетовала, что с наступлением утра мужчина, который казался ей безупречным, вдруг предстал совсем в ином свете. Нет-нет мое разочарование касалось не Олега, а наших с ним отношений, если таковые существовали вообще. Я лежала и думала о том, что будет теперь.
    Мама непременно расстроится, но не скажет ни слова по этому поводу, лишь скорбно подожмет губы, и будет сопровождать каждую мою неудачу словами: «А вот если бы ты была с Сережей…» Сам Сергей… Тут мое сердце болезненно сжалось, потому что припомнились вполне счастливые годы, проведенные вместе, которые я одним махом меняю на полную неизвестность. Ведь на самом деле при всех своих положительных качествах Олег был и остается абсолютно чужим человеком и предстоит потратить немалое количество времени и сил прежде, чем что-то изменится. А что до наших общих друзей (а так вышло, что за эти годы все друзья стали общими)… Вот тут меня просто передернуло. Все прекрасно знали, что у нас с Сережей отношения практически у финишной прямой. Еще немного и не за горами их официальное оформление… и тут я выкидываю такой фортель. Да еще с кем! С его другом! Нисколько не сомневаюсь, что добрая их половина (а это люди, чье мнение мне не безразлично) тут же отвернется от нас с Олегом. Оказаться в подобной изоляции? Да стоит ли игра свеч? Ведь не факт, что мы с Мурадовым поженимся, будем жить долго и счастливо и умрем в один день. Я ведь не настолько глупа. Вон Синичка в свое время так от него ничего и не дождалась. Ты извини, что в моем рассказе все так одно на другое накладывается. Просто когда речь заходит о таких вещах и вообще о чувствах, я начинаю мыслить сумбурно.
    Не знаю как, но Олег словно почувствовал мое состояние, потому что приподнялся на локте, заглянул мне в лицо и тихо спросил:
    - Жалеешь?
    - Я никогда ни о чем не жалею.
    - Лицемерное утверждение, - Мурадов вздохнул и снова откинулся на подушку. – Люди всегда о чем-нибудь жалеют. Особенно женщины.
    Я встала и принялась одеваться, стараясь не встречаться с ним взглядом.
    - Значит, дело в Сергее? – продолжал допытываться он. – Чувствуешь себя виноватой. Вика, послушай, у него не тот возраст, чтобы подобная мелочь могла оставить сколько-нибудь серьезную сердечную рану.
    - Вы с ним ровесники – значит, ты тоже переживешь потерю, - зло ответила я.
    А было бы что под рукой потяжелее, так, наверное, еще и швырнула в него. Мурадов тоже начал злиться, потому что ехидно бросил мне вслед:
    - Если еще раз передумаешь – приходи. Я скоро научусь от всего получать удовольствие.
    И я ушла.
    С тех пор прошла неделя. Отношения с Сергеем остаются натянутыми. Даже не знаю, догадывается он или нет о том где, а точнее с кем, я провела ту ночь. Олег вообще уехал из города. Легче от этого не стало. Скорее наоборот. Я понимаю, что мучаю и себя и их, но что делать со всем эти не знаю. Может быть, все как-нибудь само собой разрешится? Жду твоего письма. Даже предположить не могу, что ты мне ответишь… Пожуришь? Поддержишь? Для себя точно знаю одно: я уже не смогу быть счастлива ни с одним из этих мужчин, потому что не определилась, в чем же заключается понятие счастья. Наверное, для меня всегда будет существовать этот самый «третий угол». И это не зависит от того, какой мужчина в данный момент рядом. Просто я такая. Вот и все».
    
    


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Любовное


© Copyright: Гурина Юлия, 2010

  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Гурина Юлия - Третий угол

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru